<<
>>

§ 4. Меры, необходимые для обеспечения соответствия законам или правилам, не противоречащим положениям ГАТТ

Пункт «d» предусматривает такое основание общих исключений, как меры, необходимые для обеспечения соответствия законам или правилам, не противоречащим положениям ГАТТ, включая те, которые относятся к обеспечению соблюдения таможенного законодательства, правил о монополиях, действующих согласно пункту 4 статьи II и статьи XVII, защите патентов, товарных знаков и авторских прав и предупреждению нечестной практики.

Основание, предусмотренное пунктом «d» статьи ХХ, служит поддержанию стабильности правового порядка внутри государства и является проявлением защиты его суверенитета. В контексте пункта «d» необходимо определить, на что должна быть направлена мера для того, чтобы быть обоснованной по статье ХХ «d», что понимается под законами и правилами, каким образом раскрывается «обеспечение соответствия», как решается вопрос бремени доказывания.

Такой термин, как «обеспечение соответствия», говорит о видах мер, которые участники ВТО могут применить в соответствии с пунктом «d» статьи ХХ. Он относится к направлению принимаемых мер. По смыслу статьи ХХ «d» меры, не направленные на «обеспечение соответствия» законов и правил члена ВТО, не могут быть оправданны. Таким образом, термин «обеспечение соответствия» не может расширять содержания меры и соседствующего понятия «законы и правила», не может включать в него международные обязательства других членов ВТО. Скорее наоборот, термин «обеспечение соответствия»

132

служит ограничением сферы применения ст. ХХ «d» .

В рамках дела Mexico - Taxes Measures on Soft Drinks (далее также Mexico - Taxes on Soft Drinks) Апелляционный орган отметил, что нет никаких оснований предполагать, что критерий «необходимости», включенный в пункт «d», требует, чтобы мера обеспечивала «гарантированный эффект». Апелляционный орган пояснил, что можно говорить о том, что меры направлены на «обеспечение соответствия», даже если они достоверно не гарантирует результат. Ровно так же не является необходимым использование принуждения для «обеспечения соответствия». Вместо этого статья ХХ «d» требует, чтобы меры были направлены на обеспечение соответствия законов и правил, которые не противоречат положениям ГАТТ 1994[132] [133] [134] [135].

Апелляционный орган также пояснил, что статья ХХ «d» не включает в себя международные обязательства других членов ВТО. Это связано с тем, что законы и правила, по смыслу статьи ХХ «d», выражают собой только внутренний правопорядок члена ВТО . Кроме того, государство, принимающее меры, не должно в одностороннем порядке и на свое усмотрение оценивать соблюдение международных обязательств другим государством - участником ВТО, это рамками пункта «d» статьи ХХ ГАТТ не предусмотрено.

В связи с этим возникает вопрос о международных обязательствах самого государства, принявшего оспариваемые меры. Об этом также высказался Апелляционный орган в деле Mexico - Taxes on Soft Drinks. Так, было отмечено, что термин «законы и правила» подразумевает акты, которые являются частью внутренней правовой системы государства - члена ВТО, в том числе правила, вытекающие из международных договоров, которые были включены в национальную правовую систему государства - члена ВТО или акты прямого действия в соответствии с законодательством государства члена ВТО.

Однако только рассуждением о том, входят ли в «законы и правила» международные обязательства, дискуссии не ограничиваются. Термин «законы и правила» применительно к пункту «d» статьи ХХ ГАТТ также был раскрыт в рамках дела Korea - Various Measures on Beef (далее также Korea - Beef)[136].

Согласно обстоятельствам дела, после выявления случаев коровьего бешенства (губкообразная энцефалопатия крупного рогатого скота) на одной из ферм провинции Альберта Корея ввела ограничения на импорт говядины. Канада, посчитавшая принятые меры нарушающими положения Соглашения по применению санитарных и фитосанитарных мер, а также статей I:1, Ш:4 и XI:1 ГАТТ, запросила консультации с Кореей, которые не привели к разрешению конфликта, в результате чего дело было рассмотрено ОРС ВТО.

Заявителями оспаривалась двойная система розничной торговли, согласно которой крупные магазины были вынуждены выставлять импортную говядину в отдельной витрине, а более мелкие продавцы были вынуждены выбирать для продажи либо отечественного, либо импортного производителя.

Корея утверждала, что даже в случае наличия нарушения статьи Ш:4 ГАТТ введенные меры должны быть оправданны в соответствии со ст. ХХ «d» ГАТТ, так как они были необходимы для обеспечения противодействия недобросовестной конкуренции, запрещенной соответствующим законом о недобросовестной конкуренции. Так, двойная система розничной торговли введена для обеспечения выполнения закона, который направлен на борьбу с недобросовестной конкуренцией и защитой от мошеннических действий, направленных на обман потребителей.

Однако заявители (Австралия и США) утверждали, что введенные меры не только не соответствуют пункту «d», но и, наоборот, усугубляют положение,

137

увеличивая вероятность мошенничества .

Третейская группа отмечает, что для того, чтобы введенные меры были оправданны в силу положений статьи ХХ «d» ГАТТ, Корея должна доказать

138

последовательно наличие трех следующих обстоятельств :

1) принимаемые меры действительно имеют цель обеспечения соблюдения внутреннего нормативного акта, не противоречащего положениям ГАТТ, направленного против применения производителями обманной практики;

2) реальная необходимость прекращения использования

продавцами обманных приемов;

3) моответствие вводимых мер требованиям, предъявляемым вводной частью статьи.

Для того чтобы оценить принятые Кореей меры, третейская группа обозначает главные вопросы, ответы на которые повлияют на исходный результат. Для начала третейская группа ставит вопрос о том, насколько правовой акт, защищаемый Кореей, соответствует ГАТТ. Вторым третейская группа предполагает определить, какие конкретно нарушения закона Корея хочет предотвратить. Другими словами, предполагается четко определить цель принимаемых мер. Действительно ли меры направлены на искоренение случаев доведения до потребителя недостоверной информации в отношении товара.

Как отмечает третейская группа, принятый закон, обеспечение которого исполняется Кореей, не подразумевал введение непосредственно двойной

- 139 ~

системы розничной торговли и он содержит совершенно иной инструментарий. [137] [138] [139]

В связи с этим возникает вопрос, как должно толковаться понятие законов и правил, употребляемое в контексте пункта «d» статьи ХХ ГАТТ; означает ли, что защищаемые положения должны быть дословно отражены в тексте нормативного акта или достаточно, чтобы меры соответствовали духу и цели защищаемого нормативного акта в целом, даже если дословного положения в тексте указанного акта нет.

На поставленный вопрос ответил Апелляционный орган, пояснив, что в качестве защищаемого может быть общий интерес или ценность, которые такие

140

законы и правила защищают .

Помимо дискуссий относительно понятия законов и правил в рамках пункта «d» статьи ХХ ГАТТ, специфическим образом решен вопрос бремени доказывания. Третейская группа по делу Colombia - Indicative Prices and Restrictions on Ports of Entry[140] [141] [142] (далее также Colombia - Ports of Entry) относительно этого аспекта пояснила следующее. Бремя доказывания того, что законы и правила являются не противоречащими обязательствам по ВТО, лежит на стороне, вводившей меры . Однако Апелляционный орган в нескольких делах[143] установил презумпцию непротиворечивости ГАТТ. Так, правовой акт государства-члена считается соответствующим Соглашению ВТО до тех пор, пока не будет доказано иное. Это означает, что сторона, вводившая меры, должна будет лишь опровергнуть доводы заявителей, но не обосновывать соответствие каждого положения.

Вместе с тем пункт «d» статьи ХХ ГАТТ предъявляет требование о необходимости, которое является обязательным для соблюдения.

В результате рассмотрения основания пункта «d» можно отметить, что объектом защиты являются законы и правила, не противоречащие положениям ГАТТ, где под законами и правилами понимаются не только непосредственно закрепленные положения правовых актов, но и общая цель, преследуемая такими нормативными актами. Также необходимо учитывать, что под законами и правилами в контексте пункта «d» могут пониматься и международные обязательства, ставшие частью национальной правовой системы государства, вводившего меры, но ни в каких случаях понятием не охватываются международные обязательства других участников ВТО.

Кроме того, в рамках основания пункта «d» закреплено специальное распределение бремени доказывания, при котором нормативные акты считаются соответствующими ГАТТ до тех пор, пока не будет доказано иное.

12

<< | >>
Источник: Бикмаметова Регина Расимовна. СТАТЬЯ ХХ ГЕНЕРАЛЬНОГО СОГЛАШЕНИЯ ПО ТАРИФАМ И ТОРГОВЛЕ В ПРАКТИКЕ ОРГАНА ПО РАЗРЕШЕНИЮ СПОРОВ ВСЕМИРНОЙ ТОРГОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 4. Меры, необходимые для обеспечения соответствия законам или правилам, не противоречащим положениям ГАТТ:

  1. 3.1. Реализация норм МПрП на международном уровне
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. Введение
  4. § 2. Понятие общих исключений статьи ХХ ГАТТ
  5. § 3. Общая характеристика оснований общих исключений ГАТТ
  6. § 4. Меры, необходимые для обеспечения соответствия законам или правилам, не противоречащим положениям ГАТТ
  7. § 3. Требование о «необходимости» вводимых мер
  8. § 3.3. Компетенция судебных институтов международных организаций региональной экономической интеграции в аспекте судопроизводства
  9. Введение
  10. § 2. Принципы «права ВТО»
  11. § 3. Источники «права ВТО»
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -