§1. Проблема унификации и гармонизации в международном частном праве. Первые попытки международно-договорной унификации норм о статусе юридических лиц.

Одной из значимых закономерностей современного развития общественных отношений является интернационализация всех сфер жизнедеятельности человека, особенно сферы экономики и регулирующего ее права.

По определению М.И. Кулагина "интернационализация, понимаемая в самом широком значении слова, - это влияние внешнего фактора на развитие национальной правовой системы"96. Интернационализация частного права проявляется в расширении и усилении воздействия международного публичного права на гражданское и торговое право той или иной страны; в интенсивном развитии национального правового регулирования отношений с иностранным элементом; в унификации права; в сближении не только нормативного содержания частного права различных стран, но и систем источников права, используемого понятийного аппарата и т.п.97 Таким образом, интернационализация права означает сближение правовых систем, углубление их взаимодействия, взаимного влияния. Интернационализация права проявляется в двух взаимосвязанных, но различающихся по своему содержанию, процессах: унификации и гармонизации права.

Нельзя не отметить, что в последние годы интерес к унификации постоянно возрастает. Это объясняется несколькими причинами. Прежде всего, унифицированные правовые нормы составляют в настоящее время наиболее динамично разви-

96 Кулагин М.И. Предпринимательство и право: Опыт Запада.//В кн.: М.И. Кулагин. Избранные труды. М. Статут. 1997. С. 213.

97 Там же. С. 213-214.

-61-

вающуюся часть как международного, так и внутригосударственного права. Речь идет даже не об увеличении количества унифицированных норм, а о том, что «система таких норм постоянно усложняется, приобретая новое измерение»98. В рамках международных организаций идет активная работа по разработке значительного числа новых унификаций иных документов. В последнее время возникли и получили распространение новые формы унификации, которые в теоретическом плане в дос- | таточной степени не исследованы. И, наконец, все ощутимее стремление от сближе- j ния норм, касающихся отдельных видов отношений, перейти к унификации обширных комплексов - отраслей и институтов.

Нельзя не согласится с Н.Г. Вилковой, по мнению которой, несмотря на то, что проблемы методики унификации занимали и занимают достаточно много места в размышлениях отечественных и зарубежных авторов, стройной теории относительно методов унификации до настоящего времени еще не сложилось". Многообразие подходов к объяснению процесса унификации не позволяет даже говорить о единстве самого понятия «унификация». В последние десятилетия в научный оборот были также введены и другие понятия - «гармонизация законодательства», «сближение правовых систем», «координация» и ряд других. По нашему мнению, подобная несогласованность в терминологии не означает сильного расхождения во взглядах на суть унификационных процессов, она объясняется, прежде всего, отсутствием единства относительно различных видов и механизмов осуществления унификации. Возникнув в конце XIX- начале XX в., термин «унификация» предназначался только для обозначения деятельности государств по созданию единообразного регулирования определенных общественных отношений посредством заключения международных договоров. В дальнейшем стало очевидно, что унификация может

98 Бахин СВ. Понятие и механизмы сближения правовых систем. // Российский ежегодник международного права. СПб. 2001. С. 66.

99 Вилкова Н.Г. Методы унификации права международных коммерческих контрактов. // Государство и право. 1998. № 7. С.74.

-62-осуществляться не только путем заключения международных договоров, да и степень единообразия вводимых в национальное право норм может быть различной -от полного единства до сходства в общих чертах. Это, как справедливо отмечает СВ. Бахин, «обусловило появление новой терминологии, призванной обозначить различные грани унификационных процессов»100.

Приведем несколько определений унификации, данных российскими специалистами по международному частному праву. Представляется, что более широкого взгляда придерживается С.Н. Лебедев, рассматривающий унификацию как один из способов прогрессивного совершенствования правового регулирования международных хозяйственных отношений, призванных обеспечить применение в различных странах единых по содержанию норм и правил по поводу таких отношений101. Далее С.Н.Лебедев резюмирует, что «в узком или собственном смысле слова унификация права, как результат, означает единообразное нормативное регулирование в различных странах тех или иных общественных отношений»102. При этом, С.Н. Лебедев указывает, что иногда в качестве одного из способов унификации рассматривают разработку различного рода контрактов и проформ, общих условий, предназначенных для использования в договорных отношениях между партнерами из различных стран. Однако, как считает С.Н. Лебедев, с юридической точки зрения в данном случае можно говорить лишь о «содействии стандартизации условий упомянутых сделок, но отнюдь не об унификации права»103. Собственно унификацией, по его мнению, является лишь «единообразное регулирование тех или иных общественных отношений». Этот вывод представляется убедительным, так как единообразие в регулировании общественных отношений может быть достигнуто только

100 Бахин СВ. Указ. соч. С. 68.

101 Лебедев С.Н. Унификация правового регулирования международных хозяйственных отношений. (Некоторые общие вопросы). // В кн.: Юридические аспекты осуществления внешнеэкономических связей. / Труды кафедры международного частного и гражданского права МГИМО. М. 1979. С. 16-17.

102 Лебедев С.Н. Указ. соч. С. 18.

103 Лебедев С.Н. Указ. соч. С. 18.

-63-посредством унификации в собственном смысле слова, все же остальные факторы

(типовые контракты и формуляры, решения судов и арбитражей, национальное законодательство, доктрина и др.) содействуют сближению национальных правовых систем, оказывают унифицирующее (гармонизирующее) влияние на национальные правовые системы, но не создают единого (единообразного) регулирования. Между тем, многие специалисты склоняются к расширительному толкованию термина «унификации»104. А.Л. Маковский, говоря об унификации права, выделяет термин «межгосударственная унификация»105. Межгосударственная унификация права, по его мнению, может быть результатом односторонних действий государств либо их международного сотрудничества. В первом случае государство, не прибегая к каким-либо международно-правовым средствам, меняет или создает свое право таким образом, чтобы оно было единообразно с нормами права другого государства. Такой тип унификации А.Л. Маковский именует «взаимовлиянием национальных правовых систем»106. Сюда же относятся включение в национальное законодательство единообразных норм по образцу унифицированных норм, закрепленных в международном обычае и в необязательных для этого государства международных договорах. Говоря о формах международного сотрудничества, А.Л. Маковский выделяет два типа унификации - унификация правовых норм путем их согласования заинтересованными государствами и международно-договорную унификацию.

Например, М.М. Богуславский отмечает, что унификация может осуществляться путем введения в национальное законодательство нормативных положений, разработанных в рамках международных договоров, формирования модельных и единообразных законов, выработки различных типовых договоров, формулирования международными организациями сложившихся торговых обычаев в виде так называемых торговых терминов. (Богуславский М.М. Международное частное право. М. Юрист. 2000. С. 209); сходной позиции придерживается А.С.Комаров, который указывает, что международным конвенциям как инструменту унификации права существует несколько альтернатив. В число альтернативных методов унификации он включает типовые (модельные) законы и рекомендации, формы договоров. (Комаров А. С. Международный институт унификации частного права. // Внешняя торговля. 1993. № 11. С. 26); как считает И. С. Зыкин, двум уровням регулирования в сфере международного экономического оборота - нормативному и контрактному - соответствуют различные методы унификации: первому - подготовка международных конвенций и типовых законов, а второму - разработка типовых проформ и общих условий. (Зыкин И.С. Договор во внешнеэкономической деятельности. М. Международные отношения. 1990. С. 47). Маковский А.Л. Вопросы теории международно-договорной унификации права и состав международного частного права. // Материалы ТПП СССР. Вып. 34. М. 1983. С. 27-28. Там же. С. 27.

-64-На наш взгляд, расширительное толкование термина «унификация» приводит

к путанице, более того, как уже отмечалось, появились новые термины, призванные обозначить различные формы унификационных процессов. Таким образом, как отмечает СВ. Бахин, «по мере того, как стали выявляться многообразие и разнохарактерность способов координации в праве, термин «унификация» все чаще стал использоваться для обозначения лишь одной из форм правовой интеграции. Соответственно и появление таких терминов, как «гармонизация», «синхронизация», «стандартизация», «координация», призванных обозначить иные виды и формы сближения правовых систем. Существующее многообразие методов и средств правовой координации предполагает необходимость определения сути каждого из них, и, в то же время, соотнесения их между собой в рамках общего понятия «сближения правовых систем». Представляется, таким образом, что обобщающим для интеграционных процессов в праве будет термин «сближение правовых систем»107. Сближение может выступать как результат целенаправленных действий государств, так и побочный продукты международного сотрудничества, когда государства специально не ставят перед собой задачи привести свое законодательство к единообразию. В качестве способов целенаправленного сближения права большинство специалистов называют унификацию и гармонизацию. Сами эти категории и их соотношение между собой по-разному трактуются в литературе. В соответствии с филологическим объяснением указанных терминов унификация понимается как «приведение к единообразию», а «гармонизация» - как стройное сочетание, взаимное соответствие (предметов, явлений, частей целого, качеств и т.п.)»108.

Большинство специалистов используют рассматриваемые термины как взаимозаменяемые, либо одно из этих понятий квалифицирует как составную часть другого. Так, по мнению Г.К. Дмитриевой, гармонизация является более широким по-

107 Бахин СВ. Указ. соч. С. 76-77.

108 Словарь русского языка. Издательство «Русский язык». Т. I. М. 1981. С. 301, Т. IV. М. 1984. С. 498.

-65-нятием, поскольку сближение права может осуществляться и за пределами унификации. Согласно этой точке зрения, главное отличие гармонизации права от унификации состоит в отсутствии в этом процессе международно-правовых обязательств государств, закрепленных в международном договоре. Поэтому, как полагает Г.К. Дмитриева, следует различать гармонизацию права в широком смысле, которая охватывает также унификацию, и гармонизацию права в узком смысле слова, отличную от унификации109. В данной точке зрения настораживает лишь категоричное утверждение, что при гармонизации права отсутствуют международно-правовые обязательства государств, поскольку ряд международных соглашений содержат прямую обязанность государств осуществлять гармонизацию своего законодательства (например, в договорах ЕС, СНГ и др.)

На взгляд Н.Г. Дорониной гармонизация является разновидностью унификации и должна быть задействована, когда необходимость в создании единообразных норм возникает в сфере, регулируемой нормами административного права. По ее мнению, эта область не подлежит унификации, поскольку государство нельзя лишить «возможности осуществлять свою внешнеэкономическую (валютную, таможенную) политику путем принятия мер административного воздействия на участников международной торговли. Однако можно и необходимо в рамках экономических союзов государств координировать политику отдельных их участников, побуждая их принимать административно-правовые меры только определенной направленности»110.

По мнению Н.Г. Вилковой, под унификацией понимается создание в праве разных государств единообразных по содержанию норм, предназначенных для регламентирования соответствующей группы правоотношений, которые заменяют положения национального законодательства такими единообразными нормами и тем

109 Международное частное право. Учебник/ Под ред. Г.К.Дмитриевой. М. 2000. С. 186.

110 Доронина Н.Г. Унификация и гармонизация права в условиях экономической интеграции государств. // Право и экономика. 1997. № 17-18. С. 85.

-66-

самым создают единообразное правовое пространство, позволяющее обеспечить единые или сходные правовые условия функционирования хозяйствующих субъектов. Достижение единой цели возможно различными путями или методами. При этом унификация права в широком смысле охватывает международную кодификацию и гармонизацию.1"

А.А. Маковская, рассматривая вопросы унификации права в ЕС и анализируя точки зрения на них, предложенные в западной литературе, делает вывод, что термины «гармонизация», «сближение», «координация» являются синонимами и составляющими процесса международно-правовой унификации112.

По мнению СВ. Бахина, различие между унификацией и гармонизацией определяется не предметом регулирования (характером регулируемых отношений), а системной принадлежностью норм, создаваемых в рамках названных процессов. При унификации это будут нормы международного права, а при гармонизации -нормы внутригосударственного права113.

В отечественной литературе подробный анализ механизмов договорной унификации был дан А. Л. Маковским, который предложил различать прямую и косвенную унификацию. Под прямой унификацией он понимает случаи, когда в международном договоре устанавливаются «завершенные правовые нормы (материальные и реже коллизионные), готовые без изменения к применению в системе внутреннего права государств-участников договора». В противоположность этому при косвенной унификации участники договора «обязываются установить в своем законодательстве правовую норму, содержание которой определено в договоре в большей или меньшей степенью подробности»114. Иными словами, по А.Л. Маковскому методы унификации различаются «прежде всего по достигаемой ими степени единообразия

111 Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М. Статут. 2002. С. 78.

112 Маковская А.А. Унификация международного частного права в рамках ЕЭС. // Дисс. на соискание ученой степени канд. юрид. Наук. М. ИГиП РАН, 1992. С. 13-20.

113 БахинС. Указ. соч. С. 81

114 Маковский АЛ. Указ. соч.С. 29.

-67-уинфицированных норм».

По нашему мнению, при сближении национальных правовых систем могут быть задействованы два различных механизма. В одних случаях при помощи международного договора создается единая международная норма, которая действует во всех государствах, признавших для себя эту норму обязательной. Подобное происходит в случаях, когда в текст договора включаются самоисполнимые нормы, то есть нормы, специально предназначенные для регулирования внутригосударственных отношений и не требующие их имплементации во внутригосударственное право115. Во всех государствах, присоединившихся к подобному договору, будет действовать единая норма. Этот процесс должен именоваться унификацией или международно-договорной унификацией.

В течение длительного времени считалось, что международно-договорная унификация является наиболее эффективным способом преодоления различий (а зачастую - и противоположностей) в праве государств. Вместе с тем нельзя не отметить недостатков договорной унификации. А это, прежде всего - длительные сроки, необходимые для разработки унификационных договоров и их вступления в силу. Действительно, подготовка многих соглашений по унификации нередко растягивается на десятилетия. Да и многолетняя разработка соглашений отнюдь не гарантирует, что они вступят в силу. Вступление же унификационных соглашений в силу не гарантирует серьезного унификационного эффекта, если к договору присоединяется незначительное число государств. Международные договоры, содержащие унифицированные нормы, зачастую носят компромиссный характер (допускаются оговорки, многие нормы являются факультативными и пр.). К числу недостатков договорной унификации относятся также неполнота или даже фрагментарность унификаци-

115 О самоисполнимых международных договорах см.: Курс международного права. В 7 т. Т. 1. С. 296-303.

-68-онных соглашений116.

Представляется, что не следует ни преуменьшать, ни преувеличивать как достоинства, так и возможности межгосударственной унификации посредством международных договоров. Широкий круг таких соглашений, связывающий в настоящее время многие государства, а также работа по подготовке новых свидетельствуют, что государства не намерены отказываться от этого инструмента создания единообразного правового регулирования общественных отношений.

Создание унифицированных установлений возможно не только на основании международного договора, а также в виде норм международного обычая, в некоторых случаях - посредством решений органов международных организаций, носящих юридически обязательный характер (например, Регламенты в ЕС).

От унификации права следует отличать гармонизацию права, принципиально иной механизм сближения правовых систем, когда государства по взаимному согласию включают в свое законодательство идентичные или сходные правовые нормы. Способы такого согласованного видоизменения внутригосударственного права могут быть различными. Единообразные нормы могут быть созданы на основании общих предписаний, содержащихся в международном договоре; изменение национального законодательства может быть достигнуто посредством обязательных решений международных организаций (примером могут служить директивы, принимаемые в ЕС); единообразие национального права может быть достигнуто путем разработки государствами в рамках международных организаций модельных нормативных актов, которые, не являясь по своей природе обязательными для государств, представляют собой образец, который государства могут либо использовать, либо не использовать в своем законодательстве (примером в данном случае может служить Модельный Гражданский кодекс стран- участниц СНГ).

116 Подробнее см.: Бахин СВ. Правовые проблемы договорной унификации.// Московский журнал международного права. 2002. № 1.

-69-

Гармонизация права - процесс, направленный на сближение права разных государств, на устранение или уменьшение различий117. Гармонизация и унификация -взаимосвязанные процессы. Унификация, предполагающая введение в национальное право разных государств одинаковых норм, ведет к сближению национально-правовых систем, к стиранию различий между ними. Гармонизация - более гибкий метод по сравнению с унификацией. Конечным результатом гармонизации является создание не одинаковых правовых норм, а сближение права, устранение противоречий: нормы разных государств могут быть похожими, даже словесно совпадающими, но разными118.

Следует согласиться с СВ. Бахиным, полагающим, что целенаправленное сближение правовых систем может происходить как путем унификации, так и гармонизации. Выбор, какой из этих механизмов будет задействован, зависит и от предмета регулируемых отношений, и от существующих различий в их регламентации, и в потребности обеспечить то или иное единство правового регулирования, и предложенных вариантов регламентации, а также готовности государств к преобразованию своего законодательства и проч. Нет необходимости выявлять абсолютные преимущества одного из рассматриваемых механизмов. К какому из них обратиться - будет определяться ситуацией. К тому же в отдельных случаях возможно сочетание механизмов унификации и гармонизации в одном международном документе119.

В настоящем исследовании уже были изложены различные подходы к определению национальности юридического лица в доктрине, законодательстве и практике различных стран. Ввиду серьезных противоречий по этому вопросу в национальных законодательствах и для решения проблем, возникающих при осуществлении юридическими лицами своей деятельности за границей, предпринимались не-

117 Международное частное право. Учебник//Под ред. Г.К. Дмитриевой. М. Проспект. С. 186.

118 Международное частное право. Учебник//Под ред. Г.К. Дмитриевой. М. Проспект. С. 189.

119 Бахин СВ. Понятие и механизмы сближения правовых систем. // Российский ежегодник международного права. СПб. 2001. С. 83.

-70-однократные попытки унифицировать и гармонизировать данную область общественных отношений.

20 февраля 1927 года в Гаване на VI Международной конференции американских государств наряду с некоторыми другими международными договорами была принята Конвенция о международном частном праве, к которой был приложен кодекс, известный как Кодекс Бустаманте120, названный так по имени его составителя, видного кубинского юриста, политического деятеля и дипломата Антонио Сан-чеса де Бустаманте-и-Сирвера (1865-1951). То обстоятельство, что Кодекс явился первой достаточно успешной попыткой унификации, причем впечатляющего по своему объему и целям масштаба, а также то, что он действует для 15 государств Латинской Америки уже свыше 70 лет, позволяет отнести его принятие к числу важных событий в сфере коллизионного регулирования в XX веке121.

Кодекс продемонстрировал, что сложность юридических вопросов не является препятствием для унификации, и, кроме того, он является наглядной иллюстрацией того, насколько подробным может быть регулирование вопросов международного частного права и как ошибочно мнение о то, что в данной сфере невозможно не ограничиваться регулированием общего характера.

В настоящее время Кодекс Бустаманте действует для Боливии, Бразилии, Венесуэлы, Гватемалы, Гондураса, Гаити, Доминиканской Республики, Коста-Рики, Кубы, Никарагуа, Перу, Панамы, Сальвадора, Чили, Эквадора.122

Международное частное право. Иностранное законодательство. М. 2001 г. С. 748-798. Как отмечено в литературе, право государств Латинской Америки отличает высокий уровень юридической техники, а международно-правовые доктрины и концепции во многих случаях оказывают влияние на практику международных отношений и на национальное право других государств. Более того, страны Латинской Америки первыми разработали и ввели в действие международные договоры с унифицированными коллизионными нормами, еще до начала работы Гаагской конференции по международному частному праву в Европе. Подробнее см.: Доронина Н.Г. Международно-договорная унификация коллизионного права стран Латинской Америки (проблемы и тенденции).// Материалы по иностранному законодательству и международному частному праву. (Труды 44). М 1989. С. 114-134.

Несмотря на то, что Конвенция о вступлении Кодекса Бустаманте в силу была ратифицирована 15-ю государствами, в полном объеме Конвенция была принята только Кубой, Гватемалой, Гондурасом, Панамой и Перу; четыре страны сделали оговорки в отношении конкретных статей (Бразилия, Гаити, Доминиканская Республика и Венесуэла), а пять стран - Боливия, Коста-Рика,

-71-

Применительно к рассматриваемой в настоящем исследовании проблеме Кодекс закрепил следующее:

Каждое договаривающееся государство в качестве юридического лица располагает способностью приобретать и осуществлять гражданские права и заключать обязательства того же порядка на территории других государств, с теми лишь ограничениями, которые специально установлены местным правом (ст. 31); понятие и признание юридических лиц определяются территориальным законом (ст. 32).

Гражданская правоспособность корпорации определяется законом, которым она создана или признана; правоспособность частных учреждений с правами юридического лица определяется актами их создания, одобренными, если национальное право того требует, соответствующей властью, и правоспособность обществ - их уставами под тем же условием (ст. 33); гражданская правоспособность гражданских, торговых и промышленных товариществ определяется постановлениями, относящимися к договору товарищества (ст. 34); местный закон применяется при распределения имущества прекративших свое существование юридических лиц, если иное не предусмотрено их учредительными документами или действующим правом о товариществах (ст. 35); торговый характер товарищества полного или на вере регулируется законом, которому подчинен договор об учреждении товарищества, а при отсутствии такого закона - законом места, где товарищество имеет свою торговую оседлость (домициль); если эти законы не проводят различия между торговыми и гражданскими товариществами, будет применен закон страны, где вопрос о характере товарищества стал перед судом (ст. 247).

Торговый характер акционерного общества определяется законом, которому подчинен договор об учреждении общества. При отсутствии такого закона этот ха-

Чили, Эквадор и Сальвадор - при ратификации сделали общую оговорку о неприменении Кодекса при его противоречии в настоящем или будущем их внутреннему праву, что сделало их отношение к Конвенции весьма символичным. См.: Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М. Статут. 2002. С. 37.

-72-рактер определяется законом места, где происходят общие собрания акционеров, а

при отсутствии и такого закона - законом места, где обычно пребывает совет или

правления общества.

Если эти законы не проводят различия между торговыми и гражданскими обществами, то общество будет иметь тот или другой характер, смотря по тому, внесено оно или не внесено в торговый реестр в стране, судом которой вопрос должен рассматриваться. При отсутствии торгового реестра будет применено местное право такой страны (ст. 248).

Все относящееся к учреждению, к способу действий и к ответственности органов торгового товарищества подчинено договору об учреждении товарищества и в случае нужды закону, регулирующему этот договор (ст. 249).

Выпуск акций, облигаций, формы и гарантии гласности и ответственность руководителей филиалов в отношении третьих лиц подчинены местному закону (ст. 250).

Местное право также применяется и в отношении операций, имеющих специальный режим (ст. 251).

Торговые товарищества, должным образом учрежденные в одном из договаривающихся государств, будут пользоваться в других государствах правами юридического лица, с ограничениями установленными территориальным законодательством (ст. 252).

Как отмечает Н.Г.Доронина, при разработке Кодекса Бустаманте «в основу унификации международного частного права был положен принцип территориальности. В соответствии с методом косвенной унификации государствам дается право выбрать один из двух альтернативных и взаимоисключающих друг друга критериев коллизионной привязки»123.

123 Доронина Н.Г. Унификация и гармонизация права в условиях экономической интеграции государств. // Право и экономика. 1997. № 17-18. С. 89.

-73-

Таким образом, можно заключить, что Кодекс Бустаманте закрепил в качестве основного принципа определения государственной принадлежности иностранных юридических лиц - критерий инкорпорации. Однако в случае невозможности применения данного критерия, применяется критерий оседлости. Более того, возможны случаи применения закона суда либо закона государства, на территории которого, например, осуществляется выпуск акций, облигаций либо осуществляются какие-либо специфические операции.

Критерий инкорпорации закрепляется и других договорах, разработанных государствами Латинской Америки, таких как: Конвенция о коллизионном праве торговых компаний (Монтевидео, 1989) и Конвенция о правосубъектности и правоспособности юридических лиц в международном частном праве (Ла Пас, 1984)124. Конвенция 1984 года применяется к юридическим лицам, учрежденным в любом государстве-участнике и признаваемым таковыми в соответствии с правом государства места их учреждения (ст. 1). Статья 2 Конвенции определяет круг вопросов, разрешаемых на основании права государства учреждения. К этим вопросам относятся существование, правоспособность, деятельность, ликвидация и реорганизация юридического лица. Под правом места учреждения понимается закон государства-участника Конвенции, в котором выполнены все формальности по учреждению такого рода юридических лиц. Юридические лица, надлежащим образом учрежденные в одном из государств-участников Конвенции, признаются в других государствах в силу закона. Однако признание в силу закона не исключает права государства-участника требовать доказательства существования юридического лица в соответствии с правом места его учреждения. Объем правоспособности, предоставляемый юридическому лицу, созданному в одном государстве-участнике, не может превы-

124 Доронина Н.Г. Международно-договорная унификация коллизионного права стран Латинской Америки (проблемы и тенденции). // Материалы по иностранному законодательству и международному частному праву, (труды 44). М. 1989. С. 130; Текст Конвенции 1984 года на английском языке см. в справочно-информационной базе «Консультант».

-74-шать объема правоспособности, который признающая сторона предоставляет юридическим лицам, созданным в соответствии с ее правом. В отношении деятельности, совершаемой в соответствии с целями, для которых было создано юридическое лицо, применяется право государства, на территории которого такая деятельность осуществляется. Важное положение содержится в ст. 5 Конвенции 1984 года, предусматривающей, что если место учреждения и место нахождения административного центра не совпадают, то государство, на территории которого находится этот центр, может потребовать выполнения установленных его законодательством требований (ограничений) к данному юридическому лицу, то есть речь идет, на наш взгляд, о применении императивных норм государства места нахождения юридического лица. Наряду с регулированием вопросов личного статуса и деятельности юридических лиц частного права, Конвенция содержит ряд статей, посвященных юридическим лицам публичного права. Речь, прежде всего, идет о государственных организациях и международных организациях. Этим субъектам предоставляется одинаковый режим с юридическими лицами частного права с учетом особенностей, установленных законодательством (в отношении государственных организаций) или международным договором (в отношении международных организаций), сохранив за ними права требовать применения судебного иммунитета.

В литературе также отмечено, что в государствах Латинской Америки при регулировании иностранных инвестиций применяется и критерий контроля125.

§2. Универсальная международно-договорная унификация норм о статусе юридических лиц.

Первой попыткой универсальной унификации норм о признании правосубъектности иностранных юридических лиц явилась Конвенция о признании право-

125 Доронина Н.Г. Унификация законодательства об иностранных капиталовложениях в Латинской Америке. // Известия ВУЗов. 1981. № 6. С. 89.

-75-субъектности иностранных обществ, ассоциаций и учреждений от 1 июня 1956 года,

разработанная в рамках Гаагской конференции по международному частному праву126.

Когда было решено внести в повестку дня седьмой Гаагской конференции вопрос о подготовке Конвенции о юридических лицах, возникла проблема, нужно ли при разработке положений конвенции заниматься непосредственно вопросами коллизий законов и постараться создать унифицированные правила международного частного права о юридических лицах, или было бы более реалистичным ограничиться подготовкой конвенции о международном признании юридических лиц. Комиссия по подготовке проекта конвенции приняла решение о подготовке конвенции о международном признании юридических лиц, так как ей показалось нереальным стараться разрешить совокупность коллизий законов, регулирующих правовое положение юридических лиц, по причине наличия принципиальных противоречий между законодательством стран англо-саксонской системы и законодательством стран романской и германской правовых систем.127

Основной проблемой, требовавшей своего решения при выработке Конвенции 1956 года, являлось регулирование ситуаций, когда место инкорпорации и место нахождения центральной администрации юридического лица расположены в различных странах. При этом представители Великобритании, прежде всего, были заинтересованы в том, чтобы обеспечить возможность для оказания дипломатической защиты "своим", т.е. инкорпорированным на их территории компаниям, независимо от того, где бы могла считаться находящейся их центральная администрация. Напротив, представители большинства других стран, и в первую очередь Франции, стремились избежать обязательности признания компаний, которые ин-

126 Recueil des Conventions de la Haye, la Haye, 1973, p. 28.

127 Городисский А.М. Определение национальности юридических лиц и их признание в других странах. // В кн.: Юридические аспекты осуществления внешнеэкономических связей. М. 1979. С. 153.

-76-корпорированы за границей, но центральное управление которых осуществляется на

их территории. В основе такой позиции Франции лежали опасения, что формальный критерий инкорпорации, допускающей создание "фиктивной оседлости", может быть широко использован для обхода, в частности, императивных норм ее акционерного законодательства, направленных на охрану интересов меньшинства акционеров, прав кредиторов и т.д.

Столкновение противоречивых исходных позиций двух основных групп стран-участниц Гаагской конференции весьма явственно отразилось в содержании заключенной Конвенции 1956 года. Согласно ст. 1 Конвенции "правосубъектность"128 обществ, ассоциаций и учреждений, приобретенная ими в одном из договаривающихся государств, "где были выполнены формальности регистрации и опубликования, и где находится ее уставной орган", будет автоматически признаваться во всех других договаривающихся государствах. Несмотря на то, что в данной статье и говорится как будто бы о двойном критерии - месте инкорпорации и месте нахождения органа, по существу речь идет именно о принципе инкорпорации, поскольку под органом понимается уставной орган, а тот или иной уставной орган юридического лица практически всегда создается там, где оно зарегистрировано. Таким образом, казалось бы, в ст. 1 Конвенции восторжествовал принцип инкорпорации.

Однако применение этого общего принципа ограничено в следующей статье Конвенции, согласно которой правосубъектность общества, ассоциации или учреждения, образованного в соответствии со ст. 1 в одном из договаривающихся государств, может быть не признана в другом договаривающемся государстве, если законодательство последнего основывается на принципе "реальной оседлости" и если

128 Не давая четкого определения правосубъектности, Конвенция устанавливает, однако, основные признаки, по которым следует определять, является ли данное образование юридическим лицом, а именно: "помимо права выступать в суде, оно должно обладать способностью владеть имуществом, заключать договоры и совершать иные юридические действия".

-77-будет доказано, что данное образование имеет такую "оседлость" на территории

этого государства. Под "реальной оседлостью" понимается то место, где общество "учредило свою центральную администрацию". Таким образом, например, общество, инкорпорированное в Великобритании, может быть не признано в качестве юридического лица во Франции, если будет установлено, что фактически его "центральная администрация" находится во Франции.

Но Конвенция идет даже дальше и дает возможность отказать в признании общества юридическим лицом и в том случае, когда его "центральная администрация" находится на территории любого третьего государства, законодательство которого также основывается на принципе "реальной оседлости". Так, общество, инкорпорированное в Великобритании, но имеющее свою "центральную администрацию" в Бельгии, может быть не признано во Франции, так как право Бельгии исходит из принципа "реальной оседлости".

Однако в том случае, если и в стране инкорпорации, и в стране оседлости общества применяется принцип инкорпорации, оно должно быть признано юридическим лицом как в обеих этих странах, так и в любой третьей стране. Именно в этом смысле и высказался апелляционный суд Парижа в решении от 19 марта 1965 года по делу по иску двух акционеров к АО "Банк Оттомоне" об аннулировании ряда постановлений, принятых большинством акционеров. Учитывая, что как Турция, где был зарегистрирован банк, так и Великобритания, где должна была бы считаться находящейся его "центральная администрация", исходят из принципа инкорпорации, французский суд признал турецкий закон личным законом общества, а само общество юридическим лицом турецкого права129.

Таким образом, смысл компромисса, достигнутого в Конвенции 1956 года, по существу состоял в закреплении status quo, то есть права каждого государства - ее участника продолжать следовать собственной системе определения национальности

129 Journal du droit international, 1966, № 1, p. 118.

-78-(или личного статута)130 юридических лиц. Иными словами, Великобритания, например, и в случае вступления в Конвенцию не обязана признавать в качестве иностранных те компании, которые образованы по английским законам, независимо от иных факторов и, в частности, места нахождения их центральной администрации. Напротив, Франция, например, и на основании Конвенции может отказать в признании правосубъектности обществ, учрежденных за границей, если их центральная администрация находится на французской территории, хотя бы даже эти общества были учреждены в странах, придерживающихся системы инкорпорации.

Существенным элементом компромисса между системой инкорпорации и системой реальной оседлости явилось положение Конвенции 1956 года о том, что в случае, когда общество, инкорпорированное в стране, придерживающейся первой системы, но имеющее центральную администрацию в другой стране, придерживающейся второй системы, добивается признания в этой другой стране, оно может получить его, если "без промедления переместит свою центральную администрацию в страну инкорпорации".

В отношении объема правоспособности юридического лица Конвенция закрепляет двойное ограничение, а именно: с одной стороны, государство, которое признало иностранное юридическое лицо, не может наделить его правами большими, чем оно наделено правом страны, субъектом которого оно является. С другой стороны, государство не обязано предоставлять иностранному юридическому лицу больший объем прав, чем оно предоставляет своим юридическим лицам подобного типа.

В ст. 6 Конвенции урегулирована ситуация, когда то или иное образование не считается юридическим лицом по праву страны инкорпорации. Так, если голланд-

130 Конвенция не содержит понятия "национальность" или "государственная принадлежность" юридического лица. Речь в ней главным образом идет о признании правосубъектности юридических лиц. Однако поскольку правосубъектность иностранного юридического лица определяется исходя из понятий личного закона и государственной принадлежности, можно говорить о том, что конвенция все-таки регулирует данные вопросы.

-79-ский суд приходит к выводу, что данное образование (например, английское товарищество) не имеет статуса юридического лица по своему личному закону, оно, тем не менее, вправе признать за этим образованием те права, которые по законодательству Нидерландов предоставляются местным образованиям такого типа.

Отказ в признании иностранного юридического лица означает, по-видимому, что в стране, где возникает вопрос о признании, это лицо не будет рассматриваться в качестве самостоятельного субъекта права. Что касается признания, то Конвенция прямо оговаривает, что оно не предрешает вопроса о допуске иностранного юридического лица к постоянной деятельности на территории "признавшего государства"131 . Согласно ст. 7 Конвенции это государство вправе разрешать такую деятельность общества на своей территории в той мере, как это определяется его собственным законодательством.

Гаагская Конвенция 1956 года, безусловно, привлекает к себе внимание как попытка примирить два противоположных подхода к вопросу определения личного закона участвующих в международном обороте юридических лиц. С этой целью в ней использована сложная юридическая техника, изучение которой представляет несомненный теоретический интерес. Помимо чисто теоретического интереса, Конвенция имеет и определенное практическое значение, так как в судебной практике стран, ратифицировавших Конвенцию (например, приведенное выше решение парижского апелляционного суда), обнаруживается тенденция применять положения этой Конвенции даже в отношении юридических лиц третьих стран, со ссылкой на то, что поскольку данная страна (например, Франция) ратифицировала эту Конвен-

131 В отношении иностранных юридических лиц всегда возникают два основных вопроса: о признании в иностранном юридическом лице субъекта права и о допущении иностранного юридического лица к производству операций на территории принимающего государства. Допущение к деятельности юридического лица связано для каждого государства с разными политическими и экономическими проблемами. Но вопросов международного частного права здесь не возникает: условия допуска иностранных юридических лиц к производству операций, границы их правоспособности (обычно суженной по сравнению с национальными юридическими лицами) и т.д. определяются внутренним законодательством и вопрос о коллизии различных законодательств отсутствует. Если государство санкционирует деятельность иностранного юридического лица в какой-либо форме, то последнее подчиняется в своей деятельности местному законодательству.

-80-цию, ее принципы стали обязательными для французских судов, несмотря на то, что

Конвенция не вступила в силу132.

Вместе с тем, нельзя не отметить, что в западной юридической литературе Конвенция подвергалась определенной критике133.

Таким образом, унификация права, как способ создания единообразного правового регулирования в данной области общественных отношений, не принесла значительных результатов, не считая положительного теоретического опыта. Не случайно в литературе существует точка зрения, что вопросы личного статута юридических лиц мало приспособлены к унификации134.

Может быть, неразрешенные Конвенцией противоречия и послужили причиной для разработки другой конвенции, по существу по тому же вопросу, а именно Конвенции о взаимном признании товариществ и юридических лиц, которая была подписана в Брюсселе 29 февраля 1968 года.

<< | >>
Источник: Кадышева, Ольга Владимировна. Национальность юридических лиц в международном частном праве / Диссертация / Москва. 2002

Еще по теме §1. Проблема унификации и гармонизации в международном частном праве. Первые попытки международно-договорной унификации норм о статусе юридических лиц.:

  1. § 2. Правовые проблемы внеконвенционного регулирования электронной коммерции
  2. Цели и задачи исследования.
  3. §1. Проблема унификации и гармонизации в международном частном праве. Первые попытки международно-договорной унификации норм о статусе юридических лиц.
  4. §3. Унификация и гармонизация законодательства о юридических лицах в рамках Европейских Сообществ.
  5. §4. Унификация и гармонизация норм о личном законе и национально-
  6. Россия.
  7. Сергей Вячеславович Васильев Правовое регулирование электронной коммерции
  8. § 2.2. Роль резолюций Г енеральной Ассамблеи ООН в процессе формирования международно-правового режима космической деятельности
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. § 3. Проблема типологии органов по содействию правам человека и их защите в современном мире
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -