<<
>>

5. Ритуалы избрания королей

В раннее средневековье самой яркой избирательной процедурой, отмеченной в различных документах, являются выборы короля. Складывание и развитие ритуала происходило в результате синтеза германских, собственно римских и христианских традиции, которые постепенно дополнялись новыми элементами.
Со временем процедура все более усложнялась.

У древних германцев конунг располагал весьма ограниченной властью и был, прежде всего, военным предводителем. Избирали его на народном собрании из числа наиболее знатных мужей, еще не обязательно принадлежащих к одному роду. Непременным условием па получение права быть избранным главой племени являлось успешное ведение военных действий и приобретение за счет военной добычи новых богатств. Военному вождю, опиравшемуся па верпую дружину и имевшему возможность пустить на проведение «избирательной кампании» часть военной добычи, было легче стать конунгом. По существовавшим у язычников-германцев представлениям, избрание конунга народным собранием имело решающее значение в передаче ему магической силы. Если конунг утрачивал свою магическую силу и расположение богов, а знаком этого могли стать военные поражения, неурожай и неудачи, он терял право па свой титул и мог быть смещен народом. К лишению власти могли прпве- сти также попытки конунга возвыситься над народным собранием или нарушить права свободных соплеменников.

В процессе создания варварских королевств власть короля постепенно усиливается. Причем в разных регионах Европы темпы процесса были различны. Первоначально королевская власть является все еще служебным органом, подчиненным народному собранию. Король обязан соблюдать традиции, придерживаться обычаев предков. Изменять их по своей прихоти он не имеет права. Любые нововведения должны быть санкционированы народом. Возвышение короля над рядовыми свободными и родовой знатью происходит на протяжении нескольких столетий. Во Франкском государстве король сосредоточивает в своих руках все функции государственного управления уже в VII в., тогда как в Англии осознание власти короля как государственной произошло в IX - начале X в.

Росту престижа королевской власти способствовала христианская идея о ее божественном происхождении. Однако еще до принятия христианства представления о сакральной природе королевской власти были свойственны многим германским племенам, Стремление связать свою родословную с Воданом, Тором и прочими языческими божествами не было чуждо франкским, англосаксонским, норвежским и другим королям. Так отличительным признаком представителей династии Меровин- гов, как и верховного бога германцев Водана, были длинные волосы, которые разрешалось отпускать только наследникам королевского дома. Когда Хлодвиг хитростью захватил своего соперника, одного из вождей салических франков Харариха и его сына, он приказал остричь их, тем самым лишив права на престол127. В сагах и песнях скальдов рассказывается о происхождении скандинавских конунгов от языческих богов. Однако, то обстоятельство, что короли вели свою родословную от божественных предков, совсем не означало, что они могут претендовать на право гражданского управления, на власть над соплеменниками. Источником власти было народное собрание.

Представление о короле как «помазаннике Божьем» создавало базу для его все возраставших претензий на верховную власть и осуществление гражданского управления.

Формула «король милостью Болсьей» (гех gratia Dei) принимается правителями и используется для обоснования королевского авторитета.

В процессе формирования королевской власти у германских народов в качестве общей черты можно выделить тенденцию к постепенной замене выборной власти наследственной. Однако наследственное право было развито мало, вступлению короля на престол по-прежнему предшествовала процедура избрания. Выборы короля часто представляли собой выбор наиболее подходящей кандидатуры из числа близких родственников последнего короля и принесение клятвы верности новому. По словам М. Блока, «идея личной легитимности была развита очень мало; напротив, идея легитимности династической была сильна чрезвычайно»128. В избрании короля обычно участвовала высшая знать и духо- венство. Народ давал королю клятву верности, закрепляемую присягой, которую принимал либо сам правитель, либо его представители.

Согласно каролингским капитуляриям присягу королю должны были приносить не только все светские и церковные магнаты, все должностные лица королевства, но «и все люди, начиная от детского возраста старше 12 лет и до старцев, которые могут еще являться на судебные собрания (placita) и выполнять приказания своих сеньоров... Имена и число тех, кто давал клятву, посланцы должны внести в список и принести с собой»129.

Древнегерманский обычай провозглашения короля130 продолжал существовать у многих народов и после создания ими варварских королевств. Ритуал избрания был следующим. Претендента приветствовали громкими криками одобрения и лязгом оружия. Затем дружинники поднимали его на щите и трижды обносили по кругу, утверждая тем самым выбор короля. При этом в качестве инсигпий (знаков королевского отличия) избранник имел лишь копье. После церемонии король вступал в свои права - объезжал подвластную территорию, представляясь народу и принимая подарки. Именно этот обряд, согласно Григорию Турскому, предшествовал провозглашению Хлодвига королем рипуарских франков: «Хлодвиг.., созвав весь народ, сказал: «Я дам вам совет - только покажется ли он вам приемлемым: обращайтесь ко мне дабы вам быть под моей защитой». Как только они это услышали, они в знак одобрения стали ударять в щиты и кричать, затем подняли Хлодвига на круглом щите и сделали его над собой королем»-1.

Еще при Хлодвиге началось проникновение римских элементов в центральное управление франкского государства. Этому процессу способствовало принятие франками христианства в его ортодоксальной форме. Как сообщает Григорий Турский, Хлодвига, получившего от императора Восточной Римской империи Анастасия I консульские знаки отличия, «в базилике святого Мартина... облачили в пурпурную тупику и мантию, а на голову возложили венец. Затем король сел на коня и на своем пути от двери притвора базилики [святого Мартина] до городской церкви с исключительной щедростью собственноручно разбрасывал золото и серебро собравшемуся народу. И с этого дня он именовался консулом или Августом (т. е. императором - Авт.)»'1.

Римское влияние было еще более сильным в государствах остготов и лангобардов. Так, в Остготском королевстве, основанном на Апеннинском полуострове и просуществовавшем немногим более шестидесяти лет (493555 гг.), сохранялась римская система государственных и общественных отношений, центральный и местный управленческий аппарат, римское право. Впрочем, не были забыты некоторые германские традиции. Из «Варий» Кассиодора мы узнаем о процедуре избрания короля131. В своем послании Витигис132 подчеркивает приверженность готов обычаям предков. В широком поле среди обнаженных мечей под рев военных труб Витигис был поднят на щит соплеменниками, которые единодушно принесли ему присягу.

У лангобардов принцип избрания короля сохранялся на протяжении всего времени существования королевства (568-774 гг.). Первоначально организация власти строилась на германских основах. Однако, смешиваясь с римлянами, лангобарды не только усваивали их быт, но и воспринимали римскую политическую и культурную традицию. Уже в 584 г. на общем совете они провозгласили своим правителем Аутари133, для почета назвав его Флавием. Таким образом подчеркивалась преемственность с Римской империей, представители трех династий которой, как известно, носили имя Флавиев. «Это личное имя, - по словам хрониста Павла Диакона - счастливо употреблялось всеми, кто позднее становился королем лангобардов»134. Вместе с тем сохранялся обычай провозглашать правителя, поднимая его на щите. Причем субъектом этого политического акта, согласно «Истории лангобардов», выступал весь народ'1.

Во франкских документах середины VII - первой трети IX в., описывающих всеобщие выборы короля, фигурирует термин «Franci» как обозначение всего народа. На практике речь шла лишь о высших слоях общества. Даже смена династий происходит, согласно свидетельствам документов, на собрании франкского народа (в действительности - знати): «Пипин, избранный согласно обычаям франков, в короли, помазан рукой святой памяти Бонифация архиепископа и возведен франками на престол в городе Суассоне. Хильдерика же, который ложно именовался королем, постригли и отправили в монастырь»135. В 754 г. папа Стефан II повторно помазал Пипина Короткого и под страхом отлучения запретил франкам в будущем избирать себе королей не из этого рода. После смерти Пипина у него осталось два взрослых сына - Карломан и Карл. По словам Эйнхарда, «франки, по своему обычаю, созвав генеральный конвент, поставили себе королями и того и другого, предпослав такое условие, чтобы царство было разделено поровну». Через два года от болезни умер Карломан и Карл «при общем согласии, был избран королем Франкии»".

С конца IX в. в Западно-Франкском государстве возрождается практика избрания нового короля на собрании светской и церковной аристократии136. Духовенство играет все более существенную роль в определении кандидата, достойного быть избранным королем, и возведении его на трон. В 858 г. король Восточно-Франкского государства Людовик Немецкий созвал в Реймсе собрание знати с целью провозглашения его вла- сти и над западными франками. Епископы во главе с Гинкмаром Реймс- ким отказались в нем участвовать. В отличие от большинства представителей светской знати, они остались верны своему королю Карлу Лысому137, что и позволило тому сохранить престол.

В конце IX-X в. претендент на престол, желательно, но необязательно, должен был происходить из рода своего предшественника. Для выборщиков более важными были личные качества кандидата. Именно в этот период на престоле сменяют друг друга представители династии Каро- лингов и рода Робертинов (будущие Капетинги). Граф Эд Парижский, отличившийся при обороне Парижа от норманнов, в 888 г. был избран королем в обход малолетнего представителя династии Каролингов - Карла Простоватого. Рихер объясняет этот выбор необходимостью «воздать варварам за нанесенные оскорбления». Именно поэтому знатные люди «общим решением сделали королем Одопа, мужа воинственного и решительного. Его отцом был Роберт из сословия всадников, дедом с отцовской стороны - Витикип, прибывший из Германии»138.

Противники Эда ставили ему в вину саксонское происхождение предков. Архиепископ Фулькон Реймскнй обращается к королю Восточно- Франкского королевства Арнульфу139 с обоснованием прав па престол Франконии Карла Простоватого: «Эд, чужеземец королевской крови и тиран, злоупотребляющий своей властью... В обычае франков - избирать себе королей по праву наследования... Вы должны препятствовать тому, чтобы короли-иностранцы, которые уже пришли к власти пли могут возвыситься в будущем, не преобладали над теми, кто имеет право па престол»140. Однако, как говорилось выше, физические и духовные качества кандидата в короли играли не меньшую роль, чем право наследования. Более того, многие из Робертинов, в глазах выборщиков, были более способны править по-каролипгски, чем представители некогда могущественной династии. Как Каролинги представляли себя законными наследниками меровингской династии, так и Капетинги - наследниками Карла Великого и его преемников.

Окончательная замена Каролингов Капетиигами произошла на собрании знати (conventum populi) в Саплисе. Выборы провел реймский архиепископ Адальберон. Претендентов на престол было двое - дядя умершего короля Людовика Карл Лотариигский и герцог Гуго Капет. Присутствовавшие на собрании, выслушав речь Адальберопа в поддержку Гуго, согласились с его доводами и единодушно избрали королем Капета. 3 июля 987 г. Гуго Капета короновали в Нуайопе, а через полгода в Орлеане архиепископ «торжественно короновал в базилике святого Креста его сына Роберта под одобрительные крики франков, облачил его в пурпур и поставил королем над западными франками от реки Мааса до океана»141.

Именно при Капетингах принцип избрания королей окончательно заменяется наследованием.

Обряд помазания, впервые возникший, по-видимому, в VII-VIII вв., постепенно становится традиционным, подчеркивает значимость христианской церкви в процедуре выборов короля. Помазание возвышает королевскую власть и род короля, освящает его в глазах подданных.

Церемония восшествия на престол в Западно-Франкском королевстве с конца IX в. обычно проводилась в Реймсе. Архиепископ предоставлял слово избранному на конвенте королю. Последний в своей речи обращался к духовенству и народу. Епископам он обещал защиту каждой церкви, сохранность за ними привилегий. «Во имя Христа я обещаю христианскому народу, который мне повинуется, не отступать от следующих трех правил, - произносил будущий король в части речи адресованной народу, - Во-первых, всякий христианин во все времена будет хранить в истинном мире церковь Господа, который есть мой судия. Во-вторых, я воспротивлюсь всякой алчности и произволу. В-третьих, я предпишу справедливость и милость во всяком приговоре»142. Затем архиепископ провозглашал короля, а народ приветствовал его. После чего совершался обряд миропомазания и королю вручали скипетр и кольцо.

В Мерсии в правление короля Оффы143 церемония возведения на престол была дополнена обрядом помазания. Но как она осуществлялась, практически неизвестно. Самое раннее ее описание у англосаксов относится к коронации Эдгара в 973 г. в Бате.

Претендентами на престол англосаксов могли быть наряду с сыновьями короля, его брат или племянник. Королем обыкновенно становился старший сын умершего правителя, полномочия которого подтверждались уитенагемотом. По обычаям англосаксов, в случае неспособности сына принять управление после смерти отца, предпочтение отдавалось брату умершего. Биограф Альфреда Великого сообщает: «Альфред, занимавший до тех пор второе место пока были живы его братья, принял управление всем государством немедленно по смерти брата (Этельреда - Авт.), как Божьим соизволением, так и по общему согласию всех жителей того королевства... Если бы он захотел, то мог бы, еще при жизни вышеупомянутого брата, весьма легко получить королевство с всеобщего согласия, именно потому, что он превосходил всех своих братьев и умом и хорошими нравами; сверх того он был весьма воинственный муж и выходил победителем почти из всех битв»144.

В странах Скандинавии, вероятно с древних времен, существовал обычай избирать конунгов на четко локализованных тингах: в Швеции - на Моратинге, в Норвегии - на Эйратинге, в Дании - на тинге в Вебъерге. Однако, как уже говорилось выше, избранный на них королем не становился автоматически королем всего государства. Прежде он должен был объехать свою страну и на тингах разных ее частей получить подтверждение своих полномочий.

Традиционным местом выборов конунга Швеции был луг Мора близ Упсалы, который представлял собой поле с двенадцатью большими камнями. На один из них - Морастен, считавшийся, по-видимому, священным, поднимали вновь избранного конунга. Участие в избирательном собрании принимали свей трех областей, а после их объединения в одну область (Уплапд) - се жители. Затем конунг совершал эриксгату (eriksgata), то есть объезжал по движению солнца шесть областей страны, произносил на каждом ландстинге свои обязательства и получал признание со стороны жителей. С конца XII - начала XIII в. после эриксгаты происходила еще и коронация конунга в упсальской церкви. Традиция избирать конунга на лугу Мора существовала и позже. О том, как проходили выборы конунга на Моратин- ге в начале XIV в. рассказывает шведская рифмованная «Хроника Эрика». 8 июля 1319 г. состоялся тппг, на котором королем Швеции был избран трехлетний Магнус Эрнкссон145. По сообщению хроники «много воинов смелых - господ,/ бондов, те ведь там тоже встречались,/ с Упланда люди всего собирались./ В каждом хераде должны выбираться/ четверо бондов, па типг отправляться./ Весть эта быстро страну облетела./ Типг у Мора - ведь важное дело!/ Перед Ивановым днем собрались, мирные речи на тинге велись». Затем с речами в поддержку Магнуса выступили лагмап Упланда Бнргер Петсрссон и дроте (первый советник при конунге) Мате Кеттильмуидссоп, после чего участники Моратинга криком утвердили избрание и принесли присягу верности. «На Морастен тинг закончен па том./ Бонды домой возвратились потом./ В каждом хераде о нем рассказали./ Нового конунга все прославляли./ Бондам тем много денег дарил,/ па эти деньги и дети их жили./ Власть никогда и никто не получит/ ire по наследству, надеясь на случай,/ коль христианином добрым не будет» - пишет автор хроники, закапчивая рассказ об избирательном тинге146. Снорри Стурлусон повествует о провозглашении конунга Норвегии Магнуса Доброго королем Дании на народном собрании: «Магнус конунг велел созвать тинг в Вебьерге. На нем датчане провозглашали своих конунгов и в прежние и в новые времена. На этом тинге датчане провозгласили Магнуса сына Олава конунгом над всею Датскою Державою. Магнус конунг долго оставался в Дании в течение лета, и весь народ хорошо его принимал повсюду, куда он прибывал, и выражал ему покорность». Сообщает автор «Круга Земного» и о причинах, позволивших Магнусу стать правителем Дании. Во-первых, между Магнусом и прежним королем Дании Хердакпутом был заключен договор, согласно которому в случае смерти одного пз них бездетным земли достанутся второму. Знатные датчане скрепили этот договор присягой и поэтому поддержали кандидатуру Магнуса перед пародом. Во-вторых, умерли все наследники Кнута Могучего, объединившего под своей властью Данию, Норвегию и Англию. В-третьих, возрос авторитет покойного отца Маг- нуса Олава Харальдссона, некогда смещенного перешедшими на сторону Кнута норвежцами. Церковь провозгласила Олава святым, покровителем конунгов Норвегии. Тем не менее, несмотря на указанные причины, Магнус не решился нарушить датские обычаи и предпочел получить престол, используя традиции провозглашения конунга на избирательном тинге с последующим подтверждением своих полномочий на локальных собраниях147.

Право на престол Норвегии обычно имели родственники конунгов по мужской линии. После распространения в конце IX в. власти Харальда Прекрасноволосого на большую часть территории Норвегии, конунгами чаще всего были его потомки (Харфагры). Саги сообщают, что в X в. в различных частях страны существовали конунги, но никто из них не претендовал на норвежский престол. Даже ярл Хладира Хакон Могучий, правивший Норвегией в 970-995 гг. после гибели конунга Харальда Серой Шкуры и выполнявший религиозные функции короля, не стал присваивать себе титул конунга. Напротив, датский правитель Кнут Могучий и его сын Свейн приняли звание конунга. «Свейн отправился в Норвегию со своей матерью Альвивой. Там его провозгласили конунгом на всех тингах», - рассказывается в «Круге Земном»148. Позднее (вероятно в 1035 г.) на норвежский престол был возведен возвращенный на родину из Киева сын Олава Святого Магнус. «Он приказал созвать Эйратинг. И когда бонды собрались на тинг, Магнус конунг был провозглашен конунгом над всею страною, какою владел прежде Олав конунг, его отец... Магнус конунг отправился осенью к восточным пределам страны. Повсюду он был провозглашен конунгом, и весь народ был рад тому, что Магнус стал конунгом»3. Таким образом Харфагры вернули себе власть в стране.

С течением времени менялся состав избирательного тинга Норвегии - Эйратинга. В XII и XIII вв. провозглашение конунга совершалось на собрании, проходившем все еще в Эйраре. Однако теперь Эйратинг представлял собой не народную сходку, а собрание, участие в котором принимала светская и духовная знать и по 12 представителей бондов от каждого фюлька. С этого же времени конунг Норвегии считался помазанником Божьим, а Олав Святой был провозглашен «вечным королем Норвегии». Вместе с тем, согласно древним традициям, лишь получив подтверждение своих полномочий на местных тингах, король выглядел в глазах народа законным правителем.

В период гражданских войн последней четверти XII - начала XIII в. обычай избрания конунга активно использовал самозванец Сверрир'1, возглавивший движение берестеников3. На созванном им Эйратинге Сверрир был провозглашен конунгом: «В подтверждение присутствующие потрясли оружием и в согласии с древними законами поклялись, что страна его и они его подданные»'. Свои притязания па престол Свер- рир обосновывал своим родством с Харфаграми. Он утверждал, что его отцом был конунг Сигурд Рот, о чем Сверрнру якобы сообщила мать. В саге также рассказывается о сне, в котором Олав Святой называет Свер- рира своим преемником, именуя его Магнусом. Имя Магнус носило несколько норвежских конунгов, в том числе и главный противник Свер- рира конунг Магнус Эрлингссон, права которого на престол были довольно спорными. Магнус Эрлингссон не был потомком конунга по мужской линии. Его отец породнился с королевским родом, женившись на дочери конунга Сигурда Крестоносца - Кристин. После окончательной победы над соперником Сверрир во всех официальных документах, на монетах и в надписи па государственной печати именовал себя: КОРОЛЬ СВЕРРИР МАГНУС (REX SVERVS MAGNVS). «После того, как весной [1202] умер конунг Сверрир, летом Хакои, его сын, был избран конунгом на Эйратинге на севере в Трапдхейме»-.

В Восточно-Франкском королевстве при последних Каролингах власть короля была слаба. После смерти в 911 г. Людовика Дитяти корону предложили герцогу Саксонии Оттону, который от нее отказался. В итоге королем избрали герцога Франконии Конрада''. Перед смертью Конрад I своим преемником назвал не ближайших родственников, а герцога Саксонии Генриха-1, ставшего после избрания королем в 919 г. основателем новой саксонской династии. К этому времени можно говорить о сочетании процедуры избрания и десигиации (назначение предшественником). Десигнация как форма передачи королевской власти явилась следствием слабого развития наследственного права. Десигинрованный получал право на престол, которое подтверждалось ритуалом последующих выборов.

Наиболее подробно и красочно ритуал избрания короля описан хронистом Видукиндом Корвейским в «Деяниях саксов» (50-70-е гг. X в.). Будущий император Оттон Г именно па основе десигиации получил право стать королем Восточно-Франкского государства. Его тяжелобольной отец Генрих I в присутствии свидетелей объявил сына своим преемником. В 936 г. были проведены общие выборы (universalis electionis) короля во дворце Ахена".

Процедура избрания выглядела следующим образом. Князья возвели претендента на трои, поклялись ему в верности и провозгласили королем. Архиепископ Гильдеберт представил Отгона присутствующему народу, который одобрил его избрание поднятием рук. Затем последовала церемония помазания и коронования. Она сопровождалась вручением Оттону королевских ипепгппй: меча с поясом, плаща с застежками, браслета, жезла, скипетра и коропы. Каждый предмет имел символическое значение. Меч олицетворял борьбу с язычниками, браслет и плащ - усердие в вере и верность, скипетр и жезл - власть и милость. Таким образом, король, принимая инсигнии, наделялся полнотой власти и в то же время брал на себя определенные обязательства по отношению к подданным.

Итак, в отличие от античности, для раннесредневекового общества характерной особенностью является слабое развитие избирательных принципов. В этот период отсутствует теоретическое обоснование выборов, но выборные элементы явно прослеживаются в повседневной жизни. В различных документах по-прежнему широко используются латинские термины, обозначающие выборные процедуры. В варварских королевствах продолжают существовать, постепенно эволюционируя, народные собрания, своими корнями уходящие в германское прошлое. Долгое время сохраняется значимость свободного населения, неотъемлемым правом которого было присутствие на военных сходах и судебных собраниях. Процедура избрания нередко означала лишь согласие и одобрение предложенной кандидатуры. Таким образом, в раннее средневековье категория выборности наиболее обоснованно может быть применена к избранию королей и епископов.

<< | >>
Источник: Ю. А. Веденеев и др.. Очерки по истории выборов и избирательного права: Учебное пособие. - Калуга: Калужский обл. фонд возрождения историко- культурных и духовных традиций «Символ». - 692 е. 2002

Еще по теме 5. Ритуалы избрания королей:

  1. § 1 Понятие теократии
  2. § 1 Понятие теократического государства
  3. 1.1 Понятие и генезис прав человека
  4. Введение
  5. 5. Ритуалы избрания королей
  6. ПРИЛОЖЕНИЕ
  7. Примечания
  8. Декабрь
  9. Август Исаакович Каминка (1865-1941)
  10. Возникновение государства и права. Понятие, сущность и признаки государства
  11. Вече и город
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -