<<
>>

§6. Проблема частного и публичного в корпоративном праве.

В последнее время все чаще видные ученые, так или иначе затрагивающие проблему бытия корпораций, их отдельных разновидностей (как правило, акционерных обществ) приходят к малоутешительным выводам, свидетельствующим о том, что акционерная форма хозяйствования, при всех положительных чертах, в условиях российской действительности нередко проявляет себя с негативной стороны.

Это приводит к перераспределению собственности, применительно к акционерному обществу, к быстрому обогащению крупных акционеров исключительно за счет номинального (без реального создания и вложения материальных благ) владения акциями, в том числе в результате бездумной, а иногда и хищнической эксплуатации имущества корпорации.[112] При этом предлагаются самые разнообразные варианты решения этих вопросов, которые уже стали социальными: за счет инструментов налогового, валютного, антимонопольного законодательства. Безусловно, применение таких механизмов может оказаться вполне действенным, а в некоторых случаях, наиболее эффективным, поскольку в их основе лежат административные и экономические рычаги. Вместе с тем, нам представляется, что внимание исследователей может быть привлечено и собственно к корпоративному праву. Можно пока на уровне гипотезы предположить, что проблемы эффективного управления собственностью корпорации могут быть решены за счет средств в том числе и корпоративного права.

Благодаря тому, что большая часть норм, так или иначе регулирующих корпоративные отношения "прописана" в источниках гражданского права, упорядочение исследуемой области общественных отношений осуществляется преимущественно частноправовыми средствами. Такой вывод можно сделать не только вследствие анализа правового статуса участников данных отношений, самих правил поведения, но и вследствие рассмотрения общих положений гражданского законодательства. Так, в соответствии со ст.

2 Гражданского кодекса РФ гражданское законодательство регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников и не применяется (если иное не предусмотрено им самим) к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой. Таким образом, в гражданском праве во главу угла поставлены, прежде всего, частные интересы лиц. В этой связи совершенно справедливо отмечается, что "гражданское право складывалось столетиями исходя из потребностей жизни, необходимости обеспечения частных интересов. Нарабатывался определенный инструментарий регулирования имущественных отношений способом, свойственным частному праву. С целью обеспечить интересы отдельных лиц."[113] Гражданское право является хоть и не отождествляется с правом частным, но все же является его квинтэссенцией.

Нельзя отрицать значительное влияние описанного нами выше феномена корпоративного "права", также предопределившего частный характер корпоративного права. Здесь произошло проникновение некоторых элементов из сферы, отражающей свободу, независимость и самостоятельность и являющейся в этом смысле чисто частной (в том смысле, что она, находясь за рамками права, не подвержена не только публичному, но и иному правовому регулированию). Локальное регулирование как таковое есть результат развития частного права, поскольку субъекту предоставляется возможность самостоятельно определить модели и формулы своего поведения определенной людской общности и самостоятельно обеспечивать их обязательность.

Споры относительно места корпоративных отношений в предмете правового регулирования по большей части сводятся к определению, того относятся ли эти отношения к имущественным или организационным, либо имеют черты и тех и других. Вопрос о целесообразности "включения" корпоративных отношений в предмет гражданского права исследователями практически не обсуждается.

Вместе с тем, общественная практика корпоративной жизни и роль корпораций вполне могут обусловить особый правовой режим в отношении последних, основанный на использовании элементов публично-правового порядка при регулировании данной категории отношений. Такая "публицизация" не является чем-то новым для гражданского права. В качестве наиболее колоритного примера можно привести особенности регулирования правоотношений связанных с таким объектом как земля, где наиболее заметны элементы публично-правового метода, применяемые наряду с общегражданскими способами регулирования гражданских отношений, продекларированных в главе 1 Гражданского кодекса РФ. Таким образом, наличие "публичных "вкраплений" в гражданских законах не является чем-то из ряда вон выходящим; "сам по себе гражданский закон потому и закон, что это – документ в широком смысле публичный, государственно-обязательный."[114]

В качестве социально-экономических оснований современной действительности, обуславливающих необходимость пересмотра метода регулирования, можно выделить следующие

Целый ряд корпораций на сегодняшний день являются довольно мощными хозяйствующими субъектами. Капитал наиболее крупных из них сравним с годовым бюджетом некоторых государств. Уже не говоря о том, что судьба доходной части бюджета во многом определяется успехом финансово-хозяйственной деятельности той или иной компании. Разумеется, что в таких условиях, когда деятельность десятка хозяйствующих субъектов во многом определяет экономическое положение государства и общества, требует повышенного контроля со стороны государства. Последним используется чрезвычайно разнообразный инструментарий для осуществления постоянного надзора за деятельностью корпораций. Посредством налогового, антимонопольного контроля, инструментов фондового рынка, благодаря участию государства в ряде компаний и др. осуществляется постоянный мониторинг деятельности корпораций. Вместе с тем, в случае, когда государство не участвует своим капиталом в деятельности хозяйствующих субъектов, принятие органами управления наиболее существенных, определяющих вопросов, с целью обеспечения гармонии между корпоративными интересами и общесоциальными, должно осуществляться с учетом позиции государства.

Далее. Не вдаваясь в обсуждение справедливости принципов распределения общенародной собственности, реализуемых в процессе разгосударствления, отметим лишь, что в ходе приватизации целые хозяйственные комплексы, в создании и развитии которых так или иначе принимало участие все общество в целом, стали подконтрольны, зачастую небольшой группе лиц. И на сегодняшний день остается достаточно много предприятий, в которых собственники (акционеры), реально не принимали никакого участия (либо такое участие было относительно минимально) в формировании имущественного фонда предприятия, но формально юридически признаются полноправными собственниками. Таким образом, с помощью правовых средств контроль над материальными благами получен теми лицами, которые лично не участвовали в их формировании. Эти "номинальные" собственники распоряжаются приобретенным ими имуществом, прежде всего в своих частных интересах, которые нередко конкурируют с интересами общества. Но здесь есть и другая сторона. В литературе касающейся акционерных обществ, можно встретить термин "настоящие акционеры"; в качестве таковых принято рассматривать тех, кто стал акционером осознанно, отдает себе отчет в том, зачем ему нужно участие в акционерном обществе.[115] Как ни странно, но среди огромного общества "насильственно" сформированных акционеров, таких меньшинство. По нашему убеждению, собственностью можно наделить с учетом лишь формального согласия будущего собственника, но заставить последнего эффективно распоряжаться ею невозможно. Поэтому неудивительно, что у многих акционерных обществ, образовавшихся в результате приватизации на базе крупных производств с большим количеством работников, можно наблюдать балласт в виде акционеров, общей численностью от нескольких десятков, до нескольких тысяч, которые не уделяют никакого внимания ведению дел акционерным обществом, не интересуются результатами его производственно-хозяйственной деятельности. Их интерес к корпорации, в которой формально-юридически они участвуют своим капиталом, пробуждается лишь изредка, когда принимается решение о распределении прибыли на выплату дивидендов. Такова специфика российской практики акционирования. Очевидно то, что равнодушие собственника к своему имуществу, порождает владение последним, либо в интересах узкой группы лиц, о чем говорилось выше, либо приводит к хозяйственной смерти корпорации (к примеру, путем вывода ликвидных активов, и использования иных хорошо известных инструментов).

Поэтому, сегодня в социально-политической жизни нашего государства остро стоит вопрос контроля над эффективным использованием всего имущественного фонда различных форм собственности, а также социально-справедливого участия всего общества в распределении дохода, полученного в результате использования созданного всем российском обществом (в той или иной степени) имущества. Государство сегодня пытается решить этот вопрос с помощью преимущественно налоговых средств и института социального партнерства (пытаясь привлечь корпорации к решению общесоциальных задач).

Маятниковый характер развития российской государственности наиболее контрастно проявился в экономике: сплошное огосударствление сменилось полным разгосударствлением. В литературе правильно отмечается, что сокращение или наращивание своего присутствия в экономике, является нормальным для любого государства на любой исторической стадии своего развития; но всегда должна соблюдаться общая закономерность: "… государство неизменно удерживало в своих руках те сферы хозяйства и категории имущественных объектов, которые создавали условия и прямо определяли направления развития национальной экономики. В доиндустриальную эпоху это были одни отрасли и сферы материального производства, в индустриальную – другие, в постиндустриальную – третьи."[116] Задолго до приватизации представители научного сообщества отмечали, что индивидуализация государственной собственности должна осуществляться с соблюдением принципа чёткого отграничения общенародной собственности от государственной и деления государственных имуществ на имущества общенародного достояния и свободного обращения (режима).[117] Деление собственности на частноправовую (ей государство распоряжается как обычный собственник) и публично-правовую (это исключительно государственная собственность, это и есть народное достояние или "имущество общего достояния", которое не подлежит отчуждению, а должно быть сохранено и приумножено) является вполне естественным. Некоторыми авторами вводится также термин "общественная собственность", которая рассматривается как "… особая часть государственного и муниципального имущества, предназначенного для удовлетворения потребностей всего общества, воплощающего в себе всеобщий и непреходящий общественный интерес… Она…по определению, не может быть чьей-либо частной собственностью. Это как бы переходящий неприкосновенный фонд поколений, который государство не вправе отчуждать, в том числе приватизировать."[118] Сказанного вполне достаточно, чтобы понять значение такой классификации собственности, а также предположить какие имущественные объекты должны входит в тот или иной фонд. Современная российская государственность характеризуется необоснованным пренебрежением, а в некоторых случаях даже игнорированием приведенных положений.

Однако, последствия социально-несправедливого распределения общественной собственности в современных условиях не могут быть решены путем повторного, вторичного перераспределения приватизированного имущества. Длительная мировая история свидетельствует, что переустройство отношений собственности практически всегда приводит к социальной революции. Разумеется, что такой способ решения данного вопроса в современных условиях вряд ли приемлем.

Тем не менее, обозначенная проблема может быть частично решена средствами корпоративного права. Корпоративное право сегодня защищает интересы индивидуального собственника, т.е. имеет ярко выраженный частноправовой аспект. Вместе с тем, должны быть надлежаще защищены как личные, так и государственные и общественные интересы. Особенно эффективным в этой связи кажется включение элементов публично-правового порядка в корпоративное право, опосредующее внутрифирменную деятельность. В этом случае, общество будет иметь дело не с уже принятыми решениями, состоявшимися фактами, но осуществлять контроль за деятельностью обществ, к примеру, на этапе формирования ряда управленческих решений. На наш взгляд, на фоне активизировавшихся в последнее время призывов к деприватизации и перераспределению корпоративной собственности такая форма решения столь острого социального вопроса справедливого наделения собственностью в современных условиях является подходящей.

Вместе с тем, некоторыми исследователями, к примеру, акционерное право уже рассматривается как подотрасль предпринимательского.[119] Такой подход к родовой принадлежности исследуемой правовой общности требует некоторых пояснений самой концепции предпринимательского права. В предмете предпринимательского права можно выделить два блока отношений. Во-первых, это отношения в области осуществления хозяйственной деятельности, а во-вторых, это отношения в области организации (регулирования) хозяйственной деятельности. Родоначальник теории предпринимательского (хозяйственного) права Лаптев В.В. дает следующее определение предмета: "Предмет предпринимательского права – предпринимательские (хозяйственные) отношения по горизонтали и вертикали, т.е. отношения, складывающиеся в процессе хозяйственной деятельности и при ее организации (регулировании)."[120] Такое определение предмета делает очевидным комплексный характер данной отрасли. И в самом деле, отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, входят в предмет гражданского права в силу прямого указания на это в ГК РФ (ст. 2). Вместе с тем, очевидно и то, что предпринимательство не может определяться только частными интересами его субъектов (в том числе корпораций). За счет использования чрезвычайно разнообразных инструментов (к примеру, лицензирование, сертификация, ограничение монополистической деятельности и т.д.) деятельность, направленная на систематическое извлечение прибыли, осуществляется с учетом государственных и общественных интересов. Именно за счет использования публично-правовых начал в регулировании, эти отношения выведены за пределы гражданского права и образуют предмет нового элемента системы права. "Предпринимательское право основывается на сочетании частноправовых и публично-правовых начал; неотъемлемой частью этой отрасли права являются нормы, определяющие порядок государственного регулирования экономики."[121] Более того, следует учитывать, что государство также является субъектом предпринимательской деятельности, что порождает определенные особенности в урегулировании таких отношений с его участием. Вполне емким, подытоживающим сказанное выше, является утверждение, что предпринимательское право "… регулирует не частноправовые гражданские, а предпринимательские отношения, специфика которых в том, что они либо не частноправовые (в традиционном понимании) при государственном предпринимательстве, либо частноправовые, но с включением элементов публичноправовых при частном предпринимательстве."[122] На наш взгляд, именно необходимостью опубличивания, в частности акционерного права, вызвано его рассмотрение в качестве элемента предпринимательского права.

Таким образом, корпоративное право, за счет баланса публичных и частных интересов может выступить в качестве инструмента, который с одной стороны не допустил бы обратного перераспределения собственности, в том числе пересмотра итогов приватизации, а с другой стороны, стал способом общественного и государственного контроля за использованием имущества корпораций, особенно той её части, которая в силу вышеуказанных критериев может быть признана общенародной. Здесь нельзя не оговориться о некоторых сложностях чисто практического порядка. Учитывая высокую степень дифференциации общества, его социальное расслоение, определение субъекта, олицетворяющего всё общество в целом связано с определенными сложностями. Чисто с практических позиций, в силу своей сущности, в качестве такого субъекта может выступать государство, как институт призванный согласовывать интересы различных групп в социально-неоднородном обществе. Тем не менее, в литературе высказываются вполне обоснованные опасения, связанные со смешением понятий государственная и общественная собственность.[123]

С учетом изложенного, очевидно, что категория собственности и отношений возникающих по поводу нее является краеугольным камнем теории корпоративного права и подходы к пониманию и рассмотрению собственности во многом определяют содержание корпоративного права в целом и его отдельных норм, а также методов правового регулирования корпоративных отношений.

<< | >>
Источник: Волнянский Денис Анатольевич. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КОРПОРАТИВНОГО ПРАВА РФ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск –2006. 2006

Еще по теме §6. Проблема частного и публичного в корпоративном праве.:

  1. § 1. Частные и публичные начала в правовом регулировании деятельности
  2. § 2. Частные н публичные начала в организации деятельности совета директоров акционерного общества
  3. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  4. § 3. Источники корпоративного права
  5. § 1. Понятие корпоративного права
  6. § 5. Место корпоративного права в системе права
  7. ГЛАВА IV. Право, мораль и свобода в трактовке современной западной юриспруденции
  8. КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО КАК КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ЦЕРКВИ
  9. § 2. Отказ в признании и приведении в исполнение арбитражного решения по причинам, связанным с проблемами арбитрабельности и публичного порядка
  10. Частное право – явление культуры
  11. § 2. Способы предотвращения злоупотребления правом в правоотношениях меяеду акционером и акционерным обществом
  12. §3. "Корпоративное право" как внеправовое явление.
  13. §6. Проблема частного и публичного в корпоративном праве.
  14. Фундаментальные научные исследования в области права, включая диссертационные, как правило, начинаются с исследования места той или иной проблемы в мировой и отечественной теории и практике.
  15. § 1. Понятие корпоративного права
  16. § 4. Источники корпоративного права
  17. Право как феномен общественной жизни
  18. § 1. Основные критерии классификации юридических лиц в европейском корпоративном праве
  19. § 4. Нарушение прав и интересов миноритарных участников непубличного общества в России
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -