<<
>>

Криминологическая характеристика преступлений, связанных с банкротством, и лиц, их совершивших

Интересующая нас проблема незаконного банкротства в основном рассматривается в рамках гражданского и уголовного права. Ее крими­нологические аспекты до сих пор недостаточно изучены.

Для определения основных направлений предупредительной дея­тельности в области незаконного банкротства необходимо не только ис­следование причин и социально-правовых последствий данной катего­рии преступлений, но и выявление особенностей, а также уяснение ме­ханизма противоправного поведения, что позволит правоохранительным органам своевременно выявлять и предупреждать совершение данных преступлений, привлекать к уголовной ответственности виновных лиц.

Анализ содержания криминологической характеристики незакон­ного банкротства и лиц, его совершающих, его причинного комплекса и предупреждения основывается на соответствующих положениях крими­нологии.

Наиболее рациональным и экономным методом получения ин­формации о состоянии, уровне, структуре и динамике преступности, ее отдельных видов, а также отдельных групп и видов преступлений явля­ется статистический, который указывает на увеличение преступлений, предусмотренных ст. 195,196, 197 УК РФ.

Устанавливая уголовную ответственность за преступления в сфере банкротства (ст.ст. 195, 196, 197 УК РФ), законодатель определил, что несостоятельность (банкротство) - один из важных социальных и эко­номических институтов. Различные действия, совершаемые в рамках данного института, направлены к достижению определенной законом

цели, ради которой он и создан. Однако, при осуществлении банкротства могут совершаться как действия, так и бездействие, которые направлены против общественных интересов и не порицаются действующим законо­дательством. Именно в этом случае и применяется институт уголовной ответственности за банкротство, являющийся одним из институтов ры­ночной экономики, который включает в себя целый ряд элементов, на­правленных на решение задач и достижение целей, ради которых он и существует.

В соответствии с Федеральным Законом РФ «О несостоятельности (банкротстве)» под несостоятельностью (банкротством) понимается при­знанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Главная цель применения института банкротства заключается в восстановлении платежеспособности должника, возвращении его к нор­мальной хозяйственной деятельности и восстановлении в качестве пол­ноправного участника гражданского оборота.

Однако практика показывает, что за время формирования и разви­тия в России рыночных отношений этот институт так и не стал эффек­тивным средством возвращения к нормальной хозяйственной деятельно­сти участников гражданского оборота.

Вместе с тем, институт несостоятельности (банкротства) зачастую используется в противозаконных целях. Так, примерно 30 % всех бан­кротств в России - заказные.

Г. Таль (в бытность главой ФСФО) отмечал, что закон о банкрот­стве зачастую используется не для финансового оздоровления несостоя­тельных предприятий, а для передела собственности, для захвата финан­совых потоков вполне платежеспособных предприятий. «Скоро мы по­ставим преграду на пути подобного рода «фальшивых» банкротств, - отмечал Президент России во время визита в Великобританию. - К со­жалению, в большинстве случаев они представляют собой всего лишь попытку прикрыть захват предприятия извне».

Рассматривая формы и способы злоупотребления институтом бан­кротства, необходимо отметить, что в настоящее время они достаточно разнообразны и распространены. Рассмотрим некоторые из них, наибо­лее часто используемые в практике незаконных банкротств.

Банкротство как способ недружественного поглощения. Недруже­ственное поглощение чаще всего представляет собой установление кон­троля над предприятием с применением противозаконных средств и ме­тодов, чаще всего заключающихся в завладении акциями предприятий

против воли их на- стоящих собственников.

Банкротство является одним из способов такого захвата.

Существует несколько способов передела собственности с помо­щью механизма банкротства.

Первый вариант - признание должника банкротом и открытие конкурсного производства. Согласно ФЗ РФ «О несостоятельности (бан­кротстве)», заинтересованные субъекты получают возможность приоб­рести в собственность имущество должника.

Осуществление этой процедуры может применяться к стабильно работающим организациям в следующем порядке:

1) субъект В заключает с субъектом Б договор (поставки, предос­тавления кредита и т.д.) на крупную сумму;

2) субъект Б для исполнения договора с субъектом В заключает договор (поставки, предоставления кредита и т.д.) с субъектом А;

3) так как субъект В не исполняет свои обязательства, субъект Б не способен выполнить свои обязательства перед субъектом А;

4) субъект А подает заявление в арбитражный суд о признании субъекта Б банкротом;

5) субъект Б признается банкротом, его имущество покупается за­интересованными лицами.

Схема может быть несколько иной:

1) субъект А покупает долги субъекта Б у субъекта В;

2) субъект А на основании Закона «О несостоятельности (бан­кротстве)» подает заявление в арбитражный суд о возбуждении дела о банкротстве относительно субъекта Б;

3) субъект Б признается банкротом, открывается конкурсное про­изводство. В результате продается имущество должника, которое поку­пается заинтересованными лицами.

Второй вариант: заключение мирового соглашения межу конкурс­ными кредиторами и должником с условием увеличения должником размера уставного капитала на сумму задолженности перед конкурсны­ми кредиторами и передача конкурсным кредиторам либо прав на опре­деленную долю в уставном капитале каждому конкурсному кредитору, либо акций путем проведения дополнительной эмиссии на сумму задол­женности должника перед конкурсными кредиторами.

Другой способ завладения предприятием с одновременным пере­распределением собственности известен меньше. Его суть состоит в следующем.

Внешний управляющий своим решением увеличивает уставный капитал акционерного общества путем дополнительной эмиссии акций. Это делается для того, чтобы с помощью вырученных от их продажи де­

нег расплатиться с долгами и восстановить платежеспособность акцио­нерного общества. Количество дополнительно выпускаемых акций рав­но или превышает имеющийся контрольный пакет, и размещение этих акций производится так, что их приобретателями становятся лица, вхо­дящие в круг организаторов банкротства. В результате этого акционеры, владельцы выпущенных ранее, до банкротства, акций, будут иметь уже меньшую долю от общего количества голосов на собрании акционеров и не смогут влиять на принимаемые решения, так как контрольный пакет переходит в другие руки.

Относительно приведенного примера следует указать на следую­щее обстоятельство.

В соответствии со ст. 100 Гражданского кодекса РФ, увеличение уставного капитала акционерного общества для покрытия понесенных убытков не допускается. Но главное в том, что противоправные дейст­вия арбитражных управляющих по дополнительной эмиссии ценных бумаг санкционировались отдельными арбитражными судьями, что при­давало этим действиям легитимность и ограждало от уголовной ответст­венности.

Процедура банкротства может стать прибыльным делом и для третьих лиц. Основой для этого служит понимание того, что у каждого кредитора свои представления о том, за сколько он готов выйти из про­цесса банкротства должника. Для выяснения этого вопроса третье лицо проводит переговоры с крупнейшими кредиторами и оценивает, во сколько обойдется покупка их долгов. Например, долг может продавать­ся за 50 % от номинальной стоимости. Покупка обязательства означает, таким образом, что кредитором становится третье лицо, и для него это связано с существенным риском.

Решение о покупке долгов должно быть основано на оценке акти­вов должника, в том числе и тех сумм, которые ему в свою очередь должны другие лица (дебиторы). При этом оценивается и вероятность включения этих сумм в конкурсную массу, в том числе судебным путем.

По сути дела, проблема состоит в оценке величины и возможно­сти, наполнения конкурсной массы. В активах должника особо выделя­ются активы хорошего качества - недвижимость, интеллектуальная соб­ственность, которые можно выделить и продать как отдельный объект, то есть реализовать активы должника с максимальной выгодой.

Таким образом, интерес всей этой операции для третьего лица за­ключается в разнице между ценой покупки долгов и той суммой, кото­рая в итоге будет выплачена по этим долгам. Этот бизнес на ликвидации показал себя весьма доходным делом.

Покупка долгов не противоречит закону. Эту операцию использу­ют не только третьи лица. Должники также покупают свои долги с вы­годой для себя, используя для этого подставные фирмы. Например, в 2001 году чешская компания Falkom выкупила у правительства Чехии долговые обязательства России на сумму 2,5 млрд. $, заплатив за них 545, 7 млн. $., то есть примерно 22 % от номинала. Позже выяснилось, что за компанией Falkom стоял ее российский партнер - РАО ЕЭС Рос­сии. В результате многоходовой комбинации РАО погасило свою бюд­жетную задолженность в 1,35 млрд. $ всего за 550 млн. $. Правда, Пра­вительство России в накладе тоже не осталось, избавившись от долга перед Чехией на 2,5 млрд. $.

Анализ арбитражной практики свидетельствует и об иных вариан­тах использования процедуры банкротства.

Банкротство как средство недобросовестной конкуренции.

В соответствии со статьей 4 Федерального закона «О защите кон­куренции» от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ под конкуренцией понимается «соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятель­ными действиями каждого их них исключается или ограничивается воз­можность каждого их них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рын­ке». При этом под «недобросовестной конкуренцией понимаются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумно­сти и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут на­нести вред их деловой репутации».

Для борьбы с указанными проявлениями УК РФ предусматривает ответственность за неправомерные действия при банкротстве (ст. 195), преднамеренное банкротство (ст. 196), фиктивное банкротство (ст. 197).

В целях противодействия недобросовестной конкуренции В 4.1 ст. 195 УК РФ установлена уголовная ответственность за сокрытие имуще­ства, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанно­стях, передачу имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества, а равно сокрытие, уничтожение, фальсифика­цию бухгалтерских или иных учетных документов, отражающих эконо­мическою деятельность юридического лица или индивидуального пред­

принимателя при условии, что они совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб.

Отчуждение имущества, как проявление неправомерных действий, может проявляться как в возмездной, так и в безвозмездной форме из­бавления от него (продаже, обмене, дарении, внесении имущества в ус­тавный капитал другого юридического лица, причем в ущерб организа­ции-должнику и т.д.). Нередко для этих целей используются родствен­ники, знакомые, подставные лица.

Часть 2 ст. 195 УК РФ предусматривает ответственность за непра­вомерное удовлетворение имущественных требований отдельных креди­торов за счет имущества должника руководителем юридического лица или его учредителями (участниками) либо индивидуальным предприни­мателем заведомо в ущерб другим кредиторам, если это действие со­вершено при наличии признаков банкротства и причинило крупный ущерб. Такие действия совершаются, как правило, в интересах руково­дителей организаций, учредителей (участников) или индивидуальных предпринимателей или иных нужных лиц. Последующее взыскание кре­диторами убытков, причиненных неправомерным удовлетворением тре­бований других кредиторов в ходе процедуры несостоятельности (бан­кротства), не всегда может привести к желаемому результату, так как имущество к этому времени может быть уже израсходовано.

Понятие имущества, которым оперируют ст. 195 УК РФ, раскры­вается в ст. 128 ГК РФ. К имуществу относятся «вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в т.ч. и имущественные права». Поня­тие имущественного обязательства определяется в статье 307 ГК РФ. Таким признается обязательство, связанное с имуществом. «В силу обя­зательства, - гласит ст. 307 ГК РФ, - одно лицо (должник) обязано со­вершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как- то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требо­вать от должника исполнения его обязанности».

К бухгалтерским документам относятся: бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках и приложения к ним, пояснительные запис­ки, а в случаях, предусмотренных законодательством, и аудиторское за­ключение. На основании этих документов в соответствии со ст. 13 ФЗ «О бухгалтерском учете» ведется бухгалтерская отчетность. Под учет­ными документами понимаются ведомости, доверенности, кассовые книги, расписки, акты инвентаризаций, платежные поручения, бухгал­терские справки, мемориальные ордера и др.

Привлечь к уголовной ответственности по статье 195 УК РФ мож­но в случае причинения контрагентам недобросовестными работниками

бухгалтерии и руководителями крупного ущерба организации - должни­ку или кредитору. Нет никаких правовых ограничений для собственни­ков в праве распоряжения имуществом унитарных предприятий: имуще­ство может быть изъято и передано другому юридическому лицу, даже если это приведет к банкротству унитарного предприятия. Нередко по этой схеме действуют коммерческие организации, внося значительную часть своего имущества в уставный капитал других юридических лиц. Умышленно становясь неплатежеспособными, они, инициируя процеду­ру банкротства, избегают уплаты накопившихся налогов и других де­нежных обязательств. Городские и районные администрации в результа­те неисполнения принятых на себя обязательств по финансированию строительных работ контрагентов - подрядчиков, доводят последних до несостоятельности и банкротства.

Разновидностью недобросовестной конкуренции является предна­меренное банкротство. При преднамеренном банкротстве руководители коммерческих организаций (юридических лиц) или индивидуальные предприниматели, попав в трудное экономическое положение, с целью избежания уплаты долгов умышленно совершают действия, заведомо влекущие неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредито­ров по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уп­лате обязательных платежей.

Такая искусственно созданная неспособность достигается различ­ными способами: создание дочерних предприятий, заключение заведомо невыгодной для организации сделки (продаже имущества по необосно­ванно заниженной цене или приобретение имущества по явно завышен­ной цене), перевод в виде предоплаты значительных сумм денег в дру­жественные организации, которые вскоре должны быть признаны бан­кротами, в связи с чем возврат израсходованных денежных средств ста­новится практически невозможным. К этому времени имущество орга­низации или индивидуального предпринимателя уже практически отсут­ствует, а бухгалтерская документация находится в запущенном состоя­нии.

Неплатежеспособность, как одна из наиболее часто встречающих­ся разновидностей неспособности удовлетворения требований кредито­ров по денежным обязательствам, может быть создана предоставлением кредитов или имущества в аренду физическим или юридическим лицам, которые не собираются их возвращать государству, причем по догово­ренности сторон сделки. Получение кредитов под ведение какой-либо деятельности и ее неосуществление, сопряженное с растратой денежных средств не по назначению в последующем может привести организацию

к признанию несостоятельной (банкротом). В результате причиняется ущерб лицам, выдавшим кредит.

Намеренное невзыскание дебиторской задолженности более трех лет также может привести организацию к неплатежеспособности. Такие действия могут совершаться в интересах контрагентов (подставных фирм) по договоренности руководителей.

Ухудшение финансового состояния можно вызвать и реорганиза­цией в виде присоединения к себе организации с кредиторской задол­женностью.

Следующей разновидностью недобросовестной конкуренции яв­ляется реорганизация в виде разделения, при которой долговые обяза­тельства согласно разделительного баланса намеренно оставляют у од­ной из выделившихся организаций, а активы - в другой. По существу та­кое разделение есть не что иное, как притворная реорганизация, конеч­ной целью которой является избежание уплаты налогов, неисполнение обязательств перед кредиторами. Та организация, к которой переходят долговые обязательства, заранее обречена реорганизаторами на ликви­дацию через процедуру банкротства, а, следовательно, надлежащего ис­полнения обязательств перед кредиторами и бюджетом не произойдет.

Банкротство может быть достигнуто прекращением собственно предпринимательской деятельности, в т. ч. без применения каких-либо официальных процедур ликвидации. Согласно положениям главы XI ФЗ от 26.10.2002 г. № 127 «О несостоятельности (банкротстве)», такие должники считаются отсутствующими. Решение этой проблемы услож­няется не только в связи с отсутствием самих руководителей, место на­хождения которых установить не представляется возможным, но и в свя­зи с отсутствием исчезнувших вместе с ним бухгалтерских документов. Реально, на что можно рассчитывать при банкротстве отсутствующего должника, так это на средства, необходимые для финансирования про­цедуры банкротства (при условии наличия достаточного для этого иму­щества). При этом покрытие судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения конкурсному управляющему осуществляется вне очере­ди (ст. 229 Закона). Только при этом условии, согласно ст. 227 Закона о несостоятельности (банкротстве), уполномоченным органом или кон­курсным кредитором может быть подано заявление о признании отсут­ствующего должника банкротом.

Преднамеренное банкротство более опасное правонарушение, чем фиктивное банкротство, о чем свидетельствую санкции ст. 197 УК РФ. Если при фиктивном банкротстве финансовое состояние должника по­зволяет погасить долги, т.е. вероятность получения исполнения обяза­тельства сохраняется, то при преднамеренном банкротстве несостоя­

тельность должника является фактической, что резко уменьшает вероят­ность получения кредиторами долга.

К другим способам недобросовестной конкуренции следует отне­сти фиктивное банкротство. При фиктивном банкротстве юридическое лицо или индивидуальный предприниматель фактически являются не­платежеспособными. Однако недобросовестные предприниматели (ру­ководители или учредители, участники юридического лица, а равно ин­дивидуальные предприниматели) заведомо ложно и публично объявля­ют о своей несостоятельности, чем вводят в заблуждение кредиторов от­носительно невозможности уплаты долгов. Объявление о несостоятель­ности может быть осуществлено через средства печати, радио, телеви­дение. Следствием совершения таких действий является неисполнение виновным как денежных, так и не денежных обязательств перед креди­торами, к числу которых следует отнести и работников этих организа­ций, и причинение имущественного ущерба.

Проявлением недобросовестной конкуренции при банкротстве по отношению к кредиторам можно считать введение той или иной проце­дуры банкротства. C введением процедуры конкурсного производства положение кредиторов в отдельных случаях ухудшается. Так, согласно ст. 129 Закона, конкурсный управляющий обязан уволить работников должника. Требования кредиторов по гражданско-правовым обязатель­ствам удовлетворяются в третью очередь при условии полного удовле­творения требований кредиторов предыдущих очередей. А в случае не­достаточности имущества должника неудовлетворенные требования кредиторов считаются погашенными (ст. 142 Закона), т. е. кредитор мо­жет ничего не получить из того, что ему причиталось бы в условиях добросовестной конкуренции.

Еще один способ использования банкротства в конкурентной борьбе приводит А. Павлисов. Его суть состоит в проведении преднаме­ренного банкротства представителями организаций-конкурентов. Осо­бенность преступного механизма заключается в проникновении различ­ными путями в органы управления потерпевшей организации. Чаще все­го оно состоит в выдвижении через полномочных на то лиц нового ру­ководителя организации или подкупе действующего. После этого руко­водитель начинает действовать в интересах сторонней организации.

Таким образом, можно сделать вывод, что банкротство в любом его проявлении является одним из способов получения необоснованных преимуществ недобросовестным субъектом в ходе осуществления пред­принимательской деятельности, что свойственно недобросовестной кон­куренции.

Банкротство как способ уклонения от уплаты обязательных пла­тежей. Как известно, налоги являются источником формирования госу­дарственного бюджета и внебюджетных фондов (Пенсионного Фонда Российской Федерации, Фонда медицинского страхования, Фонда соци­ального страхования). Такую же функцию имеют так называемые мест­ные и региональные налоги в формировании бюджетов субъектов Рос­сийской Федерации и бюджетов органов местного самоуправления. Для всех очевиден тот факт, что если прекратятся налоговые поступления, то правительство страны не сможет выполнять свои функции по защите интересов граждан, и в конечном итоге от неуплаты налогов пострадают сами же налогоплательщики. В связи с этим уклонение от уплаты нало­гов в настоящее время является самой значительной общественной про­блемой, чему в немалой степени способствует банкротство хозяйствую­щих субъектов и индивидуальных предпринимателей. Как правило, при банкротстве уклонение от уплаты налогов проявляется в бездействии. По мнению П.С. Яни, уклонение означает не только само действие (без­действие), но и его результат. Понятие налога раскрывается в ст. 8 На­логового кодекса Российской Федерации: «Под налогом понимается обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с ор­ганизаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управ­ления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований».

В силу ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» налоговые органы и государственные внебюджетные фонды являются кредиторами по отношению к должнику.

Согласно ст. 35 Конституции Российской Федерации, никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Одна­ко, в силу положений ст. 55 Конституции Российской Федерации, право частной собственности не является абсолютным и может быть ограни­чено Федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безо­пасности государства. Налоги являются необходимым условием функ­ционирования государства, поэтому обязанность платить налоги, закре­пленная в ст. 57 Конституции Российской Федерации, распространяется на всех налогоплательщиков в качестве безусловного требования госу­дарства.

Из вышесказанного следует, что налогоплательщик не вправе рас­поряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, кото­рая в виде определенной денежной суммы подлежит передаче в казну.

Он обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государства, так как иначе нарушаются права и охраняемые законом интересы других лиц, а также государства. Поэтому взыскание налоговой недоимки в бесспорном порядке с организаций налоговыми и таможенными органа­ми представляет собой законное изъятие части имущества, вытекающее их конституционно-правовой публичной обязанности.

Непоступление денежных средств в бюджетную систему Россий­ской Федерации оказывает негативное влияние на экономику страны. В большинстве случаев банкротство является одним из изощренных и эф­фективных средств уклонения от уплаты налогов, так как обычно мас­кируется под неудавшийся бизнес.

Виновные в уклонении от уплаты налогов систематически совер­шенствуют способы укрытия объектов налогообложения, приемы введе­ния в заблуждение органов налогового контроля по поводу доходов и расходов за налоговый период, используют в целях уклонения от уплаты налогов институт ликвидации.

Недобросовестные руководители юридических лиц или индивиду­альные предприниматели, получив кредиты, товар, услуги различного характера в дальнейшем с целью невыполнения обязательств по заклю­ченным договорам, неуплаты долгов, налогов и т.п. намеренно создают свою неплатежеспособность, заведомо ложно объявляют себя несостоя­тельными с тем, чтобы выгодно ликвидироваться. А ликвидация органи­зации или индивидуального предпринимателя, проводимая в рамках за­кона, позволяет избежать неуплаты накопившихся налогов перед бюд­жетом и фондами, сумма которых превышает порой сумму задолженно­сти по другим обязательствам. В случае достигнутой ликвидации долж­ника в рамках Закона, обязанность по уплате налога в бюджет и вне­бюджетные фонды прекращается, что предусмотрено п. 9 ст. 142 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которому: «Требования кредиторов, неудовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, считаются погашенными».

Недобросовестные должники свои обязательства по уплате налога не исполняют намеренно, рассчитывая на их искусственное погашение в ходе проведения конкурсного производства.

На практике это происходит следующим образом. Накопившиеся к моменту признания коммерческой организации или индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом) налоги не могут быть списаны с расчетного счета должника в бесспорном порядке, даже если соответствующие денежные средства у должника имеются. В соответст­вии с и. 1 ст. 63 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с даты вынесе­ния арбитражным судом определения о введении наблюдения требова-

ния кредиторов по денежным обязательствам и обязательств по уплате обязательных платежей, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, могут быть предъявлены к должнику только с со­блюдением установленного ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» порядка предъявления требований должнику.

C момента же признания должника несостоятельным (банкротом) по смыслу ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» правовой режим удовлетворения требований бюджета и внебюджетных фондов в процес­се конкурсного производства различен в зависимости от того, вытекает ли право требования недоимки из обязательств, возникших до открытия конкурсного производства, либо из возникших после открытия конкурс­ного производства. Налоги и другие обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, обязанность по уплате которых возникает после открытия конкурсного производства, относятся к расходам, которые по­крываются из конкурсной массы вне очереди и включению в реестр тре­бований кредиторов не подлежат. При этом необходимо не только под­тверждение оснований возникновения обязанности по уплате налогов и сборов и существование ее на момент обращения с заявлением согласно правилам, установленным налоговым законодательством (ст. 45 HK РФ), но и документальное подтверждение принятия налоговым органом всех мер по принудительному взысканию соответствующих налогов согласно установленного налоговым законодательством порядка. И только после соблюдения процедуры взыскания налога во внесудебном порядке, на­логовые органы могут обратиться с заявлением к арбитражному управ­ляющему о взыскании суммы налога как текущего платежа, а в случаях неудовлетворения такого требования - в арбитражный суд. Что касается взыскания обязательных платежей в государственные внебюджетные фонды, возникших до введения наблюдения или конкурсного производ­ства, то они принимаются для включения требований в реестр требова­ний кредиторов, если подтверждены решением арбитражного суда. При этом обращение налоговых органов в арбитражный суд не является га­рантией признания арбитражным судом заявленных требований.

Налоговый кодекс устанавливает сроки на взыскание налога в су­дебном порядке: с физического лица - в течение 6 месяцев после исте­чения срока исполнения требования обязательств по уплате налога (п.З ст. 48). Для юридических лиц применяется также шестимесячный срок, но с момента истечения 60-дневного срока, предусмотренного п.З ст. 46 HK РФ.

Для бесспорного взыскания соответствующей суммы указанный срок является пресекательным и не подлежит восстановлению. В случае его пропуска суд отказывает в удовлетворении требований налогового

органа к юридическому лицу. Такая задолженность может быть призна­на безнадежной, так как ее взыскание невозможно в силу причин юри­дического характера (ст. 59 HK РФ).

В соответствии со ст. 45 HK РФ, решение о взыскании должно быть доведено до налогоплательщика не позднее пяти дней после выне­сения решения о взыскании необходимых средств. Поэтому, если отпра­вить постановление простым письмом, а не заказным, то доказать нало­говому органу своевременность отправки корреспонденции будет не­возможно.

Кроме того, согласно ст. 70 HK Российской Федерации, налоговый орган должен направить требование об уплате налога налогоплательщи­ку не позднее трех месяцев после наступления срока уплаты налога. А в случае проведения налоговой проверки - в 10-дневный срок с даты вы­несения соответствующего решения.

C целью противодействия преступным уклонениям от уплаты на­логов со стороны организаций и физических лиц, законодатель включил в УК РФ ст. ст. 198-199, предусматривающие уголовную ответствен­ность за неуплату налогов, сопряженную с обманом налоговых органов о фактическом финансовом состоянии налогоплательщика или не пре­доставлении налоговой декларации или бухгалтерских документов, со­держащих достоверные сведения о доходах и расходах, уклонение от уплаты страховых взносов во внебюджетные фонды. Однако в данных статьях не предусмотрена ответственность за неуплату налогов в бюд­жет и внебюджетные фонды организациями и индивидуальными пред­принимателями, находящимися в процедуре несостоятельности (бан­кротства), поскольку с момента введения процедуры наблюдения все требования к должнику могут быть предъявлены лишь в рамках ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», что и позволяет во многих случаях коммерсантам не исполнять публично-правовые обязательства (уплаты налогов, страховых взносов).

Другой какой-либо ответственности за неуплату налогов для орга­низаций, их руководителей и индивидуальных предпринимателей, пре­кративших свою деятельность в рамках ФЗ «О несостоятельности (бан­кротстве)», действующим законодательством не предусмотрено. Те же действия, но совершенные вне рамок процедуры несостоятельности, мо­гут служить основанием для привлечения к административной или уго­ловной ответственности.

Банкротство зачастую сопряжено с такими неправомерными дей­ствиями бывшего руководства и работников бухгалтерии, как утаивание части бухгалтерских документов, несоставление бухгалтерского балан­са, а это, в свою очередь, ведет к тому, что арбитражный управляющий

лишается возможности своевременно составить баланс и взыскать деби­торскую задолженность, и, соответственно, погасить задолженность по недоимке в бюджет и внебюджетные фонды. При этом налоговые орга­ны вместо того, чтобы одновременно привлечь к ответственности быв­шего руководителя и бухгалтера по ст. 15.6 Кодекса об административ­ных правонарушениях, выносят только постановления о привлечении несостоятельной организации-должника к налоговой ответственности.

Незаконное банкротство кредитных организаций зачастую сопря­жено с мошенничеством, и соответственно, с уклонением от уплаты на­логов. Как известно, до 1991 года кредитные организации с денежными средствами были монополией государства, а затем и к работе в них был допущен частный капитал. Выплачивая первоначально высокие процен­ты, кредитные коммерческие организации вначале стремились привлечь вкладчиков выплатой высоких процентов, после чего обманно заявляли о невозможности возвратить сбережения граждан, объявляя себя несо­стоятельными. В результате преступной деятельности различных орга­низаций (ОАО «МММ», «Властелина», «Чара» и т. д.) были разорены тысячи граждан, а руководители таких кредитных организаций скрыва­лись от ответственности перед правоохранительными органами. Что ка­сается уплаты налогов, то она могла быть произведена только после полного погашения требований вкладчиков. А поскольку конкурсной массы не хватало даже на удовлетворение требований вкладчиков, таким образом, об удовлетворении требований налоговых органов говорить не приходится.

Н.В.Беркович указывает, что согласно сведениям, опубликован­ным в Вестнике ВАС РФ, только за 1999-2001 гг. по всей России были признаны банкротами более 370 банков.

Однако, так называемое «разорение» банков - лишь хитрый шаг, зачастую предпринимаемый с целью неуплаты задолженностей, в том числе и по налогам.

Не секрет, что банкротство в отдельных случаях может носить за­казной характер. Технология заказного банкротства заключается в сле­дующем. Специализированные коммерческие фирмы подыскивают пер­спективные предприятия, которые имеют долги. Затем заинтересован­ные лица скупают у кредиторов долги этого предприятия по правилам главы 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве» и становятся конкурс­ными кредиторами. Появляется заявленный ими, лояльный к ним арбит­ражный управляющий, который на вполне законных основаниях распро­дает, а заинтересованные лица скупают наиболее ценное имущество должника.

К способам уклонения от уплаты налогов можно отнести такие противоправные действия, как осуществление сделок без документаль­ного оформления, неоприходование товарно-материальных ценностей, неоприходование денежной выручки или поступление наличных денеж­ных средств в кассу, выплата заработной платы не оформленным работ­никам из числа «серого» рынка труда.

Ликвидация предприятия-должника не всегда означает прекраще­ние руководителем в дальнейшем предпринимательской деятельности. Тем более, что действующее законодательство не ограничивает право бывших руководителей организаций-должников заниматься бизнесом после ликвидации предприятия. Дисквалификация применяется лишь при совершении виновным административных правонарушений, преду­смотренных ст.ст. 14.12 и 14.13 КоАП РФ.

Что касается индивидуального предпринимателя, признанного банкротом, то он в силу п.2 ст. 216 ФЗ «О несостоятельности (банкрот­стве)» не может быть зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя в течение года с момента признания его банкротом. А стать руководителем коммерческой организации, например, общества с ограниченной ответственностью, ему возможно, т.к. никаких препятст­вий не установлено.

Особую сложность для взыскания налогов представляют собой так называемые отсутствующие должники. Определенный прогресс в деле участия Федеральной налоговой службы в делах о несостоятельности (банкротстве) наметился в связи с принятием постановления Правитель­ства РФ от 29 мая 2004 г. № 257 «О выполнении обязательств в обеспе­чение интересов Российской Федерации как кредитора в делах о бан­кротстве и в процедурах банкротства». Этим постановлением определе­на Федеральная налоговая служба.

Другим нормативно-правовым актом, направленным на недопу­щение дальнейшего существования юридических лиц, прекративших свою деятельность, является ФЗ РФ от 02.07.2005 № 83-ФЗ «О внесении изменений в ФЗ РФ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», а также ст. 9 ГК РФ. В соответ­ствии с этим законом ст. 21 ФЗ РФ от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государ­ственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предприни­мателей» дополнена следующим положением: 21. «Исключение юриди­ческого лица, прекратившего свою деятельность, из единого государст­венного реестра юридических лиц по решению регистрирующего орга­на».

Юридическое лицо, которое в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответ- ~ 197 ~

ствующего решения, не представляло документы отчетности, преду­смотренные законодательством о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность. Такое юридическое лицо может быть исключено из единого реестра юридических лиц в предусмотренном за­коном порядке.

C целью противодействия преступным проявлениям уклонения от уплаты налогов со стороны индивидуальных предпринимателей и юри­дических лиц, 19.12.2005 г. был принят ФЗ РФ 161-ФЗ «О внесении из­менений в УК РФ и КоАП РФ», в соответствии с которым ст. 196 УК РФ «Криминальное банкротство» изменена и в новой редакции предусмат­ривает ответственность руководителей, учредителей (участников) юри­дического лица, а равно индивидуальных предпринимателей за совер­шение действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юри­дического лица или индивидуального предпринимателя в полном объе­ме исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия причинили крупный ущерб. За те же действия (бездействие), но причинившие меньший ущерб, чем крупный, ст. 14.12 «Фиктивное или преднамеренное банкротство» КоАП РФ предусматривает админи­стративную ответственность в виде административного штрафа или дисквалификацию виновного на срок от шести месяцев до трех лет.

Определенный положительный опыт по взысканию недоимки на­работан в странах ОЭСР, в число которых входят Австралия, Австрия, Бельгия, Дания, Канада, Финляндия, Франция, Германия, Япония, Шве­ция, Швейцария, США, Великобритания.

Вопросы взыскания недоимки в странах ОЭСР решаются доста­точно жестко. Так, налоговая администрация имеет право конфисковать любое имущество, которое она считает наиболее приемлемым для пога­шения налоговой задолженности, и от нее не требуется соблюдения оче­редности при конфискации имущества. Она имеет право конфисковать также имущество, которое стоит значительно больше, чем сумма нало­говой задолженности. Излишки суммы возвращаются налогоплательщи­ку после реализации имущества и уплаты налога, процентов и издержек продажи.

Налоговая администрация вправе также обратиться в суд с прось­бой о вынесении решения, ограничивающего свободу передвижения на­логоплательщика в случае, если он намерен покинуть юрисдикцию на­логовых органов. Судебное решение доводится до обязательного сведе­ния эмиграционных и пограничных властей страны. Вполне очевидно, что это актуально в тех случаях, когда проворовавшиеся бизнесмены

пытаются скрыться с незаконно приобретенным капиталом за границу, а долги по налогам оставить на исторической родине.

Думается, принятие подобной законодательной нормы в нашей стране могло бы тать сдерживающим фактором выезда и вывоза функ­ционерами обанкротившегося предприятия капитала за границу. В США за неуплату любых налогов в течение 10 дней после получения уведом­ления и требования секретарь вправе взыскать такой налог (и такую до­полнительную сумму, которая будет достаточной для покрытия издер­жек взыскания) посредством наложения ареста на все имущество, при­надлежащее такому лицу.

Иные способы совершения преступлений с помощью института банкротства. Совершение преступлений в сфере банкротства сопряжено с совершением преступлений, близких к рассматриваемым. Так, бан­кротство нередко квалифицируется правоохранительными органами как мошенничество. Дело в том, что состав преступления, предусмотренный данной статьей, предполагает наличие умысла на завладение имущест­вом или приобретение права на него уже в момент осуществления дей­ствий, повлекших передачу этого имущества виновному. Однако в большинстве случаев практически невозможно доказать, что заемщик уже при получении товаров, кредитов и других ценностей предполагал не возвращать их. Кроме того, в случае необходимости заемщик может объяснить свое состояние неплатежеспособности (банкротства) резуль­татом неудачной коммерческой сделки.

Поэтому применение ст. 147 УК РСФСР «Мошенничество» в та­ких ситуациях на практике было крайне затруднено и требовало предос­тавления дополнительных доказательств в виде неоднократности совер­шения таких действий, умышленного несоблюдения условий договора и другое. На это уходило длительное время, что давало возможность пре­ступникам продолжать заниматься преступной деятельностью.

В то же время наличие статей об ответственности за банкротство в уголовных кодексах многих стран (а с недавнего времени и у нас) позво­ляет их правоохранительным органам своевременно привлечь виновного к уголовной ответственности.

По мнению некоторых зарубежных криминалистов, ложное бан­кротство, как правило, является злоупотреблением кредитом, получен­ным мошенническим путем от имени несуществующей фирмы, либо следствием махинаций с неуплатой долгов. При мошеннических опера­циях с кредитом преступление состоит из нескольких стадий:

- приобретение товара в кредит;

- продажа или другие действия, способствующие продаже приобре­тенного;

- сокрытие своих действий;

- неуплата кредиторам;

- подача петиции о банкротстве.

Такое квалифицируется как запланированное. Данное преступле­ние может быть совершено либо тремя последовательными действиями, либо единовременно. При трех ступенчатом банкротстве, прежде всего, создается новая фирма как компания. Затем открывается счет в банке и производятся операции. Компания начинает приобретать товар от не­скольких поставщиков и незамедлительно берет кредит для оплаты то­варов. Компания использует полученный кредит для поиска новых по­ставщиков и приобретения товара, откладывая, таким образом, уплату первоначальным партнерам. Компания удовлетворяет свои потребности на товары у всех поставщиков, затем эти товары продаются по занижен­ной цене, в т.ч. и скупщикам краденого либо тем, кто купит товар, не интересуясь его происхождением. Предприятие получает плату за товар, затем они либо скрываются, либо закрывают свое дело и объявляют о своем банкротстве. В другом случае преступники минуют две первые стадии махинации путем приобретения фирмы, которая уже существует и имеет большой кредит. Затем компания также увеличивает закупки и в заключении объявляет о своем банкротстве.

Подобные мошеннические действия осуществляются и у нас. Так, в отдельных случаях недобросовестные руководители предприятий, по­лучив авансы, переводят их под различными предлогами на расчетные счета других предприятий, руководители которых являются их сообщ­никами, где они снимаются и расходуются, после чего предприятие, не выполнив обязательств перед заказчиками, объявляется неплатежеспо­собным и ликвидируется.

Следует, однако, отметить, что, несмотря на схожесть действий наших мошенников с зарубежными, в связи с несовершенством законо­дательства, всеобщим несоблюдением правовых норм, резким всплеском преступных проявлений со стороны многих субъектов хозяйственной деятельности и другими обстоятельствами подобного рода у нас эти проявления носят более грубый, примитивный характер. Такие пре­ступные проявления банкротства существовали и в дореволюционной России и отечественные криминалисты также занимались проблемой определения характера банкротства. Так, по мнению А.В.Лохвицкого, банкротство составляет своеобразный вид мошенничества. И.Я.Фойницкий также соглашался с тем, что банкротство имеет много общих черт с мошенничеством, указывая, вместе с тем, и на различие: «здесь, как и там, предполагается обман, направляемый на обольщение потерпевшего; этот обман имеет своей целью причинить имуществен­

ный ущерб другому лицу к выгоде для виновного, для чего последний там и здесь злоупотребляет чужой распознавательной способностью, предлагая ей лживые, фиктивные основы». Но этим, по мнению И.Я.Фойницкого, сходство и заканчивалось.

Некоторые криминалисты видели в банкротстве мошенничество потому, что должник, вопреки данному им обязательству честно рассчи­таться с кредиторами, совершает обманные поступки в обход этого обя­зательства и таким образом поступает нечестно, несправедливо.

Криминологический анализ показывает, что институт банкротства не позволяет в полной мере защитить права добросовестных участников рыночных отношений. При этом опросы сотрудников правоохранитель­ных органов, судей арбитражных судов, арбитражных управляющих, а также предпринимателей и потерпевших от незаконного банкротства по­зволили выявить еще и тенденцию повышения степени латентности это­го вида преступлений.

Под латентными преступлениями принято понимать «деяния, со­держащие запрещенные уголовным законом элементы, о которых не со­общалось в правоохранительные органы (незаявленные или неизвестные правонарушения), либо сообщалось, но они не получили должной пра­вовой оценки и реагирования в правоохранительных органах (скры­тые)». Незаявленные преступления образуют естественную, а скрытые - искусственную латентность.

Для преступлений, связанных с банкротством, характерна естест­венная латентность.

Более половины (63,3%) опрошенных нами в 2007г. специалистов сообщили, что в последнее время резко возросло и продолжает возрас­тать количество неправомерных действий при банкротстве, в том числе сокрытие и отчуждение имущества путем создания дочерних фирм, не­правомерное удовлетворение требований кредиторов в ходе процедуры банкротства, увеличились случаи преднамеренного и фиктивного бан­кротства. Вместе с тем, такого рода незаконные действия получают в подавляющем большинстве случаев юридическую оценку не преступно­го банкротства, а в лучшем случае - гражданско-правовых деликтов (ус­тановление арбитражным судом факта преднамеренного или фиктивного банкротства), либо мошенничества. Данное обстоятельство обусловлено трудностями отграничения незаконного, преступного банкротства от мошенничества, от гражданско-правовых деликтов. Следует также отме­тить, что, по мнению специалистов, более 70% потерпевших не обраща­ются с заявлениями о преступлениях, связанных с банкротством, в пра­воохранительные органы.

Из опрошенных кредиторов и других потерпевших от незаконного банкротства 19% являются граждане, перед которыми должник имеет задолженность по заработной плате, различным социальным пособиям и выплатам, 42% - конкурсные кредиторы, перед которыми должник име­ет задолженность вследствие заключения гражданско-правового догово­ра (энергоснабжения, купли-продажи и т.д.) и 38% - кредиторы по обя­зательным платежам в лице соответствующих уполномоченных органов. Из них 79,3% опрошенных кредиторов, не получивших свои денежные средства в результате незаконного банкротства, сообщили, что не заяв­ляли о случившемся в правоохранительные органы, так как не рассчи­тывали на помощь последних в возврате имущества, 1,7% кредиторов не знали о возможности привлечения к уголовной ответственности лиц, со­вершивших деяния, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, и только 9% обратилось в соответствующие правоохранительные органы.

Приведенные данные опроса свидетельствуют о высокой степени латентности преступлений, связанных с банкротством.

Криминологический аспект преступлений, связанных с банкротст­вом, включает также криминологическую характеристику лиц, совер­шающих эти преступления, которая имеет своей теоретической основой положения, содержащиеся в трудах и работах, специально посвященных личности преступника.

В результате изучения дел о незаконном банкротстве, выявлены признаки, относящиеся к социально-демографической, культурно­образовательной, нравственно-психологической и уголовно-правовой подструктурам личности, совершающей незаконное банкротство.

Из признаков социально-демографической подструктуры лично­сти наиболее специфичным является пол. По данным, полученным в ре­зультате исследования, преступное банкротство осуществлялось в 83,8% лицами мужского пола и в 16,2% -женского пола. Данное обстоятельст­во объясняется тем, что в основном преступления совершаются руково­дителями организаций (как должника, так и кредитора), арбитражными управляющими, большинство из которых являются представителями мужского пола.

По возрасту лица, совершившие незаконное банкротство, распре­делились следующим образом: от 22 до 25 лет - 4,9%; от 26 до 30 лет - 18,1%; от 31 до 40 лет - 45,3%; от 41 года и старше - 31,7%. Из лиц, со­вершивших незаконное банкротство, не оказалось ни одного моложе 22 лет. Данные показатели позволяют сделать вывод о том, что преступле­ния, связанные с банкротством, совершают лица наиболее активного возраста - от 26 лет и старше (в основном - до 50 лет).

Семейное положение данной категории лиц выразилось, в частно­сти, в том, что 39,6% из них были холостыми (незамужними), 60,4% же­натыми (замужними).

По такому социально-демографическому признаку, как трудовая занятость на момент совершения преступления, следует отметить, что все (100%) лица работали.

Уровень образования, относящийся к культурно-образовательной подструктуре личности у лиц, совершивших данные преступления, ха­рактеризуются следующими показателями: высшее образование имели 93,6%, неполное высшее - 6,4%.

Нравственно-психологическую подструктуру личности, совер­шившей незаконное банкротство, характеризуют, прежде всего, мотивы. Исследование показало, что ведущими мотивами их действий явились следующие: уклонение от уплаты долгов кредиторам (83,6%), подавле­ние конкурентов (2,9%) и иные (13,5%).

По судимости как основному признаку уголовно-правовой под­структуры личности преступника данные лица (100%) во всех случаях не имели судимости.

Таким образом, результаты исследования позволили выделить следующие типичные признаки лиц, совершивших незаконное банкрот­ство: в основном, это лица мужского пола, в возрасте от 26 до 50 лет, с высшим или неполным высшим образованием, не судимые, состоящие в браке, трудоустроенные на момент совершения преступления.

2.6.

<< | >>
Источник: Законодательство РФ о предпринимательской деятельности в АПК России: учебное пособие / В.И. Белослудцев, Е.Е. Можаев; Под общ. ред. Е.Е. Можаева. - M.: Изд-во ФГБОУ ВПО РГАЗУ,2012. - 288 с.. 2012

Еще по теме Криминологическая характеристика преступлений, связанных с банкротством, и лиц, их совершивших:

  1. 3.2. Основные направления уголовной политики в сфере налогообложения.
  2. 1.1. Общая характеристика преступлений в сфере бюджетных отношений
  3. §2. Криминологическая характеристика хищений и личности преступников, совершающих хищения
  4. 3.1. Алкогольная ситуация серѳдины 90-х аодов и преступность
  5. 21. Понятие и признаки субъекта преступления. Специальный субъект преступления. Понятие субъекта преступления
  6. § 2. Оперативно-розыскная характеристика преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ
  8. Криминологическая характеристика преступлений, связанных с банкротством, и лиц, их совершивших
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -