<<
>>

§1. Криминологический анализ налоговых преступлений и лиц, их совершивших.

Практика показывает, что способ совершения налоговых преступлений

во многом зависит от особенностей личности, которая совершила указанное

преступление в сфере экономической деятельности.

Как отмечают специалисты «... знание особенностей личности преступника позволяет следователю так спланировать и организовать расследование, что все действия, проводимые в его рамках, будут максимально эффективными, а расследование в целом будет успешным».217

Личность преступника является составным элементом предмета криминологии.

Значимость этой проблемы выражается, прежде всего, в том, что преступление как акт человеческого поступка и волеизъявления конкретного лица в значительной степени производно от его сущностной характеристики и особенностей. Образно говоря, преступление и преступник являются теми клеточками своеобразного организма преступности, изучение и познание которых способны дать криминологический материал для последующей работы по предупреждению преступлений.

Личность преступника, с одной стороны, понятие общесоциологическое, с другой - юридическое. Это означает, что личность преступника нельзя рассматривать в отрыве от его социальной сущности, вне связи со всей системой общественных отношений, в которую он включен. Под их воздействием формируется социальный облик преступника как целостное единство конкретного лица с образующими его нравственно-психологическими чертами и свойствами (взгляды, убеждения, ценностные ориентации, жизненные ожидания, интеллектуальные и волевые свойства).

С учетом сказанного, определим личность преступника как лицо, совершившее преступление, в антиобщественной направленности которого выразилась совокупность негативных социально значимых свойств, влияющих в сочетании с внешними условиями и обстоятельствами на характер преступного поведения в целом.218

Важность изучения личности налогового преступника подтверждается

Н.А. Подольный Криминалистическая характеристика личности мошенника, совершающего преступную деятельность на рынке ценных бумаг. // Следователь. 2002. № 5. С. 29 218 Четвертаков B.C. Криминология.Учебное пособие. М. Инфра-М. 1996. С. 65.

309 мнением специалистов. «Представляется целесообразным проведение криминалистических аналитико-статистических исследований личности налоговых преступников, динамики ее изменения. Возможна разработка компьютерной базы таких лиц, позволяющей получать необходимые сочетания типологических признаков для выявления общих закономерностей совершения преступлений. Это будет способствовать также подробному криминологическому анализу тенденций и закономерностей типологии современной налоговой преступности. Проблема криминалистического анализа личности налогового преступника требует системного анализа, учета всех взаимодействующих факторов, в том числе деликтного и околокриминального поведения. Перед криминалистикой стоит задача разработки соответственного

219

криминалистического учения о современном экономическом преступнике».

Совершение конкретного преступления является результатом взаимодействия образовавшихся под воздействием неблагоприятных жизненных условий негативных нравственно-психологических свойств личности и внешних объективных обстоятельств, образующих криминогенную ситуацию. К этому следует добавить, что личность развивается на основе взаимодействия психофизических характеристик индивида, а также наследственных задатков с внешней средой.220

Изучение личностных характеристик лиц, стремящихся к частнопредпринимательской деятельности или осуществляющей ее, их высокая виктимность показывают, что достаточно часто современные предприниматели тем или иным образом входят в сферу преступности (от использования сомнительных и незаконных способов приобретения товара, ведения дела и т.п.

до вхождения в преступные организованные группировки).

Среди трех основных причин несоблюдения закона 30 % назвали уверенность в полной безнаказанности, 20 % - возможность «откупиться», 40 % - несоответствие закона сложностям жизни и современным требованиям. Полное оправдание или отсутствие какого-либо осуждения по отношению к лицам, приобретающим материальные средства незаконным путем для накопления и обогащения, выразили 35 %, для строительства и устройства дома, дачи - 65 %. Для основания собственного дела 55-60 %.

Александров И.В. Налоговые преступления: криминалистические проблемы расследования. СПб. Юридический центр Пресс. 2002. С. 134. 220 Там же, с. 76.

310

Более 70 %, проявив четкую ориентацию на материальный фактор как средство достижения личной значимости, успеха в жизни, были уверены, что ради этого можно использовать любые средства (считая данный момент как бы первоначальным этапом в жизни, после чего можно и отказаться от применения противозаконных способов получения капитала, взаимоотношений с конкурентами, партнерами, однако, если это не причинит ущерба частнопредпринимательской деятельности и не снизит уровень материальной обеспеченности).

Подобные взгляды присущи значительной части представителей частных предпринимателей и лиц, стремящихся пополнить ряды данной социальной группы, достаточно наглядно отражают характерную для этой среды нравственно-правовую атмосферу, переводя возникающие в экономике отношения в криминальную сферу, что становится объективным и серьезным препятствием для развития нормальных рыночных рычагов управления экономикой, проявляя и особенности политики государства, как в экономических, так и в социальных вопросах. Государство, предоставив свободу экономического и иного поведения, пока оказалось не в состоянии выработать и применить на практике действующую эффективную систему политических и правовых институтов, которые были бы способны сдерживать деятельность граждан в рамках закона, породив криминальные отношения в

221

экономике, оказав негативное влияние на преступность.

Одной из главных особенностей личности налогового преступника является то, что его внешние особенности, манера поведения, система ценностей схожи с аналогичными данными законопослушных граждан, в результате чего внешне налоговых преступников практически невозможно связать с противоправными деяниями, которые они совершают. К тому же, во многих случаях, самими налоговыми преступниками действия, направленные на уклонение от уплаты налогов не воспринимаются как противоречащие закону и запрещенные Уголовным кодексом под угрозой наказания. Налоговые преступники не отождествляют себя с преступным миром, не являются носителями его законов и обычаев, а своему противоправному поведению, как правило, ищут соответствующее оправдание (несовершенство законов, массовость уклонения, непрозрачность распределения налоговых доходов

Юцкова Е.М. Криминальная активность отдельных социальных групп населения. Преступность: стратегия борьбы. М. Криминологическая ассоциация. 1997. С. 135.

311 государства, действие в соответствие со сложившимся в данный момент социально-экономической ситуацией в обществе и т.д.). Подобное самооправдание приводит к формированию у налоговых преступников убежденности в правоте своих действий, что в свою очередь, позволяет им действовать хладнокровно и расчетливо.

Нередко уклонение от уплаты налогов воспринимается ими как массовая «игра», в которую помимо самого уклоняющегося «играет» еще масса других участников - другие предприниматели, налоговые инспекторы, сотрудники органов внутренних дел, адвокаты, налоговые консультанты и т.д., причем каждый делает это по своим правилам.

Для большинства налоговых преступников уклонение от уплаты налогов само собой разумеющееся действие (подчас часть бизнес-плана), совершаемое с заранее обдуманным умыслом, хотя и сопряженное с некоторой долей риска быть обнаруженным.

В данном случае понятие «риск» может быть трактовано как «действие (поступок), выполняемое в условиях выбора, когда существует опасность в случае неудачи оказаться в худшем положении, чем до выбора».222

Действительно, высокая латентность налоговой преступности помимо таких факторов, как постоянно повышающийся криминальный профессионализм лиц, уклоняющихся от уплаты налогов и отсутствие скоординированной системы противодействия налоговой преступности, во многом объясняется тем, что риск быть привлеченным к уголовной ответственности за налоговые преступления не соотносится с возможной выгодой от налогового уклонения. Таким образом, на сегодняшний день, налоговому преступнику выгодно рисковать. К тому же риск, являясь понятием субъективным, по-разному оценивается потенциальными субъектами уголовной ответственности за налоговые преступления.

Аналогично многим мошенникам, действующим в интеллектуальных сферах финансово-хозяйственной деятельности, тип налогового преступника формируется под воздействием определенных представлений и иллюзий. «Эти иллюзии касаются, прежде всего, неверного представления о том, что умный человек способен пройти по грани, отделяющей закон и преступление, удовлетворив при этом определенные личные потребности. Человек, который

222 Лиховидов К. Риск как условие дифференциации объема и мер юридической ответственности. // Законность. 2001. №12.

312 попытался реализовать эту иллюзию, рассматривается как герой, достойный

223

уважения и почитания пример».

Из-за такой самооценки и отношения общества к налоговым преступникам, последние не чувствуют себя изгоями, противопоставленными закону. Поэтому в большинстве случаев их преступное поведение не сопровождается характерными для многих экономических и общеуголовных преступлений особенностями поведения лиц, совершивших преступления (нервозность, угрызения совести и т.д.). Именно поэтому, с нашей точки зрения, довольно сложно говорить об искреннем, а не формальном деятельном раскаянии лиц, виновных в совершении преступлений, предусмотренных статьями 198 и 199 УК РФ.

Многие специалисты и СМИ относят налоговых преступников к представителям, так называемой, «беловоротничковой» преступности, подчеркивая тем самым, их высокий интеллектуальный уровень, выделяя из общей массы лиц с преступным поведением. С нашей точки зрения, налоговые преступники по своему интеллектуальному уровню, несомненно, более развиты, чем представители общеуголовной преступности, однако не стоит переоценивать их возможности. В данном случае уровень криминального профессионализма обуславливается не только умением уклониться от уплаты налогов, но и способностью скрыть следы преступления, представить свое преступное поведение как правомерное (например, как направленное на минимизацию налогового бремени, или на перевод его из сферы действия уголовного закона в сферу действия гражданских и налоговых правоотношений).

Характерными чертами налоговых преступников являются:

- наличие определенного уровня достатка (как правило, выше среднего);

- достаточно высокий интеллектуальный уровень, знание основ налогового законодательства;

- способность оплатить услуги консультантов, адвокатов. Для них свойственны:

а) относительно высокий социальный статус;

Н.А. Подольный Криминалистическая характеристика личности мошенника, совершающего преступную деятельность на рынке ценных бумаг. // Следователь. 2002. № 5. С. 31.

313

б) самоуверенность (подчас доходящая до прямого демонстрирования своего превосходства над коллегами, подчиненными, сотрудниками контролирующих и правоохранительных органов);

в) прагматизм (элементы практичности и рационализма);

в) ориентация на достижение успеха (прочная установка на достижение поставленной цели, иногда еще называется «рыночной» ориентацией);

в) разветвленные социальные связи в различных сферах (в том числе, как в правоохранительных органах, так, в некоторых случаях, и в преступном мире).

Все указанные качества применялись и применяются данными лицами для сокрытия следов совершенного преступления, уничтожения вещественных доказательств, фабрикации оправдательных документов, избежания ответственности при попадании в поле зрения сотрудников правоохранительных органов.

Следует отметить, что в существующей специальной литературе проводились исследования личности налогового преступника. Однако для целей настоящей работы следует выделить достаточно, на наш взгляд, достоверное исследование, проведенное И.И. Кучеровым в 1995-98 годах на основе изучения более 300 уголовных дел о налоговых преступлениях. Остается констатировать, что большинство других исследований, во многом, являлись его переработкой или компиляцией.224

Автор данной работы, изучая вопросы личности налогового преступника, в 1999 году провел криминологическое исследование, посвященное личности налогового преступника, которое основывалось на анализе более 100 обвинительных приговоров по ст. 199 УК РФ, а также приговоров, вынесенных по совокупности налоговых с иными составами УК РФ в разных регионах России.

В ходе исследования были получены следующие результаты: в 76 % случаев к ответственности привлекался руководитель организации, в 16 % -бухгалтер (которым в 95 % случаев являлась женщина) и в 8 % - руководитель и бухгалтер. Средний возраст руководителя составил 41 год, а бухгалтера - 43 года. Высшее образование зафиксировано у 85 % руководителей и 94 % бухгалтеров, к уголовной ответственности ранее привлекались лишь 4 % из них (причем все за общеуголовные преступления). Отметим, что в 98 % случаев

См подробнее: Кучеров И.И. Налоги и криминал, М. 2000. С. 44

314 привлечения к уголовной ответственности руководителя и бухгалтера они являлись должностными лицами одной организации. Однако встречались случаи, когда в преступный сговор вступали руководители и бухгалтеры разных юридических лиц, во время предварительного следствия и судебного заседания к услугам адвокатов прибегло 92 % лиц, привлекаемых к ответственности по ст. 199 УК РФ.225

Необходимо отметить, что, изучая личность привлекаемых к уголовной ответственности за налоговые преступления бухгалтеров, суд, как правило, оценивает профессиональные навыки бухгалтера - как специалиста в области налогообложения и бухгалтерского учета. В ходе предварительного следствия и судебного заседания изучаются: возраст бухгалтера, образовательный уровень, стаж работы по данной специальности, свидетельские показания о профессионализме и др.

Из общего количества привлекаемых к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов руководителей 78 % являлись руководителями негосударственных коммерческих предприятий, 14 % - общественных некоммерческих организаций, 6 % - организаций, где доля государства составляет более 50 процентов и 2 % - государственных бюджетных организаций.

Говоря о поведении данной категории лиц, необходимо отметить, что на предварительном следствии и в ходе судебного разбирательства полностью признали свою вину и раскаялись в содеянном 46 % подсудимых, частично признали вину - 27 % и не признали вину 29 % привлекаемых к уголовной ответственности лиц.

Можно отметить, что в рамках конкретного аналитического исследования состояния налоговой преступности в городе Москве автором данного диссертационного исследования проведен анализ возбужденных в 2000 году Управлением ФСНП России по г. Москве дел по налоговым преступлениям, предусмотренным статьей 198 УК РФ. В данный период было возбуждено всего 2514 уголовных дел по налоговым преступлениям, из них 787 (более 31 %) по ст. 198 УК РФ (т.е. в отношении физических лиц и предпринимателей).

См. подробнее: Соловьев И.Н. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов и сборов. М. Главбух. 2000. С.85.

315

Из 787 уголовных дел, возбужденных по ст. 198 УК РФ, 200 (25,4 %) возбуждены в отношении индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица. Таким образом, в общем количестве уголовных дел, доля преступлений, совершенных предпринимателями составляет 8 %, а иных физических лиц 23,3 %. Подтверждают данные выводы и общероссийские показатели. Так, из 32167 возбужденных органами налоговой полиции в 2000 году уголовных дел, 6753 дела возбуждено по ст. 198 УК РФ, что составляет 21 % от общего количества дел.

Кратко коснемся также и исследования личности налогового преступника, приведенного в учебнике «Налоговое расследование». Несмотря на критику вышеприведенных исследований, авторы данного экспериментального учебника, с нашей точки зрения, не предлагают ничего нового.

Статистические данные приводятся за период с 1996 по 1999 годы, что по актуальности нисколько не превосходит критикуемые исследования, в анализе личность налогового преступника подчас подменяется типичной ошибкой некоторых исследователей личности налогового преступника (когда характеристика личности подменяется описанием подчас устаревших организационно-правовых форм юридических лиц (ТОО, ИЧП) в которых потенциальный объект исследования может являться должностным лицом). Этот вопрос мы рассмотрим чуть ниже.

Вызывает также сомнение целесообразность приведения в учебнике сведений, касающихся семейного положения лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за совершенное налоговое преступление и определение семьи и детей в качестве сдерживающего фактора при совершении девиантных поступков. С нашей точки зрения, данные факторы не являются определяющими в оценке личности налогового преступника.

Также авторы экспериментального учебника отмечают, что «80 % уголовных дел, связанных с совершением налоговых преступлений, были

227

вызваны противоправными действиями коммерческой организации».

Однако согласно основополагающим нормам Уголовного кодекса России, к уголовной ответственности может быть привлечено только вменяемое физическое лицо, достигшее установленного возраста (статья 19 УК РФ).

Налоговое расследование. Учебник под редакцией Ю.Ф. Кваши. М. Юристь. 2000. С.464. См. там же. С.465.

316 Поэтому причиной возбуждения уголовного дела могут быть только противоправные действия физического лица, а не коммерческой организации.

Как мы уже отмечали, некоторые исследователи характеризуют не личность самого налогового преступника, а особенности деятельности юридических лиц, в которых интересующий нас субъект потенциально может быть руководителем.228 Предложенная автором данной работы типология налоговых преступников является дискуссионной.

Следует отметить, что при изучении личности налогового преступника, его типологии весьма важную роль играют критерии, по которым определяются параметры исследования. От того, какие источники положены в основу составляемой типологии, зависит и ее достоверность.

Так, с нашей точки зрения, поскольку преступником любого человека может назвать только суд, то и для изучения типологии преступников должны использоваться материалы оконченных обвинительным приговором уголовных дел. В тоже время, В.Д. Ларичев отмечает, что типы преступников определялись с помощью «... обобщения материалов проверок налогоплательщиков налоговыми инспекциями, административного и гражданско-правового

229

производства о нарушении налогового законодательства, уголовных дел...».

Однако, с нашей точки зрения, если изучать материалы административного и гражданско-правового производства о нарушениях налогового законодательства, то речь может идти о личности нарушителя налогового законодательства, а не преступника.

Если же брать еще шире и включать сюда и акты проверок налогоплательщиков, составленные налоговыми инспекциями, то получается, что изучаются все граждане, попавшие в поле зрения налоговых органов и органов налоговой полиции не только в связи с совершением налогового преступления, но и правонарушения и просто те, кто был подвергнут налоговой проверке. Необходимо учитывать, что не всегда результаты налоговой проверки приводят к признанию факта совершения налогового правонарушения, и как следствие, штрафным санкциям. Наличие материалов о наложении штрафов в рамках административного и налогового законодательства также не всегда свидетельствует о том, что налогоплательщик совершал правонарушение. Здесь

Ларичев В.Д. Типология налоговых преступников. // Вестник Академии налоговой полиции ФСНП России. 2000. выпуск 1. 229 См. там же, с. 92.

317 должен безоговорочно действовать принцип презумпции невиновности налогоплательщика.

Таким образом, на наш взгляд не совсем корректно при определении типов налоговых преступников использовать какие-либо иные материалы, кроме состоявшихся обвинительных приговоров судов по уголовным делам об уклонении от уплаты налогов. Именно обвинительных, так как достаточное количество уголовных дел прекращалось по п.п. 1 и 2 статьи 24 УПК России (ст.5 УПК РСФСР - за отсутствием события преступления или отсутствия в действиях обвиняемого состава преступления). Данные основания прекращения уголовного дела являются реабилитирующими и включение таких лиц в криминологические исследования типологии налоговых преступников является неправильным.

Изучив имеющиеся на сегодняшний день исследования личности налогового преступника, автор данной работы решил все же уточнить характеристики налогового преступника путем анализа не какого-то определенного количества уголовных дел и приговоров в отдельно взятом регионе, а путем анализа всего массива имеющихся данных о налоговых преступниках.

Данное криминологическое исследование личности налогового преступника проведено автором диссертационного исследования за период 1999 - 2001 годов на основе анализа «Формы 2», заполняемой на лицо, совершившее налоговое преступление при направлении уголовного дела в суд. Масштаб исследования - все регионы Российской Федерации.

В тоже время, при рассмотрении результатов данного исследования необходимо учитывать несколько факторов.

1. Не всегда сотрудники следствия добросовестно и скрупулезно подходят к заполнению статистических карточек. Иногда имеются повторы и дублирование некоторых идентичных по смыслу понятий. Случается, что многие характеризующие преступление признаки не находят своего отражения в статкарточках. Поэтому, некоторые цифры в сумме могут не совпадать с заявленным общим результатом.

2. Как показывает практика, около 1 % составляют дела, по которым обвиняемые были реабилитированы в ходе рассмотрения уголовного дела в суде.

318

Итак, согласно статистическим карточкам, за указанный период в Российской Федерации было всего привлечено к уголовной ответственности: 25205 человек, из которых: мужчин 19200 - 76 % , а женщин 6005 - 24 %.

Возрастные группы, привлеченных к уголовной ответственности распределились следующим образом:

Первая группа наиболее малочисленна ввиду небольшого возраста лиц, в нее входящих. Это вполне объяснимо, так как в этом возрасте (от 18 до 24 лет) многие молодые люди еще не готовы к выполнению властно-распорядительных функций в организациях и ведению самостоятельной коммерческой деятельности. Необходимо также учитывать и тот факт, что большинство молодежи получает в это время образование в высших учебных заведениях. Те же, кто не нашел себе место в ВУЗах, как правило, два или три года проводят на службе в армии, после чего не сразу получают работу, связанную с управленческими функциями. Поэтому за указанный период на долю первой группы приходится только 0,64 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности или 161 человек соответственно.

Вторая группа (от 25 до 29 лет) более многочисленна - 1347 человек, однако лица, входящие в эту группу, составляют лишь 5,4 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности. Можно предположить, что на этот возраст приходится начало карьеры большинства потенциальных руководителей и бухгалтеров. Однако, учитывая политику государства на поощрение занятия предпринимательством, а также упрощения процедур регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, получения разрешений и лицензий, можно предположить, что данная группа в будущем может значительно увеличиться.

Третья группа (от 30 до 49 лет) является основной, так как насчитывает 15194 человека или 60,7 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности. Как правило, на данный возраст приходится наиболее активная часть жизни человека, что и объясняет значительное превосходство представителей данной группы над другими.

Четвертая группа (от 50 лет и старше) состоит из 8097 человек, что составляет 32 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности. К этому возрасту специалисты достигают наивысшей профессиональной квалификации. Однако накопленный опыт и приобретенные навыки предполагают некоторую осторожность в действиях лиц данной

319 возрастной категории, чем и объясняется их «отставание» в два раза от наиболее активной группы, склонной к менее законопослушному поведению.

Говоря об образовательном уровне налоговых преступников, необходимо отметить, что он весьма высок. Высшее образование имеют 16016 человек или 64 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности. Средним образованием могут гордиться 7335 человек (29,3 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности), причем из них среднее профессиональное образование имеют 5237 человек (21 %), а среднее общее 2098 человек (8,3 %). Весьма любопытно, что среди налоговых преступников встречаются лица с начальным (56 человек или 0,22 %) образованием, а также лица без образования в количестве 15, что составляет 0,06 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности.

Довольно интересными являются критерии разграничения данных лиц по социальному и должностному положениям. Так, основными социальными группами налоговых преступников являются: частный предприниматель (собственник) - 11889 человек или 47,2 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности, служащий - 9129 человек (36,2 %). Необходимо отметить, что критерий отнесения лиц к той или иной группе является субъективным и зависит от мнения лица, заполняющего статистическую карточку. Более точно можно судить о таких социальных группах, как безработный (лица без постоянного источника доходов) - 677 человек (2,7 %), пенсионер - 199 человек (0,8 %), государственный служащий - 82 человека (0,33 %). В ходе исследования автору встретились даже служители культа в количестве 4-х человек, что составило 0,015 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности. Лица иного социального положения составили 12,75 % или 3150 человек.

С большей достоверностью можно говорить о должностном положении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Как и следовало ожидать, подавляющее большинство составляют руководители организаций - 20904 человека или 82,95 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности. На втором месте, естественно, бухгалтеры - 2119 человек (8,4 %). Затем следуют служащие организаций - 1105 человек (4,4 %), материально-ответственные лица - 538 человек (2,14 %). На этом должности, с которыми традиционно связывается уклонение от уплаты налогов, исчерпываются. Далее следуют работники транспорта (работники команды морского (речного) судна,

320 железнодорожного транспорта и т.д.) - 88 человек (0,35 %), фермеры - 98 человек (0,4 %), водители - 18 человек (0,07 %), депутаты - 13 человек (0,05 %), охранники - 10 человек (0,04 %), кассиры - 6 человек (0,025 %). В перечне встретились даже сотрудники правоохранительных (контролирующих) органов (очевидно, привлекались за соучастие в совершении налоговых преступлений) -3 человека (0,012 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности). Лица с иным должностным положением составили 0,35 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности, т.е. 88 человек.

По преступным последствиям совершенные деяния разделились следующим образом: за уклонение от уплаты налогов в крупном размере к уголовной ответственности привлечено 19493 человека (77,34 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности), а в особо крупном размере - 5712 человек (22,66 %).

Отметим также отраслевые особенности налоговой преступности. За совершение преступлений в сфере торговли и общественного питания привлечено к ответственности 5022 человека (20 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности), из них в оптовой торговле - 1552 человека (6,2 %), в розничной торговле - 1764 человека (7 %).

В сельском хозяйстве и сельскохозяйственном производстве привлечено к ответственности 2860 человек (11,3 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности), в сфере строительства и ремонтно-отделочных работ - 2690 человек (10,7 %), в сфере транспорта и связи - 1081 человек (4,3 %), в жилищно-коммунальном хозяйстве - 510 человек (2 %), в сфере ТЭК- 495 человек (1,96 %), в сфере коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка - 398 человек (1,6 %), в сфере пищевой промышленности - 329 человек (1,3 %), в сфере материально-технического снабжения и сбыта - 280 человек (1,1 %), в легкой промышленности - 243 человека (0,96 %), в финансово-кредитной сфере - 231 человек (0,92 %) в сфере государственного и негосударственного пенсионного обеспечения - 210 человек (0,83 %), в сфере электроэнергетики - 209 человек (0,83 %), в сфере производства и реализации алкоголя - 190 человек (0,75 %), в сфере государственного и негосударственного страхования - 184 человека (0,73 %), в сфере бытового обслуживания - 100 человек (0,4 %), при осуществлении операций с недвижимым имуществом - 89 человек (0,35 %), представителей органов управления (таможни, нотариата, органов общественной безопасности)

321 - 51 человек (0,2 %), в сфере осуществления аудиторской деятельности - 9 человек (0,04 %), представителей редакций и издательств - 9 человек (0,04 %).

На представителей иных сфер деятельности, не отмеченных в статистических карточках, приходится 39,5 % от общего количества привлеченных к уголовной ответственности.

На основе анализа вышеуказанных сведений можно сделать вывод о том, что в пятерку наиболее криминогенных сфер финансово-хозяйственной деятельности входят торговля, сельское хозяйство и сельскохозяйственное производство, строительство и ремонтно-отделочные работы, транспорт и связь, а также жилищно-коммунальное хозяйство.

Далее следуют: ТЭК, коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка, пищевая промышленность, сфера материально-технического снабжения и сбыта, легкая промышленность, финансово-кредитная сфера, государственное и негосударственное пенсионное обеспечение, электроэнергетика, сфера производства и реализации алкоголя, государственное и негосударственное страхование, бытовое обслуживание, операции с недвижимым имуществом, аудиторская деятельность редакционная и издательская деятельность.

С помощью анализа «Формы 2» можно выявить также и некоторые дополнительные характеристики преступления. Так, например, 8288 человек совершили налоговые преступления, связанные с финансовой деятельностью. В свою очередь, 824 преступления были связаны с потребительским рынком, а 173 человека использовали свое служебное положение при совершении налоговых преступлений. Налоговые преступления, связанные с производственно - хозяйственной деятельностью совершили 148 человек, а с финансово-кредитной системой - 142 человека. При этом по мнению специалистов, заполнявших карточки, повлекло осуществление незаконной предпринимательской деятельности (т.е. без регистрации или без лицензии) 221 налоговое преступление.

С внешнеэкономической деятельностью связаны 55 преступлений, а с ненадлежащим исполнение профессиональных обязанностей- 45. Также было выявлено 8 налоговых преступлений, связанных с процессами приватизации.

Следует также отметить, что вопрос использования недостатков института регистрации юридических лиц, в целях создания условий для совершения налоговых преступлений и дальнейшего сокрытия следов этих

322 преступлений стоит очень остро. Разве так уж редки бывают случаи, когда юридическое лицо, задолжавшее солидную сумму государству по неуплаченным налогам, в ответ на требования, предъявляемые сотрудниками налоговых органов исчезает, а вместо реальных руководителей сотрудники правоохранительных органов затем сталкиваются с подставными лицами?

При регистрации юридических лиц для дальнейшей перепродажи используются следующие схемы:

- предоставление физическим лицом за вознаграждение своего паспорта для регистрации юридических лиц. Как правило, в деятельности зарегистрированных на свое имя фирм, указанные лица участия не принимают;

- физическое лицо нанимается на работу в фирму, занимающуюся регистрацией юридических лиц в качестве «учредителя ООО и ЗАО, представителя в МРП, ИМНС и фондах». Впоследствии, на основании оформленных в установленном порядке решений о сложении обязанностей директора Общества и передаче уставного капитала и всех прав, фирма фактически переходит к новому хозяину. В дальнейшем, такой «учредитель», как правило, больше не сталкивается с новыми хозяевами фирмы, участия в хозяйственной деятельности и в распределении прибыли не принимает. В российском законодательстве нет норм, предусматривающих ответственность за вышеуказанные действия.

Отметим, что ответственность за учреждение нескольких фирм одним физическим лицом не предусмотрена ни в одном нормативно-правовом акте. Это совершенно правильно, так как в случае появления такого запрета существенно ограничивались бы права граждан на осуществление коммерческой деятельности и поощряемое государством участие в рыночных отношениях. Другой вопрос, с какой целью эти фирмы создаются и как они выполняют закрепленную в Конституции публично-правовую обязанность платить законно установленные налоги и сборы?

Вообще, в некоторых случаях, таких «учредителей» остается только пожалеть, а не наказывать. Ведь ими часто оказываются старики, инвалиды, недееспособные граждане, живущие, к сожалению, на грани выживания. Их то и находят предприимчивые граждане, за плату предлагая «одолжить паспорт на несколько дней». Другой вопрос, когда их «назначают» еще и руководителями этих фирм. В этом случае их положение, конечно, значительно осложняется.

323

Немаловажным нам видится также и изучение такого явления как самооправдание субъектом преступления своей деятельности. С нашей точки зрения, оно условно подразделяется на попытки оправдаться, предпринимаемые в ходе процессуальных действий (они уже рассмотрены выше) и аргументы, которые нарушитель приводит лично для себя, чтобы оправдаться в своих собственных глазах.

В ходе анонимного опроса, проведенного сотрудниками налоговой полиции для самооправдания совершения налоговых правонарушений и преступлений, налогоплательщики чаще всего приводят следующие аргументы:

- нестабильность экономической ситуации в стране, стремление многих граждан любым способом скорее получить прибыль, конвертировать ее и скрыть;

- боязнь пересмотра результатов приватизации, национализация банковской системы, введение государственной монополии на некоторые виды производства; -

реализация на практике принципа: большинство не платит налоги и я платить не буду; -

отсутствие детальной информированности налогоплательщиков о том, куда пойдут внесенные ими в бюджеты средства; -

чрезмерный уровень налогообложения в стране.230

Необходимо отметить, что лица, совершающие налоговые преступления, используют в своей преступной деятельности не только способы уклонения от уплаты налогов, но и способы сокрытия следов преступления. Ведь, как правило, с одной стороны деятельность виновного направлена на формирование массива искаженных данных, а с другой стороны на то, как скрыть следы реально полученных доходов, в случае необходимости воспрепятствовать установлению истины. Особое значение приобретает здесь этап подготовки к совершению преступления, приискание способов его совершения, а также методов последующего сокрытия следов преступления, разработка логических оправданий, фальсификация документации.231

«Об итогах оперативно-служебной деятельности Управления ФСНП России по г. Москве в 2000 году и задачах на 2001 год», M. 2001. С. 15.

231 Обращаясь к зарубежному опыту, отметим, например, что исследования американских специалистов показывают, что, мошенничеством в налоговой сфере занимаются, как правило, образованные, религиозные люди, менее склонные к употреблению спиртного и наркотиков. Их возраст от 35 до 45 лет. Показательна в этом отношении история с бывшей банковской служащей Маргарет У. Она долгое время работала в одном из национальных банков, слыла специалистом своего дела и честнейшим сотрудником. Однажды, в результате

324

Говоря об отношении к налоговым преступникам в Европе, весьма показательным является приведенное в газете «Zuercher Zeitung» высказывание Жанна Бонна, спикера ассоциации частных банков Женевы и совладельца банковского дома Lombrand, Odier & Сіє: «Я никогда не буду работать с клиентом, который, к примеру, обманывает налоговую полицию с помощью поддельных документов. Однако если кто-либо унаследовал состояние своих родных, а налоговое ведомство по какой-либо причине изволит игнорировать существование права на наследство, то это уже, милостивые дамы и господа, не моя проблема. Бывают случаи, когда налоги настолько невыносимы, что превращаются в конфискацию имущества. К примеру, когда британские лейбористы изволили обложить состояния свыше 1 млн. фунтов стерлингов налогом в 90 %. Это беспардонный грабеж, господа! Так что я понимаю любого, кто в таких случаях переводит деньги из своей страны. Что касается лично меня, я выплачиваю налоги до последнего гроша. Но, слава Богу, я живу в разумном государстве! Аморально не уклонение от безумных налогов. Безнравственно то государство, которое отнимает у своих граждан более 50 % их имущества или заработков».232

Характеризуя далее личность субъектов налоговых преступлений, необходимо отметить, что мотив и цель уклонения от уплаты налогов не являются основными признаками налогового преступления, однако имеют значение для правовой оценки вопроса о вине, степени общественной опасности, характеристики личности субъекта. Мотивы налоговых преступлений носят преимущественно корыстный характер, когда субъект стремится к получению материальной выгоды, большего дохода путем неуплаты налогов.

С нашей точки зрения узнать налогового преступника в толпе весьма и весьма сложно. Однако эти люди среди нас, каждый из нас им может стать, в зависимости от складывающихся обстоятельств. Ведь совершенно естественно, что у большинства здоровых людей обязанность отдать часть заработанного вызывает неприятные ощущения и дискомфорт. Особо усиливает эти ощущения знание того, что у многих получается избежать таких неприятных моментов, как уплата налогов. Всегда можно не провести какую-то сумму по документам,

финансовых махинаций она заработала около 600 тысяч долларов, не отразив их как доход в налоговой декларации. Уклонение от уплаты налогов дорого ей обошлось - она была приговорена к тюремному заключению, ее дом перешел в собственность банка, так же как и все средства на пенсионном счете. 232 Воеводин Р. Банковский интернационал гугенотов. // Коммерсантъ. 5 марта 1996 года.

325 соответствующим образом составить договор, использовать различные схемы оптимизации, минимизации и т.д.

Часто люди откладывают добросовестную уплату налогов «на потом», «на завтра» или на то время, когда «гайки совсем закрутят» и придется платить всем. При этом уплата какой-либо суммы налога сегодня рассматривается как оправдание уклонения от уплаты завтра.

Поэтому государству необходимо создавать такие правовые механизмы, при которых уклоняться от уплаты налогов стало бы невыгодно. Здесь действует принцип: если человек в результате уклонения от уплаты налогов получает выгоду, превосходящую возможные потери в случае выявления его противоправных деяний, то он идет на этот риск. Ведь предпринимательская деятельность сама по себе является инициативной, самостоятельной, осуществляемой от своего имени, на свой риск и направлена на систематическое получение дохода, прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг.

В заключение хотелось бы отметить, что исходя из динамично меняющихся условий жизни людей, сегодня необходимо нарабатывать новые критерии оценки преступности, ее причин, взаимосвязи с различными явлениями и процессами, в том числе и личности преступника.

<< | >>
Источник: Соловьев Иван Николаевич. Реализация уголовной политики России в сфере налоговых преступлений: проблемы и перспективы [Электронный ресурс]: Дис. .. д-ра юрид. наук : 12.00.08 .-М.: РГБ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки). 2005

Еще по теме §1. Криминологический анализ налоговых преступлений и лиц, их совершивших.:

  1. 4. Преступления, нарушающие общие правила безопасности. Характеристика отдельных видов преступлений против общественной безопасности
  2. 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации
  3. 5. Должностные преступления по уголовному праву США, Франции и ФРГ
  4. § 1. Преступность и науки, изучающие преступность, ее тенденции и общественная опасность
  5. 2.2. Место налоговой преступности в системе преступлений в сфере экономической деятельности.
  6. 3.2. Основные направления уголовной политики в сфере налогообложения.
  7. §1. Криминологический анализ налоговых преступлений и лиц, их совершивших.
  8. §5. Вопросы реализации ответственности за совершение налоговых преступлений.
  9. §1. Налоговая преступность как объект уголовно-правового воздействия.
  10. 5.3. Основные меры по реализации положений программы по противодействию налоговой преступности.
  11. 1.1. Общая характеристика преступлений в сфере бюджетных отношений
  12. § 4. Криминализация общества через декриминализацию преступлений
  13. ГЛАВА 1. Международные правовые акты в сфере ювенальной юстиции и анализ российского «ювенального» законодательства
  14. ГЛАВА 3. ПУТИ УСТРАНЕНИЯ КРИМИНОГЕННЫХ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ НА РАННЕМ ЭТАПЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И МОЛОДЁЖИ
  15. § 1. Понятие и особенности преступления
  16. § 1. Обстановка, время и место совершения преступлений
  17. § 4. Налогоплательщик как субъект преступления
  18. § 2. Теоретическая модель и критерии оценки эффективности предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства
  19. § 2. Оперативно-розыскная характеристика преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -