<<
>>

Божченко А.П. НОВЫЕ АСПЕКТЫ УСТАНОВЛЕНИЯ РОДСТВА (ОПОСРЕДОВАННОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ) НА ОСНОВЕ ДЕРМАТОГЛИФИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

Санкт-Петербург

Индивидуализация личности может быть достигнута опосредованно, на основе отнесения погибшего (умершего) к определённому родственному кругу. Такой подход используется в экспертной практике при исследовании групп крови, генетических локусов ядерной и митохондриальной ДНК, а также ряда внешних признаков - цвета глаз, цвета и формы волос, рельефа твёрдого нёба и др.

Дерматоглифические признаки также обнаруживают наследственную детерминированность (Волоцкой М.В., 1937; Elderton E., 1920; и др.). Однако наследование узорных признаков не происходит в строгом соответствии с законами Менделя; значительное влияние на формирующийся узор оказывают местные условия эмбриогенеза, часть из которых носит неконтролируемый характер (Гусева И.С., 1982; Bonnevie K., 1924; и др.). Как следствие, фенотипическое разнообразие папиллярных узоров необычайно высоко. При той или иной вполне определённой комбинации родительских узоров у ребёнка может появиться любой узор - такое событие можно ожидать лишь с большей или меньшей вероятностью.

В этой связи для достижения диагностических порогов необходимо изучение десятков и даже сотен признаков (Звягин В.Н., Тарасов И.Б., 1996; Божченко А.П., Ракитин В.А., Самарин А.И. и др., 1998; Orczykowska- Swiatcowsca Z., Kraewsca A., 1985). Практика показывает, что в процессе исследования трупов далёко не всегда удаётся получить отпечатки всех участков гребешковой кожи и изучить такое большое число признаков (Божченко А.П., Ракитин В.А., Юмаев Р.Х., 2002). Малоэффективной оказывается и попытка, в условиях ограниченного количества исходного материала, исследовать мелкие детали папиллярного узора (Okros S., 1965), наследственный характер которых не столь очевиден, как у общих признаков (Пучков Г.Ф., Гусева И. С., Генералов А.В., 1982).

Одним из решений данной проблемы является изменение принципа, по которому производится сравнение дерматоглифических признаков. Устанавливая кровное родство, исследователи, как правило, проводят сравнение «от пальца к пальцу, от признака к признаку», как это принято в дактилоскопии. Но в таком случае в диагностических моделях используются признаки лишь тех участков гребешковой кожи предполагаемого родственника, которые аналогичны полученным у погибшего (например, какого-то одного пальца). Прогностический же потенциал признакового пространства остальных участков (в данном примере - девяти пальцев), значительно больший по объему, не реализуется.

Исследовав корреляцию между дерматоглифическими признаками различной локализации (в парах родственных лиц), мы установили, что максимум корреляции обнаруживается на совпадающих участках, например, между типами узоров I пальцев - 0.23, II - 0.22, III - 0.26, IV - 0.30 и т.д. Это именно та связь, которая используется в существующих методиках диагностики родства. Однако сопоставимая по величине корреляция обнаруживается и между признаками на несовпадающих участках. Так, корреляция между типами узоров I пальца ребёнка и VI пальца родителя - 0.21, II пальца ребёнка и III пальца родителя - 0.20 и т.д. Сходные результаты получены при исследовании других врождённых дерматоглифических признаков. Более того, установлено, что статистически достоверная взаимосвязь обнаруживается и между различными классами признаков (типами узоров и высотой узоров, высотой и гребневым счётом и т.д.).

Эта связь в диагностических алгоритмах пока не находила должного применения.

Для разработки математических моделей прогнозирования дерматоглифических признаков идентифицируемого по дерматоглифическим признакам его кровных родственников был избран дискриминантный анализ. Многомерность выявленных взаимосвязей позволяла использовать в качестве входных параметров не только аналогичные признаки того же пальца, но и другие его признаки, а также признаки соседнего, симметричного и остальных пальцев. Тем самым количество входных параметров существенно увеличивалось (в итоговую модель включались наиболее значимые и наименее взаимосвязанные из них). Поскольку признаковое пространство узора описывалось пятью врожденными параметрами на каждом из десяти пальцев - тип узора, высота, ульнарный и радиальный гребневой счет, ориентация - построено 50 моделей линейных дискриминантных функций (ЛДФ) для каждого прогнозируемого признака.

До начала исследования эксперт располагает априорной вероятностью значения признака (п0). После исследования вероятность изменяется (п1), повышаясь в одних случаях и понижаясь в других. Соотношение вероятностей (п1/п0) - коэффициент правдоподобия (L) гипотезы о том, что наблюдаемый признак идентифицируемого соответствует дерматоглифическому фенотипу кровного родственника (матери или отца, сестры или брата, дочери или сына).

Ранее существовавшие подходы позволяли получать значения коэффициентов, мало отличающиеся от единицы (как правило, в 1,5-3,0 раза), поскольку апостериорная вероятность определялась только одним условием (признаком того же класса и той же локализации). Новый подход позволяет получать значения коэффициентов, значительно отличающиеся от единицы (в 520 и более раз), так как число исходных условий значительно увеличивается. Так, априори появление A-узора на IV пальце имеет вероятность 0,023 (у мужчины). При условии, что у родственного лица на IV пальце A-узор, апостериорная вероятность такого события становится 0,046, т.е. повышается в 2 раза. Если же учесть и другие параметры дерматоглифического фенотипа родственного лица, то апостериорная вероятность А-узора повысится до 0,230, т.е. в 10 раз.

Для оценки эффективности разработанного подхода выполнен анализ базы данных дерматоглифических признаков пальцев рук в 1574 парах родственных лиц (родитель - ребёнок, сибс - сибс) и в 1574 парах случайно подобранных лиц. В среднем, правильные решения о наличии (Li>1) или отсутствии (Li<1) родства по признакам одного пальцевого узора возможны в 77.5% случаев, при этом «достоверные» (на уровне доверительной вероятности 0.95 и более) - в 22,3%. На I и II пальцах эффективность достоверного прогноза наибольшая. Несколько лучшие результаты показывает анализ узоров левой руки. При использовании признаков нескольких пальцев доля «достоверных» решений возрастает с 22,3% (один палец) до 40,8% (два пальца), 54,5% (три пальца), 64,4% (четыре пальца) и 90,6% (7-8 пальцев и более). Доля неопределённых результатов уменьшается с 37,6% (один палец) до 27,5% (два пальца), 14,7% (три пальца), 12,6% (четыре пальца) и 3,7% (7-8 пальцев и более).

Если исходно учитывать дерматоглифический фенотип двух и более родственников, общая эффективность достоверного решения задачи о личности неизвестного повышается до 90-95% (при исследовании 7-8 и более его пальцевых узоров). Такой результат значительно превышает эффективность ранее известных методов диагностики кровного родства - 10-50% (Тарасов И.Б., 1992; Божченко А.П., 2000; Фандеева О.М., 2001; Фандеев А.Л., 2005; Okros S., 1965; Orczykowska-Swiatcowsca Z., Kraewsca A., 1985; Jadislav Crh., 1988; и др.).

При отсутствии достоверного решения целесообразно исследовать общие фенотипы, дельтовый и другие индексы - у родственных лиц наблюдается соответствие указанных показателей (Гусева И.С., 1986; Божченко А.П., 2002); подтипы узоров, возможность их взаимопереходов, согласно «семейному древу» (Cummins H., Midlo C., 1943).

Таким образом, впервые взаимозависимость дерматоглифических признаков в парах родственных лиц изучена не только с учётом совпадающей, но и с учётом несовпадающей локализации узоров, а также в пределах не только одной, но и разных групп признаков. Показано, что такая взаимосвязь статистически достоверна, имеет умеренную силу и положительную направленность. Разработанные методы установления кровного родства основываются на принципах решения прогностической задачи, когда каждый выходной параметр (узорный признак погибшего) оценивается на основе анализа всей совокупности входных параметров (всех дерматоглифических признаков его кровных родственников). При таком подходе этап сравнительного исследования трансформируется и заключается не в сопоставлении дерматоглифических признаков погибшего и его кровных родственников (матери, отца или др.), как это было принято ранее, а в сопоставлении спрогнозированных для входящего в данный родственный круг разыскиваемого и наблюдаемых у погибшего признаков папиллярных узоров.

Эффективность разработанных алгоритмов установления кровного родства существенно превышает такой же показатель ранее известных методов. Они могут быть успешно применены как в случаях, когда получены отпечатки 78 пальцев погибшего - эффективность около 90% (P>95%); так и в ситуациях, когда имеются отпечатки всего одного или двух пальцевых узоров (фрагментированный, расчлененный, гнилостно измененный труп, следы рук на предметах обстановки места происшествия) - эффективность около 20-40% (P>95%). При этом в качестве сравнительного материала могут выступать дерматоглифы любого члена родственного круга, который находится с разыскиваемым в кровном родстве первой степени (мать, отец, сестра, брат, дочь или сын), что существенно расширяет границы применимости метода.

<< | >>
Источник: В.А. Клевно, В.Д. Исакова. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ТРУПА /. 2008

Еще по теме Божченко А.П. НОВЫЕ АСПЕКТЫ УСТАНОВЛЕНИЯ РОДСТВА (ОПОСРЕДОВАННОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ) НА ОСНОВЕ ДЕРМАТОГЛИФИЧЕСКОГО АНАЛИЗА:

  1. 5.1. Психологические основания оценки личности преступника при решении вопросов о его наказании
  2. 6. Купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах
  3. Божченко А.П. НОВЫЕ АСПЕКТЫ УСТАНОВЛЕНИЯ РОДСТВА (ОПОСРЕДОВАННОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ) НА ОСНОВЕ ДЕРМАТОГЛИФИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  4. Божченко А.П. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДЛИНЫ ТЕЛА ЧЕЛОВЕКА НА ОСНОВЕ ДЕРМАТОГЛИФИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  5. К ПРОБЛЕМЕ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ПРИ МАССОВЫХ БЕСПОРЯДКАХ И ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ АКТАХ
  6. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ.
  7. КАК ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПОНИМАЕТ ЧАСТНУЮ И СЕМЕЙНУЮ ЖИЗНЬ
  8. 1) БЮЛЛЕТЕНЬ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА РОССИЙСКОЕ ИЗДАНИЕ 2/2002
  9. 31.1. Понятие, сущность, задачи и значение возобновления уголовного дела ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств
  10. Тимур Дамирович Аиткулов Некоторые аспекты правового регулирования слияния и присоединения акционерных обществ в праве Российской Федерации и ФРГ
  11. 4. Установление искомого объекта по его следам 4.1. Структура следственно-экспертных задач
  12. Интерес участников корпоративных отношений
  13. НОВАЯ СИСТЕМА ТОРГОВОГО ПРАВА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -