<<
>>

Заключение

Необходимость создания единого учения об использовании знаний сведущих лиц вызвана, прежде всего, существованием фундаментальных теоретических и прикладных проблем использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве, требующих доктринального толкования в условиях проведения правовой реформы в нашей стране, а также роста преступности.

Необходимость ее возникновения является естественным следствием совершенствования правовых основ и практики применения специальных познаний в уголовном судопроизводстве России. Отсутствие единых подходов к использованию специальных познаний в уголовном судопроизводстве, единой терминологии, единого восприятия результатов применения специальных познаний мешает дальнейшему развитию судебной системы и укреплению правопорядка в России. Проведенное исследование позволяет сделать ряд выводов, дать научные предложения, которые могут послужить основой формирования указанного учения.

1. Комплекс выводов и предложений, касающихся становления и тенденций дальнейшего развития правовых основ и механизмов использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве России.

Проведенное исследование позволило сделать ряд выводов, касающихся новых взглядов на ключевые моменты истории становления применения специальных познаний в уголовном судопроизводстве России:

неправильно искать в исследованиях того времени прямых аналогий с нынешними формами использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве. По мнению автора, использование специальных познаний в судопроизводстве России до реформы 1864 г. вообще следует рассматривать как самостоятельную форму – заключение сведущих лиц;

именно начиная с 1828 г. (Указ от 19 декабря 1828 г. № 2531) вводится не только обязательное проведение некоторых форм специальных исследований, но и детальная их регламентация, напоминающая современное экспертное заключение;

первые упоминания об участии сведущих лиц в качестве специалистов, в их современном понимании, обнаруживаются в осмотре и освидетельствовании, проводимых судебным следователем, что подтверждается практикой судопроизводства конца XIX – начала XX вв.

Это подтверждает тот факт, что соответствующие участники обнаруживаются помимо осмотра и освидетельствования и в иных процессуальных действиях, например, обыске;

истоки формирования судебной экспертизы как процессуального действия, результаты которого имеют доказательственное значение, ясно прослеживаются в осмотрах и освидетельствованиях, проводимых судебным врачом, и частично сведущими лицами (случаи, когда исследование предмета проводилось вне места его обнаружения можно рассматривать как вариант производства экспертизы).

Предлагается авторская классификация этапов становления и использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве России, выявлены тенденции и разработан перспективный прогноз путей дальнейшего развития использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве России. Исходя из выявленных закономерностей развития института лиц, обладающих специальными знаниями, логично предположить, что следующим шагом в его эволюции будет интеграция, но уже на новом уровне. Речь не идет о возврате к старому абстрактному понятию «сведущие лица», а о необходимости выработки единого отношения к лицам, обладающим специальными знаниями, с четким разграничением их процессуальных статусов в зависимости от роли в уголовном процессе, а соответственно и процессуальных прав и обязанностей.

2. Комплекс научно-теоретических положений об основах использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве.

На основании проведенных исследований выработаны предложения по введению новой терминологии, авторское понятие термина «специальные познания», авторская классификация форм и субъектов применения специальных познаний в сфере уголовного судопроизводства; систематизация электронных систем по признаку предназначенности.

Автор приходит к выводу о необходимости заложить в основу формирования перечня случаев обязательного назначения экспертиз рекомендации частных теорий судебных экспертиз, подкрепленные практикой. По мнению автора, в дальнейшем список обстоятельств, для разрешения которых требуется производство судебной экспертизы, будет расширен.

При этом разработано авторское представление о необходимости обязательного назначения и производства судебной экспертизы, если требуется установление психического или физического состояния свидетеля. Разрешение производства освидетельствования свидетеля без его согласия, когда это необходимо для оценки достоверности его показаний, и запрет на производство экспертизы в таких же ситуациях – не логично.

Разработана контурная модель структуры личности лица, обладающего специальными познаниями с точки зрения уголовного судопроизводства:

обладание специальными знаниями, согласно приведенного выше авторского определения;

практические навыки поисковой, организационной и исследовательской деятельности (опыт участия в следственных действиях или оперативно-розыскных мероприятиях; стаж работы по специальности);

специфические свойства интеллекта и мышления, включающие в себя умение анализировать, обобщать, систематизировать, моделировать и т.п.;

специфические психофизиологические качества, в число которых входят: внимание, наблюдательность, память, длительная работоспособность, настойчивость.

Перечисленные выше качества личности лица, обладающего специальными познаниями и привлекаемого к участию в уголовном судопроизводстве, являются ключевыми, но не исчерпывающими.

3. Комплекс предложений, касающихся совершенствования законодательства с целью его оптимизации и повышения эффективности применения.

В работе показано, что существуют основания для проведения определенной дифференциации элементов правовой системы применения специальных познаний в уголовном судопроизводстве России. Автор предлагает выделить три наиболее значимых уровня их правового регулирования: конституционный, законодательный и ведомственный.

Анализ содержания ведомственных актов МВД РФ, Генеральной прокуратуры РФ и иных ведомств показывает, что:

используется терминология, не соответствующая УПК РФ;

большинство нормативных актов носит смешанный характер. В них наряду с регулированием общих проблем деятельности, например, органов внутренних дел, решаются отдельные аспекты использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве.

Проведенный выше сравнительный анализ системы правовых актов позволяет сделать ряд теоретических выводов о состоянии правового регулирования использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве:

правовое обеспечение на уровне правового регулирования использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве отстает от потребностей практики;

внутриведомственные правовые акты часто содержат расширительные или излишне зауженные варианты толкования положений федерального законодательства (УПК РФ, ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и др.), регламентирующих использование специальных познаний;

конституционные принципы (правовая защищенность человека и гражданина, единство права и закона) не нашли исчерпывающей реализации на законодательном и внутриведомственном уровнях правового регулирования.

На основании сравнительно-правового анализа законодательства в области применения специальных познаний в сфере уголовного судопроизводства с учетом выявленных тенденций совершенствования правовых основ предложено ряд положений, направленных на совершенствование законодательства:

по системе законодательного упорядочивания информирования эксперта об его обязанностях (ст. 199 УПК РФ);

по внесению изменений в ст. 178 УПК РФ, касающихся снятия коллизии с понятиями «эксперт» и «специалист», содержащимися, соответственно, в ст. 57 и 58 УПК РФ;

предложение о внесении изменений в ст. 58 УПК РФ, в редакции: «Специалист – лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии объектов, применении технических средств, для постановки вопросов эксперту …», в связи с неоднозначностью формулировки, касающейся привлечения специалиста к участию в процессуальных действиях для содействия в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела;

по уравниванию условий деятельности специалиста и эксперта в уголовном судопроизводстве.

Так, ст. 58 УПК РФ не содержит, по сравнению со ст. 57 УПК РФ, запрета специалистам без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с деятельностью специалиста, а также давать заведомо ложные заключения;

по совершенствованию регламентации проведения комплексной экспертизы. По мнению автора, принципиальным является то, что она проводится не только экспертами разных специальностей, но и по общему интересующему их вопросу. Нынешняя же норма ст. 201 УПК РФ формально относит к комплексной самостоятельные экспертизы, объединенные одним объектом изучения. Поэтому автор считает необходимым внести соответствующие дополнения в ст. 201 УПК РФ, например: «Судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей, разрешающие общий вопрос, является комплексной»;

направленные на конкретизацию в законодательстве РФ случаев обязательного назначения экспертизы, где наиболее приемлемым, по мнению автора, можно считать компромиссный подход: сохранение в УПК РФ перечня случаев обязательного назначения экспертиз и введение общего требования обязательного назначения экспертизы, которым может быть невозможность достоверно установить обстоятельства дела иными, помимо заключения судебной экспертизы, доказательствами. Такой подход реализован в уголовно-процессуальном законодательстве ряда стран СНГ: УПК Республики Казахстан (ст. 241), УПК Республики Молдова (ст. 143) и др.

Предложение по внесению изменений в п. 4 ст. 58 УПК РФ в части запрета на уклонение от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд, высказанное автором в ряде работ, нашло свою реализацию при принятии федеральных законов от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ и от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ, внесших ряд изменений в УПК РФ.

Предпринятый автором анализ юридических источников дореволюционной России, а также СССР и РФ позволяет сделать вывод о том, что современное состояние института лиц, обладающих специальными познаниями, является естественным продолжением тех тенденций, которые были заложены еще в законодательстве царской России, и одновременно отражением современного уровня научных достижений.

Схема, разработанная автором и касающаяся повышения эффективности использования специальных познаний в стадии возбуждения уголовного дела, при своей реализации делает необходимым расширение прав дознавателя, что требует дополнения ст. 41 УПК РФ следующим положением: «давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий». Это позволит полноценно использовать такое оперативно-розыскное мероприятие, как «исследование предметов и документов», например, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Учитывая, что помимо следователя, обязанность принятия, проверки сообщений о любом совершенном или готовящемся преступлении, а также право возбуждения уголовного дела в пределах существующей компетенции возлагается и на дознавателя (ст. 20, 21, 144, 156 УПК РФ) целесообразно разрешить дознавателю назначать производство судебной экспертизы при возбуждении уголовного дела. Последнее – требует разрешение в случае назначения экспертизы продление срока принятия решения по сообщению о любом совершенном или готовящемся преступлении до 30 суток с внесением соответствующих изменений в ст. 144 УПК РФ. Несмотря на то, что Федеральным законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ в УПК РФ были внесены изменения, исключившие всякое упоминание о возможности назначения и проведения судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела, автор утверждает о необходимости их законодательного закрепления. При этом назначение экспертиз до возбуждения уголовного дела целесообразно, только когда промедление может привести к невосполнимой утрате доказательств и информации об изучаемом деянии. Одновременно анализ международной практики и современного состояния российского уголовно-процессуального законодательства показывает, что реализация в российском уголовном судопроизводстве подхода, продемонстрированного, например, законодательством Республики Молдова – процессуальное разрешение и регламентация проведения специальных исследований как до, так и после возбуждения уголовного дела – не перспективно.

Авторская модель развития института использования специальных познаний стороной защиты в российском уголовном судопроизводстве, соответствующая реализации принципа состязательности сторон, позволяет без введения «параллельного расследования» стороны защиты обеспечить полноту сбора информации сторонами; тщательную оценку судом всех доводов, выдвинутых ими, и вынесение справедливого решения, которое будет убедительно для сторон.

Анализ УПК РФ показывает, что законодатель не предусмотрел возможностей вступления специалиста в научную полемику с экспертом в суде, предложения альтернативных выводов по существу поставленных перед экспертом вопросов. По сути, специалист лишен права дискутировать с экспертом, но это, по мнению автора, и не нужно.

Учитывая достаточно серьезную роль мнения специалиста в доказывании, автор считает целесообразным уравнять его в ответственности за дачу заведомо ложного заключения с экспертом, дополнив ст. 58 положением: «За дачу заведомо ложного заключения специалист несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации». В соответствие с этим необходимо привести и ст. 307 УК РФ, дав ее, например, в следующей редакции: «Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта и специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования …». Указанный подход реализован в УПК Республики Молдова (ст. 87). Такое решение представляется логичным, так как уголовно-процессуальные кодексы Республики Молдова и Российской Федерации предусматривают наличие процессуального заключения специалиста.

Отдельного упоминания заслуживают выработанные в ходе исследования предложения, направленные на совершенствование использования результатов оперативно-розыскной деятельности, в том числе полученных с применением специальных познаний, в уголовном судопроизводстве, нашедшие свое выражение в новой авторской редакции ст. 89 УПК РФ, а также в предложениях по дополнению ст. 86 УПК РФ «Собирание доказательств» ч. 4: «Органы (должностные лица), осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в соответствии с законодательством Российской Федерации вправе собирать доказательства в пределах своих полномочий» и признанию «результатов ОРД» самостоятельным видом доказательств с внесением п. 7 в ч. 2 ст. 74 УПК РФ. При таком решении особый статус результатов ОРД, связанный со способами их получения, как раз и подчеркнут положения ст. 89 УПК РФ. В целом такое предложение упорядочивает проверку и оценку результатов ОРД с целью определения их использования в доказывании и одновременно не нарушает сложившееся представление о доказательствах, данное в ст. 74 УПК РФ.

4. Комплекс научно-прикладных положений, содержащих систему рекомендаций о механизме и принципах практического использования в уголовном судопроизводстве и оперативно-розыск-ной деятельности специальных познаний.

Проведенное исследование позволило автору разработать пакет предложений, направленных на оптимизацию оценки заключения судебного эксперта, касающихся формы отражения сведений о факте дачи государственным экспертом подписки об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; сертификации оборудования; достоверности выводов эксперта, использование цифровых форм фиксации информации. В частности, вполне достаточно, чтобы в судебном экспертном заключении присутствовали сведения о факте дачи государственным экспертом соответствующей подписки. При этом следует рассмотреть вопрос хранения таких документов, поскольку в случае необходимости они будут истребованы следственными или судебными органами.

Автор высказывает сомнение в необходимости признания вероятного заключения недостоверным в процессе его оценки, обращая внимание на то, что если вывод эксперта категоричен, но противоречит другим доказательствам, то суд может усомниться в достоверности такого заключения. Если же эксперт считает вероятность утверждаемого им в выводе весьма высокой и это утверждение согласуется с другими доказательствами по делу, то в данном случае вероятная форма вывода не является препятствием для признания такого заключения эксперта достоверным и имеющим доказательственное значение. Эту позицию подтверждает и анализ зарубежного опыта: в немецкой процессуальной литературе спорным является вопрос о допустимости не вероятных выводов эксперта, а категорических; в США считается, что экспертное исследование очень редко позволяет дать вывод с абсолютной достоверностью и согласно установившейся практике заключения экспертов в вероятной форме признаются допустимыми при судебном рассмотрении уголовных дел; УПК Украины вообще не предусматривает такого свойства доказательств, как достоверность (ст. 65, 66).

Однако необходимым условием этого должна быть определенность вероятного вывода эксперта, то есть эксперт должен выделить одну из возможных по смыслу вопроса альтернатив, отдать ей предпочтение, обосновать с помощью специальных познаний ее наибольшую (наименьшую) вероятность. Поэтому, по мнению автора, для правильной оценки экспертного заключения следует в обязательном порядке указывать вероятность вывода, основанную на точности использованных методов и оборудования. Это требует разработки соответствующих методик и принципов оценки их достоверности.

Необходим критерий принятия решения о той или иной форме проведения оперативно-розыскного мероприятия – с привлечением специалиста или с использованием оперативным сотрудником собственных специальных познаний. В основу такого критерия может быть заложена перспектива легализации материалов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве с учетом их достоверности, так как именно она зависит от компетентности субъекта, применяющего специальные познания и самих применяемых методов.

Анализ практики реализации материалов оперативно-розыск-ной деятельности, полученных с использованием специальных познаний, позволил выделить, исследовать и дать рекомендации по некоторым малоизвестным или вызывающим наибольшее число проблем ситуациям, связанным именно с особенностями самих специальных познаний, включая методы, формы записи и другие специальные особенности. Среди них: проблемы, связанные с особенностями применения современных цифровых технологий в оперативно-розыскной деятельности и возможностью реализации в судопроизводстве результатов их применения; выявление существования новых, еще не известных способов совершения преступлений.

Отдельные рекомендации разработаны по возможностям использования в уголовном судопроизводстве результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением специальных методов, где достоверность результата связана с самим методом. Обычно к ним относят психологические методы, такие как углубленный опрос, гипнорепродукционный опрос, полиграфологическое исследование. В частности, отсутствие ведомственной регламентации гипнорепродукционных опросов создает почву для нарушения конституционных прав неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны. Это требует дополнения ведомственных нормативных правовых актов положением: «При проведении опроса с использованием метода гипнорепродукции обязательным является информирование лица об особенностях метода и получение его письменного согласия на проведение мероприятия. Опрос по желанию опрашиваемого должен быть прекращен в любое время. Для проведения опроса с использованием метода гипнорепродукции привлекаются только специалисты-психиатры и психотерапевты».

___________

<< | >>
Источник: Исаева Л.М.. Теоретические основы использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве России: Монография. – М.: ВНИИ МВД России,2009. – 243 с.. 2009

Еще по теме Заключение:

  1. 1.1. Заключение под стражу и продление срока содержания под стражей (ст. ст. 108, 109 УПК)
  2. §3. Преддоговорная ответственность и преддоговорные соглашеиия цри заключении договора в соответствии с ВК
  3. 3. Заключения экспертов
  4. 2.1. Экспертное заключение
  5. 16.2. Заключение и расторжение корпоративного договора
  6. 13.4.0бвинительноезаключение: понятие, значение, структура и содержание
  7. 20. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ И ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  8. § 3. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением
  9. Заключение эксперта
  10. 8. Заключение эксперта
  11. 13.2. Окончание предварительного следствия с направлением дела с обвинительным заключением в суд
  12. § 2. Понятие и признаки заключения эксперта
  13. § 1. Особенности исследования и оценки заключения эксперта.
  14. § 2. Специфика заключения эксперта как средства доказывания
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -