<<
>>

§ 1.2. Уголовная ответственность за деяния, совершенные в состоянии алкогольного опьянения, и оставление места ДТП в странах семьи Общего права

Вождение транспортного средства в состоянии алкогольного опьянения рас­сматривается во всех странах общего права, как одна из основных причин совер­шения дорожно-транспортных преступлений с тяжкими последствиями.

В английском праве ответственность за преступления в сфере дорожного движения, связанные с управлением транспортным средством под воздействие ал­коголя и наркотиков, сосредоточены в названном ранее Акте о дорожном движении 1988 года.

Наиболее тяжким признается причинение смерти неосторожным вождением под влиянием алкоголя или наркотиков, предусмотренное ст.

3А Акта 1988 года. Норма применяется при следующих условиях. Управление транспортным сред­ством осуществляется без должной внимательности и предусмотрительности или учета интересов других участников дорожного движения и имеется альтернативно один из нижеозначенных признаков. Лицо находится под влиянием алкоголя или наркотиков, причем, концентрация этих веществ превышает установленный зако­ном предел, или способность лица управлять транспортным средством должным образом существенно снижена, или если лицо, обязанное в течение 18 часов пред­ставить на исследование кровь в соответствии со ст. 7 Акта 1988 года, без разум­ного оправдания не может его предоставить, либо ему требуется, чтобы констебль дал ему разрешение на предоставление образца для исследования, но он без разум­ных оснований это не делает. В соответствии с законом, лицо считается непригод­ным к вождению транспортного средства в любое время, когда его способность управлять транспортным средством надлежащим образом существенно нарушена.

В ст. 4 (1) Акта о дорожном движении 1988 года признается преступлением управление водителем транспортным средством на дороге или в другом обще­ственном месте, если под воздействием алкоголя или наркотиков вождение авто­мобиля существенно затруднено. Во второй части этой нормы предусмотрена от­

ветственность лица, контролирующего транспортное средство на дороге или в об­щественном месте, если под воздействием алкоголя или наркотиков управление транспортным средством существенно затруднено.

Ст. 5 Акта 1988 года запрещается управление или контроль транспортного средства в случае превышения предельно допустимого уровня алкоголя в образцах воздуха, крови или мочи водителя (ст. 5 (1)(а)(^ Акта о дорожном движении). Со­гласно закону лицо, управляющее или осуществляющее попытку управлять авто­мобилем, либо контролирующее автомобиль на дороге или в ином общественном месте под воздействием алкоголя, уровень которого превышает предельно допу­стимую концентрацию, совершает преступление.

Максимальный уровень допустимой концентрации алкоголя определен зако­ном в ст.11 Акта о дорожном движении 1988 года и составляет 35 микрограммов алкоголя в ста миллилитрах выдыхаемого воздуха, 80 миллиграммов алкоголя в ста миллилитрах крови, 107 миллиграммов спирта в ста миллилитрах мочи. При этом для ст. 5 Акта количество алкоголя должно быть в объеме, превышающем установ­ленный ст. 11 Акта лимит. Для квалификации действий лица по ст. 4 Акта доста­точно, что водитель находился под воздействием алкоголя, уровень которого пре­вышает возможную погрешность измерительного прибора (алкотестера).

Для ст. 4 и 5 Акта о дорожном движении 1988 года обязательными призна­ками выступают место совершения преступления - общественная дорога или иное общественное место, а также наличие данных, свидетельствующих о наличии в ор­ганизме алкоголя.

Для применения указанных норм не имеет значения, находилось ли транс­портное средство в движении или было припарковано на дороге или в обществен­ном месте, был ли в последнем случае двигатель работающим или выключенным.

Лицо, находящееся в автомобиле во всех случаях признается субъектом дан­ного преступления. Он признается либо лицом, управляющим движущимся транс­портным средством (водителем), либо лицом, контролирующим транспортное средство, поскольку имеет реальную возможность управлять автомобилем.

В общем праве для признания лица виновным в совершении указанного дея­ния не имеет значения место нахождения водителя в автомобиле. Судебная прак­тика исходит из того, что лицо во всех случаях (находится ли оно на месте водителя или пассажира) сохраняет контроль за транспортным средством. Судебная прак­тика в ряде уголовных дел раскрыла понятия «контролировать» и «управлять» транспортным средством. Термин «управлять» транспортным средством означает такие действия лица, которые вызвали движение транспортного средства в любом направлении. Контроль транспортного средства предполагает наличие у лица по­тенциальной возможности переместить автомобиль в пространстве. В силу этого, лицо, находящееся на водительском месте либо на пассажирском месте при рабо­тающем двигателе, безусловно, контролирует транспортное средство. Оба преступ­ления относятся к преступлениям абсолютной ответственности, поэтому установ­ление вины в данном случае не требуется, достаточно, что лицо, употребившее ал­коголь или наркотики, находилось в транспортном средстве.

В тех случаях, когда водитель использует защиту, утверждая, что превыше­ние концентрации алкоголя в изъятых пробах имело место из-за употребление ал­коголя после того, как он перестал управлять автомобилем, он должен опроверг­нуть презумпцию, содержащуюся в ст. 15 (2) Акта о нарушителях дорожного дви­жения, согласно которой уровень алкоголя в его крови, моче или дыхании во время предполагаемого преступления были не меньше, нежели в представляемом об­разце. Презумпция может быть опровергнута с учетом экспертных заключений.

В тех случаях, когда образцы крови или мочи представлены водителем через несколько часов после предполагаемого правонарушения, во внимание принима­ются результаты судебной или независимой экспертизы, которые посредством об­ратного теста с учетом параметров выведения алкоголя из организма подозревае­мого определяют концентрацию алкоголя во время совершения преступления. Эти данные принимаются во внимание для установления виновности лица и могут опровергнуть используемую им защиту[70].

В правоприменительной практике базовой является защита, связанная с нару­шением полицейскими процедуры тестирования лица, подозреваемого в вождении транспортного средства под влиянием алкоголя, которая установлена в ст. 7-9 Акта 1988 года. Закон требует от полицейского, обязательно проинформировать води­теля, что образец дыхания, который он дал, содержащий более низкую долю алко­голя, превышает установленный законом предел, но не превышает 50 мкг алкоголя в 100 миллилитрах выдыхаемого воздуха. В таких обстоятельствах водитель вправе потребовать, чтобы этот образец был заменен образцом крови или мочи, если он пожелает.

Водитель, заподозренный полицейским в управлении транспортным сред­ством под воздействием алкоголя, должен сдать предварительный тест, предоста­вив образец выдыхаемого воздуха (ст.6А Акта 1988 года). Полиции предоставлено такое право, если есть разумные основания подозревать, что лицо управляет или пытается управлять транспортным средством, которое находится на дороге или в другом общественном месте, а также, что лицо, которое управляло транспортным средством под влиянием алкоголя или наркотиков, все еще находится под их дей­ствием. В то же время, анализ на содержание алкоголя или наркотиков должны сдать такие лица, в отношении которых полиция имеет разумные основания подо­зревать, что они управляли автомобилем и совершили правонарушение на дороге или в ином общественном месте, либо совершили аварию. В данном случае, поня­тие правонарушения охватывает преступления в сфере дорожного движения, ука­занные в части пятой Акта о дорожном движении 1988 года, в ст. 53 части третьей Акта о нарушителях дорожного движения 1988 года, части второй ст.14 Акта об общественных пассажирских транспортных средствах 1981 года (Public Passenger Vehicles Act 1981), п.27 Акта о регулировании дорожного движения 1984 года (Road Traffic Regulation Act 1984) (ст.6(1)-(5)Акта 1988 года).

Отказ от освидетельствования без разумных оснований рассматривается как преступление. (ст. 6 (6) Акта 1988 года). Преступлением признается и отказ от предоставления образцов крови для исследования в лабораторных условиях для

подтверждения или опровержения результатов теста на дыхание (ст. 7 (6 Акта 1988 года)).

В ст. 7А(6) предусмотрена ответственность за отказ лица, не способного дать согласие, от предоставления образца крови на лабораторный анализ, если оно было способно этот анализ сдать и для этого не было медицинских противопоказаний. В качестве защиты в этих преступлениях используется тест на «разумное оправда­ние», согласно которому лицо не подлежит ответственность по ст. 6(6) и ст. 7(6) Акта 1988 года. В этом случае суд должен исследовать медицинские доказатель­ства физической или умственной неспособности лица сдать образец, и причинную связь между физической или умственной неспособностью виновного и невозмож­ностью предоставить образец[71].

Статьей 5А, введенной в Акт 1988 года ст. 56 Акта о преступности и судах

2013 года, предусмотрена ответственность за вождение или управление автомоби­лем под воздействие контролируемого препарата с концентрацией выше установ­ленного предела. Норма была введена в закон для того, чтобы устранить ситуацию, когда лицо, находящееся под воздействием наркотиков, избегало ответственности по ст. 4 Акта 1988 года, поскольку сложно было доказать, что его способность управлять транспортным средством ослаблена из-за принятых им наркотических препаратов.

Лицо признается совершившим преступление, если оно осуществляет вожде­ние автомобиля или пытается водить автомобиль или контролирует автомобиль на дороге или в другом общественном месте, если в крови или моче присутствует определенный контролируемый препарат (ст. 5А(1)(а)^) Акта 1988 года). Данная статья не относится однозначно к нормам с «нулевой терпимостью». В правилах

2014 года содержится перечень из 16 контролируемых препаратов с указанием уровня концентрации каждого из них, установленные группой экспертов, и осно­ванные на определении фактора «случайного воздействия». При этом следует от­метить, что полиция может проверить только три препарата: каннабиноиды, бензо­диазепины и кокаин. Список препаратов определен Министром внутренних дел

(государственным секретарем) в отношении положений, касающихся вождения или контроля транспортных средств. В то же время ст. 5А(8) Акта 1988 года ука­зывает, что допустимый уровень может быть нулевым.

Статья 5А(3) Акта 1988 года распространяется на лиц, принимающих кон­тролируемые препараты по медицинским показаниям и содержит соответствую­щую защиту.

Лицо не может быть привлечено к ответственности, если указанный меди­цинский препарат был назначен и использован лицом в медицинских или стомато­логических целях, лицо принимало препарат в соответствии с указаниями, дан­ными тем, кто назначил или поставил этот препарат или в соответствии с сопрово­дительными инструкциями, данными производителем или распространителем пре­парата, владение препаратом сразу же после его приема не было незаконным в со­ответствии со ст. 5(1) Акта о злоупотреблении наркотиками 1971 года, ограничи­вающей владение контролируемыми веществами. Защита становится недоступной (ст. 5А(4) Акта), если лицо проигнорировало совет компетентного специалиста, по­ставившего препарат, о необходимости соблюдать определенный временной ин­тервал между приемом препарата и вождением автомобиля, либо нарушило любые сопроводительные инструкции производителя или распространителя к препарату. Если приводятся доказательства, достаточные для постановки вопроса о примене­нии защиты, суд обязан исходить из того, что защита имеет место, если обвинение вне всяких разумных сомнений докажет, что это не так.

Помимо вышеуказанной защиты норма содержит еще одно особое обстоя­тельство (защиту) в ст. 5А (6) Акта 1988 года, которое может приниматься во вни­мание судом при обвинении лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 5А (1)(а)(Ь) - контроле за автомобилем на дороге или другом общественном ме­сте с концентрацией препарата выше установленного предела. Когда лицо предпо­ложительно совершало преступление, отсутствовала вероятность того, что ему придется управлять транспортным средством в тот период, когда уровень контро­лируемого вещества в его крови или моче, мог превышать установленные пределы.

Лицо, подозреваемое в употреблении наркотиков, предварительно тести­руют на специальном устройстве, одобренном Министром внутренних дел, изъяв образцы слюны или пота (ст. 6С Акта 1988 года). Этот анализ проводится либо на месте, где водитель был остановлен, либо в полицейском участке, определенном должностным лицом. Тест должен ответить на вопрос, имеются ли в организме лица контролируемые вещества. Если предварительный тест подтверждает предпо­ложение полицейского, лицу предлагают сдать анализ крови для установления того, являются ли контролируемые вещества, медицинскими препаратами и не пре­вышает ли их уровень предельно допустимую концентрацию (ст. 7 Акта 1988 года).

Все рассмотренные преступления, связанные с воздействием алкоголя или наркотиков, за исключением ст. 3 Акта 1988 года относятся к суммарным, рассмат­риваемым в магистратских судах. Наказание за преступления, предусмотренные ст. 4, ст. 5, ст. 5А Акта 1988 года зависит от особенностей субъекта преступления. Если лицо обвиняется по положениям, предусмотренным в ст. 4(1) и ст. 5(1) Акта 1988 года, оно может быть приговорено к тюремному заключению на срок до шести месяцев или штрафу 5 уровня по стандартной шкале или обоим наказаниям вместе, сопряженным с обязательной дисквалификацией. Если лицо контролирует транс­портное средство (ст. 4(2) и ст. 5(2) Акта 1988 года,), оно может быть подвергнуто тюремному заключению на срок до трех месяцев тюремного заключения или штрафу в 4 уровня по стандартной шкале или обоим наказаниям вместе. При этом вопрос о дисквалификации решается судом.

При уклонении от предоставления образцов для анализа в лабораторных условиях (ст. 7(6) и ст. 7А (6) Акта 1988 года) величина наказания зависит от со­вершенных лицом действий. Если образец был необходим для определения способ­ности к вождению транспортного средства или пропорции алкоголя или контроли­руемого вещества в крови, когда виновный управлял или «пытался вести автомо­биль, наказание составляет тюремное заключение на срок до шести месяцев или штраф 5 уровня по стандартной шкале, или оба наказания вместе с обязательной дисквалификацией. Во всех остальных случаях лицо может быть приговорено к тю­

ремному заключению на срок до трех месяцев или штрафу 4 уровня»[72] по стандарт­ной шкале или обоим наказаниям вместе. При отказе от теста на дыхания ст. 6 Акта наказание значительно мягче и представляет штраф 3 уровня по стандартной шкале.

Подобно английскому праву, в законодательстве Канады особое внимание уделено вопросам ответственности пьяных водителей. Опасность алкоголя на транспорте была признана законодателем еще в 1921 году, когда подобное поведе­ние было криминализировано.

В законодательстве Канады содержатся два состава преступления, в которых предусмотрена ответственность за управление транспортным средством в состоя­нии опьянения.

В настоящее время в соответствии со ст. 253 (1) УК Канады совершает пре­ступление тот, кто управляет автомобилем, судном, либо управляет или оказывает помощь в эксплуатации воздушного судна или железнодорожного транспортного средства, или контролирует транспортное средство, независимо от того, находится оно в движении или нет,

(a) если его способность управлять автомобилем, судном, воздушным суд­ном, железнодорожным транспортным средством нарушена алкоголем или нарко­тическими веществами, или

(b) концентрация алкоголя превышает восемьдесят миллиграммов алкоголя на сто миллилитров крови.

(2). В п.1(а) нарушение может быть результатом смешения алкоголя и нарко­тиков[73].

Согласно закону во всех случаях, когда лицо управляет транспортным сред­ством с превышением концентрации алкоголя в крови, указанной в ст. 253 (1) (b) УК Канады, оно совершает преступление, предусмотренное УК Канады.

В Канаде водительские права получают с 16 лет, однако в ряде провинций существует общий запрет на употребление спиртных напитков лицами, не достиг­шими 21 года, в силу чего положение УК Канады о предельном уровне алкоголя в крови не распространяется на тех, кто не достиг 21 года. Наличие у них алкоголя в крови, независимо от его уровня - нарушение закона.

Таким образом, субъектом рассматриваемого деяния может быть лицо, обла­дающее полными водительскими правами и достигшее возраста, предоставляю­щего права на употребление спиртных напитков.

Исходя из текста закона, один из основных признаков рассматриваемых дея­ний - место совершения преступления. Закон запрещает не только управлять транс­портным средством в состоянии алкогольного опьянения, но и находиться в нем в таком состоянии. В соответствии со ст. 258(1) в ходе любого разбирательства необ­ходимо установить, какое место занимало лицо в транспортном средстве: если об­виняемый занимал место водителя или того, кто оказывал помощь в эксплуатации, либо осуществлял контроль над транспортным средством и приводил его в движе­ние - считается, что в его поведении присутствуют признаки преступления, преду­смотренного ст. 253 (1) УК Канады.

Судебная практика в ряде уголовных дел раскрыла понятия «контролиро­вать» и «управлять» транспортным средством. Термин «управлять» транспортным средством означает такие действия лица, которые вызвали движение транспорт­ного средства в любом направлении. Контроль транспортного средства предпола­гает наличие у лица потенциальной возможности переместить автомобиль в про­странстве. В силу этого, лицо, находящееся на водительском месте при работаю­щем двигателе, безусловно, контролирует транспортное средство.

В 1986 году Верховный Суд Онтарио заявил, что закон должен трактоваться более широко, чем просто вождение, и отметил, что положение лица, находящегося

на месте водителя указывает на то, что автомобиль контролируется лицом с помо­щью ключа зажигания, находящегося в его распоряжении, несмотря на то, что дви­гатель не работает[74].

Лицо может постараться опровергнуть утверждение, что оно имело целью управлять или контролировать транспортное средство, находясь на месте водителя. Однако обвинение с учетом позиции Верховных судов провинций может вне вся­ких разумных сомнений доказать, что в данном конкретном случае речь идет именно о традиционном понимании контроля над транспортным средством.

Достаточно сложным является и вопрос об установлении вины в рассматри­ваемом преступлении. Поскольку деяние без отягчающих обстоятельств относится к преступлениям абсолютной ответственности, достаточно установить сам факт контроля транспортного средства лицом, которое находится под воздействием ал­коголя, превышающего предельно допустимую концентрацию. В то же время наступление последствий в виде телесных повреждений или смерти в результате совершения данного преступления нередко квалифицируется не по ст. 253 УК Ка­нады, а как непредумышленное убийство, которое наказывается более строго.

Так, в деле Уитфилда виновный управлял транспортным средством под вли­янием алкоголя в дозе, втрое превышающей предельно допустимую концентрацию алкоголя в крови. Во время движения он свернул на полосу встречного движения. От лобового столкновения погиб водитель встречного автомобиля. Сам виновник аварии был обнаружен в бессознательном состоянии. В связи с тем, что субъект имел длительную историю вождения в нетрезвом виде, он ранее прошел специаль­ные психологические курсы, направленные на освобождение от алкогольной зави­симости. Суд первой инстанции с учетом всех обстоятельств поручил присяжным ответить на следующие вопросы:

- имелось ли у него намерение совершить преступление, связанное с лише­нием жизни (т.е. было ли убийство преднамеренным) и, соответственно, характе­ризовалось ли его поведение злонамеренностью (злым умыслом),

- был ли акт выполнен намеренно с осознанием опасности своего поведения и с сознательным пренебрежением к чужой жизни.

Кроме того, суд указал, что степень опьянения должна рассматриваться как свидетельство умысла лица или психического его состояния, однако не стал уточ­нять, что виновный был найден без сознания вследствие добровольного опьянения. Обвиняемый был признан виновным в убийстве второй степени. Апелляционный суд вернул дело на новое рассмотрение, рекомендовав суду дать в отношении этого эпизода соответствующие разъяснения. Подсудимый пытался доказать присяж­ным, что он не являлся лицом, действующим со злым умыслом, что в момент пре­ступления он находился без сознания под воздействием алкоголя. Присяжные, ис­ходя из того, что умысел может быть очевидным (прямым) и неочевидным (кос­венным), пришли к выводу, что в данном случае речь идет об умышленном дове­дении себя до тяжелой степени опьянения, естественным следствием чего является автомобильная катастрофа и смерть потерпевших при этой аварии. Причем лицо осознавало опасность и рискованность своих действий, но сознательно проигнори­ровало это обстоятельство. Тот факт, что виновный был без сознания в момент ава­рии, правовую оценку его действий не меняет, поскольку умысел совершить убий­ство мог возникнуть заранее, когда лицо садилось за руль в состоянии сильного опьянения. Приговор не был изменен[75].

В данном случае в основу позиции суда было положено известное прецедент­ное дело Hyam v. DPP (1975) HL, в котором лорд Hailsham, давая определение кос­венного умысла (намерения), указал: лицо знает о существовании серьезного риска того, что смерть или тяжкий вред здоровью вытекают из его действий, и совершает эти действия осознанно и без законных оснований. Не имеет значения в этих об­стоятельствах, желает ли лицо наступления таких последствий. Если наступление

последствий для виновного весьма вероятны, это больше, чем просто неосторож­ность[76].

Следует отметить, что согласно ст. 222 УК Канады, лицо совершает убий­ство, когда его поведение прямо или косвенно с помощью любых средств приводит к гибели человека. Убийство второй степени осуществляется без злонамеренности, т.е. не является заранее запланированным, но совершается с косвенным умыслом, тем не менее наказанием за его совершение может быть пожизненное заключение.

Позиция канадского суда заставляет обратиться и к российской судебной практике. Многие резонансные дела о транспортных преступлениях позволяют усомниться в справедливости правовой их правовой оценки. «Так, в Москве на Минской улице произошло крупное ДТП - водитель в состоянии алкогольного опь­янения не справился с управлением и протаранил автобусную остановку. Жерт­вами аварии стали семь человек, в том числе пятеро воспитанников детского дома- интерната для умственно отсталых детей. Экспертиза показала, что водитель авто­мобиля был сильно пьян, в его крови нашли так же следы марихуаны. По данным полиции, подозреваемого ранее уже лишали прав за вождение в пьяном виде.

В другом случае, на Бисеровском шоссе недалеко от города Старая Купавна Ногинского района Московской области москвичка в состоянии алкогольного опь­янения на автомобиле Land Rover нарушила требования знака "Обгон запрещен" и на закруглении дороги обогнала двигавшийся в попутном направлении автомо­биль. Из-за высокой скорости и состояния сильного опьянения она не справилась с управлением. Машину выбросило на правую грунтовую обочину дороги, и она сбила пешеходов, двигавшихся друг за другом в попутном направлении. Погибли пять человек. В числе жертв аварии оказался семилетний ребенок»[77].

Указанные единичные примеры, характеризующие общую негативную тен­денцию, дают основания для неутешительного вывода о том, что положения рос­сийского уголовного закона о неосторожном причинении смерти с использованием

транспорта дает своеобразную «индульгенцию» лицу, лишившему жизни не­сколько человек. Можно в состоянии сильного алкогольного и наркотического опь­янения погубить семь человек и отделаться относительно нестрогим наказанием. Лицо, совершившее это преступление, так же, как Уитфилд, осознавало, что его поведение создает реальную угрозу человеческой жизни, предвидело возможность наступления тяжких последствия и отнеслось к этому безразлично.

Представляется, в тех случаях, когда осознанно совершаются действия, явно угрожающие жизни и здоровью неопределенного числа окружающих (вождение автомобиля в состоянии сильного опьянения, значительное превышение скорости в густонаселенном районе, вблизи от школ, мест проведения досуга, проезд на за­прещающий сигнал светофора без снижения скорости и без учета того обстоятель­ства, что в это время дорогу переходят люди), лицо, управляющее транспортным средством, способно предвидеть потенциальный негативный результат, однако чаще всего эти последствия и высокий риск их наступления лицом игнорируются. Такое поведение субъектов резонансных преступлений свидетельствует скорее не о неосторожности, а о косвенном умысле.

Интересно, что в странах общего права вопрос об особенностях сознания того или иного человека в момент совершения рассматриваемого преступления даже не ставится. Презюмируется, что водитель однозначно обладает соответствующими закону здоровьем и психикой. Объективный тест на компетентность и осторож­ность изложен в законодательстве и должен быть знаком каждому водителю[78].

Для квалификации преступлений, совершаемых под воздействием алкоголя, применяются два прецедентных принципа, которые распространяются так же и на вождение в состоянии наркотического опьянения.

1) Состояние опьянения водителя само по себе не делает его вождение опас­ным или небрежным. Для подобного утверждения объем употребляемых спиртных напитков должен быть таким, чтобы сказаться на возможности лица действовать разумно и внимательно[79].

2) Суд оставляет за собой право исключать такие доказательства, в которых фактический ущерб перевешивает его доказательственную силу[80].

В тех случаях, когда лицо опасно управляет автомобилем с уровнем алкоголя, превышающим предельно допустимую концентрацию, и его манера вождения су­щественно отклоняется от общепринятых стандартов, создавая угрозу другим участникам движения, нарушается несколько норм уголовного закона - опасная эксплуатация транспортного средства (опасное вождение) и управление транспорт­ным средством под влиянием алкоголя (ст. 249(1) и 253 (1) УК Канады), по кото­рым и надлежит квалифицировать действия лица[81].

В Канаде полиции предоставлены широкие полномочия для определения со­стояния лица, если оно управляет автомобилем или контролирует его. Когда со­трудники полиции имеют основания полагать, что лицо совершило преступление, предусмотренное ст. 253 УК Канады, управляя транспортным средством в течение предшествующих трех часов под воздействием алкоголя в запрещенной законом концентрации, они могут потребовать, чтобы были выполнены определенные те­сты на координацию движений, видеозапись которых может служить доказатель­ством нетрезвого состояния лица, а также чтобы субъект предоставил образец вы­дыхаемого воздуха в соответствии с полученным ордером.

В тех случаях, когда блюстители порядка придут к выводу об алкогольном или наркотическом опьянении лица, они вправе потребовать у него, чтобы оно сдало образцы биологической жидкости или крови на тестирование, являющееся обязательным для лиц, употреблявших алкоголь или наркотики, или их комбина­цию. Если лицо не в состоянии из-за травмы предоставить образец дыхания, лицен­зированный квалифицированный врач или иной медицинский работник под руко­водством такого врача может взять у него образец крови при условии отсутствия угрозы для жизни или здоровья человека (ст. 256 УК Канады).

Для применения ст. 253 УК Канады необходимо, чтобы были соблюдены сле­дующие условия: проба дыхания должна быть получена как можно скорее, не позд­нее, чем через два часа после возникновения необходимости в получении теста, вторая проба берется не менее, чем через пятнадцать минут после получения пер­вой пробы.

В соответствии со ст. 254 УК Канады, отбор биологических образцов произ­водится устройством, которое призвано определять и измерять наличие алкоголя в крови и считается пригодным для выполнения подобных действий, практикующим врачом, имеющим соответствующую квалификацию, или иным лицом под его ру­ководством, непосредственно от лица, подозреваемого в преступлении[82].

Результат анализа хотя бы одного из образцов должен свидетельствовать о наличии в крови лица концентрации алкоголя, превышающей предельно допусти­мую дозу. В то же время, лицо может предоставить доказательства того, что прибор ошибается или анализ был произведен нелицензированным специалистом, что при­вело к неточности в определении уровня алкоголя в крови. Если прибор не серти­фицирован или сертификат является недействительным, прокурор может обра­титься к квалифицированному специалисту для оценки достоверности доказатель­ства. Как правило, результаты, показанные прибором, усекаются (а не округля­ются) до сотых долей процента, и допускается погрешность в пределах одной сотой процента.

В канадском праве существует презумпция точности прибора при получении пробы крови или образца дыхания для тестирования. В то же время, если у защиты имеются основания для сомнения в исправности тестера, техник, подписавший сер­тификат качества прибора должен быть допрошен в судебном заседании. Если у суда остаются сомнения в точности показаний алкотестера, это обстоятельство мо­жет рассматриваться как защита, несмотря на то, что управление транспортным средством под влиянием алкоголя относится к числу преступлений абсолютной от­

ветственности. Так, в ряде уголовных дел суды пришли к выводу, что существую­щие сомнения в правильности показаний прибора безусловно следует толковать в пользу обвиняемого1.

Следует отметить, что для рассматриваемого преступления применяется и та­кая защита, как принуждение обстоятельствами. Хотя первое, классическое дело, не стало прецедентом в 1955 году, в последующих аналогичных ситуациях суд при­шел к выводу, что лицо вынуждено было в силу обстоятельств действовать именно с нарушением закона.

Так, в деле R v Kitson (1955) виновный был обнаружен полицией в автомо­биле, который проследовал неустойчивым курсом вниз по холму, проехав таким образом около трехсот метров. Он объяснил в полиции, что автомобиль принадле­жит его родному брату, что он спал на соседнем с водительским местом сиденье, будучи в состоянии сильного опьянения. Когда он проснулся, он обнаружил, что автомобиль движется сам по себе, никем не управляемый. Он схватился за руль и попытался управлять автомобилем. По мнению виновного, он не поставил автомо­биль на ручной тормоз, и в силу скользкого из-за дождя состояния дороги автомо­биль начал скатываться по холму вниз. Поскольку он находился в состоянии силь­ного алкогольного опьянения, он не мог управлять автомобилем и заснул в машине. Произошедшее с ним необходимо рассматривать как вынужденные в силу сложив­шихся обстоятельств действия. Суд с его доводами не согласился и признал его виновным в управлении автомобилем под влиянием алкоголя[83][84].

В подобных делах, рассматриваемых несколькими десятилетиями позже, суд 3 признал аналогичные действия защитой, устраняющей преступность деяния лица[85].

Для провинций, в которых предельно допустимая концентрация ниже обще­федеральной, основанием для получения образца для тестирования является нали­чие в крови лица уровня алкоголя от 0,05% до 0,08%, либо превышение нулевого уровня алкоголя в крови для лиц, не достигших 21 года.

То, что федеральное законодательство понимает уголовные преступления, законодательство провинций нередко определяет как административные правона­рушения. Однако в ряде случаев в законах о дорожном движении провинций Ка­нады содержатся уголовно наказуемые деяния, предусматривающие наказание в порядке суммарного производства. Ответственность за вождение транспортного средства при уровне алкоголя в крови, превышающем предельно допустимую кон­центрацию, наступает по федеральному закону.

Каждый, кто совершает преступление, предусмотренное со ст. 253 или ст. 254 УК Канады,» признается виновным в совершении уголовного преступления и нака­зывается: за первое нарушение штрафом в размере не менее 1.000 канадских дол­ларов, за второе преступление - к тюремному заключению на срок не менее 30 дней, за каждое последующее преступление - к лишению свободы на срок не менее 120 дней. Если преступление преследуется по обвинительному заключению - к ли­шению свободы на срок до пяти лет, а если преступление наказывается в порядке суммарного производства - к лишению свободы на срок не более 18 месяцев»[86].

Наказание за квалифицированные виды управления автомобилем под влия­нием алкоголя гораздо более строгое.

«Виновному может быть назначено наказание на срок не более десяти лет лишения свободы, так же, как и лицу, совершившему деяние, запрещенное ст. 254 (5) УК»[87], если в результате преступления, предусмотренного ст. 253(1)(а) или 253(1) (б) УК Канады, были причинены телесные повреждения.

В тех случаях, когда в результате вождения в состоянии алкогольного опья­нения было совершено ДТП со смертельным исходом, в качестве наказания преду­смотрено пожизненное лишение свободы. Каждый, кто совершил преступление по ст. 254 (5) и на момент совершения преступления, знал или должен был знать, что в результате аварии причинена смерть другого лица, или телесные повреждения, повлекшие смерть, является виновным в совершении уголовного преступления и наказывается лишением свободы на всю жизнь.

Большинство исследуемых преступлений рассматриваются в судах магистра­тов, исключение составляют причинения тяжкого вреда или смерти, либо деяния, в которых помимо данного преступления лицо совершило еще опасное вождение транспортного средства. При совершении такого опасного преступления на проку­ратуру возлагаются обязанности поддерживать обвинение в суде. В руководстве для обвинителей, которые Г енеральная прокуратура Канады подготовила для опре­деленной категории дел, акцент делается на справедливость назначенного судом наказания, стремление побудить правонарушителя загладить свою вину, снижение уровня преступности, предотвращение повторных преступлений.

Если в результате преступления, предусмотренного ст. 253 (1) (а) или ст. 253 (1) (б) УК Канады, были причинены телесные повреждения или смерть, обяза­тельно требуется установить, что в аварии участвовало именно механическое транспортное средство, что автомобиль приводился в движение на дороге или в ином общественном месте, что причиной гибели или телесных повреждений стало именно вождение автомобиля, что последнее осуществлялось без разумного учета интересов участников дорожного движения, а водитель не был способен управлять автомобилем надлежащим образом в силу воздействия на него алкоголя или нарко­тиков[88].

Как отмечалось выше, ст. 253 УК Канады применяется не только, когда лицо управляет транспортным средством под влиянием алкоголя, уровень которого пре­вышает предельно допустимую концентрацию, но и под воздействием наркотиков. Употребление наркотиков в Канаде запрещено (однако с 1 января 2018 г. в стране планируется легализовать употребление каннабиса), поэтому сам факт вождения автомобиля под влиянием наркотиков на сегодняшний день признается преступ­ным. Наркотик, по смыслу закона, определяется как любое вещество, препарат, смесь, или изделие, содержащее контролируемое наркотическое средство, указан­ное в Приложении и таблицах к УК Канады. Чаще всего водителями используется

героин, морфин, экстази, каннабис, кокаин. Однако, по мнению правопримените­лей, действие наркотиков представляет меньшую угрозу с позиции соблюдения транспортной безопасности, нежели алкоголь.

Опасность создает и употребление лекарственных препаратов, которые мо­гут изменять настроение, или самочувствие, или сказываются на остроте зрения или скорости принятия решения. Управление транспортным средством под воздей­ствием лекарственных препаратов не рассматривается как преступление, когда он официально рекомендован врачом. Тем не менее, такое вождение при определен­ных обстоятельствах оценивается как опасное, и может стать основанием для уго­ловного преследования по ст. 249 УК Канады.

Согласно ст. 254 (5) УК Канады каждый совершает преступление, если без уважительных причин уклоняется или отказывается выполнить требование, предъ­явленное офицером полиции, пройти тест на содержание алкоголя в крови или ды­хании. Такое право предоставлено сотруднику полиции в случаях, когда он имеет разумные основания подозревать, «что лицо, управляющее транспортным сред­ством, в предшествующие три часа употребляло алкоголь, наркотики или и то, и другое. Следует иметь в виду, что за уклонение от предоставления биологических материалов для проверки показателей уровня алкоголя в крови предусмотрено та­кое же наказание»[89] и те же дополнительные меры воздействия, как и за управление автомобилем под влиянием алкоголя в концентрации, превышающей предельно до­пустимую.

Вместе с тем, угроза для здоровья водителя исключает ответственность за уклонение от предоставления биологических образцов для тестирования [90].

К другим защитам (исключительным обстоятельствам) относятся уже имею­щаяся у лица инвалидность или травма, полученные в аварии, затрудняющие полу­чение биологических материалов для тестирования, наличие рецепта, в котором

врачом выписаны для медицинского применения лекарства, содержащие наркоти­ческие вещества, при условии, что лицо строго придерживается выданных леча­щим врачом инструкций.

В то же время к защитам не относят отказ предоставить биологические об­разцы для тестирования в случаях, когда у лица установлено полное отсутствие ал­коголя в крови и дыхании, уровень алкоголя в крови не превышает предельно до­пустимую концентрацию, лицо никогда или в данном конкретном случае не упо­требляло наркотики, имеются сомнения в исправности или наличии сертификата годности для скрининг-устройства, лицо сталкивалось с ошибками в предыдущих тестах, а также лицо не было уверено в правомочиях офицера полиции производить тестирование на наличие алкоголя в крови. Во всех указанных случаях водители совершают преступление, предусмотренное ст. 254 (5) УК Канады.

В уголовном праве стран Общего права криминализированы и такие деяния, как оставление места дорожно-транспортного происшествия и отказ подчиниться требованиям правоохранительных органов об остановке.

Помимо запрета на проведение и участие в уличных гонках, законодатель­ство Канады очень жестко реагирует на неподчинение требованиям полиции со стороны нарушителей правил дорожного движения. Это связано не только с тем, что в странах Общего права в течение десятилетий культивируется уважительное отношение к полиции, которая рассматривается как один из главных блюстителей конституционных прав каждого человека, соблюдается традиционное подчинение требованиям полицейского, выработанное жесткими законами, но и с желанием за­конодателя оградить жизнь и здоровье граждан от опасности, которая создается не­правомерными действиями нарушителей транспортного законодательства.

В ст. 249 «Автомобили, суда и летательные аппараты» УК Канады присут­ствует самостоятельная норма, предусматривающая ответственность за неподчине­ние блюстителю порядка. В соответствии со ст. 2 УК Канады к таковым относят шерифа, помощника шерифа, полицейского (офицера шерифа), судью, мэра, поли­цейского, констебля, офицера Канадской королевской конной полиции, в чьи обя­

занности входит поддержание общественного порядка. По смыслу ст. 249, ответ­ственность наступает за уклонение от выполнения требований тех должностных лиц, кто обязан охранять общественный порядок.

Как и другие транспортные преступления, данное деяние относится к пове­денческим преступлениям (преступлениям с формальным составом в российской уголовно-правовой риторике), в которых сам факт неподчинения образует уго­ловно наказуемое деяние.

В соответствии со ст. 249.1(1) лицо совершает преступление, если, управляя автомашиной, не выполняет без уважительных причин требование блюстителя по­рядка об остановке транспортного средства, что было разумно сделать в данных обстоятельствах. Преступление относят к числу так называемых гибридных (hybrid offence). Ответственность за него наступает в порядке суммарного производства или по обвинительному заключению в виде лишения свободы на срок не свыше пяти лет (ст. 249.1 (2) (а), (b) УК Канады). Квалифицированные виды данного дея­ния связаны с причинением вреда здоровью или смерти и наказываются гораздо более строго. Согласно ст. 249.1 (3) УК Канады, совершает преступление тот, кто, управляя транспортным средством, причиняет телесные повреждения или смерть другому лицу, без уважительных причин уклоняясь от остановки управляемой им автомашины, преследуемой блюстителями порядка, что разумно было бы сделать в сложившейся обстановке. Наказание за такие действия - лишение свободы на срок до четырнадцати лет или пожизненное заключение, соответственно (ст. 249.1 (4) (а),ф) УК Канады).

К признакам рассматриваемого деяния относятся:

- субъект преступления в момент совершения преступления находится в про­цессе управления транспортным средством (любым наземным транспортным сред­ством, которое относится к ним в соответствии с законом или прецедентом);

- не подчиняется требованиям уполномоченных лиц остановить свой авто­мобиль;

- в соответствии с законом обязан выполнить требования сотрудников пра­воохранительных органов;

- не имеет уважительной причины для того, чтобы не выполнить требование;

- подобные действия рассматриваются, как неразумные в данной обстановке;

- совершаются в общественном месте (на дорогах общего пользования, на мостах, в тоннелях и т.д.);

- не соответствуют общепринятым нормам и стандартам безопасного вожде­ния;

- создают угрозу безопасности граждан;

- в результате их опасного вождения причиняются телесные повреждения или смерь другим лицам.

Непосредственно в законе не указано, что виновное лицо в момент управле­ния транспортным средством нарушало правила дорожного движения. Однако этого и не требуется. Сотрудники полиции, в соответствии с правилами дорожного движения любой провинции или территории наделены правом остановить любой автомобиль при подозрении на совершение лицом незаконных действий. В данном случае, неисполнение требования сотрудника полиции и будет образовывать нару­шение.

Вопрос о жертве погони также не вызывает особых проблем. К таковым можно отнести как случайных прохожих или полицейских, так и пассажиров авто­мобиля нарушителя. Уважительные причины, как обязательный признак преступ­ления, рассматриваются в канадском праве как защита от уголовного преследова­ния и отражают оценочное мнение правоприменителя. Уважительные причины чаще всего касаются ситуаций, связанных с негативным состоянием здоровья лица, либо с неисправностями транспортного средства, либо ошибкой (полицейских при­няли за правонарушителей или хулиганов)[91].

Криминализация оставления места ДТП объясняется следующими причи­нами:

1) Потерпевший может нуждаться в помощи от другого водителя, причем в данном случае не имеет значение, кто является виновником аварии.

2) Оставление места ДТП его участником не позволит правоохранительным органам установить объективную картину случившегося, определить виновного, собрать соответствующие доказательства.

Так, в ст. 252(1) УК Канады подчеркивается, что совершает преступление лю­бое лицо, управляющее транспортным средством, судном или летательным аппара­том, вовлеченное в аварию с другим лицом, транспортным средством, судном или самолетом, а также с крупным рогатым скотом, если оно с целью избежать граждан­ской или уголовной ответственности, не останавливает транспортное средство, судно или, если возможно, самолет, не сообщает свое имя и адрес, не оказывает помощи, в которой потерпевший, получивший ранения, в тот момент мог нуждаться.

Такие действия, связанные с оставлением места происшествия, являются ги­бридными преступлениями и наказываются лишением свободы на срок не более пяти лет или в порядке суммарного производства штрафом или лишением свободы на срок до двух лет или обоими наказаниями.

Лицо, покинувшее место ДТП, в котором был причинен вред здоровью, нака­зывается более строго - до десяти лет лишения свободы. Виновному в преступле­нии, указанном в ст. 252(1) УК Канады, грозит пожизненное лишение свободы, если он оставляет место ДТП со смертельным исходом, или в случае, когда телес­ные повреждения, полученные в аварии, привели к смерти в результате неоказания своевременной помощи из-за оставления места ДТП одним из ее участников.

Квалифицированные виды рассматриваемого деяния относятся к преступле­ниям, в которых лицо привлекается к ответственности по обвинительному акту.

Применение нормы имеет свои особенности:

- к потерпевшим законодательством и судебной практикой относятся пеше­ходы, лица, находящиеся в другом транспортном средстве, а также пассажиры ав­томобиля виновника аварии;

- понятие «оставление места ДТП» трактуется достаточно широко. Подоб­ные криминальные действия образует фактическое оставление лицом места аварии, когда виновный скрывается. Как уголовно наказуемое деяние при оставлении ме­ста ДТП оцениваются и ситуации, когда лицо вводит в заблуждение сотрудников

дорожной полиции, утверждая, что не участвовал в ДТП, а, например, нашел ране­ного на обочине дороги. Тот факт, что им были названы свое имя и адрес не влияет на квалификацию, поскольку цель избежать ответственности в данном случае оче- видна[92];

- виновным в данном преступлении может быть признано как лицо, чьи ви­новные действия спровоцировали аварию, так и тот, чьи действия не являлись при­чиной происшествия, поскольку запрет на оставление места дорожно-транспорт­ного происшествия распространяется на всех его участников. Чаще всего ответ­ственность за данные преступления несет водитель, т.е. лицо, управляющее или фактически контролирующее транспортное средство;

- список объектов, указанных в ст. 252 (1) УК Канады, которые участвуют в аварии, является исчерпывающим. Норма не применяется, если, например, имело место столкновение с деревом, зданием, пожарным гидрантом и т.п.;

- в судебных решениях подчеркивается, что наличие или отсутствие ущерба при аварии, в которой участвовали два и более автомобиля, не влияет на ответ­ственность лица, покинувшего место ДТП. Апелляционный суд Британской Ко­лумбии пришел к выводу, что судья допустил ошибку в толковании закона, когда не нашел признаков преступления в действиях лица, покинувшего место ДТП, в котором не был причинен какой-либо ущерб: «Ст. 252 (1) УК Канады не включает в себя в качестве признака преступления или условия привлечения к ответственно­сти за нарушение обязанности оставаться на месте происшествия и сообщить свой адрес и имя наличие ущерба или вреда в результате аварии»[93];

- в отличие от законодательства Англии, где данное правонарушение рас­пространяется исключительно на автомобили (ст. 52 Акта о дорожном движении 1988 года), указанная норма не конкретизирует участвующее в аварии транспорт­ное средство. Им может быть любой автотранспорт, признаваемый предметом

транспортных преступлений и правонарушений как провинциальным или феде­ральным законодательством о дорожном движении, так и судами, с учетом значи­тельной роли прецедента в канадском праве.

Судебная практика расширила понятие «дорожно-транспортное происше­ствие» применительно к рассматриваемой норме. Так, Апелляционный суд Британ­ской Колумбии согласился с магистратским судом, включившим в число потерпев­ших пассажира, находящегося в транспортном средстве обвиняемого: «На наш взгляд нет никакой логичной причины в том, что законодательство должно обеспе­чивать защиту пешехода или лица, находящегося в другом транспортном средстве, но отказывать в этом пассажиру, находящемуся в автомобиле обвиняемого. Если пас­сажир ранен, он нуждается в помощи не меньше, чем пешеход или лицо, находящееся в другом транспортном средстве»[94]. Этот прецедент стал основным для определения потерпевших от преступления - оставления места ДТП.

Особенностью применения анализируемой уголовно-правовой нормы является то обстоятельство, что лицо, вовлеченное в аварию, обязано само представить дока­зательства, подтверждающие отсутствие у него объективной возможности остаться на месте ДТП и сообщить свои личные данные, предложить помощь пострадавшим или тем из участников ДТП, кто возможно в такой помощи нуждался. При отсутствии таких доказательств презюмируется, что лицо имело цель избежать гражданской или уголовной ответственности. В УК Канады включена «опровержимая презумпция», согласно которой «доказательство того, что обвиняемому не удалось остановить свое транспортное средство, и в зависимости от обстоятельств, предложить свою помощь раненому или нуждающемуся в поддержке, назвать свое имя и адрес, в отсутствие доказательств противного является подтверждением намерения избежать граждан­ской или уголовной ответственности»[95].

В то же время лицо не может нести ответственность за оставление места ДТП, если сами сотрудники полиции не выяснили у него идентифицирующие его сведения. Так, в деле DPP v. Hay [2005] EWHC виновный существенно превысил скорость и

преследовался полицией. На перекрестке он столкнулся с другим автомобилем, и в бессознательном состоянии был отправлен в больницу. Полиция предприняла уси­лия, чтобы связаться с ним, но он не отвечал на письма. В ходе судебного разбира­тельства было отмечено, что полиция во время аварии находилась на месте ДТП, в силу чего у обвиняемого отсутствовала обязанность сообщать в полицию об ава­рии. Кроме того, на месте ДТП ему не было предложено показать документы и оставить о себе требуемую законом информацию. Суд согласился с доводами об­виняемого и усмотрел в его действиях лишь признаки опасного вождения[96].

Резюмируя изложенное, можно сделать вывод, что законодательство стран общего права предусматривает уголовную ответственность за такие преступления, как опасное вождение и оставление места дорожно-транспортного происшествия, относящиеся к гибридным преступлениям, в которых преступным признается сам факт совершения указанных действий. Ответственность за подобные деяния в дей­ствующем уголовном законе России не предусмотрена.

Подводя итог проведенного исследования уголовной ответственности за де­яния, совершенные в состоянии алкогольного опьянения, и оставление места ДТП в государствах Общего права следует заметить следующее.

1. В государствах Общего права применяется репрессивный подход в отно­шении преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения. Данные деяния признаются, как совершенные с повышенной степенью общественной опас­ности и за них установлены строгие наказания.

2. В странах семьи Общего права в значительной степени расширены пре­делы уголовной ответственности за деяния, совершенные в состоянии алкоголь­ного опьянения и оставление места ДТП за счет отнесения к преступным деяниям оставления мест ДТП, отказ подчиниться требованиям правоохранительных органов об остановке, что является нетипичным подходом к криминализации деяний в других странах.

<< | >>
Источник: Зокина Анна Михайловна. Уголовно-правовое противодействие преступлениям, связанным с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств: зарубежный опыт; вопросы совершенствования российского законодательства. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2019. 2019

Еще по теме § 1.2. Уголовная ответственность за деяния, совершенные в состоянии алкогольного опьянения, и оставление места ДТП в странах семьи Общего права:

  1. Статья 2. Основание уголовной ответственности
  2. Статья 7. Действие закона об уголовной ответственности в отношении преступлений, совершенных гражданами Украины и лицами без гражданства за пределами Украины
  3. Статья 21. Уголовная ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения вследствие употребления алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ
  4. Статья 29. Уголовная ответственность соучастников
  5. Статья 44. Правовые основания и порядок освобождения от уголовной ответственности
  6. Статья 46. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением виновного с потерпевшим
  7. § 4. Уголовная ответственность военнослужащих194
  8. Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность
  9. Статья 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения
  10. ЛИЦО, ПОДЛЕЖАЩЕЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ (СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  11. Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность
  12. Статья 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения
  13. § 3. Уголовная ответственность за земельные правонарушения
  14. 17.3. Уголовная ответственность: понятие и признаки
  15. Освобождение от уголовной ответственности
  16. Тема 12 Уголовная ответственность
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -