<<
>>

2.3.1. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о применении принудительных мер медицинского характера


При решении вопроса о круге обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве о применении принудительных мер медицинского характера, необходимо учитывать, что в ряде случаев «данное производство, хотя и регламентировано уголовно-процессуальным законом, но не является
производством по уголовному делу в силу отсутствия в нем обвиняемого»137.
Особый характер производства о применении принудительных мер медицинского характера предопределяет и особенности предмета доказывания по этим делам. Это не означает, что нет ничего общего с предметом доказывания по уголовному делу. Напротив, во многом они совпадают. Как было отмечено в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г, «применение принудительных мер медицинского характера возможно лишь при доказанности совершения лицом, в отношении которого рассматривается дело, общественно опасного деяния, содержащего признаки
158
конкретного преступления» . Верховный Суд РСФСР также обращает внимание судов на то, что «при применении принудительных мер медицинского характера к душевно больному суд должен всесторонне проверить доказательства, подтверждающие совершение лицом общественно
159
опасного деяния и дать им правильную юридическую оценку» .
При расследовании дел данной категории следователь и суд должны быть убеждены в доказанности наличия общественно опасного деяния, по поводу которого возбуждено уголовное дело. Должно быть точно установлено, под признаки какого запрещенного уголовным законом деяния подпадают действия данного лица. Также должны быть исследованы обстоятельства, связанные со временем, местом и способом совершения общественно опасного деяния, которые могут выступать в качестве обязательных либо квалифицирующих признаков состава, предусмотренных диспозицией соответствующей статьи УК РФ.
Выясняя обстоятельства, относящиеся к лицу, совершившему общественно опасное деяние, следователь, прежде всего, должен доказать, что данное деяние совершено именно этим лицом. Отсутствие по рассматриваемой категории дел процессуальной фигуры обвиняемого не освобождает следователя от выяснения обстоятельств, свидетельствующих о причастности (непричастности) лица, страдающего душевной болезнью, к совершенному деянию. Естественно, в рамках предмета доказывания исследуются и лишь те обстоятельства, характеризующие личность душевнобольного, которые относятся к делу. Не должны учитываться обстоятельства, не имеющие прямого отношения к рассматриваемому событию (судимость лица, помилование, применение в прошлом к лицу принудительных мер медицинского характера, прекращение дела по реабилитирующим или нереабилитирующим основаниям).
К числу особых обстоятельств, характеризующих предмет доказывания и подлежащих обязательному установлению по делам о лица, страдающих психическими расстройствами, относятся: наличие у лица, совершившего общественно опасное деяние, психического расстройства в прошлом, степень и характер такого расстройства в момент совершения запрещенного уголовным законом деяния и ко времени рассмотрения дела в суде (п.З ст. 404 УПК РФ). Констатировать состояние вменяемости или невменяемости субъекта и решить вопрос о том, мог ли он и в какой мере осознавать характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, невозможно без исследования клинической динамики психического расстройства, выявления его глубины и тяжести .
Таким образом, по делу, направленному в суд для применения принудительных мер медицинского характера, в судебном заседании надлежит: проверить представленные органами следствия доказательства, устанавливающие или опровергающие сам факт совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом; установить, совершено ли это деяние именно тем лицом, в отношении которого предлагается применить принудительные меры медицинского характера; дать юридическую оценку общественно опасному деянию; проверить и дать оценку доказательствам, собранным при исследовании вопроса о психической полноценности лица, совершившего общественно опасное деяние; выяснить характер и степень психического расстройства на момент совершения общественно опасного деяния и на период рассмотрения дела в суде; характер и размер ущерба причиненного деянием; поведение лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние, как до его совершения, так и после.
Обстоятельства, характеризующие личность лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, законодатель не относит к особенностям предмета доказывания, руководствуясь при этом, по-видимому, общим порядком.
С такой позицией трудно согласиться. Полагаю, что специфической чертой такого производства является, прежде всего, выяснение обстоятельств, характеризующих личность того, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, что позволит должным образом выяснить и иные обстоятельства, подлежащие доказыванию.
Зачастую, следователи не уделяют данному вопросу соответствующего внимания, не выясняют и не изучают личностные аспекты. Информация о том, что лицо страдает или страдало психическими заболеваниями подтверждается, как правило, на момент окончания предварительного следствия или чаще всего при получении заключения судебно-психиатрической экспертизы.
При раскрытии и расследовании преступления, рассмотрении дела в судебном заседании особое внимание должно уделяться изучению антиобщественных свойств личности, среды общения, форм и способов взаимодействия с обществом и отдельными индивидами. Выяснение механизма зарождения и углубления конфликта личности с обществом и его членами как основы преступного поведения представляется актуальной проблемой. Выяснение и учет личностных особенностей преступников, особенно имеющих различного рода психические расстройства, в процессе расследования и судебного рассмотрения дела - ключ к установлению истины по делу и
индивидуализации ответственности.
Психические расстройства в определенных условиях снижают сопротивляемость к воздействию ситуаций, в том числе конфликтных, создают препятствия для развития социально полезных черт личности, особенно для ее адаптации к внешней среде; ослабляют механизмы внутреннего контроля, сужают возможность выбора решений и вариантов поведения, облегчают реализацию импульсивных, случайных, непродуманных, в том числе противоправных, поступков. Все это отрицательно сказывается на развитии личности и может привести к преступному поведению .
Чтобы детально разобраться в преступности лиц, страдающих психическими расстройствами, необходимо обратиться к их личности, так как особенности мыслительной, мотивационной сферы данной категории лиц не могут не сказываться на их деятельности и восприятии ими объективной действительности.
Поддерживая мнение о том, что любой человек является личностью, необходимо обратить внимание на участников уголовного процесса, которые, совершив общественно опасные деяния, не являются субъектами преступления и не могут выступать в качестве обвиняемых по уголовному делу . Наличие у лица психического расстройства психотического уровня предполагает признание его невменяемым, соответственно в отношении него не может решаться вопрос об уголовной ответственности. Однако, вопрос о судьбе лиц, совершивших общественно опасные деяния, следует решать исходя из необходимости применения к ним мер безопасности б целях пресечения возможности дальнейшего совершения ими указанных деяний и оказания помощи для возвращения их в общество.
Думается, что для принятия правильного процессуального решения в отношении указанных лиц необходимо провести, прежде всего, тщательное изучение их личности. Ошибка в результатах исследования может привести к негативным последствиям. В частности, лицо, имеющее патологию психики, но являющееся вменяемым, может оказаться в психиатрической клинике, и, наоборот. Личность как сложная социально-биологическая система сохраняется при многих видах психологической патологии, причем патологические изменения не всегда ведут к личностным изменениям . Психическое заболевание может иметь не постоянный, а временный характер, кроме того, оно может проявляться отдельными приступами, в процессе которых человек становится недееспособным (эпилепсия, мерцательная психопатия). У больного может наступить длительная ремиссия, либо человек может длительное время страдать психическим заболеванием, а окружающие не будут знать об этом, относясь к данному человеку как к психически здоровому. Тем не менее, данное лицо будет являться личностью как в момент проявления психического заболевания, так и в момент ремиссии.
Личность психически больного требует изучения социальных и биологических детерминант опасного поведения, их соотношения и взаимодействия. Биологические факторы, к которым относят патологические аномалии психики, влияют на формирование личности и мотивацию общественно опасных действий. Вместе с тем, социальные факторы определяют содержание психических процессов. В свою очередь, «внутреннее действует через внешнее и этим себя изменяет» . Психическая болезнь накладывает резкие ограничения на психическую деятельность, и может создаваться впечатление, что она биологически непосредственно продуцирует антиобщественные поступки, однако психические дефекты сами по себе не создают содержание психики, они представляют собой условия, в которых развертывается психический процесс. Исследованиями установлено, что болезненные изменения психики зачастую не нарушают социально выработанные формы поведения. Даже в опасных действиях лиц, признанных невменяемыми, могут отражаться, хотя бы и искаженно, определенные социальные факторы . Спорным является утверждение о том, что действия невменяемых лиц «социально не детерминированы» .
У лиц, страдающих психическими расстройствами, антисоциальные тенденции не всегда связаны с болезнью. Общественно опасные действия могут быть обусловлены выработанными до болезни стереотипами и формами социального поведения. В этих случаях характер и степень общественной опасности лица определяются не только нарушениями психической деятельности, но и сохранными элементами психики, которые взаимодействуют с реальной средой, бытовым окружением, и тем самым социально детерминированы.
Уголовно-правовые признаки деяния, совершенного лицом, страдающим психическими расстройствами, дают формальное представление о личности, характере и степени его общественной опасности. Право абстрагируется от того, что характеризует обвиняемого как личность. Вместе с тем, потребности следственной и судебной практики, которые закреплены в уголовном законодательстве, вызывают необходимость иметь данные не только о психическом заболевании лица, но и сведения о нем как о личности .
В свете вышеизложенного предлагаю ч.2 ст.434 УПК РФ, в которой речь идет об обстоятельствах подлежащих доказыванию при производстве о применении принудительных мер медицинского характера дополнить пунктом 6: «обстоятельства, характеризующие лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, как личность».
Еще одним обстоятельством, подлежащим доказыванию, является установление факта совершения деяния, запрещенного уголовным законом, данным лицом. Представляется, что для установления такого обстоятельства могут быть использованы в качестве доказательства и показания самого лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера. Однако в науке уголовного процесса этот вопрос является достаточно дискуссионным.
Так, например, Н.М. Кипнис считает показания душевнобольных (безумных и сумасшедших) недопустимыми доказательствами, так как они явно недостоверны и не могут быть положены в основу обвинения .
Эту позицию разделяли Верховный Суд СССР и Верховный Суд РСФСР. В частности, Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 26 апреля 1984 г. указал, что показания такого лица не могут рассматриваться как источник доказательств по делу . В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 8 октября 1979 г. по делу Ш. отмечено: «Ш. является душевнобольным, и его показания не могли быть приняты как доказательства» . Категоричность подобных утверждений вызывает сомнение. Во-первых, реализация подобного требования как бы предопределяет положительное решение суда о признании лица душевнобольным. Во-вторых, в этом случае ограничивается право на защиту, так как предполагается, что органы предварительного расследования и суды не обязаны выслушивать объяснения и показания этих лиц.
Ряд процессуалистов считает, что не следует отказываться от использования показаний лиц рассматриваемой категории в качестве источников доказательств . Предметом показаний лиц, страдающих психическими расстройствами, иногда бывают сведения, не требующие глубокого анализа, достаточно примитивные с позиции мыслительной
172
деятельности . Например, от них можно получить информацию о месте совершения деяния, времени суток и способе его совершения и т. п.
Степень поражения психики лица, признанного экспертами невменяемым, бывает различной, психически больной способен сообщить вполне достоверные сведения относительно рассматриваемого события и своей роли в нем. Так, Ш, признанный судом невменяемым, на предварительном следствии дал подробные показания об убийстве Д. из винтовки за то, что он не дал ему
173
трактор. Эти показания были подтверждены и другими доказательствами
Следует согласиться с мнением А.Г. Яцкевича, что показания лица, признанного невменяемым в отношении расследуемого общественно опасного деяния, могут быть использованы в качестве источника доказательств, если состояние его психического здоровья перешло в состояние стойкой ремиссии или данное лицо выздоровело, а сообщенные им данные подтверждены другими, собранными по делу, доказательствами .
По материалам изученных автором дел, подавляющее большинство (95%) лиц, совершивших общественно опасные деяния, запрещенные уголовным законом, привлекались к участию в деле в качестве обвиняемых и неоднократно допрашивались. В то же время, после признания их невменяемыми не было проведено ни одного следственного действия с их участием, и в судебном разбирательстве они участия не принимали. Если ранее ст. 72 УПК РСФСР закрепляла положение о том, что лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания не может допрашиваться в качестве свидетеля, то действующий УПК РФ не содержит прямого указания на невозможность допроса лиц, страдающих психическими заболеваниями. Тем не менее, в гл.51 УПК РФ нет нормы, которая указывала бы на возможность участия лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, в следственных действиях. Полагаю, что в данной ситуации проблема обусловлена, прежде всего, тем, что процессуальный статус такого лица отсутствует.
Большинство лиц, в отношении которых ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, допрашиваются на предварительном следствии. Анализ этих показаний свидетельствует о том, что далеко не каждое из них нужно категорически отбросить: в некоторых показаниях события совершенного деяния изложены достаточно четко.
Необходимо выяснить мнение экспертов по этому вопросу и подходить к показаниям этих лиц дифференцированно с учетом их психического состояния на момент дачи показаний. Но вовсе отвергать их - не в интересах ни правосудия, ни охраны прав и законных интересов лиц, в отношении которых ведется такое производство. Полученные от такого лица данные следователь обязан тщательно проверить, сопоставить и оценить в совокупности с имеющимися доказательствами.
По результатам проведенного автором исследования, после проведения судебно-психиатрической экспертизы (по 80 % дел такой категории) в заключении указывается, что, например, «лицо не может участвовать в судебном разбирательстве и давать показания» или «участие в судебном разбирательстве не рекомендуется», и на основании этого следователи «априори» выносят постановление о невозможности участия такого лица в следственных действиях.
Как уже отмечалось выше, если отнести показания лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, к видам доказательств, то следователю в постановлении о назначении судебно-психиатрической экспертизы необходимо ставить вопрос о возможности участия такого лица на предварительном следствии после ее проведения. Вопрос об участии такого лица в судебном разбирательстве должен решать суд.
Специфика предмета доказывания по такой категории лиц выступает установление психического состояния. Статья 196 УПК РФ устанавливает обязательность назначения судебной экспертизы, если необходимо установить психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания, а также когда возникает сомнение в его способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.
Психическое состояние - это компонент психологической структуры личности. Сложный психологический процесс основан на определенной совокупности психических свойств, процессов и состояний человека. Эксперт- психиатр в исследовании на предмет вменяемости - невменяемости бесспорно компетентен диагностировать наличие или отсутствие психического заболевания или иного болезненного состояния расстройства психики, т.е. установить наличие медицинского критерия невменяемости. Это промежуточный этап решения поставленного вопроса. Окончательный этап - это установление наличия или отсутствия психологического (юридического) критерия невменяемости.
Исходя из вышеизложенного, предмет доказывания по делам о невменяемых можно определить как совокупность специфических (выделено мною - М.Б.) обстоятельств, подлежащих обязательному выявлению и оценке при производстве предварительного следствия и разрешении судом уголовного дела.
В заключение отметим: только правильное определение содержания и элементов доказывания по делам о применении принудительных мер медицинского характера позволяет четко обозначить границы исследования и круг обстоятельств, сведения о которых необходимы для установления истины и принятия обоснованных процессуальных решений.
<< | >>
Источник: Буфетова Марьям Шамильевна. Производство о применении принудительных мер медицинского характера [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук 12.00.09 -М.: РГБ,2005. 2005

Еще по теме 2.3.1. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о применении принудительных мер медицинского характера:

  1. Глава II. ОСОБЕННОСТИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ ПО ДЕЛАМ О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
  2. 2.3. Общая характеристика предварительного следствия по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  3. 2.3.1. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  4. 2.3.2. Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы (назначение, проведение и оценка ее заключения) по делам о применении принудительной меры медицинского характера
  5. Глава III. СУДЕБНОЕ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
  6. 3,1. Подготовка дела к судебному заседанию и предварительному слушанию по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  7. 3.2. Специфика применения общих условий судебного разбирательства при рассмотрении дел о применении принудительных мер медицинского характера
  8. 3.3. Особенности стадии судебного разбирательства при рассмотрении дел о применении принудительных мер медицинского характера
  9. 3.3.2. Основания прекращения уголовного дела о применении принудительных мер медицинского характера на стадии судебного разбирательства
  10. Глава II. ОСОБЕННОСТИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ ПО ДЕЛАМ О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -