2.3. Общая характеристика предварительного следствия по делам о применении принудительных мер медицинского характера

В 1991 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла важный документ - Принципы защиты лиц, страдающих психическим заболеванием, и улучшения здравоохранения в области психиатрии ш. Этот документ закрепил основные права и гарантии лиц, нуждающихся в оказании психиатрической помощи, и демократические начала этой помощи.
Выступая в качестве неотъемлемой части нашего законодательства (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ), данные принципы получили свое дальнейшее продолжение и развитие в нормах Закона о психиатрической помощи 89, действующего с 1 января 1993 г. на всей территории Российской Федерации, и в положениях Федеральной целевой программы «Неотложные меры по совершенствованию психиатрической помощи (1995-1997 гг.)»90, утвержденной Правительством РФ в целях реализации норм данного закона. Эти документы свидетельствуют о существенных изменениях в государственной политике в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами. Законодатель не только воспринял основные идеи указанных Принципов, но и значительно расширил их содержание, стремясь сделать психиатрическую помощь максимально гуманной, демократической и по возможности равной в правовом отношении с другими видами медицинской помощи.

Вместе с тем, правоприменители (органы предварительного следствия, прокуратура, суд) столкнулись с проблемой соотношения норм Закона о психиатрической помощи с нормами отраслевого (уголовного и уголовно- процессуального) законодательства, регулирующего производство о применении принудительных мер медицинского характера (гл. 51 УПК, гл. 15 УК): имеют ли они приоритет перед этими нормами; какими гарантиями, закрепленными в данном законе, могут воспользоваться лица, в отношении которых ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера.

Законодатель не определяет четкого момента, с которого обычное производство по уголовному делу переходит в особое производство о применении принудительных мер медицинского характера. Представляется, что это имеет важное значение, в первую очередь, для защиты прав и законных интересов лица, в отношении которого ведется данное производство. Полагаю, что, когда будет вынесено постановление о возбуждении производства о применении принудительных мер медицинского характера, тогда производство должно проводиться только в форме предварительного следствия с обязательным участием защитника и законного представителя. Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства показывает, что такое производство может начаться с момента вынесения постановления о назначении экспертизы, то есть, когда у следователя возникнет сомнение в психическом состоянии подозреваемого, обвиняемого, в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве (ст. ст. 438, 196 УПК РФ). Для того, чтобы устранить указанные сомнения, следователь в обязательном порядке назначает судебно-психиатрическую экспертизу, посредством которой можно установить факт психического заболевания.

Именно установление факта психического заболевания лица, в отношении которого ведется производство, должно служить основанием для принятия решения о том, что дальнейшее производство по делу осуществляется по правилам главы 51 УПК РФ. Подчеркнем, что следователь должен тщательно изучить данные, характеризующие личность, своевременно произвести запросы в различные медицинские учреждения, привлечь к делу специалистов. Представляется, что для того, чтобы определить момент, с которого производство по конкретному делу приобретает особенности, предусмотренные гл. 51 ст.ст. 433-446 УПК РФ, необходимо обязать следователя выносить постановление о возбуждении производства о применении принудительных мер медицинского характера.

Не исключается возможность и обратного перевода производства о применении принудительных мер медицинского характера в производство по уголовному делу. Это может произойти в том случае, когда заключением экспертизы будет установлено, что как в момент совершения общественно опасного деяния, так и впоследствии (в том числе и на момент проведения экспертизы) лицо, в отношении которого экспертиза проводилась, отдавало отчет в своих действиях и могло руководить ими. Еще в начале XX века И.Н. Введенский обращал внимание на то, что «чрезвычайно часто в делах, где возникает вопрос о душевном расстройстве, поражает неполнота и недостаточность сведений, собранных на предварительном следствии. Прежде всего, чтобы возникло хотя бы сомнение в ненормальном душевном состоянии подсудимого, надо уже обладать некоторыми специальными познаниями; если же такое сомнение возникло, надо уметь надлежащим образом направить судебное следствие, надо знать, на что обратить внимание, как и о чем расспросить родных и свидетелей. Судьи, основываясь на своем внутреннем убеждении, приговаривали к различного рода наказаниям и даже к смертной казни заведомо душевнобольных. Несомненно, большинство таких ошибок обусловливается недостатками предварительного следствия, при производстве которого просматривается душевное расстройство подсудимого»91. Во избежание этого Paul Carnier предлагает сделать обязательным посещение мест предварительного заключения врачами-специалистами, которые и давали бы следователю необходимые указания, на что им должно быть обращено внимание»92. А.И. Смирнов считал, что «следственная часть по судебно-медицинским вопросам должна принадлежать лицам, специально к тому подготовленным, то есть судебным врачам, которые должны пользоваться всеми правами следователя и подчиняться с другой стороны контролю прокурорского надзора. Судебный врач будет совмещать в своем лице и врача и следователя, в случаях же сложных с юридической стороны судебные врачи могут вести свое следствие одновременно и совместно с судебными следователями, но самостоятельно, подчиняясь вместе прокурорскому надзору»93.

Исходя из специфики расследования дел, участником которых является лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, осуществление своих процессуальных прав такими лицами не всегда возможно, поэтому основная обязанность по охране прав и законных интересов таких лиц возлагается на следователя. Именно от следователя зависит своевременное выявление психических расстройств, привлечение к участию в производстве о применении принудительных мер медицинского характера защитников таких лиц, законных представителей, а также специалистов.

Сложность производства по делам этой категории состоит в необходимости выяснения значительного объема данных о личности. К их числу относятся: наличие психических недостатков, индивидуальных умственных и эмоционально-волевых особенностей; поведение до, после и в момент совершения общественно опасного деяния; способность самостоятельно осуществлять право на защиту, участвовать в производстве следственных действий и другое.

Многие психически больные лица в принципе способны участвовать в следственных действиях, но при проведении этих действий необходимо учитывать возможное влияние психических расстройств на их поведение. Способность лица участвовать в предварительном следствии ограничивает не только интеллектуальная недостаточность, но и повышенная утомляемость, нарушения восприятия и запоминания. Эмоционально-волевые аномалии снижают возможность самоконтроля, способность произвольной регуляции поведения. В условиях проведения следственного действия у лиц, страдающих психическими расстройствами, могут наблюдаться неадекватные реакции растерянности, страха, возбуждения или, напротив, пассивности, апатии94,

Непонимание специфики производства о применении принудительных мер медицинского характера работниками правоохранительных органов и судьями, отношение к этим делам как к простым, несложным и даже второстепенным приводит к существенным нарушениям уголовно- процессуального закона и даже к судебным ошибкам.

Относительно участия в предварительном следствии лица, совершившего общественно опасное деяние, следует отметить, что именно ограничение его уголовно-процессуальной дееспособности, а не невменяемость в момент совершения общественно опасного деяния, порождают особенности его участия в предварительном следствии. Встречаются случаи, когда лицо, совершившее деяние в состоянии невменяемости, в ходе следствия могло активно защищать свои интересы, поэтому нет никаких оснований ущемлять его процессуальные права.

В то же время не практике данному вопросу не уделяется должного внимания. С одной стороны, это приводит к тому, что при проведении следственных действий с участием психически больного лица полностью игнорируется его психическое состояние. С другой стороны, после получения экспертного заключения о невменяемости лица, оно не допускается к участию в следственных действиях. По результатам проведенного исследования, в 90% из 200 уголовных дел лица, страдающие психическими расстройствами, до получения данных экспертизы участвовали во всех следственных действиях. После вынесения заключения судебно-психиатрической экспертизы ни одно лицо не участвовало в последующих следственных действиях и соответственно не знакомилось с материалами дела. В 80% дел были составлены протоколы о невозможности участия лица в следственных действиях. Эти данные свидетельствуют о том, что следователи, на мой взгляд, не объективно исследуют материалы уголовного дела, устанавливая фактически презумпцию невменяемости только на основании заключения экспертизы.

Думается, что в производстве по делу должен участвовать специалист-психолог, который помогал бы следователю в оценке экспертного заключения (разъяснить значение диагноза, определить возможность участия такого лица в дальнейших следственных действиях). Лицо, признанное экспертами невменяемым, как правило, лишается всех прав, которыми пользовалось до получения заключения экспертизы. Нередко лицо, заявившее ходатайство о проведении судебно-психиатрической экспертизы, после получения заключения о невменяемости не ставится в известность о дальнейшем ходе следствия, его не знакомят с выводами экспертов и другими материалами дела. Однако, невменяемый - не значит неодушевленный, и невменяемость далеко не всегда означает потерю разума. Ему не безразличны выводы экспертизы, и то, как в дальнейшем сложится его судьба. Заключение судебно-психиатрической экспертизы о невменяемости является одним из доказательств по делу, оно может порождать определенные процессуальные особенности дальнейшего расследования и судебного разбирательства дела, но ни в коей степени не меняет правовое положение лица и не лишает его прав, предоставленных законом обвиняемому95.

Для обеспечения нормального хода расследования уголовно- процессуальное законодательство предусматривает возможность применения мер процессуального принуждения. Уголовно-процессуальное принуждение представляет собой специальную форму юридического воздействия на поведение участников общественных отношений. Меры процессуального принуждения используются лишь в силу необходимости, в строго определенных целях и в полном соответствии с действующим законом. Уголовно-процессуальное законодательство определяет, что при наличии достаточных оснований меры пресечения могут применяться только в отношении обвиняемого, в исключительных случаях в отношении подозреваемого (ст. 97, 100 УПК). Лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, не является ни подозреваемым, ни обвиняемым, поэтому возникает вопрос о правомерности применения меры пресечения в отношении такого лица.

В юридической литературе на этот счет были высказаны различные суждения. Так, А.И. Галаган считает, что лица, совершившие общественно опасные деяния, представляют опасность для общества, поэтому для обеспечения нормального хода расследования к такому лицу должны быть применены определенные меры, ограничивающие свободу его передвижения и создающие препятствие для того, чтобы это лицо помешало установлению истины по делу, совершило новое общественно опасное деяние, скрылось от

следствия и суда96.

По мнению С.Е. Вицина, в целях пресечения преступной деятельности любое лицо, в том числе и заведомо душевнобольное, может быть доставлено в органы милиции, но его нельзя задерживать в порядке ст. 122 УПК РСФСР без предварительного освидетельствования врачом-психиатром, то же самое относиться и к лицу, в отношении душевного здоровья которого есть

152

обоснованные сомнения

С.С. Степичевым и А.А. Хомовским высказывалось мнение, что заведомо душевнобольное лицо может быть задержано, но должно быть предварительно освидетельствовано у врача-психиатра в порядке выполнения неотложных следственных действий. После этого, в зависимости от результатов, задержанный может быть допрошен и подвергнут мерам пресечения или же по постановлению следователя о назначении судебно-психиатрической экспертизы в порядке ст. 188 УПК РСФСР помещен в отделение судебно- психиатрической экспертизы до тех лор, пока постановление следователя не будет отменено или не поступит решение суда по поводу мер, которые должны быть применены к душевнобольному. Если лицо не нуждается в стационарном обследовании, и нет необходимости принудительно содержать его в психиатрической больнице до рассмотрения дела судом, следователь может вынести постановление о назначении амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы лицу, уже помещенному в психиатрическую больницу на общих основаниях. При признании лица невменяемым мера пресечения отменяется, а лицо должно быть помещено в психиатрическую больницу в порядке

LS3

неотложной госпитализации

П.С. Элькинд полагала, что в отношении рассматриваемого лица, меры -96-

пресечения вообще не должны избираться97.

Более правильной, на мой взгляд, представляется позиция А.В. Ленского и Ю.К. Якимовича, которые считают, что для рассматриваемой категории дел должны быть предусмотрены особые меры пресечения, в частности, отдача под наблюдение родственников и участкового психиатра98.

Возможности достижения необходимого эффекта при расследовании дела ограничены, если лицо, совершившее общественно опасное деяние, не изолируется от общества до решения вопроса о применении принудительного лечения, не лишается свободы передвижения и действий. Этим и объясняется распространенность применения к лицам, совершившим общественно опасные деяния, меры пресечения в виде заключения под стражу (в 85 % изученных автором дел за 1998 - 2001 г. избиралась именно эта мера пресечения). Более того, после проведения экспертизы, результатом которой являлось заключение о невменяемости, лицо опять доставлялось в следственный изолятор до окончания предварительного следствия и вынесения постановления о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера. Избрание этой меры пресечения было обусловлено тем, что она, по оценке следователей (80% опрошенных), наиболее эффективно гарантирует достижение поставленных целей. Однако избрание такой меры пресечения может неблагоприятно отразиться на психическом состоянии лица, совершившего общественно опасное деяние, затруднив тем самым достижение конечной цели применения принудительных мер медицинского характера. Полагаю, что в связи с принятием УПК РФ такая практика уйдет в небытие, так как появилась принципиально новая ст. 435 УПК РФ, которая позволяет на основании судебного решения помещать в психиатрический стационар лиц, в отношении которых в порядке гл. 51 УПК РФ ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера.

Данная статья является альтернативой заключению под стражу в отношении лиц, у которых будет установлен факт психического заболевания. Вместе с тем, при применении этой нормы на практике, стали возникать неразрешенные ситуации, связанные, прежде всего, со сроком пребывания на экспертизе. Статья 30 Федерального закона «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации» устанавливает, что лицо может быть помещено в медицинский стационар для производства судебно- медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30 дней99. При необходимости этот срок может быть продлен постановлением судьи еще на 30 дней, в случае особой сложности еще на 30 дней, в общем, подэкспертный может находиться на экспертизе 90 дней. Возникает вопрос, как поступить с человеком признанным экспертизой невменяемым по истечении 30 дневного срока? С момента вынесения заключения экспертизы и до вынесения постановления судьи о применении принудительной меры медицинского характера может пройти достаточно много (один месяц) времени. Целесообразно, на мой взгляд, предусмотреть в главе 51 УПК РФ еще одну специальную меру пресечения, которая будет применяться в отношении рассматриваемого лица - отдача под присмотр родственников, опекунов. Что касается опасных больных, необходимо создание специальных учреждений, в которых они будут находиться до вынесения постановления суда.

* * *

Представляется необходимым определение процессуального основания, с которого обычное производство по уголовному делу переходит в производство о применении принудительных мер медицинского характера. Установление факта психического заболевания лица (на основании истории болезни) может служить основанием для вынесения постановления о возбуждении производства о применении принудительных мер медицинского характера, что соответственно и будет являться началом особого производства.

Следует дополнить приложения к уголовно-процессуальному законодательству бланками следующих процессуальных документов: 1) постановление о возбуждении производства о применении принудительных мер медицинского характера; 2) постановление о привлечении лица, страдающего психическими расстройствами к производству о применении принудительных мер медицинского характера; 3) постановление о невозможности участия в следственных действиях лица, страдающего психическими расстройствами. Небезынтересно отметить, что фактически такое производство существует как особый порядок уголовного судопроизводства, однако оно недостаточно регламентировано с точки зрения его процессуального оформления. Так, постановление о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера выносится только при окончании предварительного расследования, которое формально подтверждает, что осуществлялось именно такое производство.

Думается, что указанные предложения будут способствовать более эффективной защите лиц, в отношении которых осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера.

<< | >>
Источник: Буфетова М. Ш.. Производство о применении принудительных мер медицинского характера / Диссертация /. 2004

Еще по теме 2.3. Общая характеристика предварительного следствия по делам о применении принудительных мер медицинского характера:

  1. Глава II. ОСОБЕННОСТИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ ПО ДЕЛАМ О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
  2. 2.3. Общая характеристика предварительного следствия по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  3. 2.3.1. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  4. 2.3.2. Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы (назначение, проведение и оценка ее заключения) по делам о применении принудительной меры медицинского характера
  5. Глава III. СУДЕБНОЕ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
  6. 3,1. Подготовка дела к судебному заседанию и предварительному слушанию по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  7. 3.2. Специфика применения общих условий судебного разбирательства при рассмотрении дел о применении принудительных мер медицинского характера
  8. 3.3. Особенности стадии судебного разбирательства при рассмотрении дел о применении принудительных мер медицинского характера
  9. 3.3.2. Основания прекращения уголовного дела о применении принудительных мер медицинского характера на стадии судебного разбирательства
  10. Глава II. ОСОБЕННОСТИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ ПО ДЕЛАМ О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
  11. 2.3. Общая характеристика предварительного следствия по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  12. 2.3.1. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  13. 2.3.2. Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы (назначение, проведение и оценка ее заключения) по делам о применении принудительной меры медицинского характера
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -