§ 2.2. Имущественная составляющая паевого инвестиционного фонда

В качестве имущества, передаваемого в доверительное управление открытым и интервальным паевым инвестиционным фондам, учредители доверительного управления могут передавать только денежные средства. Что касается закрытых паевых инвестиционных фондов, то в их доверительное управление учредители доверительного управления могут передавать денежные средства, а также, если это предусмотрено правилами доверительного управления этим фондом, иное имущество, предусмотренное инвестиционной декларацией. Отдельно стоит отметить, что не допускается передача в доверительное управление имущества, находящегося в залоге.

По смыслу закона инвестиционный пай является именной ценной бумагой, удостоверяющей долю его владельца в праве собственности на имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд. Инвестиционный пай предоставляет его владельцу право требовать от управляющей компании надлежащего доверительного управления паевым инвестиционным фондом, право на получение денежной компенсации при прекращении договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом. Каждый инвестиционный пай удостоверяет одинаковую долю в праве общей собственности на имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, и одинаковые права.

Количество инвестиционных паев, выдаваемых управляющими

компаниями открытого и интервального паевых инвестиционных фондов, не

ограничивается. Такое правило даст инвестору право приобретать

инвестиционные паи в любых количествах, 01раничением здесь может быть

лишь платежеспособность инвестора. Количество инвестиционных паев,

выдаваемых управляющей компанией закрытого паевого инвестиционного

фонда, указывается в правилах доверительного управления этим паевым

инвестиционным фондом (как правило, управляющая компания

93

устанавливает размер фонда, после достижения которого лай уже не продаются).

Главным правом владельца инвестиционного пая является право требования от управляющей компании погашения инвестиционного пая и выплаты в связи с этим денежной компенсации, соразмерной приходящейся на него доле в праве общей собственности на имущество, составляющее этот паевой инвестиционный фонд.

Выплата денежной компенсации в связи с погашением инвестиционного пая открытого паевого инвестиционного фонда должна быть осуществлена в течение срока, определенного правилами доверительного управления открытым паевым инвестиционным фондом, но в законе установлено, что выплаты должны быть произведены не позднее 15 дней со дня погашения инвестиционного пая.

Закон определяет право пайщиков на переданное в паевой инвестиционный фонд имущество как общую собственность. Однако это правило является весьма спорным. По этому поводу в литературе развернулась бурная дискуссия.

Для решения вопроса о гом, возможна ли здесь общая собственность, необходимо рассмотреть вопрос о том, применимы ли основные правила гл. 16 ГК РФ к паевым инвестиционным фондам.

Согласно сг. 244 ГК РФ общая собственность представляет собой принадлежность имущества одновременно двум или нескольким лицам (собственникам). При этом они же являются и субъектами права собственности на данное имущество. Таким образом, участники отношений общей cutfutttttittuiciи соиоща иаляюсси собственниками о;м*01л> и юги aw имущества. В этом случае не возникает никакого нового су6ъе*сга права («коллектива»), не происходит ни объединения, ни «смешения» имущества не появляется никакой новой формы собственности. Здесь речь идет о множественности субъектов права собственности на одно и то же имущество.

Общая собственность может быть как долевой, так и бездолевой (совместной). В первом случае законом или договором определяются точные доли участников в праве на общее имущество. Причем в п. 2 ст. 244 ГК прямо отмечено, что речь при этом- идет не об имущественных долях, а о «долях в праве собственности» на такое имущество. Это подтверждается тем обстоятельством, что при разделе имущественного объекта никакой юридической общности не сохраняется, и каждый из сособственников сзановится собственником конкретного имущества. Интересно, что в паевом инвестиционном фонде как раз наоборот: общего имущества еще может не существовать, а юридическая общность уже считается созданной.

Бездолевая (совместная) собственность означает, что право собственности на имущественный объект не делится между собственниками, а принадлежит им совместно. Это означает, что никто из участников таких отношений не знает заранее своей конкретной доли, которая может быть определена лишь в случае раздела или выдела.

Нормы ст. 244 ГК РФ применимы к паевым инвестиционным фондам безо всяких оговорок - более того, ее п. 4 как раз и дает основание устанавливать долевую собственность на вещи, входящие в состав паевого инвестиционного фонда, поскольку они вполне могут быть и делимыми.

Наибольшее сходство конструкция паевого инвестиционного фонда имеет с долями в общей долевой собственности.

Доля в праве на обгцее имущество входит в состав имущества

конкретного лица (сособственника) вследствие чего на нее кредиторами

может быть обращено взыскание по долгам данного лица. Аналогичное

правило применимо и в отношении инвесторов паевого инвестиционного

фонда, «по долгам владельцев инвестиционных паев взыскание обращается

на принадлежащие им инвестиционные паи» (п.З ст. 15). Однако приобрести

долю сособственника кредитор - взыскатель не может. Во-первых, это могло

бы нарушить право преимущественной покупки, которое принадлежит

другим сособственникам (ст.250 ГК), а во-вторых, в случае их отказа от

95 данного права вступает в силу правило ч.З ст. 255 ГК, требующее продажи имущества с публичных торгов.

Одним из нормативных доказательств этому служит право преимущественной покупки доли, закрепленное ст. 250. Неслучайно п. 4 названной статьи запрещает сособственпикам производить уступку права преимущественной покупки доли. Таким образом, отказ инвесторов от права преимущественной покупки доли (инвестиционного пая) в общем имуществе паевого инвестиционного фонда нарушает основополагающий принцип права общей собственности и подтверждает предположение, что сособственники паевого инвестиционного фонда не представляют собой никакой общности100.

В отечественной литературе, обосновывая существование преимущественного права покупки, указывают на то, что оно выражает интерес участников общей собственности в сокращении числа сособственников и в увеличении своих долей, дает участникам общей собственности возможность контролировать имеющий для них значение персональный состав совладельцев101. Как видно, .ни один из этих аргументов не применим к открытым паевым инвестиционным фондам - пайщикам паевых инвестиционных фондов этого типа все равно, сколько их всего по количеству, потребность в увеличении своей доли они всегда могут осуществить путем приобретения новых паев у управляющей компании (абз. 1 п. I ст. 24), персональный состав пайщиков им также безразличен - в связи с этим вполне обоснованно исключение преимущественного права покупки доли в отношении пайщиков открытых паевых инвестиционных фондов. Для пайщиков же интервальных паевых инвестиционных фондов может иметь значение только второй аргумент, ибо в период между сроками приема заявок на приобретение паев они не могут приобрести новые паи у управляющей компании (абз. 2 п. 1 ст. 24), а для пайщиков закрытых паевых инвестиционных фондов - только второй (у них вообще очень редко бывает после формирования паевого инвестиционного фонда возможность приобрести паи у управляющей компании) и третий (пайщики закрытых паевых инвестиционных фондов, в отличие от пайщиков паевых инвестиционных фондов других типов, ряд решений вырабатывают между собой на ОСП - ст. 18) аргументы, однако, как видно из вышеизложенного. Закон об инвестиционных фондах исключает право преимущественной покупки для паевых инвестиционных фондов всех типов. Это обуславливается тем, что, как отмечают Н.Г. Доронина и Н.Г. Семилютина, целью участия в паевом инвестиционном фонде является инвестирование денежных средств и последующий их возврат путем продажи пая, а «ликвидность инвестиционного пая или возможность быстрого превращения ценной бумаги в денежные средства является основным условием инвестирования»102.

А.Ю. Бурхова также отмечает, что при продаже паев на вторичном рынке не действуют какие-либо преимущественные права, которые бы затруднили реализацию пссв инвестором103.

Говоря об инвесторах паевого инвестиционного фонда как об участниках общей долевой собственности, надо отметить, что их отказ от права преимущественной покупки доли выбывающего участника закреплен законодательно: «Присоединяясь к договору доверительного управления паевым инвестиционным фондом, физическое или юридическое лицо тем содым отказывается от осуществления преимущественного права приобретения доли в праве собственности на имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд. При этом соответствующее право прекращается» (п.2 ст.11).

Согласно ст.249 ГК, каждый участник общей долевой собственности должен участвовать в уплате налогов и иных платежей соразмерно со своей долей.

Все изложенные положения применяются и к правовому режиму плодов, продукции и доходов, полученных от использования общего имущества (ст. 248 ГК). Они тоже становятся объектом общей собственности

I

участников и распределяются между ними пропорционально их долям. Законодательство о паевых инвестиционных фондах содержит аналогичную норму: «Паевой инвестиционный фонд - обособленный имущественный комплекс, состоящий из имущества, ... полученного в процессе такого управления, доля в праве собственности на которое удостоверяется ценной бумагой, выдаваемой управляющей компанией» (ст. 10- Закона об инвестиционных фондах).

Однако у идеи отнесения имущества паевого инвестиционного фонда к общей собственности есть немало противников.

Д.И. Степанов отмечает, что сособствснность - это отношения в статике, где объект собственности присутствует в наличии, а в случае с паевыми инвестиционными фондами имущественные отношения предстают в динамике, и потому объект- общей собственности не может присутствовать в наличии1. В то же время существенный имущественный объем не может оставаться вне титула.

Д.И. Степанов также полагает, что, раз п. 2 ст. 11 Закона об инвестиционных фондах говорит о праве общей собственности пайщиков не на паевой инвестиционный фонд как на имущественный комплекс, а на имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, то это означает, что нельзя вести речь о праве общей собственности на имущественный комплекс, состав которого подвержен изменениям, ' и далее указывает, что «право собственности на имущество, переданное в имущественный комплекс при его формировании, это одно, а право собственности на имущественный комплекс - другое, причем указанные права могут вовсе не совпадать по тому, кому принадлежит право»104. Не соглашаясь с пониманием имущества паевого инвестиционного фонда как имущественного комплекса, допускаем, что в данной ситуации можно говорить о том, что право собственности на имущественную составляющую паевого инвестиционного фонда принадлежит не образованию в целом, а каждом)' пайщику в отдельности (При ФПГ собственность не переходит, а в управлении находится).

В состав паевого инвестиционного фонда могут входить не только вещи, но и иные объекты - и, прежде всего, права требования, в том числе безналичные деньги и бездокументариые ценные бумаги. А поскольку никакие другие объекты, кроме вещей, не могут быть объектами права общей собственности, то право общей долевой собственности может принадлежать пайщикам только в отношении вещей, входящих в состав паевого инвестиционного фонда, другие же объекты, хотя и принадлежат пайщикам сообща, не являются их общей собственностью.

Множественность кредиторов в обязательстве (так называемая активная множественность) предусмотрена кормами ст.ст. 321 и 326 ГК 1'Ф, об общем имуществе ГК РФ упоминает применительно к общему имуществу супругов (ст. 256), общему имуществу крестьянского (фермерского) хозяйства (ст. 257), общему имуществу собственников квартир в многоквартирном доме (ст. 290), общему имуществу товарищей по договору простого товарищества (ст. 1043), однако только применительно к последнему прямо говорит о том, что в его состав входят не только вещи, но и имущество, на которое установлены иные, нежели право собственности, права, то есть, по сути, иные права, и права требования, которые также именуются общими (абз. 2 п. 1 ст. 1043 и абз. 3 п. 2 ст. 1050 ГК). Полагаем, что и в других указанных случаях сообща соответствующим лицам могут принадлежать не только права собственности, но иные права.

Кроме того, поскольку при доверительном управлении обязательства но договорам во исполнение договора доверительного управления принадлежат учредителю, то при применении ее к доверительному управлению паевыми инвестиционными фондами общими, причем долевыми, должны быть и обязательства пайщиков по договорам во исполнение договора доверительного управления паевыми инвестиционными фондами, о чем Закон об инвестиционных фондах вообще не упоминает1. Об общих обязательствах ГК РФ говорит, по сути, в нормах о множественности должников в обязательстве (так называемой пассивной множественности) - ст.ст. 321-325, а также применительно к общим обязательствам товарищей по договору простого товарищества (ст.ст. 1047 и 1053, п. 3 ст. 1054); об общих долгах супругов упоминает Семейный кодекс РФ (п. 3 ст. 39).

Интересным является тезис Д.И. Степанова о том, что отношения общей собственности предполагают осуществление правомочий собственников именно сособственниками, в паевом инвестиционном фонде же эти правомочия не могут ими реализовываться (порознь или сообща), ибо их реализует управляющая компания2.

Еще одно отличие - отсутствие каких бы то ни было фактических отношений между последними. Отношения между владельцами паев существуют исключительно на бумаге в форме договора. Договором выступакхг договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом, и инвестиционная декларация. Отличительный признак классической общей собственности выражен формулировкой: «относительно общего объекта правомочия собственника осуществляются сообща»105.

А. Цыкунов утверждает, что по причине того, что пользуется и распоряжается вещами, входящими в состав паевого инвестиционного фонда, управляющей компании, к паевым инвестиционным фондам неприменимы ст.ст. 246 и 247 ГК РФ106.

С ними не соглашается О.Зайцев, который полагает, что пайщики могут осуществить свое право собственности порознь: ведь распоряжение паями (а значит и долями в праве общей собственности) есть в том числе и осуществление права общей собственности107.

Однако далее О.Зайцев и сам приходит к заключению, что пайщики нисколько не страдают от невозможности изменения или расторжения своего соглашения сособственников, а если им не хочется более участвовать в паевом инвестиционном фонде, они могут погасить или продать свой пай - доля в праве общей собственности на паевой инвестиционный фонд как таковая им не нужна4. Поскольку единственной целью образования общей собственности в паевом инвестиционном фонде является передача ее в доверительное управление управляющей компании, самостоятельное управление этой общей собственностью пайщикам не нужно.

То есть в решении вопроса о собственнике имущества паевого инвестиционного фонда немаловажное значение приобретают полномочия инвесторов. Если признать инвестиционный фонд объединением инвестиционных паев (имуществ) инвесторов, то последние как собственники, безусловно, вправе определять пределы полномочий управляющего в отношении их собственности, но инвесторы открытых и интервальных паевых инвестиционных фондов подобными нравами не обладают (только инвесторы закрытых паевых инвестиционных фондов имеют право вмешиваться в процессы деятельности управляющей компании).

Выступая против признания пайщиков сособстленниками Д.И.Степанов указывает на то, что «после уступки имущественных прав и поступления их в общий пул единственным управомоченным лицом, способным определять дальнейшую судьбу таких прав, оказывается управляющий, что позволяет прийти к выводу об утрате инвестором статуса у правомочен ноге лица»108.

А.Е. Абрамов в его Проекте федерального закона о паевых инвестиционных фондах предлагал, но свидетельству О.Зайцева, указать, что заключая договор коллективного инвестирования, инвесторы тем самым соглашаются, что владение, пользование и распоряжение имуществом, составляющим паевой инвестиционный фонд, осуществляется управляющей компанией (абз. 3 п. 4 ст. 3)\

Подтверждение, что управляющая компания не является собственником данного имущества содержатся в ст. 15 Закона, которая гласит: «Имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, обособляется от имущества управляющей компании этэго фонда, имущества владельцев инвестиционных паев, имущества, составляющего иные паевые инвестиционные фонды, находящиеся в доверительном управлении этой управляющей компании, а также иного имущества, находящегося в доверительном управлении или по иным основаниям у указанной управляющей компании. Имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, учитывается управляющей компанией на отдельном

балансе, и по нему ведется самостоятельный учет». Методом исключения можно установить следующее: если собственником данного имущества не может выступать сам Фонд и не является управляющий, значит собственникам выступают инвесторы ПИФа109. Внешне такая собственность вполне отвечает требованиям ст. ст. 244, 246 ГК об обшей долевой собственности. Владелец пая, как и участник долевой собственности, по идее, вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать или распорядиться иным образом своей долей (паем). Данное предположение и отражено в пункте 2 статьи II закона «Об инвестиционных фондах» в которой указано, что: «Имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, является общим имуществом владельцев инвестиционных паев и принадлежит им на праве оЬщей долевой собственности. Раздел имущества, составляющего паевой инвестиционный фонд, и выдел из него доли в натуре не допускаются».

В связи с этим противниками общей собственности пайщиков (и соответственно сторонниками признания управляющей компании собственником паевого инвестиционного фонда) высказываются мнения о том, что к паевым инвестиционным фондам не может быть применена ст. 252 ГК РФ110, а права на раздел и на выдел - это неотъемлемая черта долевой собственности как аещно-правовой конструкции111. Однако, как гтредста&ляется, они не учитывают того, что п. I ст. 252 ГК РФ говорит о праве сособственников на раздел общего имущества, не указывая при этом на то, что такой раздел должен осуществляться обязательно в натуре - сн указывает на то, что раздел осуществляется по соглашению сособственников, которые могут достигнуть соглашения о разделе общего имущества не только путем раздела его в натуре, а путем, например, продажи общего имущества и раздела полученной суммы - и именно такого соглашения, по нашему мнению, и достигают пайщики как сособствеппики. Кроме того, отметим, что некоторые зарубежные законодательства допускают заключение собственниками соглашений, лишающих их самих права требовать раздела вообще или в течение олределенного срока, при этом, правда, при определенных условиях такое право все же может быть реализовано, но уже в порядке исключения, более того, п. 4 ст. 244 ГК РФ прямо допускает установление случаев, когда невозможен раздел общего имущества.

Применительно к праву на выдел также следует учитывать, что п. 2 ст. 252 ГК РФ говорит о праве на выдел, но не указывает на то, что доля должна выделяться именно в натуре. Как видно из абз. 1 п. 3 ст. 252 ГК РФ, право на выдел именно в натуре возникает у сособственника только в том случае, если сособственники не достигнут соглашения о способе и условиях выдела.

А. Цыкунов полагает, что нормы ст. 245 ГК РФ неприч!енимым к отношениям общей собственности на вещи, входящие в состав паевого инвестиционного фонда, так как доли определены заранее, а улучшение имущества пайщики осуществить не могут, в силу того, что имуществом пользуется и распоряжается управляющая компания112.

П. 2 СТ. 246 ГК РФ, устанавливающий право сособственника распоряжаться своей долей, также применим к паевым инвестиционным фэндам - с учетом только того, что распоряжение ею осуществляется путем распоряжения паем (п. 5 ст. 15), А. Цыкунов признает ст. 248 ПС РФ применимой к паевым инвестиционным фондам с оговорками, так как «каждый пайщик получает прирост к своей доле соразмерно этой доле»113.

Высказана оригинальная позиция, что пайщики, хотя и перестают быть сособственниками тех вещей, которые они передавали в паевой инвестиционный фонд, при их отчуждении управляющей компанией третьим лицам, при этом становятся сособственниками новых вещей, поступивших взамен выбывших в состав паевого инвестиционного фонда, ибо пайщики - сособственники всех вещей в составе паевого инвестиционного фонда как имущественного комплекса.???

Не применяется к ПИФам ст. 251 ГК РФ о моменте перехода доли в праве общей собственности, поскольку эта доля в составе пая как бездокументарной ценной бумаги переходит только в момент внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя пая в реестре пайщиков или по счету депо (п. 2 ст. 149 ГК РФ, п.п. 1, 2 и 5 ст. 14 и ст. 47 Закона об инвестиционных фондах). Хотя, следует признать, что переход доли именно с момента заключения договора, как видно из диспозитивного характера абз. 1 ст. 251 ГК РФ, не является принципиальной чертой права общей собственности.

Некоторые авторы также отмечают, что факт заключения договоров доверительного управления ценными бумагами одним управляющим с несколькими лицами никак не может служить основанием возникновения общей собственности114. С.В. Хромушин полагает, что, если в доверительное управление передается по отдельности обособленное имущество различных собственников, то в руках управляющего общая собственность возникнуть не может, иначе следует говорить о таком дополнительном основании возникновения общей собственности как передача имущества н доверительное управление115. Однако здесь основанием возникновения обшей собственности будет не договор доверительного управления, а соглашение соучредителей (пайщиков) и Закон об инвестиционных фондах116. В.Л. Белов стмечает, что образование общей собственности для паевою инвестиционного фонда происходит без соглашения между пайщиками, а посредством заключения каждым из них с управляющей компанией договора доверительного имущества имуществом, инесенным в фонд117.

Следующая характерная особенность рассма1риваемого правоотношения закреплена п.

1 ст. 246 и п. 1 ст. 247 ГК РФ. Согласно названным нормам, право собственности на общее имущество, включая право распоряжения данным имуществом, может быть реализовано по единогласному решению всех сособственников. При отсутствии согласия хотя бы одного из них, независимо от размера его доли в праве на данное имущество, конкретный способ использования этого имущества можно будет применить только по решению суда.

Подобные требования в отношении владельцев инвестиционных паев категорически неприемлемы. Инвестор паевого инвестиционного фонда самостоятельно принимает решение о продаже своего пая управляющей компании (п.1 ст.14 Закона об инвестиционных фондах). Процедура эта должна быть максимально упрощенной. Именно возможность быстрой реализации инвестиционного пая обеспечивает его относительно высокую ликвидность и служит некоей гарантией имущественных прав его владельца.

Раздел имущества означает прекращение общей долевой собственности. Выдел же доли одного из участников не прекращает общей долевой собственности остальных сособственников, но обычно уменьшает объем общего имущества. При этом способы и условия, как раздела, так и выдела должны, прежде всего, определяться соглашением сторон, а при невозможности его достижения - судом.

Отчуждение своей доли в праве общей долевой собственности участник таковой может произвести по своему усмофснию. При зтом необязательно проводить предварительный выдел имущественной доли. Однако в случае возмездного осуждения путем продажи или мены, согласно ст. 250 ГК, остальные сособственники имеют преимущественное право покупки такой доли1. При нарушении отчуждателем доли преимущественного права покупки любой из сособственников может в течение трех месяцев обратиться в суд с требованием перевести на него права и обязанности покупателе означенной доли. (п.З ст. 25011С).

В отношении понятия права общей собственности всегда подчеркивается, что речь идет именно о праве на общее имущество и о долях в праве на общее имущество. При рассмотрении аналогичных отношений, возникающих в паевом фонде леп<о заметить, что объединенное имущество инвесторов есть, а права общей собственности на имущественный комплекс нет. Следует согласиться с В.Н. Лебедевым, что каждый из владельцев паев паевого инвестиционного фонда обособленно осуществляет правомочия собственника на свое имущество, выраженное в виде инвестиционного пая. А правомочия собственника на объединенное имущество инвесторов возникают у управлякнпего данного фонда. Таким образом, объединенное имущество (вернее было бы сказать имущественный комплекс) существует лишь в тот временной отрезок, когда оно находится в распоряжении управляющего. До и после этогс - времени имущество обособляется конкретными инвесторами.

Инвестор вносит часть своего имущества на инвестиционный пай и перестает быть собственником отчужденного таким образом имущества, а становится собственником пая. В свою очередь правомочия собственника на переданное имущество получает управляющий, который объединяет его с имуществом других инвесторов.

Таким образом, никакого общего имущества инвесторов, паевого и:твестиционного фонда нет, а следовательно, не может существовать никакого сообщества сособственников такого имущества. По своему правовому статусу они скорео напоминают вкладчиков банка, нежели сособственников общего имущества с той разницей, что вкладчики заключают договор банковского вклада, а основанием для возникновения специальных правомочий инвесторов паевого инвестиционного фонда является договор с управляющим о доверительном управлении имуществом.

Также действует для паевого инвестиционного фонда и ст. 249 ГК РФ - поскольку расходы по доверительному управлению паевыми инвестиционными фондами осуществляются за счет имущества, входящего в состав паевых инвестиционных фондов (п. 3 ст. 41 Закона об инвестиционных фондах), каждый пайщик и участвует в них в результате именно пропорционально своей доле.

Рассмотренные характеристики позволяют сделать заключение о том, что, несмотря на общие правовые начала, отношения опосредованные общей долевой собственностью значительно отличаются от взаимоотношений владельцев инвестиционных паев. В целом «общая собственность пайщиков» не соответствует конструкции общей собственности по гл. 16 ГК РФ.

Следует согласиться с В.Н. Лебедевым, который пишет: «Напрашивается вывод, что чрезмерная ориентация участников законотворческого процесса на зарубежные (преимущественно американские) правовые традиции порождает порой неразрешимые проблемы, в рамках правоприменительной деятельности118. Напомним, в ст. 11 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельности»119 было закреплено правило о том, что имущество товариществ и акционерных обществ закрытого типа находится в общей долевой собственности его учредителей (участников). В кооперативном и аграрно-земельном законодательстве в свое время закреплялась коллективно-долевая собственность соответствующих субъектов. Обоснованную критику подобного рода собственности дали К.Г. Пандаков и А.Е. Черноморец. Они справедливо полагают, что в понятии «коллективно-долевая» собственность смешиваются два разнопорядковых явления: собственность коллективная как односубъектная и соэственность общая допевая (совместная) как многосубъектная на одну и ту же вещь120. В последнем случае речь можно вести о неправосубъектных коллективных образованиях, которые объединяют в единое целое различные субъекты права: простые товарищества, холдинги, консорциумы и т.п.121.

Можно ли считать паевой инвестиционный фонд неправосубъектным образованием, мы попытаемся решить в данной работе. Однако здесь следует отметить, что применительно к паевым инвестиционным фондам можно говорить о многосуЬъектпости отношений соЬствепности.

Представляется в данном случае речь может идти об общности прав держателей паев. В законодательстве существуют и другие случаи, когда объединяются, в частности, ценные бумаги, принадлежащие разным лицам, у одного третьего лица - на это указывает абз. б п. 2 ст. 8 Заксна о рынке ценных бумаг, допускающая существование коллективного счета номинального держателя. Показательно, что для этого случая в литературе предлагается использование конструкции общности прав клиентов номинального держателя на такие бумаги, тем более что такое решение наиболее распространено за рубежом122.

В некоторых зарубежных правопорядках, кстати, помимо специальных норм об общей собственности содержатся и общие нормы об общности прав (раздел 17 книги 2 ГГУ, гл. XXIX ГК Молдовы, раздел 7 кн. 3 т. II ГК Нидерландов).

В этом смысле права пайщиков аналогичны правам акционеров. Нсли права удостоверены ценными бумагами, как в акционерном обществе, то каждый участник обладает не единой долей, а определенным количеством акций - соответственно при приобретении акционером общества, помимо уже имеющейся акции, еще одной, он становится обладателем двух акций, а не одной большей по стоимости акции, а если кто-то скупает все акции, то в таком случае он становится обладателем всех акции общества, но не обладателем его единственной акции (п. 1 ст. 25, п. 1 ст. 44, п. 3 ст. 47 и п. 3 ст. 51 Закона об Акционерных обществах).

Как полагают B.C. Белых, Г.Э. Берсункаев, признак имущественной обособленности характерен не только для юридического лица, но и для «неправосубъектных образований» Рассматривая эти вопросы более подробно, указанные авторы отмечают, что, например, сводная (консолидированная) бухгалтерская и статистическая отчетность отражает имущественное и финансовое положение ФПГ, холдингов как предпринимательских объединений без статуса юридического лица, а также результаты их экономической и предпринимательской деятельности. В частности, в ней (отчетности) отражаются показатели активов и пассивов бухгалтерских балансов участников объединения; показатели бухгалтерского баланса и финансовые результаты, отражающие объемы реализации товаров (работ, услуг); прибыль и убытки каждого участника показываются в отчетности в развернутом виде и др.

Это подтверждает и В.В, Долинская, говоря, что для права собственности необходим конкретный субъект, выступающий в качестве участника имущественных (товарно-денежных) отношений. При этом для субъекта правовой формы реализации коллективной собственности «коллектив» включает и неправосубъсктныс образования123.

В большинстве исследований по рассматриваемому вопросу определение понятия «имущественная обособленность» включает в себя указание на наличие имущества на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления124. Такое указание является правильным для юридических лиц, хотя у него есть и спорные моменты, поскольку имущественное обособление у различных субъектов носит неодинаковый характер. Например, существует разная степень имущественной обособленности коммерческой организации в зависимости от формы принадлежности имущества (право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления)125.

Термин «имущественная обособленность» в гражданском законодательстве не раскрывается. В литературе по-разному определяется этот легальный признак юридического лица. В частности, проф. О.Л. Красавчиков под обособленностью имущества понимал отражаемую в самостоятельном балансе (смете) принадлежность (присиоенность) данной организации комплекса имущества (совокупности средств производства и иных материальных благ), выступающего в качестве материальной базы деятельности юридического лица126.

Имущественная обособленность как признак юридического лица позволяет отграничить имущество данной организации от имущества всех иных субъектов гражданского права (публичных образований, физических и юридических лиц). • Указанное обособление получает свое правовое закрепление в соответствующих бухгалтерских документах4. В п. 1 ст. 48 ГК прямо говорится, что юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету. Наличие самостоятельного баланса у юридического лица - внешний показатель экономического обособления коммерческих организаций.

Гражданский кодекс России называет имущественную обособленность в качестве одного ив обязательных признаков юридического лица (ст. 48).

B.C. Белых, Г.Э. Бсрсункаев приходят к выводу о том, что в обозримом будущем в соответствии с потребностями коммерческой практики законодатель может прибегнуть к использованию в отношении имущества ряда интегрированных групп хозяйствующих субъектов категорий «внутрисистемной собственности» или «единого фонда имущества» хозяйственной системы. Как пробные шаги в направлении установления правового режима единого фонда имущества интегрированных хозяйствующих субъектов можно рассматривать положения подп. 16 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса РФ. Данная норма наделяет налоговые органы, при наличии указанных в ней обстоятельств, правом взыскивать в судебном порядке задолженность перед бюджетами различных уровней и внебюджетными фондами, числящуюся за зависимыми (дочерними) обществами, с соответствующих основных (преобладающих) обществ, а также правом взыскивать аналогичную задолженность основных (преобладающих) обществ с зависимых (дочерних). Обособленные структурные подразделения юридического лица также обладают имуществом, необходимым для осуществления поставленных перед ними производственно-хозяйственных задач (ст. 55 ГК). В литературе выделяют (наряду с территориальной, организационной) и имущественную обособленность. Вместе с тем разные авторы вкладывают неодинаковый смысл в словосочетание «имущественная обособленность». Так. Р.З. Хузин делает вывод о том, что обособленное подразделение юридического лица пользуется и распоряжается закрепленным имуществом, а потому ему присущи черты права оперативного управления, а также обязательства по доверительному управлению имуществом1.

Обособление имущества пайщиков в паевом инвестиционном фонде настолько незыблемо, что это позволило некоторым специалистам сделать вывод о размещении имущества в закрытых паевых инвестиционных фондах как одном и:* способов избежать рейдерского захвата. Как указывает М.Божко, по результатам анализа практических потребностей бизнеса и его соотнесения с корпоративным и налоговым законодательством в контексте исследуемого вопроса обращает на себя внимание относительно молодой правовой институт закрытого паевого инвестиционного фонда. Со значительной уверенностью можно утверждать: данный инструмент очень эффективен в защите активов либо их сокрытии и при этом практически лишен типовых рисков2.

Взыскание но долгам пайщика может быть обращено только на принадлежащие ему инвестиционные паи, но не на имущество, входящее в состав инвестиционного фонда. Это делает невозможным захЕат актива с помощью инициированного банкротства, которому предшествует аккумулированная рейдером всеми правдами и неправдами кредиторская задолженность либо выставление запредельных налоговых санкций.

Имущество переданное в управление управляющей компании входит в состав имущества создавшего паевой инвестиционный фонд лица (пайщика) и учитывается на самостоятельном балансе. То есть имущество, входящее в состав паевого инвестиционного фонда обособляется (не от субъекта права- пайщика, а от другого его имущества). Самостоятельная имущественная обособленность необходима только юридически самостоятельному субъекту права, поскольку она служит организационно-правовой предпосылкой участия субъекта в урегулированных правом товарно-денежных отношениях. 1

Хузин Р.З. Обособленные подразделения юридических лиц: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Казань, 2002. С. 17. 2

Божко М. Передача актива в закрытый паевой инвестиционный фонд как механизм сто защиты//Законодательство и экономика. 2008, № 7.

ИЗ

Таким образом, имущественная обособленность паевых инвестиционных фондов имеется, но не до степени (уровня) обособленности юридического лица.

Однако большие возражения позникают в части использования в данном контексте конструкции «обязательства по доверительному управлению имуществом».

Поскольку паевой инвестиционный фонд мы рассматриваем как форму коллективного инвестирования, обратимся теперь к вопросу о применимости к паевому инвестиционному фонду конструкции коллективной собственности.

Коллективная форма собственности имеет корпоративный характер, который предопределяется корпоративными отношениями в юридических лицах, построенными на принципах членства, участия127. К юридическим лицам - корпорациям следует отнести хозяйственные товарищества, общества и кооперативы, где в чистом виде представлена корпоративная форма собственности как разновидность коллективной128.

В данном случае учредители (участники, члены) сохраняют связь с имуществом юридического лица - собственника, часть своих властных экономических возможностей. Так, за ними закрепляются доли участия в деятельности корпорации (в принятии решения высшим органом) и имуществе. Они имеют право отчуждать и перераспределять доли участия, право выхода из корпорации с выделением или компенсацией долей. Учредители (участники) могут ликвидировать корпорацию и распределить се имущество между собой'1. Особое представление о субъектах коллективной собственности имел Ю.С. Гамбаров, разделявший позицию французского ученого М. Планиоля. Он полагал, что субъектами права коллективной собственности выступают все члены корпорации129.

По общему правилу имущественная обособленность юридического лица возникает в момент его государственной регистрации. Не как быть в ситуациях, когда в силу норм специальных законов об отдельных видах юридических лиц может случиться, что статус юридического лица организация получает в момент государственной регистрации, а его имущество будет сформировано только в будущем130? Современные ученые в поисках ответа на этот вопрос пытаются придать легальному признак)' «наличие обособленного имущества» толкование, позволяющее понимать под обособленным имуществом не только наличное имущество, но и имущество, которое будет приобретено в будущем131. Получается, что юридическое лицо - это организация, которая имеет или мохет иметь в собственности обособленное имущество, отвечает или может отвечать этим имуществом. Таким образом, имущественная обособленность юридического лица связывается не с наличием субъективного права на конкретное имущество, а с заложенной в законе возможностью иметь обособленное имущество, т.е. возможностью, являющейся всего лишь элементом правоспособности юридического лица.

Это положение позволяет провести еще одну аналогию, связывающую »

паевой инвестиционный фонд и юридическое лицо. Внесение пайщиками

взносов после регистрации правил управления фондом и инвестиционной декларации не влечет однозначное признание неправосубъектнэсти паевого фонда.

Коллективная (корпоративная) форма собственности свидетельствует о принадлежности имущества определенному коллективу людей, объединенных в кооперативные, общественные и иные организации - юридические лица132. Противники коллективной формы собственности почему-то утверждают, что она способствует отождествлению с общей собственностью и что коллектив является аморфным, Ьез воли и единого интереса формированием, не имеющим гражданской правосубъектности, а стало быть, и статуса субъекта права собственности2. С такой постановкой вопроса нельзя согласиться. Во-первых, недопустимо отождествление обобществленной (одпосубъектной) собственности с общей (многосубъсктной) собственностью. Коллективная (корпоративная) собственность - это обобществленная собственность на уровне определенного социально организованного коллектива, имеющего статус юридического лица. Во-вторых, сам коллектив в отрыве от оргашзационно- правовой формы юридического лица невозможно рассматривать как субъект права собственности. Конструкцию коллективной собственности необходимо строить только на базе коллектива, организованного в субъект гражданского права - юридическое лицо.

Как указывают В.А.Тархов и В.А.Рыбаков, нельзя противопоставлять коллективную собственность с собственностью юридического лица. Они органически соотносятся между собой как форма собственности и вид

COGuiBCKttOCTH3.

Детально указанный механизм исследован в фундаментальной работе В.В. Долинской133. Характеризуя акционерную собственность, она отмечает, что по субъекту присвоения эта собственность является коллективной собственностью (экономическая категория). Причем экономическая категория собственности находит в праве свое выражение в имущественных правах: вещных (право собственности и ограниченные вещные права) и обязательственных. На уровне объективного нрава субъектами имущественных прав выступают акционерное общество как юридическое лнцо, акционеры, и том число учредители и о ряде случаен третьи лица.

Имущество, переданное участником корпорации, переходит по общему правилу в право собственности последней. Как юридическое лицо, самостоятельный хозяйствующий субъект, акционерное общество само отвечает но своим обязательствам перед своими кредиторами всем своим имуществом. Участник же несет не ответственность перед «чужими» для пего как самостоятельного субъекта правовых отношений кредиторами, а предпринимательский риск, риск утраты внесенного им в качестве пая имущества в случае несостоятельности, банкротства акционерного общества. Эго положение нашло свое легальное закрепление в ч. 2 п. I ст. 2 ФЗ. Вызывает сомнения и выражение Е.А. Суханова о том, что «в удовлетворении своего вклада участник хозяйственного общества и товарищества ...может получить ценную бумагу (в том числе, например, акцию), удостоверяющую его обязательственное право на вклад (пай)...»2. После передачи имущества акционерному обществу оно обезличивается, и можно говорить о правах акционера, связанных лишь с зафиксированной в ценной бумаге определенной денежной суммой, причем не всегда эквивалентной вкладу. Акционер получаег право собственности на акции как товар, объект гражданского оборота. Акция в свою очередь наделяет его правом требования доли прибыли, прибавочной стоимости, пропорциональной номинальной стоимости ценной бумаги, т.е. правом на получение дивиденда, правом на участие в управлении акционерным обществом через участие в общих собраниях акционеров (если акции дают право голоса), а также правом на долю имущества, остающегося при ликвидации акционерного общества после погашения первоочередных платежей, удовлетворения претензий кредиторов.

Важно при этом отметить, что конструкция акционерного общества является «результатом согласования воль различных лиц... Для эффективной деятельности такой конструкции необходим механизм, направленный на согласование воль акционеров при принятии ими общих решений - формирование общей воли.... Таким механизмом является порядок принятия решения общим собранием акционеров. При принятии решения общим собранием акционеров действует принцип приоритета воли большинства»134.

Пайщики паевого инвестиционного фонда, передав имущество в качестве своего вклада, не теряют право собственности на него. Полагаем, объединение имущества пайщиков является средством преодоления отчуждения имущества, хотя и не снимающим все противоречия, сочетает одновременно интересы отдельных индивидов, их группы (коллектива), общества в целом.

Можно обозначить имущество пайщиков как ассоциированное.

Важнейшая характеристика паевого инвестиционного фонда и его преимущество - потенциал в развитии отношений собственности. В этой форме отрицается индивидуальная форма капитала, его персонификация в отдельном лице, возникает возможность образования ассоциированной собственности с совместным управлением, принятием хозяйственных решений и распределением доходов. Паевой инвестиционный фонд как специфическая хозяйственная единица - эго огромный шаг вперед в развитии стоимостных отношений экономически обособленных образований.

В паевом инвестиционном фонде держатели ценных бумаг, оставаясь экономически обособленными, отчужденными собственниками, тем не менее становятся носителями общего экономического интереса. В результате приобретения пая появляется и новый мотив экономического поведения у пайщиков: объединенные ресурсы дают возможность освоить новые рынки и получить новые доходы как итог совместных вложений, совместных усилии.

<< | >>
Источник: ИВАНОВА Екатерина Валентиновна. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПАЕВЫХ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ФОНДОВ (ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ) / ДИССЕРТАЦИЯ. 2009

Еще по теме § 2.2. Имущественная составляющая паевого инвестиционного фонда:

  1. § 3.1. Правосубъектность паевого инвестиционного фонда
  2. Понятие паевого инвестиционного фонда
  3. Применение упрощенной системы управляющей компанией паевого инвестиционного фонда
  4. § 2.1. Соотношение понятий «паевой инвестиционный фонд» и «имущественный комплекс»
  5. 31. Понятие имущественного права и его составляющих: вещного и обязательственного права.
  6. §5. Значение Модельного контракта АТЭС об инвестиционных проектах для закрепления национальным законодательством единообразных подходов к инвестиционному регулированию
  7. §2.3начение необязывающих инвестиционных принципов АТЭС для осуществления политики инвестиционного регулирования
  8. § 7.1. Сохранение и поддержка паевого капитала компании
  9. § 2. Правовой режим расходов Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ и фондов медицинского страхования
  10. 9. Специализированный депозитарий инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионныхфондов
  11. Тема 15 Земли лесного фонда, водного фонда и земли запаса
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -