<<
>>

§2. Структура преступного рецидивного поведения

Изучение любого преступного поведения, каковым бы оно ни было- кратковременным или продолжительным, образуемым из одного преступления или из множества преступных посягательств, сопряженным с осуждением за совершенные деяния либо нет, всегда должно преследовать определенную

пений, образующими преступную деятельность конкретных лиц, их индивидуальную «преступную биографию».

Используя термин «структура», мы связываем свои представления о чем-то завершенном, неизменном на данный момент времени.

Но, как и любая структура, структура преступного рецидивного поведения достаточна подвижна и может развиваться, означая тем самым продолжение преступной деятельности, совершение лицом нового умышленного преступления. Отгого, насколько быстро будет совершено очередное преступление, сколь интенсивной будет преступная деятельность, зависит и интенсивность, скорость развития, изменения структуры преступного рецидивного поведения.

Наряду с понятием «структура преступного рецидивного поведения» при изучении преступной деятельности рецидивистов целесообразно использовать также термин «структура судимости»: первой, второй, третьей, любой иной. Это позволит проанализировать,за какие преступления лица осуждались впервые, во второй, третий, четвертый и т.д. разы, а также проанализировать эффективность наказания по новому уголовному законодательству, как средство предупреждения рецидива преступлений.

Предварительное исследование, проведенное нами в 1997 - 2001 гг., показало, что круг посягательств, совершаемых рецидивистами (независимо от того, каким по счету является то или иное преступление), довольно своеобразен и охватывает далеко не все преступления, ответственность за которые предусмотрена ныне действующим законодательством. Так, в структуре рецидива практически отсутствовали либо встречались крайне редко такие виды посягательств, как преступления против военной службы, должностные преступления и преступления против государственной власти.

Наряду с этим ре-цидивистами часто совершались и совершаются посягательства против собственности, жизни и здоровья, свобод и достоинств граждан, против общественного порядка и общественной безопасности, здоровья населения и общественной нравственности и др. Видимо, сказалось то обстоятельство, что отдельные преступления вообще редко совершаются любой категорией рецидивистов

В результате в число совершенных рецидивистами преступлений вошли посягательства, предусмотренные почти 30 статьями УК РФ, что побудило нас прибегнуть к их классификации. За основу деления преступлений на виды было принято их криминологическое родство, то ссть классификация оказалась близкой к той, которую использовал в своих исследованиях А.Ф. Зелинский

К первой группе преступлений были отнесены ненасильственные корыстные посягательства, предусмотренные ст.ст. 158-160, 166 ч. 1 УК РФ. Наиболее часто эту группу посягательств представляли кражи и угон.

Во вторую группу были выделены посягательства, предусмотренные ст.ст 161-163, 164 ч. 2 - 4 и 209 УК РФ, то ссть открытые корыстные насиль-ственные посягательства на собственность. По своей общественной опасности эти преступления стоят на одном из первых мест гораздо более опаснее посягательств. отнесенных нами к первой группе .

Третью группу образовали умышленные насильственные посягательства на жизнь и здоровье ст.ст. 105, 111, 112, 115 - 117 УК РФ

В четвертую группу вошли преступления, предусмотренные ст.ст 131- 135, а также ст.ст. 121, 122 УК РФ. Их совершение свидетельствует о специфической направленности умысла виновного, удовлетворению своеобразных человеческих потребностей

Пятая группа включила в себя хулиганство и некоторые иные умышленные насильственные посягательства на общественный порядок, общественную безопасность, здоровье населения и порядок управления ст.ст. 119, 212, 213, 228. 317, 318, 321 УК РФ. Наиболее часто при этом встречались преступления, предусмотренные ст.ст. 217, 228, 318, 319 УК РФ

Все остальные преступления, крайне редко совершаемые рецидивистами, вошли в группу иных преступлений, которая при анализе структуры преступного рецидивного поведения в расчет не принималась.

Нсли же в структуре преступного рецидивного поведения встречались преступления, ответственность за которые предусматривалась иными по сравнению с ныне дсйст- вующим уголовным законом статьями, нами производилась соответствующая «переквалификация», что в полной мерс отвечало требованиям, предъявляемым к исследованию преступной деятельности рецидивистов, охватывающей нередко большой промежуток времени.

Следует также подчеркнуть, что наш подход был несколько отличен от методики анализа структуры рецидива, использовавшейся А.Ф. Зелинским В отличие от него, сопоставлению подвергались не только первое с последующими преступлениями, но и каждое предшествующее с каждым последую-щим: второе и третье, третье и четвертое, четвертое и пятое и т.п. С одной стороны, нас интересовало, какие преступления совершаются рецидивистами после осуждения за посягательство того или иного вида; с другой стороны, совершение какого - либо вида посягательства предшествует тому или иному преступлению. Сочетая, таким образом, перспективный и ретроспективный анализ структуры преступного рецидивного поведения, удалось проследить «преступную биографию», «преступную карьеру» каждого лица в отдельности и всех изученных рецидивистов в целом, выявить наиболее распространенные варианты преступного поведения лиц, длительное время занимающихся совершением преступлений.

Исследование показало, что «преступная биография» большинства рецидивистов начинается с совершения корыстных преступлений, прежде всего краж (37,9 %). 31% рецидивистов впервые были привлечены к уголовной ответственности за совершение хулиганства, 17,7% - за грабежи и разбои, 12,4%

за иные преступления.

Выясняя особенности приобщения к преступной деятельности различных категорий рецидивистов, нами было установлено, что у лиц, осуждавшихся большее число раз, «преступная биография» начиналась с совершения корыстно - ненасильственных либо тяжких насильственных преступлений, реже

с хулиганства.

Это позволило сделать ряд выводов относительно преступной деятельности рецидивистов, ее начала и продолжительности.

Во-первых, длительной престу пной деятельности способствовало раннее проявление v лиц корыстных

внимания на ее величину: она больше доли любой другой группы преступлений, о какой бы судимости ни шла речь.

Таблица № 4.

Сведения о характере преступлений, совершенных рецидивистами перед каждым из имевшихся осуждений

(в % к итогу) Группа I преступ-лений Осуждения по счету Первое Второе Третье Четвертое Пятое и т.д. 11ервая 41.5 32.2 34.5 37,6 41.4 Вторая 12.9 12,8 6,8 9,1 5,6 Третья 5.8 5.9 5.9 2.3 8.9 Четвертая 3,9 3,8 3,1 3.5 3,7 Пятая 3L5 29,4 27,2 25,2 21,9 Примечание. Так как рецидивисты зачастую осуждались одтмременна ш несколько преступлений, итоговая сумма в каждой из колонок не равна 100,0

Это - свидетельство большой распространенности корыстных мотивов в психологии рецидивистов, чаще других лежащих в основе преступного поведения этой категории осужденных на протяжении всей их «преступной карьеры». При этом значительная доля посягательств рассматриваемой группы сохраняется в основном благодаря совершению виновными краж.

Доля грабежей и разбоев (преступлений второй группы) по мере увеличения числа судимостей в структурах последних стабильно снижалось, что ввиду повышенной общественной опасности этого рода преступлений является положительным К этому следует заметить, что по мерс роста числа судимостей рецидивисты все реже совершают (из преступлений этой группы) разбои. несколько чаще - грабежи. Иными словами, можно говорить об уменьшении силы мотивов корыстно - насильственного характера, постепенное перерастание их в корыстные либо в корыстные с меньшей насильственной окраской

мотивов, устранение которых из психологии лиц, осужденных впервые, может явиться хорошей предпосылкой для того, чтобы их преступная деятельность не получила своего продолжения в виде рецидива преступлений. Аналогичное предположение можно высказать и в отношении жестокости, проявлявшейся у рецидивистов в самом начале «преступной карьеры» и приводившей к совершению умышленных убийств, причинению потерпевшим различной тяжести телесных повреждений.

Сказанное, однако, не означает, что преступная деятельность лица, впервые совершившего кражу или убийство, будет всегда более продолжи-тельной по сравнению с преступной деятельностью того, кто впервые был осужден за совершение хулиганства, грабежа или разбоя и др.

Ведь преступная деятельность рецидивиста тесно связана с последующим отбыванием этими лицами наказаний, являющихся важным средством предупреждения дальнейшей преступной деятельности виновных. Поэтому прогнозировать число возможных преступлений лица на основе учета характера первого из них представляется весьма сомнительным.

Преступное поведение рецидивистов характеризуется тем. что оно включает в себя несколько преступлений, различающихся по их квалификации. характеру и степени общественной опасности и др. Чтобы проследить его особенности применительно к каждой судимости, нами были рассмотрены структуры каждой из судимостей: первой, второй, третьей и последующих и структуры наказаний, назначенных за совершение преступлений по соответствующим судимостям. Сведения об этом, с учетом выделенных ранее групп посягательств, приведены в таблице № 4.

Как видно, структура различных судимостей не является одинаковой, что является отражением особенностей динамики преступного поведения исследуемой категории рецидивистов, совершения ими то одного, то другого вида посягательств на протяжении всей «преступной биографии».

Рассматривая в структуре каждой из имевшихся у рецидивистов судимостей долю корыстных ненасильственных преступлений, нельзя не обратить

Для того, чтобы более четко представлять изменения в преступном поведении рецидивистов, связанном с осуждением за данную группу посягательств, следует рассмотреть перспективу и ретроспективу этого поведешм.

Нами было установлено, что по мере роста числа судимостей, рецидивисты, осуждавшиеся ранее (накануне) за посягательства второй группы, все реже совершали преступления, объединенные нами в третью группу, а также посягательства, связанные с нарушением общественного порядка и безопасности ( 48,8 % , 24,3 % , 9,5 % лиц и т.д.).

Таким образом, по мерс увеличения продолжительности преступной деятельности, связанной с предшествующим осуждением за корыстно - насильственные преступления, она все реже бывает нацелена на нарушение общественного порядка и безопасности, чаще направляясь при этом на причинение вреда собственности, на ущемление прав и свобод граждан, на другие правоохраняемые интересы.

В каждой из структур судимостей рецидивистов доля преступлений третьей группы не превышала и 5 %, что затрудняет обсуждать вопрос о закономерностях преступного поведения изучаемых лиц, связанного с осуждением за этого рода посягательства

Вместе с тем можно указать на то, что после осуждения за такие преступления, как убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, другие тяжкие насильственные посягательства, рецидивисты все чаще по мерс роста числа судимостей осуждались за преступления первой, второй, третьей, четвертой групп; все реже - за хулиганства и другие посягательства, объединенные нами в пятую группу ( 33,3 %; 23,5 %; 18,8 % лиц и т.п.).

Необходимо отметить, что с ростом числа судимостей процент рецидивистов, ведущих паразитический образ жизни, возрастает (6,7 %, 11,8 %;,18,8 % лиц и т.д ).

Иначе говоря, психология «убийц» (лиц, осуждаемых за преступления третьей группы) по мере роста числа судимостей все чаще перерождается в психологию лиц, ведущих паразитический образ жизни К этому можно добавить, что большая часть преступлений, связанных с лишением потерпевших жизни, причинением тяжкого вреда здоровью совершается рецидивистами на так называемой «бытовой почве», то есть в результате ссор, скандалов, возникающих нередко между лицами этой категории после употребления ими спиртных напитков, ввиду иных обстоятельств, возникающих при ведении паразитического образа жизни.

Сходной с долей преступлений третьей группы является в структурах каждой из судимостей доля посягательств, объединенных нами в четвертую группу (изнасилование, заражение венерической болезнью и другие).

Вместе с тем она все же снижается по - иному, чем доля преступлений третьей группы, сохраняя свою величину в основном за счет преступлений, предусмотренных ст.ст. 131? 132, 135 УК РФ.

Доля же преступлений четвертой группы в структурах судимостей лиц, которые осуждались только два раза, является примерно в три раза меньшей по сравнению с соответствующим показателем, установленным нами у лиц, осужденных 3 и более раза.

Доля преступлений, вошедших в пятую группу, является второй по ве-личине после преступлений первой группы, о структуре какой бы судимости мы не вели речь, что свидетельствует о присущих рецидивистам особенностей, отличающих осуждаемых за хулиганство и другие преступления против общественного порядка и безопасности. Поэтому можно сделать вывод сходный с тем, который касался роли корыстных мотивов в продолжении преступ-ной деятельности рецидивистами: устранение из психологии рецидивистов черт, присущих лицам, осуждаемым за пятую группу преступлений, является одним из важных путей сокращения продолжительности преступного поведения изучаемых лиц, уменьшения числа совершаемых ими преступлений.

Рассматривая, каким образом изменяется направленность преступной деятельности рецидивистов, осуждавшихся ранее (в предшествующий раз) за хулиганство, было установлено, что очередным преступлением является преимущественно преступление из этой же - пятой группы (от 20 % до 40 % лиц). В то же время в среднем каждый четвертый рецидивист, совершавший хулиганство, вновь осуждается за корыстное ненасильственное преступление; все

входящие в другие группы, реже - отнесенные к одной группе, а также одно именные. Иначе говоря, преступное поведение, начиная с четвертого преступления,

Таблица № 5

Сведения

о соотношении совершенного и предшествовавшего преступлений

(в % к итогу) Характер соотношения со-вершенного и предшество-вавшего преступлений Осуждение по счету Второе Третье Четвертое Пятое и т л Другой ipyniibi 67,1 63,8 69.2 74.1 Той же группы 36,2 36,2 31.4 25.7 вт.ч одноименное 27,9 38,1 21,8 18,9 ИТОГО 100 100 100 100 становится все более изменчивым, свидетельствуя тем самым о многообразии личностных негативных потребностей исследуемых лиц после указанного периода

Наряду с этим наблюдается большая «устойчивость» (в смысле направленности преступных посягательств) преступное поведения лиц, осужденных во второй раз, около 40 % которых совершают одноименные или однородные преступления.

Характерно, что окончание преступной деятельности, как правило, связано с совершением лицом посягательства, сходного или одноименного с тем, за которое оно осуждалось в предшествующий раз. Иначе говоря, отказ от со-вершения новых преступлений чаще связан с устойчивостью, узконаправлен- ностью преступного поведения рецидивистов, тогда как совершение разнородных посягательств, наоборот, может способствовать и свидетельствовать о большой вероятности возврата лица к преступной деятельности. Не исключе- реже по мере роста числа судимостей лицами данной категории совершаются преступления второй, третьей, четвертой групп.

Лица, осужденные во второй раз за хулиганство, также довольно часто совершают сходные с ним посягательства. Причем доля преступлений пятой группы в структурах судимостей однократного рецидива гораздо больше доли этих же посягательств в структурах судимостей трехкратного и более рецидива (соответственно 30 и 40 %).

Поэтому в качестве общего вывода о характере преступной деятельности исследуемых лиц следует признать положение о том, что она является чрезвычайно динамичной/ имея в виду при этом совершение рецидивистами (какое бы число судимостей они не имели) различных по своей направленности посягательств.

Учитывая данное обстоятельство, а также то, что выявленные нами особенности структуры рецидивного поведения присущи каждой категории рецидивистов, мы склонны рассматривать их в качестве типичных; а обладающее определенными закономерностями поведение будет проявляться у всех лиц, неоднократно совершающих преступления.

В связи с этим следует указать, что закономерности изменения личности и преступною поведения лиц могут рассматриваться как основания для совершенствования норм об ответственности той или иной группы лиц, как криминологические основания этому'

Выясняя, в каком соотношении находятся преступления, совершенные рецидивистами, в целом применительно к каждому из имевшихся осуждений, мы получили следующие данные (см. таблицу XL>5).

Из содержания приведенной таблицы видно, что после совершения третьего по счету преступления (третьего осуждения) в случае продолжения преступной деятельности рецидивисты все чаще совершают преступления,

1 См/ Филимонов В Д. Общественная опасность личности отдельных категорий преступников.- Томск, 1973 -С. 59.

но, что решающим фактором, побуждающим лиц отказываться от совершения новых преступлений, является наличие в уголовном законодательстве положений, позволяющих назначать рецидивистам более строгие наказания (с учетом норм об ответственности за неоднократность, совокупность, рецидив пре-ступлений).

Сказанное позволяет заключить, что общественная опасность личности ярко проявляется в преступном поведении не только у тех, кто совершает определенные виды преступлений (например, только хулиганство), но и у лиц, осуждаемых за различные виды преступлений. При совершении большого числа преступлений преступная деятельность наиболее часто связана с совершением различающихся по своему характеру преступлений, а не однородных посягательств. Именно от лиц, изменяющих направленность своего преступного умысла, наиболее вероятно ожидать продолжения преступной деятельности

В то же время, законодатель установил правило, в соответствии с которым лица, вновь совершившие одноименное или однородное с предшествующим преступление с не снятой и не погашенной за нес судимостью, подвергаются большей уголовной ответственности. Применение такой нормы позволяет наказать более строго не больше одной трети рецидивистов. При этом «уходят» от желаемой повышенной ответственности те, кто, как показал проведенный нами анализ, входит в группу «потенциальных» преступников

В связи с этим особый интерес представляют данные об общественной опасности совершаемых рецидивистами преступлений, тем более, что законодатель специально выделил категории таковых. В юридической литературе на этот счет высказывались различные мнения. По данным одних ученых, с ростом числа судимостей у рецидивистов общественная опасность их преступной деятельности постепенно возрастает, другие - высказывают абсолютно проти-воположное мнение .

В связи с этим нельзя не заметить, во-первых, что в основе производимых расчетов лежали различные методики оценки общественной опасности посягательств, во-первых. Во-вторых, соответствующие выводы строились на результатах сопоставления общественной опасности преступлений, входящих в структуры судимостей (первой, второй, третьей и др.), то есть посягательств, совершенных разными людьми. Вследствие этого удавалось получить лишь обобщенные сведения о структуре преступного поведения множества лиц, а динамика индивидуального преступного поведения оставалась неисследованной. Поясним это на простом примере. Допустим, изучается престу пное поведение 100 рецидивистов, среди которых 20 человек впервые были осуждены за тяжкие преступления, а остальные - за преступления средней тяжести. Вторым же преступлением у 30 из 100 лиц были тяжкие преступления, а у 70 - преступления средней тяжести. Казалось бы, из этого можно сделать вывод о том, что по мере роста числа судимостей рецидивисты совершают все более опасные преступления.

Однако, не исключено, что на самом деле ситуация является иной: из первых 20 человек (впервые совершивших тяжкие преступления) лишь 15 совершили тяжкое преступление (то есть прежней опасности), еще 5 - преступления средней тяжести, а остальные 15 тяжких преступлений совершили тс, кто ранее был осужден за преступления средней тяжести. Очевидно, что тяжесть вновь совершенных преступлений и предшествующих преступлений меняется у отдельно взятых лиц совсем неоднозначно. Не исключено, что при продолжении преступной деятельности тяжесть вновь совершенных и предшествующих посягательств у конкретных лиц вновь изменится (а некоторые из рецидивистов вообще больше не допустят нарушений требований уголовного закона).

Поэтому для объективной оценки изменений общественной опасности преступной деятельности рецидивистов важно проследить за «преступной карьерой» конкретных лиц, сопоставляя при этом опасность каждого предшествующего и последующего преступлений. Сложность такого анализа очевидна применительно к рецидивистам уже потому, что для обеспечения репрезен-тативности выборки необходимо изучить биографии нескольких сотен человек.

Получение правильного ответа затруднено еще и потому, что проблема критериев оценки общественной опасности посягательств еще не получила своего окончательного решения в юридической науке1.

Произведя соответствующие расчеты, мы установили, что общественная опасность совершаемых рецидивистами посягательств редко оставалась неизменной. Абсолютное большинство лиц совершали то более опасные, то менее опасные преступления по сравнению с тем, которые им предшествовали. Каждый ппят рецидивист совершал либо более опасные, либо менее общественно опасные преступления. ?сли взять за 100 % всех обследованных осужденных, то окажется, что ко второму' осуждению лишь около 60 % лиц совершили посягательства, сходные по своей опасности с предшествовавшим посягательством; к третьему осуждению доля таких лиц составляла около 16 % ; к четвертому осуждению - около 4 % и т.д.

По мнению Ю.Д. Блувштейна. самым верным способом оценки общественной опасности преступлений являются «экспертные оценки» (См. Блувштейн ЮД Криминология и математика.- М.. Юрид. лит., 1974.- С 176), Г И. Забрянский в качестве единственно верного показателя, отражающего общественную опасность преступления, рассматривает размер санкции, указанной в уголовно-правовой норме (См . Забрянский Г И Методика изучения преступности - Краснодар Кубанский ун-т, 1976- Вып 212 - Кн 1 - С. 204 -218); Л В Кондратюк предлагает определять общественную опасность посягательства, исходя из усредненной законодательной оценки за его совершение, а для приведения различных видов наказания к единому показателю используют коэффициент эквивалентности (См Кондратюк J1.B. Система криминологических показателей и методы их вычисления - М. ВНИИ МВД СССР -1978 - С 22-23), В. Орехов и Л. Смирнов считают, что наибольшей полнотой в выражении опасности преступления обладает конкретное наказание, назначаемое судом ( См.: Кондратюк Л В Указ. соч - С 21)

Названная особенность в интенсивности преступного поведения рецидивистов была выявлена и применительно к лицам, осуждавшимся разное число раз (см. таблицу № 6).

Как видно из приведенной таблицы, время нахождения на свободе рецидивистов перед каждым из осуждений в среднем не превышает трех лет, а

Таблица № 6.

Сведения

о средней продолжительности нахождения на свободе рецидивистов, осуждавшихся разное число раз, перед каждым из имевшихся осуждений

(в годах ) Осуждение по счету Рецидивисты, ранее осуждавшиеся 2 раза 3 раза 4 раза 5 раз и более Второе 2,7 2,1 2,4 2,3 Третье 1.4 2,2 2,8 2.7 Четвертое 2,1 2.9 1.5 Пятое и более 2,5 1,2 наименьшее время лица находились на свободе накануне совершения третьего по счету преступления, когда погашаются многие из имевшихся у лиц судимостей. Поэтому исследуемая категория лиц, много раз совершая преступления, имеет все же значительное число погашенных или снятых, то есть не «дейст-вующих» судимостей. Почти половина (47,1 %) рецидивистов находилась на свободе менее 1 года и лишь 14,5 % - свыше 5 лет.

Учитывая, что рецидивисты в среднем находятся перед очередным осуждением на свободе не более трех лет, можно утверждать, что их престу пное поведение характеризуется большей интенсивностью преступного поведения, следовательно, и большей общественной опасностью личности .

Наряду с этим следует подчеркнуть, что изучение интенсивности преступной деятельности каждого лица показало, что среди рецидивистов очень незначительна доля тех, кто бы находился каждый раз на свободе менее года, а

Следовательно, по мере продолжения преступной деятельности лица вероятность того, что оно совершит посягательство, сходное по опасности с ранее совершенными преступлениями, постепенно снижается. Одновременно возрастает вероятность совершения рецидивистом либо более опасного, либо менее опасного преступления. А так как среди лиц, осуждавшихся большее число раз, являлась большей долей для тех, кто имел изменчивую (в смысле опасности образующих ее преступлений) «преступную карьеру», можно сделать вывод о том, что одним из условий большей длительности преступной деятельности является осуждение рецидивистов за самые различные по своей опасности преступления.

Выявляя зависимость между числом осуждений и изменением общественной опасности совершаемых лицом преступлений, мы установили, что к третьему осуждению опасность совершаемых рецидивистами преступлений в большинстве случаев возрастала, но к четвертому осуждению доля лиц, совершивших более опасные посягательства, наоборот, понижалась. Иначе говоря, преступная деятельность большинства рецидивистов после третьего осуждения становится менее опасной.

Следует подчеркнуть, что опасность преступлений, совершаемых лицами с «действующими» судимостями, в целом мало отличалась от преступлений, которые совершаются рецидивистами после погашения (снятия) судимости. Значит, ныне действующие и предусмотренные уголовным законом сроки погашения судимости не позволяют выделить из числа всех рецидивистов тех лиц, от которых можно с большей вероятностью ожидать совершения наиболее опасных преступлений, чья личность, таким образом, обладает повышенной общественной опасностью. Г)то, в свою очередь, побуждает нас специально рассмотреть вопрос об интенсивности преступной деятельности рецидивистов

Соответствующий анализ показал, что очередные преступления совершались рецидивистами по истечении различного времени нахождения на свободе В среднем же пребывание на свободе было наибольшим перед третьем осуждением, наименьшим - перед четвертым и последующими осуждениями.

также свыше пяти лет. Чаще всего продолжительность нахождения лица на свободе изменялась в пределах от одного года до пяти лет. И если предположить, что в течение этого времени за рецидивистом осуществлялся бы надежный контроль, осуществлялась деятельность по предупреждению с его стороны нового преступления, то число преступлений, совершаемых этой категорией лиц, сократилась бы более, чем на 2/3.

Отмеченные особенности продолжительности нахождения рецидивистов на свободе сказались и на количестве судимостей, которые имеются у тех, кто попадает на скамью подсудимых Как свидетельствует статистика (см рис№ I), среди рецидивистов стало с 2000 года уменьшаться число лиц, имеющих

Рис. К2 I

Динамика распределения осуждаемых рецидивистов, имеющих различное число судимостей (1997-2000 гг.)

199? 1998 1999 20СС

D Количество лиц. осужденных с наличием 3 и Колее не снятых и не цог ыненнмч судимостей

? Количество лиц, осужденных с наличием 2 не снятых и не погашенных судимостей

¦ Катчестяолиц. <ч;ужденных с наличием 1 не снятой и не погашенной судиъкхмъкг

100000 -] 250000 - 2ПП000 ¦ ISOOOO - IOCOOO - SOOOO -

о -

как одну, так и несколько судимостей. Возможно, это явилось результатом прежде всего позиции законодателя, который отказался от правил, позволяв-ших прерывать течение сроков погашения судимости, что, в конечном счете, сказалось на общих параметрах современной рецидивной преступности.

Основными характеристиками последней, как известно, являются состояние, структура и динамика , а сама рецидивная преступность традиционно рассматривается криминологами как совокупность умышленных общественно опасных посягательств, совершаемых ранее осуждавшимися за умышленные преступления за определенный период времени на конкретной территории .

Оценивая состояние современной рецидивной преступности, следует прежде всего указать на то, что рецидивистами в России совершается почти треть всех преступлений, по которым выявляются подозреваемые (в 2001 г. 29,8%). Одновременно рецидивисты составляют примерно пятую часть всех лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за совершение преступлений (в 2001 г. они составляли 22,1%). Иначе говоря, рецидивисты ежегодно совершают более 650000 преступлений, при чем почти 400000 из них являются ранее судимыми, в том числе около 50000 лиц совершают преступления, признанные опасным либо особо опасным рецидивом.

За последние годы в структуре рецидивной преступности произошли существенные изменения: в числе рецидивистов возросла доля лиц, совершивших тяжкие преступления (умышленные убийства, тяжкий вред здоровью, изнасилования, разбои, грабежи и др.) Заметно активизировалась групповая деятельность рецидивистов, отмечается тенденция к возрождению в их среде элементов профессионализма, появляются бандитские и другие организованные преступные группы, совершающие особо опасные преступления и имеющие в своем распоряжении автоматическое оружие и автотранспорт. Повышенная опасность совершаемых рецидивистами преступлений объясняется не только преимущественно групповыми действиями рецидивистов, но и особой дерзостью и жестокостью самих преступных деяний В качестве иллюстрации может служить дело Старынина Н.Н., ранее трижды судимого. Последний раз 7.08.97 г. Еткульским районным судом Челябинской области по ч 2 п.п. «а.б,в» ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года, обвиняющегося в совершении преступлении, преоусмот- ренных п. «в» ч.З ст. 158, ч.1 ст. У67. п.п. «а,б,в,г» ч.2 ст 162 УК РФ. Имея ус-

<< | >>
Источник: Иванов Василий Альбертович. РЕЦИДИВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск 2002. 2002

Еще по теме §2. Структура преступного рецидивного поведения:

  1. 20. Социальная характеристика преступности
  2. 60. Предупреждение рецидивной преступности
  3. 5.2. Концепция криминогенной сущности личности преступника как основа социально - психологического подхода к прогнозированию тенденций преступности
  4. 5.3. Психолого-педагогические задачи организации индивидуального и общего предупреждения преступности в свете концепции криминогенной сущности личности преступника
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ
  6. § /. Особенности личности рецидивистов
  7. §2. Структура преступного рецидивного поведения
  8. § I. Понятие преступности
  9. § 2. Состояние, структура и динамика преступности
  10. ПЬЯНСТВО И ПРЕСТУПНОСТЬ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -