<<
>>

§3.1. Осуществление субъективных прав акционеров.

Ценность всякого субъективного права состоит в возможности его беспрепятственной реализации, осуществления122.

В Кодексе корпоративного поведения отмечается, что «практика корпоративного поведения должна обеспечивать акционерам реальную возможность осуществлять свои права, связанные с участием в обществе»123.

Некоторые специалисты в других отраслях права высказываются даже более категорично.

Право - «это то, что субъект - носитель права... может реально осуществить как носитель права, реализовать данное право, а при его нарушении - оно будет обеспечено, защищено принудительной силой государства. Все конкретные нормы, если они не могут быть реализованы субъектами - носителями соответствующего права и при нарушении данного права оно не будет защищено, не могут считаться правом»124.

Под осуществлением субъективного права в доктрине понимается реализация его содержания, совершение управомоченным лицом тех действий, возможность которых предусматривается содержанием субъективного права в целях удовлетворения своих законных интересов, потребностей.

Управомоченный субъект может осуществлять свое право любыми не противоречащими закону способами. Прежде всего они зависят от назначения права. Права акционеров как производные от участия в АО, относительные, исходя из толкования ГК, почти всегда требуют активных действий от АО, т.е. осуществляются в форме реализации правомочий требования, правомочий на чужие действия. Например, право акционера на информацию предполагает исполнение АО-ом своих обязанностей по раскрытию и предоставлению информации; право акционера при определенных условиях требовать часть прибыли от деятельности АО — обязанность общества поставить вопрос о распределении прибыли в дивиденды в повестку дня годового общего собрания акционера, сообщить акционеру о проведении собрания, о. принятых на нем решениях, составить список лиц, имеющих право на выплату дивидендов и т.д.

При этом необходимо различать ситуации, когда для осуществления права: -

достаточно активных действий обязанного лица (АО), например, для реализации права на дивиденд и права на получение имущества при ликвидации общества активности акционера (кроме как на стадии принятия исполнения) не требуется; -

необходимо также и проявление активности со стороны управомоченного субъекта, в частности, для реализации права на предоставление информации (ст.91 ФЗ «Об АО»), права на выкуп акций (ст.75 ФЗ «Об АО») акционер должен заявить о своем праве (потребовать предоставления информации или выкупа акций).

Осуществление акционером своих прав может носить как фактический (присутствие на общем собрании акционеров, ознакомление с документами общества и др.), так и юридический (подача заявления о выкупе акций и др.) характер. В последнем случае действия акционера обладают признаками сделок или иных юридических действий. Как фактические, так и юридические способы осуществления права влекут за собой определенные правовые последствия. Они могут носить характер установления права, признания права, правоизменяющий и правопрекращающий характер.

В связи с участием акционеров в системе корпоративного управления и в реальном управлении АО, В.В.Долинская отмечает превалирование юридических способов реализации (осуществления) и подъём на уровень выше в системе юридических фактов: совершение не только сделок, но и юридических актов, т.е.

реализация права через всю палитру действий125.

В литературе дана неоднозначная оценка того обстоятельства, что некоторые акционерные права (право на дивиденд, на получение имущества при ликвидации общества) не могут быть осуществлены без появления дополнительных (помимо приобретения статуса участника АО) юридических фактов (решения общего собрания акционеров об объявлении дивидендов и т.д.).

Одни авторы (Д.В.Ломакин, Е.В.Пестерева и др.) считают, что дополнительные юридические факты являются условиями возникновения обязательственных акционерных прав, появляющихся в дополнение к одноименным корпоративным акционерным правам, ранее возникшим в силу факта приобретения членства (модель «удвоения» акционерных прав).

По мнению Д.В.Ломакина, «можно выделить два вида одноименных прав: право на дивиденд и ликвидационную квоту как элементы содержания акционерного правоотношения и право на дивиденд и ликвидационную квоту, являющиеся элементами содержания обязательственного правоотношения... В последнем случае для появления названных прав наряду с фактами, устанавливающими членство, нужны дополнительные юридические факты, например, решение общего собрания акционеров о ликвидации общества. В ...правоотношениях обязательственного характера акционер выступает уже не как участник общества, а как его кредитор, но кредитор особого рода, так как его право требования обусловлено прежде всего отношением членства. Иначе говоря, его обязательственные права на дивиденд и ликвидационную квоту обусловлены одноименными членскими правами»126.

К сходным выводам приходит Е.В .Пестерева: «после решения общего собрания об объявлении дивиденда корпоративное право (получать дивиденды вообще, в будущем) сохраняется, но к нему, к существующему корпоративному праву, добавляется новое, ранее не существовавшее обязательственное право, не являющееся корпоративным - право требования выплаты дивидендов.. .»127.

Представляется, что «слабым местом» данного подхода является то, что имущественные корпоративные права, рассматриваемые названными учеными в качестве самостоятельных субъективных прав (отличных от права на управление), оказываются «бессодержательными» (т.к. правомочие требования выплаты дивидендов, согласно теории «удвоения» акционерных прав, не входит в содержание корпоративного правоотношения). Вследствие этого грань между, например, корпоративным правом на дивиденд и правом на участие в управлении становится слабо различимой.

К рассмотренной модели «удвоения» акционерных прав примыкает интересная (хотя и небесспорная) концепция разграничения общерегулятивного и конкретного корпоративных правоотношений, отстаиваемая В.С.Кононовым. «Первый вид правоотношений, - указывает автор, - опосредует связь между корпорацией и ее участниками, существующую в течение всего времени деятельности корпорации. Второй вид правоотношений оформляет связь между участниками ...и корпорацией, обеспечивающую удовлетворение имущественных интересов участников корпорации». В соответствии с этим, в частности, «право на участие в прибыли корпорации возникает в момент появления корпоративного правоотношения. ...Бессрочность существования этого права ...отличает его от конкретного корпоративного права* на получение части прибыли»128.

Другая концепция базируется1 на том, что дополнительные юридические факты выступают условиями возникновения акционерных прав (О.Р.Жеругов и др.).

О.Р.Жеругов, констатируя; что право на дивиденд и многие другие права возникают вследствие наступления дополнительных юридических фактов, указывает, что «до момента [их] наступления ...говорить о наличии у конкретного акционера какого-либо из ...прав; а, следовательно, и о наличии- соответствующего правоотношения; некорректно. Можно лишь*утверждать, что такие права потенциально могут .появиться у обладателя акций. Однако неправильно было бы отождествлять такие «абстрактные права» с правами реальными». С учетом этого автор предлагает подразделить всю совокупность акционерных правоотношений на основное акционерное правоотношение и дополнительные акционерные правоотношения, используя в качестве классификационного критерия основание возникновения акционерных правоотношений129.

»

Посылка о неодномоментном возникновении членских прав для одних авторов является свидетельством множественности членских правоотношений (О.Р.Жеругов и др.), а для других - динамичности развития сложного (но единого!) правоотношения, внутри которого возникают, изменяются и прекращаются те или иные права. Последней трактовки, в частности, придерживался А.А.Рускол, описывая внутриколхозное отношение: «...вступление-прием в члены колхоза является основным юридическим актом, в силу которого возникает сложное внутриколхозное правоотношение. Однако членство само по себе не охватывает всего юридического состава, необходимого для образования всех элементов такого правоотношения»130.

Согласно рассмотренного подхода лица, став акционерами, еще не приобретают прав на дивиденд и ликвидационную стоимость.

Ему противостоит третья концепция, в основе которой лежит тезис 0

том, что дополнительные юридические факты есть условия реализации уже возникших акционерных прав (И.В.Степанов, Г.В.Цепов и др.).

Г.В .Цепов» отмечает, что для получения дивидендов «стороны не вступают в новые (дополнительные) правоотношения, его выплата осуществляется в рамках реализации содержания акционерного правоотношения. Хотя право требовать выплаты дивиденда в законченном виде появляется лишь с наступлением дополнительных юридических фактов, это не означает, что правоотношения по поводу дивиденда до этого не существовало: объектом правоотношения может

А ___

быть как наличное, так и будущее благо» . На взгляд П.В. Степанова, права на дивиденд и на получение ликвидационной стоимости на всех стадиях своего существования являются корпоративными, они не преобразуются в обязательственные права; соответствующее же решение общего собрания или факт ликвидации - это условия реализации указанных корпоративных прав131.

Антагонизм между второй и третьей концепциями — частное проявление нерешенности общетеоретической проблематики, касающейся промежуточных последствий незавершенного юридического состава (когда накопление юридических фактов еще не окончено), многообразия состояний субъективных прав.

Каждая из изложенных точек: зрения имеет свои достоинства; и недостатки; Но с позиций классического гражданского? права стоит говорить об основаниях возникновения; изменения и прекращения! субъективных, прав, а также об; условиях их реализации. К" этому подходу близка концепция,, выдвинутая- Ю.Г.Басиным, который разграничил: потенциально-неопределенное; потенциально-

определенное и действенное состояния субъективного» права и обосновал способность юридических фактов не только порождать, изменять и прекращать правоотношения, но и преобразовывать состояние субъективных прав132.

С.С.Алексеев замечает: «Права и обязанности в? правоотношении? как динамическом? явлениш могут находиться- в, развитии.1 И дело не только^ в том; что на начальных фазах формирования правоотношения? наличное субъективное право может; выступить в виде: прообраза; т.е. возможности-предпосылки, но и в том, что в уже сформировавшемся правоотношении субъективное право в ряде случаев до наступления известных фактов .имеет потенциальный характер» .

Применительно к рассмотренному вопросу следует отметить и еще ряд моментов.

Взаимосвязь осуществления? одних прав акционеров с реализацией других (например, преимущественное право приобретения акций и эмиссионных ценных бумаг,, конвертируемых в акции, может быть реализовано при соблюдении права акционера на информацию - ср.: п.2 ст.36; п.2 ст.38; п.1 ст.40 и ст.41 ФЗ «Об; АО») может играть существенную роль не только с позиции эффективности («качества») осуществления прав (например, право на участие в управлении нормально реализуется; а не: остается: полу-фикцией; полу-декларацией приг исполнении АО своих обязанностей по раскрытию и предоставлению информации); но и в аспекте обусловленности появления у акционера тех или иных правовых возможностей от осуществления иного права (например, невыплата дивидендов по привилегированным акциям с фиксированным размером дивиденда ведет к возникновению у владельца таких акций права голоса при участии в общем собрании акционеров - см. п.5 ст.32 ФЗ «Об АО»).

Некоторые права акционеров выступают как гарантия, условие реализации других прав. При этом имущественные права акционеров требуют в качестве оснований возникновения, изменения и прекращения, как правило, сложные юридические составы, включающие в себя порой как сделки, так и юридические акты. Права акционеров в сфере управления кроме этого требуют включения иных неимущественных прав, прав в сфере управления.

Ранее упоминалось о значении права акционера на информацию для реализации других его прав. В то же время из п.1 ст.91 ФЗ «Об АО» вытекают обусловленность предоставления информации акционерам наличием у них права доступа к соответствующим* документам. К большинству документов право доступа имеет всякий акционер (т.е. владеющий акциями любого вида и в любом количестве). Однако, документы бухгалтерского учета и протоколы заседаний коллегиального исполнительного органа, вследствие особой конфиденциальности содержащихся в них сведений, доступны только акционерам (акционеру), имеющим в совокупности не менее 25% голосующих акций. Такой подход представляется в целом оправданным с точки зрения обеспечения коммерческих интересов АО (недопустимость утечки информации в «лагерь» конкурентов и т.п.). Он подтвержден Конституционным Судом РФ, указавшим, что исследуемая ограничительная норма не может рассматриваться как нарушающая конституционный принцип равенства (см. определение от 18.06.2004 г. № 263-0).

Праву на информацию коррелирует право на контроль133 (а точнее - право на инициирование, «запуск» специальных контрольных механизмов), в силу которого акционеры могут требовать проведения: -

внутренней проверки (ревизии) финансово-хозяйственной деятельности общества со стороны ревизионной комиссии (ревизора), - при условии обладания инициаторами в совокупности не менее чем 10% голосующих акций (п.З ст.85 ФЗ «Об АО»); -

аудиторской проверки деятельности АО - при наличии у инициаторов любых акций (как обыкновенных, так и привилегированных, голосующих и неголосующих), совокупная доля которых в уставном капитале составляет не менее 10% (п.5 ст.103 ГК).

К специфике осуществления субъективных прав акционеров относится опосредованность самой возможности и параметров осуществления некоторых прав (права на дивиденд и др.) волей общества, закрепляемой в решениях его органов (так, требовать выплаты дивидендов можно только при наличии решения общего собрания об их объявлении; условия размещения дополнительных акций, преимущественное право на приобретение которых имеют акционеры, также определяются в корпоративных или локальных правовых, по терминологии различных авторов, актах).

Мы разделяем точку зрения В.В .Долинской на характеристику большинства прав акционеров, в первую очередь, прав в сфере управления по условиям реализации как сложноструктурированных134.

От характера субъективного права зависит, исчерпывается ли осуществление права одним действием или требует длящихся, повторяющихся действий. С одной стороны, несмотря на длящийся характер отношений по участию в АО велико число одномоментных действий акционеров (требование о внесении записи в реестр владельцев именных ценных бумаг, предложение акции к покупке третьему(им) лицу(ам) и т.д.). С другой, значительная часть акционерных прав (право на дивиденд, право на информацию, право на участие в управлении и др.) рассчитана на многократное осуществление, в результате чего их реализация на данном этапе не приводит к прекращению на будущее время.

Реализация субъективного права может осуществляться как непосредственно - собственными действиями, так и опосредованно - действиями управомоченного лица или через представителей и/или посредников. Помимо, традиционных гражданско-правовых институтов В. акционерной сфере распространена реализация прав с помощью профессиональных участников на рынке ценных бумаг, в частности, номинальных держателей.

Номинальным держателем считается лицо, которое держит ценные бумаги от своего имени по поручению другого лица, не являясь их собственником (отсюда и название «номинальный»)135. Институт номинального держания имеет одной из основных целей обеспечение качественного представления интересов владельцев ценных бумаг профессиональными участниками на рынке ценных бумаг, обладающими необходимыми знаниями и опытом.

Отсутствие вещного права на ценные бумаги у номинального держателя диктует, в частности, следующие процессуальные и материально-правовые аспекты номинального держания:

а) внесение имени номинального держателя в систему ведения реестра, а также перерегистрация ценных бумаг на имя номинального держателя не влекут за собой переход вещного права на ценные бумаги к последнему, хотя, обратим внимание, в системе ведения реестра они будут состоять только на счете номинального держателя, благодаря чему истинный владелец остается «в тени» (такая анонимность, кстати, - один из главных мотивов, побуждающих прибегать к использованию конструкции номинального держания). Вместе с тем, номинальный держатель обязан: -

по требованию владельца - обеспечить внесение в систему ведения реестра записи о передаче ценных бумаг на имя владельца (что приведет к прекращению номинального держания); -

по требованию держателя реестра - предоставить список владельцев; номинальным держателем ценных бумаг которых он является по состоянию на определенную дату (направив его держателю реестра не позднее 7 дней после получения требования). Так, данные о владельцах запрашиваются у номинального держателя в целях составления: списка лиц, имеющих право на получение имущества при уменьшении уставного капитала общества; (п.З ст.29 ФЗ «Об АО»), списка лиц, имеющих преимущественное право приобретения размещаемых компанией ценных бумаг (п.2 ст.40 ФЗ «Об АО»); списка лиц, имеющих право получения дивидендов (п.4 ст.42 ФЗ «Об АО»); списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров (п.2 ст.51 ФЗ «Об АО»). Это вполне объяснимо, т.к. субъектом акционерных прав выступает не номинальный держатель, а собственник акций;

б) ценные бумаги клиентов номинального держателя не могут быть взысканы в пользу кредиторов номинального держателя;

в) выплаты, причитающиеся по ценным бумагам, должны поступить владельцу, а не номинальному держателю; последний же обязан совершать, все необходимые действия, направленные на обеспечение получения владельцем указанных выплат;

г) осуществление номинальным держателем прав, закрепленных ценной бумагой, а также сделок и операций с ценными бумаги допускается лишь в случае получения соответствующего полномочия от лица, в интересах которого он является номинальным держателем.

Наряду с институтом номинального держания акций особо значим и подробно исследовался в литературе институт доверительного управления акциями136.

С осуществлением прав акционеров через посредников и представителей не следует путать прямую и косвенную их реализацию. Так, например, прямая (или непосредственная) реализация права на участие в управлении АО — через участие в работе общего собрания акционеров и голосование на нем. Косвенная (или опосредованная) — через подачу предложений в повестку дня общего собрания акционеров (ст.53 ФЗ), выдвижение кандидатов в органы управления и иные органы АО (ст.53 ФЗ), право на информацию об общем собрании акционеров (ст.52 ФЗ), право на участие в общем собрании акционеров непосредственно или через представителя (ст.ст.51, 57 ФЗ), право голоса на общем собрании акционеров (ст.ст.31, 32, 49 ФЗ), право на информацию о решениях общего собрания акционеров (ст.62 ФЗ), право обжаловать решения общего собрания акционеров (ст.49 ФЗ), контроль за деятельностью органов управления на общем собрании акционеров и через органы контроля, кандидатов в которые выдвигает акционер, которые избирает акционер, через прекращение деятельности органов АО и т.д.

Возможность и (или) способы осуществления целого ряда прав предопределяются включением акционера в специальные списки, составляемые на основании реестра акционера на определенную дату. Такая дата в литературе и отдельных нормативных актах нередко именуется как «дата закрытия реестра» (т.к. последующие изменения в реестре не влекут пересмотра содержания списка). ФЗ «Об АО» предусматривает составление списков для целей осуществления акционерами права на получение выплат при уменьшении уставного капитала (п.З ст.29), преимущественного права приобретения размещаемых акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции (п.2 ст.40), права на получение дивидендов (п.4 ст.42), права на участие в общем собрании акционеров (ст.51), права на выкуп акций (п.2 ст.75), права на отчуждение акций лицу, направившему добровольное или обязательное предложение (п.2 ст.84.3).

Имеется многофакторная зависимость осуществления акционерных прав от качественных и количественных характеристик принадлежащих участнику акций, а именно: -

от их категории и типа (например, с точки зрения очередности получения дивидендов); -

от количества акций.

Акции определенной категории (типа) наделяют своих владельцев одинаковым объемом прав (ст.31 ФЗ «Об АО» и др.). Это реализуется, например, в принципе голосования на общем собрании акционеров - «1 голосующая акция общества - 1 голос» (ст.59 ФЗ).

Однако общий объем прав акционера определяется количеством принадлежащих ему акций. Так, например, инициировать ревизию финансово-хозяйственной деятельности общества вправе акционеры, имеющие не менее чем 10% голосующих акций.

Осуществление субъективных прав акционеров подчиняется общим принципам гражданского права. Выделяют разрешительные и ограничительные принципы осуществления субъективных прав. К первым, например, относятся: 1) недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела (п.1 ст.1 ГК); 2) беспрепятственное осуществление субъектами своих прав по своему усмотрению (п.1 ст.1, п.1 ст.9 ГК); 3) соответствие осуществления прав их социальному назначению, разумности и добросовестности (п.З ст.10

ГК); 4) автономия воли и диспозитивность (права осуществляются по усмотрению их обладателя; субъект, осуществляя свое право, может выбрать один из вариантов поведения, предложенных законодателем, либо сконструировать иной, не предусмотренный законом, но и не противоречащий ему - п.1 ст.9 ГК).

К ним, на наш взгляд, относимы и принципы корпоративного управления, выделяемые в различном составе В.В.Долинской и С.Д.Могилевским, в частности: •

ограничение ответственности и предпринимательского риска; •

корпоративный принцип организации дел в АО; •

демократичность при формировании органов АО; •

разделение функций управления и контроля в органах АО; •

защита органов АО и их членов от ненадлежащего влияния; •

принцип публичного ведения дел, «прозрачность» информации; •

поиск компромиссов между интересами собственников, управляющих, работников, кредиторов, контрагентов, потребителей и общества как целеполагание137.

Р.Ю.Ивлиев в качестве принципов осуществления прав акционеров выделяет беспрепятственное осуществление прав и законность, основывая первый на положениях Конституции РФ (ч.1 ст.8, ч.1 ст.31, ч.1 ст.34) и ГК (п.1 ст.1, п.1 ст.9), второй - на положениях ч.2 ст. 15 Конституции РФ.

Ограничительные принципы называют также пределами (границами) осуществления субъективных прав.

Необходимо различать границы содержания субъективного права и пределы его осуществления. «Если содержание субъективного права отвечает на вопрос о том, какие возможности предоставляются управомоченному лицу, то осуществление права отвечает на вопрос о том, каким образом эти возможности реализуются. Поэтому пределы осуществления... прав есть границы реализации тех возможностей, которые предоставлены лицу данным субъективным правом»138.

Различают общие и частные пределы осуществления прав. Общие связаны с единой системой требований к осуществлению прав. Частные характеризуют специфику осуществления определенной группы прав, в определенной сфере и т.п., т.е. конкретику отношений.

Иногда ставят знак равенства между понятиями «пределы» и «ограничения» права. В связи с этим актуально замечание Г.С.Шапкиной о том, что понятие «ограничение прав» не совпадает с понятием «нарушение прав»139.

Анализ действующего законодательства позволяет выделить несколько видов ограничений:

ограничения прав инвесторов и акционеров в их собственных интересах;

ограничения прав третьих лиц в интересах акционеров; ограничения прав миноритарных акционеров в пользу мажоритарных;

ограничения прав мажоритарных акционеров в пользу миноритарных;

ограничения прав АО в пользу акционеров.

ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» ввел запрет на совершение сделок с ценными бумагами (обращение ценных бумаг) до их полной оплаты при размещении и до

л

регистрации отчета об итогах их выпуска (п.2 ст.5) .

Как указано в письме ФКЦБ России от 26 апреля 1999 г. №ИБ- 2171140 данные ограничения направлены на защиту инвесторов от риска признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся в случае отказа в регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг. Несоблюдение указанного требования может повлечь причинение убытков инвесторам, которыми ценные бумаги были приобретены на вторичном рынке. Таким инвесторам может быть неизвестно, что ценные бумаги при их размещении не были полностью оплачены, а также, что процесс эмиссии таких ценных бумаг еще не завершен и выпуск ценных бумаг в соответствии с законодательством Российской Федерации может быть признан несостоявшимся.

Устанавливая специальные правила совершения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, законодатель стремится обеспечить охрану интересов инвесторов от недобросовестной деятельности и злоупотреблений лиц, имеющих влияние на деятельность общества, поскольку соответствующая деятельность может привести к обесцениванию акций, принадлежащих инвестору.

Ограничения прав миноритарных акционеров в пользу мажоритарных содержатся в гл.XI1 ФЗ «Об АО». Если владелец ценных бумаг не согласен с ценой выкупаемых ценных бумаг, выкуп ценных бумаг не приостанавливается и не признается недействительным (п.4 ст.84(8) ФЗ «Об АО»). Акционер вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых ценных бумаг, но его удовлетворение также не обязательно.

Еще одним свидетельством того, что новая глава ФЗ «Об АО» направлена на охрану интересов владельцев не столько мелких пакетов акций, сколько крупных, является норма п.5 ст.84(8) ФЗ «Об АО», которая гораздо откровенней п.8 ст.84(7) ФЗ «Об АО».

Со дня составления списка владельцев выкупаемых ценных бумаг переход прав на эти бумаги и их обременение не допускаются. С даты, указанной в требовании о выкупе ценных бумаг, производится блокирование всех операций с выкупаемыми ценными бумагами в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг, а также по соответствующим счетам депо. Ограничения распоряжения владельцем ценных бумаг выкупаемыми ценными бумагами снимаются в случае, если покупатель не представил держателю реестра владельцев ценных бумаг документы, подтверждающие оплату выкупаемых ценных бумаг.

Т.о. речь идет фактически о принудительном выкупе всех акций и конвертируемых в них ценных бумаг независимо от воли т.н. продавца.

Ограничений прав мажоритарных акционеров в пользу миноритарных в действующем законодательстве гораздо меньше. Но специальные положения по защите прав миноритарных акционеров могут включаться в устав общества, например, установление ограничения количества акций, принадлежащих одному акционеру, и их суммарной номинальной стоимости, а также максимального числа голосов, предоставляемых одному акционеру (п.5 ст.99 ГК, п.З ст.11 ФЗ «Об АО»).

ФЗ «О РЦБ» и ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» от 5 марта 1999 г. N° 46-ФЗ1 содержат ряд механизмов, направленных на обеспечение защиты прав и законных интересов лиц, объектом инвестирования которых являются эмиссионные ценные бумаги. Наиболее значимыми из них являются:

1. Запрет на публичное размещение, рекламу и предложение в любой иной форме неограниченному кругу лиц ценных бумаг, выпуск которых не прошел государственную регистрацию, публичное размещение которых запрещено или не предусмотрено федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ (ст. 5 ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»). 2.

Установление ответственности лиц, подписавших проспект ценных бумаг, при наличии их вины за ущерб, причиненный эмитентом владельцу ценных бумаг вследствие содержащейся в проспекте недостоверной; неполной и/или вводящей в заблуждение инвестора информации, подтвержденной ими (ст.5 ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», ст.22.1, ФЗ «О РЦБ»). 3.

Установление правила о том, что условия заключаемых с инвестором договоров, которые ограничивают права инвестора по сравнению с правами, предусмотренными законодательством РФ, являются ничтожными (ст.4 ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»). 4.

Обеспечение гласности, открытости отчетности акционерных обществ (ст. 6 ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», ст.ЗО ФЗ «О РЦБ»). 5.

Гарантирование возврата владельцам ценных бумаг средств, полученных эмитентом от размещения выпуска ценных бумаг, в случае признания выпуска эмиссионных ценных бумаг недействительным (ст.26 ФЗ «О РЦБ»). 6.

Запрет эмитенту вносить изменения в решение о выпуске ценных бумаг, после их государственной регистрации, в части объема прав по эмиссионной ценной бумаге, установленных этим решением (п.З ст. 17 ФЗ «О РЦБ»). 7.

Предусматривается создание страховых и компенсационных схем защиты интересов инвесторов (ст.ст.17, 19 ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»).

Как видно из формулировок, часть из этих механизмов носит характер ограничений прав АО в интересах инвесторов и акционеров.

Принцип соответствия осуществления прав их социальному назначению выходит на проблему соотношения интересов АО и его участников. Еще создатели такой теории юридических лиц как теория реальности (Гирке, Мишу, Салейль и др.) утверждали, что основу различных видов юридических лиц, в т.ч. и АО' составляет общий интерес их участников. Он объективен и первичен по отношению к праву, функция которого заключается в оформлении этого интереса. В соответствии с органической теорией Гирке (конец XIX в.) юридическое лицо, в т.ч. АО выступает во внутренних отношениях как властный субъект по отношению к акционерам, его решения имеют для них обязательный характер.

В современной отечественной литературе отмечается объективный характер противоречий интересов участников (учредителей) и коммерческой организации, а также юридический порядок их устранения1. Его также называют правовыми гарантиями (наряду с экономическими, политическими, организационными).

Разнонаправленные интересы субъектов приводятся к единому

знаменателю - общекорпоративному интересу в стабильной и

t

эффективной деятельности корпорации. Сейчас, с подачи Конституционного суда РФ, мы говорим о балансе интересов АО и акционеров, предотвращении их конфликтов. При этом показана конституционно-правовая основа этих процессов. Так, в ч.П п.4 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2003 г. №14-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона «Об акционерных обществах», статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской

Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б.Борисова, ЗАО «Медиа- Мост» и ЗАО «Московская Независимая Вещательная Корпорация»141указано, что в силу ст.ст.8, 17 (ч.З), 19 (ч.ч.1 и 2), 34 (ч.1), 35 (ч.чЛ и 2) и 55 Конституции РФ и конкретизирующих их основных начал гражданского законодательства осуществление предпринимательской деятельности, свободы договоров и права собственности не должно нарушать права и свободы других лиц; поэтому при определении правового положения АО как участников гражданского оборота и пределов осуществления ими своих прав и свобод законодатель обязан обеспечивать баланс прав и законных интересов акционеров и третьих лиц, В' т.ч. кредиторов. В ч.Ш п.З Постановления Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 г. №3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта, 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан»2 указано, что федеральный законодатель в рамках соответствующего регулирования должен обеспечивать - в силу требований ст.ст. 1 (4.1), 7 (ч.1), 8 (ч.1), 17 (ч.З), 19 (ч.чЛ и 2), 34 (чЛ) и 55 (ч.З) Конституции РФ - баланс конституционных прав и свобод, справедливое согласование прав и законных интересов сторон, являющееся необходимым условием гармонизации отношений в РФ как социальном правовом государстве. В продолжение принципа соответствия осуществления прав их социальному назначению мы говорим о том, что принцип разумности и добросовестности осуществления прав связан с защитой прав АО от злоупотреблений со стороны акционеров, в первую очередь, миноритариев, т.н. корпоративного шантажа.

От принципа соответствия осуществления прав их социальному назначению, разумности и добросовестности и корпоративного принципа организации дел в АО производен, на наш взгляд, принцип подчинения меньшинства большинству.

Кворум для действительности заседаний органов АО - большинство (например, ст.58, п.2 ст.68 ФЗ «Об АО»), решения принимаются простым или квалифицированным большинством за исключением тех случаев, когда требуется единогласное решение (п.2, 4 ст.49, п.З ст.68 ФЗ «Об АО»).

При обжаловании акционером решения принятого общим собранием акционеров, суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, т.е. у него незначительное количество голосов (п.7 ст.49 ФЗ «Об АО»).

По мнению знаменитого дореволюционного ученого А.И. Каминки, «организация товарищества с отношением подчинения и господства между участниками — вот характерная особенность товариществ современного права, вызывающая настолько своеобразное отношение, что право, их регулирующее, составляет особую дисциплину, отличную от права частного»142.

Связь осуществления прав акционеров с количеством принадлежащих им акций, в первую очередь, голосующих требует её рассмотрения в самостоятельном параграфе.

Подведем итоги.

Исследованы принципы, способы и формы осуществления прав акционеров.

На основе анализа действующего законодательства выделены несколько видов ограничений:

ограничения прав инвесторов и акционеров в их собственных интересах;

ограничения прав третьих лиц в интересах акционеров; ограничения прав миноритарных акционеров в пользу мажоритарных;

ограничения прав мажоритарных акционеров в пользу миноритарных;

ограничения прав АО в пользу акционеров.

При реструктуризации ФЗ «Об АО» в главу «Акционеры и их права» необходимо включить нормы о таких ограничениях (пределах осуществления) прав акционеров, а также АО и третьих лиц в интересах акционеров хотя бы с отсылками к нормам других глав закона.

Выявлена зависимость осуществления акционерных прав от количественных характеристик принадлежащих участнику акций.

Природа АО подразумевает подчинение меньшинства большинству в управлении обществом. Частное право базируется на равенстве субъектов правоотношений. Потенциальное противоречие этих принципов нейтрализуется через категорию «баланс интересов».

<< | >>
Источник: Фалеев Виталий Викторович. Миноритарные акционеры: ст.атус, права и их осуществление / Диссертация. 2009

Еще по теме §3.1. Осуществление субъективных прав акционеров.:

  1. § 1. Общая характеристика процесса осуществления субъективных прав акционеров
  2. § 2. Принципы осуществления прав акционеров
  3. § 3. Гарантии осуществления прав акционеров
  4. § 1. Понятие пределов осуществлении прав акционеров и спосо&ы их установлении
  5. § 2. Виды пределов осуществления прав акционеров
  6. §2.1. Природа прав акционеров.
  7. §2.2. Виды прав акционеров.
  8. §3.1. Осуществление субъективных прав акционеров.
  9. §4.2. Защита и восстановление нарушенных прав акционеров.
  10. § 1. Понятие и виды прав акционера и способов их защиты
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -