<<
>>

УСЛОВИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

1. Гражданское правонарушение и его состав. Основанием для применения к нарушителю гражданских прав и обязанностей мер граж­данско-правовой ответственности является совершение этим лицом пра­вонарушения.

Но правонарушения бывают разные. Это могут быть пре­ступления, административные проступки, гражданские правонарушения и т. п. Все они различаются по их общественной опасности; по тем обстоя­тельствам, при которых они были совершены; по тому вредоносному ре­зультату, который причинен обществу или личности; по составу участни­ков правонарушения и по многим иным моментам. Понятно поэтому, что за различные виды правонарушений различные отрасли советского законодательства предусматривают и различные меры юридической ответственности.

Но и в рамках одной отрасли права, в рамках общественных отно­шений, регулируемых определенной отраслью права, характер правона­рушений далеко не однороден. Неоднородны правонарушения и в сфере гражданских правоотношений. Соответственно этому различны, во- первых, те условия, при которых наступает гражданско-правовая ответст­венность, и, во-вторых, те меры ответственности, которые применяются к правонарушителю.

В предшествующей главе мы рассмотрели виды мер гражданско- правовой ответственности (виды санкций), применяемых к правонаруши­телю. Теперь необходимо рассмотреть вопрос о тех условиях, при кото­рых наступает гражданско-правовая ответственность.

Если правонарушения в сфере гражданско-правовых отношений мо­гут быть различными, то, спрашивается, могут ли быть одинаковыми те условия, при которых к правонарушителю применяются те или иные ме­ры гражданско-правовой ответственности? Ответ на этот вопрос отрица­тельный. Из этого следует, что для выявления условий ответственности за данное конкретное правонарушение необходимо рассмотреть каждый отдельный вид правонарушений - выявить фактические обстоятельства дела, условия и меры ответственности, которые предусмотрены законом для данного конкретного случая.

На практике при рассмотрении конкрет­

ного дела суды, арбитражи и иные органы, рассматривающие граждан­ские дела, именно так и поступают.

Мы, к сожалению, лишены возможности поступить таким же обра­зом. В небольшой работе невозможно рассмотреть все гражданские пра­вонарушения и все те специфические условия ответственности за их со­вершение, которые предусмотрены многочисленными нормативными актами гражданского законодательства. Такие более или менее полные сведения можно почерпнуть лишь из специальной юридической литера­туры и из самих гражданских законов. Для понятия условий ответствен­ности необходимо уяснить, что понимается под составом гражданского правонарушения.

Что такое состав гражданского правонарушения? Несмотря на различные виды гражданских правонарушений и на различия условий и мер ответственности, существуют такие условия ответственности, соблю­дение которых обязательно либо во всех без исключения случаях, либо в большинстве случаев. Иначе говоря, следует различать общие, типичные условия наступления гражданско-правовой ответственности, которые свойственны всем или подавляющему большинству случаев, и специаль­ные условия ответственности, свойственные лишь отдельным случаям или отдельным видам гражданских правонарушений. При этом важно иметь в виду, что специфические для того или иного конкретного случая условия ответственности имеют ту особенность, что они, как правило, являются лишь конкретизацией общих условий гражданско-правовой от­ветственности применительно к обстоятельствам данного конкретного дела.

Поэтому под составом гражданского правонарушения следует понимать совокупность тех общих, типичных условий, наличие ко­торых необходимо для возложения ответственности на нарушителя гражданских прав и обязанностей и которые в различных сочетаниях встречаются при любом гражданском правонарушении.

Каковы эти условия? В советской литературе по гражданскому праву различные исследователи этого вопроса называют разное количество та­ких условий в диапазоне от двух до пяти.

Но характерно, что называются одни и те же условия. Те из них, которые входят в число пяти, охватыва­ют и те, которые рассматриваются сторонниками меньшего числа. Уже это само по себе дает основание рассмотреть максимальное число этих условий. При этом необходимо учитывать по крайней мере два момента: во-первых, к числу таких условий должны быть отнесены лишь те, при отсутствии которых ответственность в большинстве случаев не наступа­ет, т. е. условия, необходимые для применения мер гражданско-правовой

ответственности; и, во-вторых, поскольку гражданское законодательство требует от суда, арбитража или иных органов, рассматривающих спор, всестороннего анализа обстоятельств решаемого случая, рассмотрение максимального количества этих условий дает больше гарантий объек­тивного, правильного решения вопроса об ответственности.

Эти условия следующие: а) наличие прав и обязанностей, наруше­ние которых влечет за собой возложение на их нарушителя гражданско- правовой ответственности; б) противоправное нарушение лицом возло­женных на него обязанностей и субъективных прав других лиц; в) нали­чие вреда или убытков, причиненных противоправным поведением пра­вонарушителя; г) наличие причинной связи между противоправным пове­дением правонарушителя и наступившими вредоносными последствиями; и, наконец, д) наличие вины правонарушителя.

Рассмотрим подробнее каждое из этих условий.

2. Наличие прав и обязанностей как условие гражданско- правовой ответственности. Ответственность по советскому граждан­скому праву наступает за правонарушение, т. е., следовательно, за на­рушение гражданских прав и обязанностей. При этом необходимо иметь в виду одну особенность, которая состоит в том, что правонарушение всегда связано с неисполнением иди ненадлежащим исполнением своих обязанностей, но не всегда связано с нарушением субъектив­ных гражданских прав других лиц. Так, гражданин, бесхозяйственно относящийся к своему жилому дому, может и не нарушать ничьих субъективных гражданских прав.

Однако такое его поведение есть на­рушение обязанности осуществлять свое право собственности в соот­ветствии с его назначением и является правонарушением, за которое законом предусмотрены соответствующие меры гражданско-правовой ответственности.

Но в подавляющем большинстве случаев нарушение обязанности связано одновременно также и с нарушением субъективных прав других лиц. Так, при неисполнении или ненадлежащем исполнении договора должником он не только нарушает возложенную на него по договору обя­занность, но и нарушает соответствующее этой обязанности право креди­тора. Или, например, при причинении вреда жизни или здоровью граж­дан, имуществу граждан или организации причинитель вреда не только нарушает обязанность, возложенную на него законом, но и нарушает личные или имущественные права потерпевшего.

Поскольку гражданско-правовая ответственность наступает за нару­шение гражданских прав и обязанностей, то только при наличии этих прав и обязанностей может идти речь об ответственности. Если же таких

прав и обязанностей нет, невозможно и их нарушение, не может быть и ответственности. Казалось бы, что все это само собой разумеется. Именно поэтому в специальной литературе на это обычно не обращают внимания. Между тем в практике встречаются случаи, когда решение вопроса о воз­ложении ответственности связано именно с наличием определенных прав и обязанностей.

Вот несколько примеров. В арбитражной практике имеют место случаи, когда снабженческо-сбытовые организации, выдав поставщикам наряды на поставку продукции тому или иному потребителю и устано­вив, что по наряду продукция потребителю не отгружена, заявляют требования о взыскании с поставщика неустойки за недопоставку продукции.

На первый взгляд здесь вроде бы есть основания для такого требова­ния. В действительности же таких оснований нет. Дело в том, что выдан­ный поставщику снабженческо-сбытовой организацией наряд на поставку продукции сам по себе еще не порождает обязанности поставщика отгру­зить продукцию.

Он лишь порождает обязанность поставщика заключить с покупателем договор на поставку указанной в наряде продукции. При заключении договора поставки стороны определяют предмет договора, его количество, качество, ассортимент, комплектность, сроки поставки, цены и многие другие условия. Соответственно договор и определяет те права и обязанности сторон, за нарушение которых законом установлена их ответственность друг перед другом.

Поэтому Государственный арбитраж при Совете Министров СССР в ответе на конкретный запрос по этому поводу разъяснил, что в соответст­вии с законом поставщик несет ответственность за недопоставку продук­ции лишь перед покупателем, с которым состоит в договорных отноше­ниях. Сбыто-снабженческая организация вправе взыскать с поставщика неустойку за недопоставку продукции лишь в том случае, если она состо­ит в договорных отношениях с поставщиком[440].

Случаи, когда отсутствие соответствующих прав и обязанностей бы­ло мотивом отказа арбитража в возложении ответственности, встречают­ся и тогда, когда между сторонами заключен договор. Так, Центральная база предъявила иск в арбитраж к республиканской базе о взыскании не­устойки за недопоставку ювелирных изделий в I квартале. При рассмот­рении дела в арбитраже было установлено, что стороны заключили дого­вор на поставку ювелирных изделий лишь в апреле, т. е. по истечении первого квартала. При этом в общее количество продукции, подлежащей

поставке, была включена и та продукция, которая была фактически по­ставлена в I квартале еще до заключения договора. Однако количество продукции, которое поставщик обязан отгрузить в каждом квартале года, в договоре установлено не было.

Но раз количество продукции, подлежащей поставке в данном квартале, договором не определено, то нет и обязанности поставщика отгрузить в данном квартале какое-то определенное количество продук­ции. А раз нет такой обязанности, то не может быть ее нарушения, не может быть и ответственности за ее нарушение. Поэтому совершенно справедливо арбитраж в иске о взыскании неустойки за недопоставку отказал.

Аналогичного вида случаи встречаются и в судебной практике. Гра­жданка Р. пришла на работу с электросчетчиком, который решила почи­нить. В проходной завода ее с прибором не пропустили. Она попросила вахтера сохранить счетчик до окончания работы, но он ответил, что вах­тенной службе этого делать не положено. На настоятельную просьбу со­хранить счетчик вахтер разрешил положить его где-нибудь, но еще раз предупредил, что не может нести ответственности за его сохранность, так как постоянно должен находиться на посту. После окончания работы Р. обнаружила, что счетчик пропал. Тогда она предъявила иск в суд к заводу и вахтеру о возмещении понесенных убытков. Однако суд был вынужден в иске о возмещении убытков отказать, так как в обязанности вахтенной службы завода не входит обязанность хранения вещей, приносимых ра­бочими завода, а разговор с вахтером о хранении счетчика не свидетель­ствует о том, что здесь имел место договор хранения. Таким образом, и здесь отсутствие прав и обязанностей у сторон снимает вопрос об ответ­ственности одной из них перед другой.

Вопрос о наличии прав и обязанностей как условие гражданско- правовой ответственности в ряде случаев важен также и при определении самого субъекта ответственности. Это имеет особенное значение для слу­чаев, связанных с возмещением причиненного вреда, так как иногда закон предусматривает ответственность за причинение вреда не самого причи­нителя этого вреда, а иных лиц.

Так, ст. 450 ГК РСФСР предусмотрено, что за вред, причиненный детьми в возрасте до 15 лет, ответственность несут их родители или опе­куны, а если ребенок находился под надзором учебного заведения, воспи­тательного или лечебного учреждения, то ответственность возлагается на эти учреждения. Решение вопроса об ответственности за причиненный вред зависит от того, на ком в момент причинения вреда лежала обязан­ность осуществлять надзор за ребенком. Так, если родители привели ре­

бенка в поликлинику, чтобы показать его врачу, и пока дожидались прие­ма врача, ребенок причинил вред имуществу поликлиники, отвечать должны родители, так как обязанность осуществить надзор лежала на них. И наоборот, если ребенок помещен на лечение в стационарное ле­чебное учреждение, то обязанность надзора за его поведением падает на само лечебное учреждение, которое и несет ответственность за причи­ненный ребенком вред.

Сказанное важно иметь в виду и в тех случаях, когда речь идет об ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасно­сти. Так, согласно ст. 454 ГК РСФСР организации и граждане, деятель­ность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, вла­дельцы автомобилей и т. п.), обязаны возместить вред, причиненный ис­точником опасности. Ответственность за причинение вреда возлагается здесь законом на владельца источника повышенной опасности. Так, если автомашиной, принадлежащей какой-либо организации, был причинен вред гражданину вследствие наезда на него автомашины по вине шофера, нарушившего правила движения, ответственность за причиненный вред будет нести организация, а не шофер, так как именно она является вла­дельцем этого «источника повышенной опасности».

При этом бывают, однако, и довольно сложные ситуации. Кто, на­пример, должен нести ответственность за причиненный гражданину вред, если машина является личной собственностью одного гражданина, но находится в пользовании другого лица на основании доверенности, вы­данной ему ответчиком? Или, например, кто должен отвечать за причи­ненный вред в случае, когда автомашина украдена у собственника и вор, угоняя автомашину, совершил наезд на гражданина и тем самым причи­нил ему вред?

В первом случае вопрос решается довольно просто. Раз автомашина передана собственником по доверенности во владение и пользование дру­гого лица, то он в данном случае и является ее владельцем и, следова­тельно, несет все связанные с этим обязанности, в том числе и обязан­ность по возмещению причиненного вреда. В том же случае, когда вор украл машину и допустил наезд на гражданина, причинив ему вред, вла­дельцем автомашины остается ее собственник и, следовательно, фор­мально с точки зрения закона, казалось бы, он и обязан возместить при­чиненный вред. Однако в данном случае имеют место факторы иного ро­да, влияющие на ответственность. Как отмечено в п. 5 постановления Пленума Верховного суда СССР от 23 октября 1963 г. «О судебной прак­тике по искам о возмещении вреда», владелец источника повышенной

опасности должен быть освобожден от ответственности, так как послед­ний выбыл из его владения помимо его воли, «в результате противоправ­ных действий третьих лиц»[441].

Из этого следует, что вторым существенным условием гражданско- правовой ответственности является противоправное поведение наруши­теля гражданских прав и обязанностей, к рассмотрению которого мы и перейдем.

3. Противоправное поведение как условие гражданско-право­вой ответственности. Продолжим рассмотрение примера, который был приведен выше. Кто же все-таки должен нести ответственность в этом случае? Положение участвующих лиц здесь таково: собственник маши­ны остается ее владельцем; вор украл автомашину и допустил наезд на гражданина, которому причинен вред. Следовательно, вор совершил в данном случае два правонарушения: одно - уголовное правонарушение, кражу чужого имущества, за что он понесет наказание в уголовном по­рядке, а другое - гражданское правонарушение, он причинил вред чело­веку, чем нарушил его права. С другой стороны, собственник автома­шины, хотя и остался ее владельцем, но никакого правонарушения не допустил, так как автомашина выбыла из его владения помимо его во­ли. Так как его поведение не нарушает закона, то нет основания и воз­лагать на него ответственность. Отвечать должен тот, кто нарушил закон, т. е. действовал противоправно. Ответственность за причинен­ный гражданину вред в гражданско-правовом порядке, следовательно, должен нести вор.

Какое же поведение лица следует считать противоправным? Термином «противоправность» обозначают прежде всего такое поведение гражданина или организации, которое противоречит требованиям права, противоречит требованиям тех правил поведения, которые предусмотре­ны нормами права.

Иногда говорят, что противоправным следует считать такое поведе­ние, которое нарушает выраженные в нормах права запреты. Это не со­всем точно. При всем многообразии правовых норм их воздействие на поведение граждан и организаций выражается в трех основных формах: в форме запретов, предписаний и дозволений.

Запрет как форма воздействия права на поведение людей, чаще все­го встречается в уголовном праве, которое запрещает определенное пове­дение граждан, рассматривает такое поведение как преступление и уста­навливает на этот случай соответствующее наказание. Известны запреты

и советскому гражданскому праву. Так, ч. 3 ст. 105 ГК РСФСР преду­сматривает, что имущество, являющееся личной собственностью гражда­нина, не может быть использовано для извлечения нетрудовых доходов; или, например, ст. 169 ГК устанавливает, что односторонний отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение условий догово­ра не допускается, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом.

Однако советскому гражданскому законодательству чаще всего свойственны такие формы, как предписание и дозволение. Это обуслов­лено тем, что гражданско-правовое регулирование общественных отно­шений осуществляется путем установления прав и обязанностей участни­ков этих отношений. При этом посредством предписаний гражданское законодательство определяет обязанности участников гражданского обо­рота, тогда как дозволения определяют их субъективные гражданские права.

Например, ч. 2 ст. 159 ГК устанавливает, что содержание договора, заключенного на основании планового задания, должно соответствовать этому заданию. Это означает, что закон устанавливает обязанность любо­го участника гражданского оборота точно отразить в договоре те условия, которые были предусмотрены плановым актом. Или, например, ст. 107 ГК предписывает гражданину в течение года продать один жилой дом, если у него по основаниям, предусмотренным законом, оказалось два жилых дома.

И наоборот, когда ст. 106 ГК устанавливает, что в личной собствен­ности гражданина может находиться лишь один жилой дом (или часть одного дома), то дозволение здесь связано с предоставлением гражданину определенного права.

Следует вместе с тем иметь в виду, что во многих случаях запреты, дозволения и предписания в различных сочетаниях могут вытекать из одной и той же нормы права. Например, когда ч. 2 ст. 102 ГК устанавли­вает правило о том, что право распоряжения имуществом, составляющим собственность профсоюзных или иных общественных организаций, при­надлежит исключительно самим собственникам, то здесь, с одной сто­роны, только собственнику дозволяется распоряжаться своим имущест­вом, а с другой стороны, в отношении всех иных лиц устанавливается запрет. Или, в ряде случаев закон предписывает участникам гражданских правоотношений облекать свои отношения в определенную форму. На­пример, все сделки, совершаемые социалистическими организациями, должны быть совершены в письменной форме. Но вместе с тем ст. 161 ГК, ч. 2 дозволяет сторонам использовать различные способы такого

письменного их оформления: оформление путем одного документа, под­писанного сторонами; путем обмена письмами, телеграммами, телефоно­граммами, подписанными стороной, которая их посылает, и т. п.

Важно при этом обратить внимание на то, что если запреты и пред­писания прямо устанавливают определенные обязанности участников гражданского оборота, то дозволения, предоставляя гражданам и органи­зациям определенные права, косвенно также говорят об обязанностях управомоченного лица не выходить за рамки дозволенного ему законом поведения.

Поэтому с полным основанием можно сказать, что противоправ­ным должно быть признано такое поведение, которое связано с на­рушением предусмотренных законом юридических обязанностей.

Но и такое определение не является полным. Дело в том, что юри­дические обязанности участников гражданских правоотношений выте­кают не только из закона. Их возникновение всегда связано с опреде­ленными юридическими фактами. Они могут возникать, например, из административно-плановых актов, из заключенного сторонами догово­ра, из односторонних сделок граждан и организаций (например, из до­веренности, из завещания и т. п.), из так называемых юридических по­ступков (например, создание автором произведения науки, литературы или искусства).

Особенность гражданского законодательства состоит в том, что оно содержит большое количество норм, которые предоставляют участникам гражданского оборота возможность урегулировать свои взаимоотноше­ния и иным образом, чем указано в законе, например предусмотреть в договоре иные права и обязанности в отличие от предусмотренных зако­ном. Здесь уже юридическая обязанность той или иной стороны возника­ет не непосредственно из предписания закона, а из договора. Но такая обязанность как бы санкционирована, дозволена законом.

Поэтому противоправным следует считать такое поведение, которое связано с нарушением предусмотренных или санкционированных за­коном юридических обязанностей.

Но и это еще не все. Известно, что законодательство, как бы полно оно ни было, никогда не может охватить всего того круга общественных отношений, которые возникают в жизни. Вместе с тем закон принимается в определенный момент и действует в течение более или менее длитель­ного времени. Поэтому в жизни встречаются случаи, которые никаким законом не урегулированы. Учитывая это обстоятельство, ст. 4 Основ гражданского законодательства предусматривает, что гражданские права и обязанности возникают как из оснований, предусмотренных действую­

щим гражданским законодательством, так и «из действий граждан и ор­ганизаций, которые, хотя и не предусмотрены законом, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности».

Вот один из таких редких случаев. Три молодых человека купили каждый по шесть билетов денежно-вещевой лотереи и договорились ме­жду собой, что, на какой бы из этих восемнадцати билетов ни выпал вы­игрыш, они делят его между собой. Эта договоренность была оформлена в виде написанного от руки документа, подписанного всеми тремя участ­никами. При этом каждый из них хранил купленные им билеты. Когда на один из этих билетов выпал крупный выигрыш, то его владелец отказался разделить его между всеми участниками, ссылаясь на то, что такого рода договор гражданским законодательством не предусмотрен и никаких прав и обязанностей у участников не порождает.

Действительно, ни Основы гражданского законодательства, ни гражданские кодексы союзных республик, ни законодательство о де­нежно-вещевых лотереях ничего на этот счет не говорят. Между тем суду, в котором был заявлен иск о разделе выигрыша по денежно­вещевой лотерее, необходимо было решить основной вопрос: является ли такой договор актом правомерным либо противоправным. Суд пра­вильно решил этот вопрос, сославшись на то, что заключение такого договора не нарушает ни интересы государства, ни интересы граждан и что он не противоречит общим началам и смыслу гражданского законо­дательства. Договор был признан актом правомерным, и соответствую­щие части выигрыша были взысканы с держателя билета в пользу двух других соучастников.

Вопрос о правомерности или противоправности может быть решен не только на основе прямых предписаний закона, но и на основании при­менения к конкретному случаю общих принципов советского граждан­ского законодательства. Исходя из этого, можно сказать, что противо­правным по советскому гражданскому праву следует считать такое поведение, которое нарушает нормы права либо общие правовые принципы советского гражданского права или его отдельных инсти­тутов. Под нарушением норм или принципов права понимается несо­блюдение лицом юридических обязанностей, независимо от того, вы­текают ли эти обязанности из запретов, предписаний или дозволений, являются ли они общими или конкретными.

Нередко возникает вопрос, какое значение для определения право­мерности или противоправности правонарушителя имеют правила социа­листического общежития и нормы коммунистической морали. Общеизве­

стно, что право и мораль - различные социальные явления. Если за на­рушение норм права применяются меры юридической ответственности, то нарушение моральных норм влечет за собой лишь общественное осуж­дение нарушителя, применение мер морального воздействия. С точки зрения закона нарушение правил социалистического общежития и норм коммунистической морали не может рассматриваться как поведение противоправное.

Однако в отдельных случаях нарушения правил социалистического общежития и моральных норм носит настолько серьезный характер, что закон придает этим моральным правилам значение норм права. Так, со­гласно ст. 333 ГК, граждане, систематически нарушающие правила со­циалистического общежития, что делает невозможным для других совме­стное с ними проживание в одной квартире или в одном доме, могут быть выселены с занимаемой ими жилой площади без предоставления другого жилого помещения, если меры общественного воздействия на них не да­ют должного результата.

До сих пор мы говорили о противоправном поведении участников гражданских правоотношений. Под противоправным поведением необхо­димо понимать нарушение требований закона как действием, так и без­действием. Например, при причинении вреда путем наезда автомашины на гражданина мы имеем дело с причинением вреда действием, а, скажем, в случае неотгрузки поставщиком покупателю продукции в установлен­ный срок - мы имеем дело с бездействием поставщика.

Бездействие в его юридическом понимании, как одно из условий гражданско-правовой ответственности, нельзя понимать в обыденном смысле как «ничегонеделание». Бездействие есть одна из форм поведения лица. С юридической точки зрения бездействие будет признано проти­воправным тогда, когда лицо в силу закона или договора было обя­зано совершить определенные действия, но от совершения их укло­нилось либо не выполнило их надлежащим образом. Поэтому бездей­ствие будет противоправным, например, в случае, когда организация, обязанная в силу планового задания (например, наряда на поставку про­дукции) заключить с другой организацией договор, уклоняется от его за­ключения; когда рабочему или служащему на предприятии был причинен вред вследствие того, что администрация предприятия не приняла необ­ходимых мер к соблюдению правил техники безопасности.

По общему правилу возмещение вреда или убытков по советскому гражданскому праву наступает лишь при наличии противоправного по­ведения. Однако закон знает из этого и исключения. Часть 3 ст. 444 ГК устанавливает, что в случаях, предусмотренных законом, подлежит воз­

мещению также и вред, причиненный правомерными действиями. К случаям возмещения вреда, причиненного правомерными действиями, относятся случаи причинения вреда в состоянии крайней необходи­мости.

Что такое крайняя необходимость? Понятие крайней необходимо­сти дано уголовным законодательством. Статья 14 УК РСФСР преду­сматривает, что под действиями, совершенными в состоянии крайней не­обходимости, понимаются такие действия, которые предпринимаются ли­цом для устранения опасности, угрожающей интересам Советского госу­дарства, общественным интересам, личности или правам данного лица или других граждан, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред яв­ляется менее значительным, чем предотвращенный вред.

Приведем несколько примеров. Кулаев купался в Волге и, почувст­вовав себя плохо, стал звать на помощь. Бывший в это время на берегу Лисицын, не умея плавать, бросился к стоявшему у берега баркасу, на­груженному тремя мешками с сахаром, выбросил мешки в воду, быстро поплыл к месту, где тонул Кулаев, и спас его. Крайняя необходимость таких действий не вызывает сомнения.

Два гражданина обвинялись в хищении продуктов со склада Чаук- Чукотской геологической партии. Однако при рассмотрении дела было установлено, что обвиняемые оказались в тундре без продовольствия. Им грозила голодная смерть. Они набрели на склад геологической партии, откуда и взяли необходимое количество продуктов. На этом основании суд правильно признал, что обвиняемые действовали в условиях крайней необходимости.

Мы видим здесь, что при сложившихся обстоятельствах лица бы­ли вынуждены пойти на известное причинение вреда, так как иным способом нельзя было предотвратить возможные более серьезные по­следствия.

Но, если само понятие крайней необходимости в уголовном и граж­данском праве тождественны, то последствия, которые предусмотрены на этот счет уголовным и гражданским законодательством, различны. При­чинение вреда в состоянии крайней необходимости - это действие пра­вомерное, допускаемое законом. Поэтому уголовное законодательство исключает ответственность лиц, действовавших в состоянии крайней не­обходимости. Здесь нет преступления, нет и наказания.

Иное положение мы видим в гражданском праве, которое, как уже отмечалось, допускает возможность возмещения вреда, причиненного правомерными действиями. В частности, ст. 449 ГК устанавливает, что

вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен лицом, причинившем его. Таково общее правило советского гражданского законодательства. При этом закон разрешает суду исходя из конкретных обстоятельств дела возложить обязанность возмещения вреда на третье лицо, в интересах которого был причинен вред, либо освобо­дить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

Такое предоставление законом различных возможностей решения вопроса имеет важное значение, так как оно обеспечивает возмещение вреда потерпевшему, дает возможность полнее учесть фактические об­стоятельства конкретного случая и вместе с тем побуждает лицо, дейст­вующее в состоянии крайней необходимости, к известной осмотритель­ности при выборе различных вариантов своего поведения. Именно по этой последней причине спорными представляются высказываемые в ли­тературе предложения возложить возмещение вреда, причиненного в со­стоянии крайней необходимости, во всех случаях на лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда.

4. Наличие вреда или убытков как условие гражданско-право­вой ответственности. Для возложения гражданско-правовой ответствен­ности недостаточно только противоправного нарушения лицом субъек­тивных прав других лиц или возложенных на него обязанностей. В опре­деленных случаях в качестве одного из условий гражданско-правовой ответственности требуется и наличие вреда или убытков.

О вреде обычно говорят применительно к обязательствам из причи­нения вреда имуществу граждан или организаций либо жизни и здоровью граждан. Сущность этого рода обязательств выражена в ст. 444 ГК, согласно которой «вред, причиненный личности или имуществу гражда­нина, а также вред, причиненный организации, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред». Из этой статьи видно, что ответственность в данном случае наступает лишь при наличии вреда. Если нет вреда, то нечего и возмещать, нет и гражданско-правовой ответственности.

Что понимается под вредом в советском гражданском праве? Вредом считается всякое умаление личного или имущественного блага. Вредом является, например, повреждение чужого имущества, причинение увечья гражданину и т. п.

Различают вред моральный и вред материальный. Моральный вред не связан с какими-либо имущественными потерями для потерпев­шего. Моральным вредом может быть признано, например, умаление чес­ти или достоинства гражданина путем распространения о нем ложных,

порочащих его сведений. Или, например, в результате несоблюдения на предприятии техники безопасности рабочему было причинено неизгла­димое обезображивание лица. Никакого материального ущерба при этом он не потерпел, так как здоровье его не пострадало, он продолжает рабо­тать в той же должности, получает ту же заработную плату и т. п. Однако моральные и физические страдания, вызываемые обезображиванием ли­ца, остаются.

Материальный вред всегда связан с имущественными потерями для потерпевшего. Эти имущественные потери потерпевшего могут выра­зиться в утрате полностью или частично заработка, в расходах на лече­ние, на протезирование и т. п.

Советское гражданское законодательство предусматривает ответст­венность лишь за причинение материального вреда. Это объясняется тем, что хотя моральный вред и приносит известные страдания, стеснения по­терпевшему, однако эти моральные потери не могут быть оценены в стоимостном, денежном выражении. Поэтому определить в данном слу­чае размер возмещения вреда практически невозможно. Он всегда был бы либо приблизительным, либо символическим.

Из этого, конечно, не следует, что советскому гражданскому законо­дательству вообще не известна защита моральных благ человека. Однако защита эта осуществляется не в виде возложения материальной ответст­венности на правонарушителя, а иными способами. Так, ст. 7 Основ гра­жданского законодательства устанавливает судебную защиту чести и дос­тоинства гражданина или организации. Защита чести и достоинства осу­ществляется путем опровержения распространенных о гражданине или организации ложных, порочащих его сведений. Применяются здесь и не­которые меры ответственности. Например, если лицо, распространившее о ком-то ложные, порочащие сведения, не выполняет решение суда, не опровергает эти сведения, то в соответствии со ст. 406 ГПК РСФСР на него может быть наложен штраф в размере до 300 руб. Однако в дан­ном случае материальная ответственность наступает не за нарушение чести или достоинства, а за неисполнение решения суда об опровержении сведений.

Практически возможны два способа возмещения причиненного вре­да. Первый способ - это возмещение вреда в натуре, например путем ремонта имущества, которому причинен вред, предоставление вместо поврежденной вещи другой вещи того же рода и качества. Однако этот способ возмещения вреда не всегда приемлем, а в ряде случаев его ис­пользование вообще невозможно. Невозможно, например, восстановить

какой-либо орган человека, утраченный вследствие причинения ему уве­чья, трудно восстановить разбитую антикварную вазу и т. п.

Поэтому в большинстве случаев возмещение причиненного вреда сводится к возмещению понесенных потерпевшим убытков. В дан­ном случае под убытками понимается вред, выраженный в денежной форме.

Однако понятие убытков в советском гражданском праве имеет более широкое значение. Дело в том, что убытки могут быть причинены потерпевшему и тогда, когда никакого вреда его личности или имуще­ству не причинено. Речь в данном случае идет об убытках, которые воз­никают вследствие иных обстоятельств, например вследствие соверше­ния сделки под влиянием обмана, заблуждения и т. п., вследствие неис­полнения или ненадлежащего исполнения обязательства должником. Например, поставщик не отгрузил покупателю в срок сырье, из которо­го последний не смог своевременно изготовить товар и отправить его торгующим организациям. Торгующие организации взыскали с изгото­вителя штраф за недопоставку продукции. Эти уплаченные торгующим организациям штрафы по вине поставщика сырья и будут убытками для изготовителя товара.

Необходимо различать понятие убытков в экономическом и правовом смысле. Убытки могут быть различными и возникать по раз­ным причинам. Например, убытки могут возникнуть вследствие неосто­рожного обращения с имуществом самого собственника, вследствие недостаточно четкой организации труда на предприятии, допустившем перерасход сырья, материалов или денежных средств; вследствие не­четкой работы юридической службы предприятия, по вине которой был пропущен срок давности на взыскание задолженности с другого пред­приятия и т. п.

Во всех этих случаях мы имеем дело с убытками, которые несет гра­жданин - собственник вещи или организация. Но эти убытки не являются убытками в юридическом понимании. Они возникли вследствие действий самого потерпевшего. Такого рода убытки не подлежат возмещению с кого-либо; они ложатся на самого потерпевшего.

Юридическое значение имеют лишь те убытки, которые возникли в результате действий других лиц или событий и подлежат возмещению в силу закона или договора.

Что понимается под убытками в юридическом смысле? Статья 36 Основ гражданского законодательства определяет, что под убытками ра­зумеются расходы, произведенные кредитором, утрата или повреждение

его имущества, а также неполученные кредитором доходы, которые он получил бы, если бы обязательство было исполнено должником.

Убытки в юридическом их значении включают в себя три основные части. Прежде всего - это расходы, понесенные кредитором, явившиеся результатом неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства должником, например расходы, понесенные покупателем по устранению недостатков в поставленной ему продукции; расходы, понесенные граж­данином по капитальному ремонту нанятого жилого помещения, когда наймодатель не выполнил своей обязанности; взысканные с покупателя суммы неустойки за неисполнение им своих обязательств перед третьими организациями по вине поставщика; расходы по хранению и переотправ­ке взятой на ответственное хранение, но не принятой продукции, отгру­женной поставщиком с недостатками, и т. п.

Следует, однако, иметь в виду, что не всякие вообще расходы, поне­сенные кредитором, входят в состав убытков. Например, если наймода­тель не выполняет своей обязанности и не производит капитальный ре­монт занимаемого нанимателем помещения, то наниматель вправе сам произвести такой ремонт за счет наймодателя. Однако закон, ст. 284 ГК РСФСР, предоставляет нанимателю право произвести лишь такой капи­тальный ремонт, который предусмотрен договором или вызван неотлож­ной необходимостью. Поэтому только такого рода необходимые расходы нанимателя и могут быть возмещены за счет наймодателя или зачтены в счет наемной платы. Например, затраты, произведенные при проведении.неотложного капитального ремонта на украшение помещения и т. п., в понятие расходов, понесенных кредитором, не входят и возмещению не подлежат.

В состав убытков входит также «утрата или повреждение имуще­ства» кредитора. Поскольку убытки всегда выражаются не в натуре, а в денежном выражении, то понятно, что в данном случае речь идет о стои­мости утраченного или поврежденного имущества кредитора вследст­вие противоправного поведения другой стороны. Так, транспортная орга­низация, утратившая груз или багаж при перевозке, обязана возместить его стоимость; гражданин, повредивший вещь, взятую напрокат, должен возместить стоимость ее ремонта прокатной организации.

Наконец, ст. 36 Основ гражданского законодательства относит к убыткам также «неполученные кредитором доходы, которые он полу­чил бы, если бы обязательство было исполнено должником». Речь в дан­ном случае идет о возмещении так называемой упущенной выгоды, кото­рую не получил кредитор вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства должником.

Расширенное социалистическое производство предполагает посто­янное развитие производительных сил страны, увеличение количества производимой продукции, необходимой для удовлетворения постоянно растущих потребностей общества. В условиях действующего в социали­стической экономике объективного экономического закона стоимости расширение социалистического воспроизводства осуществляется за счет накоплений, получаемых социалистическими предприятиями в виде при­были. Введение с 1965 г. в нашей стране новой системы планирования и экономического стимулирования хозяйственной деятельности предпола­гает создание рентабельной, прибыльной работы всех социалистических предприятий и хозяйственных организаций.

Поэтому в тех случаях, когда вопрос о возмещении неполученных кредитором доходов приходится решать применительно к социалистиче­ским организациям, под такими неполученными доходами понимается та прибыль предприятия-кредитора, которая не была получена им вследст­вие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства долж­ником. При этом речь идет в данном случае не о прибыли вообще. Дело в том, что наряду с действием в социалистической экономике закона стои­мости действует также и объективный экономический закон планомерно­го, пропорционального развития народного хозяйства. Мы имеем здесь дело с таким взаимодействием экономических законов, при которых за­кон стоимости имеет подчиненное значение по отношению к закону пла­номерного развития.

В области гражданско-правовых отношений эта особенность взаи­модействия указанных законов находит свое выражение в том, что предприятию-кредитору возмещается не всякая вообще прибыль, кото­рую он мог бы получить, если бы должник добросовестно выполнил свои обязанности, а лишь так называемая плановая прибыль пред­приятия.

Возмещение неполученных кредитором доходов может относиться не только к социалистическим организациям, но также и к гражданам. На практике это редкие случаи. Судебная практика уже в 20-х годах пришла к выводу, что возмещение неполученных кредитором доходов не должно способствовать «спекулятивной наживе», что при определении необхо­димо исходить из реального оборота, не завышать прибыли.

5. Причинная связь между противоправным поведением право­нарушителя и причиненным вредом или убытком как условие граж­данско-правовой ответственности.

Для наступления гражданско-правовой ответственности необходи­мым условием является наличие причинной связи между противоправ­

ным поведением правонарушителя и наступившим вредным результатом. В советском гражданском праве наличие причинной связи является необ­ходимым условием ответственности не всегда, а лишь тогда, когда речь идет о возмещении вреда или убытков. Государственный арбитраж при Совете Министров СССР в Инструктивном письме от 18 апреля 1951 г. указал, что «иск о возмещении убытка может быть удовлетворен, если доказано, что между невыполнением или ненадлежащим выполнением договорных обязательств и убытками имеется непосредственная причин­ная связь».

Необходимость установления причинной связи при возмещении вреда или убытков вытекает непосредственно из закона, который говорит о возмещении причиненных убытков (ст. 36 Основ), о возмещении при­чиненного вреда (ст. 88 Основ).

Что же такое причинная связь? Проблема причинности - фило­софская проблема. Поэтому и при решении вопроса о причинной связи в праве необходимо исходить из учения марксистско-ленинской филосо­фии о причинности. С философской точки зрения причинная связь харак­теризуется следующими основными чертами.

Причинная связь всегда имеет объективный характер. Это значит, что причинная связь не нечто, существующее только в нашем представ­лении. Она представляет собой действительную, реально существую­щую связь между явлениями. Поэтому при решений вопроса об ответ­ственности нельзя исходить лишь из каких-то умозрительных заключе­ний. Необходимо четко выяснить взаимосвязь между противоправным поведением нарушителя с тем вредом или убытком, который понес по­терпевший. Ответственность может наступить только за то, что причине­но именно поведением правонарушителя.

Например, поставщик отгрузил покупателю металлическую ленту ненадлежащего качества. Покупатель, не проверив нужным образом ка­чество продукции, пустил ее в производство и изготовил пружины, кото­рые впоследствии оказались недоброкачественными, от принятия кото­рых часовой завод отказался и взыскал с изготовителя пружин понесен­ные убытки, а сверх того еще и штраф за поставку недоброкачественной продукции. Возмещенные часовому заводу убытки и уплаченный штраф составляют убытки для предприятия - изготовителя пружин. Вправе ли он переложить все эти убытки на поставщика металлической ленты? По- видимому, не вправе, так как эти убытки явились не только результатом противоправного поведения поставщика ленты, нарушившего обязанно­сти по поставке качественной продукции, но и самого изготовителя пру­жин, который нарушил свою обязанность осуществить качественную

приемку продукции. Он допустил здесь поведение, которое привело к тому, что его убытки значительно возросли.

Явления могут быть связаны не только как причина со следствием, но и как содержание и форма, сущность и явление; существует также связь между явлениями во времени, в пространстве и т. п. Причинная связь - это лишь одна из сторон взаимосвязи явлений. Ее нельзя сме­шивать с другими.

Известно, например, что с точки зрения следственной практики при расследовании преступления важно установить, кто из лиц в момент совершения преступления находился на месте совершения преступле­ния. Однако очевидно, что не всякий, кто находился в этот момент в месте совершения преступления, совершил его. Такая взаимосвязь явле­ний дает лишь основание для выявления круга лиц, которые, возможно, причастны к этому делу, но не дает ответа на вопрос о том, кто именно это сделал.

То же самое можно сказать и о гражданском праве. Например, на предприятии были расхищены государственные средства. Выяснилось, что этому способствовало халатное отношение должностных лиц к учету и сохранности имущества. Кто несет ответственность за причиненный вред? Лица, халатно относившиеся к своим обязанностям, своим поведе­нием создали лишь условия для такого расхищения имущества. Их связь с вредом будет связью условия и обусловленного, но не связью причины со следствием. Поэтому гражданско-правовую ответственность за причи­ненный вред должен нести расхититель имущества, ибо только его дейст­вия находятся в причинной связи с наступившим вредом.

При выяснении вопроса о причинной связи необходимо иметь в ви­ду, что причинная связь всегда конкретна. «...Причина и следствие, - писал Ф. Энгельс, - суть представления, которые имеют значение, как таковые, только в применении к данному отдельному случаю»[442]. Это озна­чает, что одно и то же следствие может быть порождено различными причинами, но в данном конкретном случае речь может идти лишь об одной из них. С другой стороны, следует помнить, что то, что в данном случае является причиной, в другом отношении может быть следствием, и наоборот. Например, недопоставка продукции поставщиком покупате­лю является, с одной стороны, следствием неполучения им сырья от сво­их поставщиков, а с другой - причиной убытков, которые понесут поку­патели его продукции, если он сам не выполнит свое обязательство перед ними.

Всякое явление в природе и обществе причинно обусловлено. Вся­кое следствие имеет свою причину, а всякая причина имеет свое следст­вие. Причем часто бывает, что то или иное следствие порождается рядом причин и, наоборот, одна причина может породить несколько следствий. Все это необходимо учитывать при определении гражданско-правовой ответственности.

Взаимосвязь причины и следствия характеризуется тем, что причина, во-первых, предшествует следствию по времени и, во-вторых, следствие всегда есть результат действия причины. Причинная связь есть необхо­димая связь между явлениями, при которой одно явление (причина) предшествует другому (следствию) и порождает его.

В сфере юридической ответственности мы всегда имеем дело с та­кими причинами, которые выступают как противоправное поведение пра­вонарушителя. Для гражданско-правовой ответственности важно, напри­мер, установить, явились ли убытки или вред результатом, следствием противоправного поведения должника или они порождены какими-то иными причинами. Причем мы имеем здесь дело не только с естествен­ными причинными связями, но и со связями общественными. Это создает ряд дополнительных трудностей. Дело в том, что человек - существо ра­зумное и во многих случаях использует в своих интересах различного рода естественные явления, достижения науки, техники и др. Поэтому связь поведения лица, причинившего вред или убытки, с результатом не всегда является непосредственной. Нередко в качестве такого промежу­точного звена оказываются естественные причинные связи, сознательно используемые правонарушителем. Известен, например, случай, когда один гражданин, рассердившись на соседа, загнал на рельсы его корову, где она и погибла от наезда поезда. Казалось бы, на первый взгляд между действием причинителя вреда и гибелью коровы нет причинной связи. Причиной ее гибели явился наехавший на нее поезд. Однако при более внимательном рассмотрении можно заметить, что нет разницы в том, что правонарушитель использовал в качестве орудия причинения вреда, - топор, ружье или идущий по рельсам поезд.

Основной вопрос, который приходится решать при установлении причинной связи, состоит в том, явились ли убытки или вред результатом противоправных действий правонарушителя? Каковы те критерии, кото­рые позволяют правильно решить поставленную проблему?

Причинные связи в природе и обществе многочисленны и разнооб­разны. Найти здесь какой-либо единый рецепт трудно, если не невозмож­но вообще. Во многих случаях причинная связь между поведением нару­шителя гражданских прав и обязанностей и наступившим вредом или

убытками очевидна. Но так бывает не всегда. В ряде случаев для установ­ления причинной связи органам, рассматривающим спор, приходится прибегать к специальным исследованиям, в частности к проведению экс­пертизы. Так, по одному из дел, рассмотренных Госарбитражем при Со­вете Министров СССР, экспертиза установила, что причиной самовозго­рания гранитоля явилось, с одной стороны, использование изготовителем в качестве пластификатора вещества с повышенной огнеопасностью, а с другой - неправильное складирование продукции покупателем, вследст­вие чего и произошло самовозгорание гранитоля.

При определении причинной связи важно точно учесть все обстоя­тельства конкретного дела. В арбитражной практике нередко встречаются случаи, когда поставщики продукции просят освободить их от ответст­венности за недопоставку продукции, ссылаясь на неподачу им транс­портными организациями перевозочных средств. При проверке материа­лов дела нередко оказывается, что к тому моменту, когда должны были быть поданы транспортные средства, у поставщика не было необходимо­го количества продукции для отгрузки покупателю. Даже если бы транс­портные средства и были выделены поставщику, он все равно не смог бы отправить нужное количество продукции. Поэтому в действительности причиной недопоставки продукции и возникших у покупателя убытков является плохая работа предприятия-поставщика, а вовсе не отсутствие транспортных средств.

Спорным в литературе является вопрос о том, может ли быть причи­ной вреда или убытков только действие должника либо такой причиной может быть и бездействие. Одни говорят, что бездействие вообще ничего причинить не может, тогда как другие утверждают, что может. Из приве­денного выше примера мы видели, что неизготовление поставщиком в срок продукции привело к срыву поставки, вследствие чего у покупателя возникли убытки. Поэтому последняя точка зрения представляется более правильной.

Дело в том, что бездействие также есть одна из форм поведения лица. И в тех случаях, когда в силу закона или договора это лицо долж­но было бы совершить определенное действие, но от его совершения уклоняется, то такое бездействие является нарушением тех обществен­ных связей, которые были установлены, является причиной возникнове­ния последствий. Примером этого является случай, когда стрелочник, обязанный следить за своевременным переводом стрелки, своевременно этого не делает, что приводит к чрезвычайно серьезным последствиям. Или, например, когда мать отказывается кормить грудного ребенка, то такое ее бездействие может привести к смерти ребенка. Иногда говорят,

что в данном случае причиной смерти ребенка являются биологические изменения в его организме. Действительно, смерть человека - результат естественных причин биологического порядка. Здесь можно говорить о естественной причинной связи. С правовой же точки зрения речь уже идет не просто о смерти ребенка, а об убийстве, о явлении социаль­ном, общественном. И этот результат явился следствием бездействия матери. Здесь налицо общественный характер причинной связи. Из это­го понятно, почему смерть и ее причины устанавливает врач, тогда как факт убийства и его причины выясняет суд на основе следственных материалов.

6. Вина как условие гражданско-правовой ответственности. Ко­гда мы говорили о противоправном поведении правонарушителя, о при­чиненном им вреде или убытках и о причинной связи между ними, речь шла о так называемых объективных условиях гражданско-правовой от­ветственности. Но в этом деле есть и субъективный момент, который свя­зан с тем, что поведение лица существует не само по себе, оно неразрыв­но связано с сознанием и волей человека.

Всякому поведению лица сопутствует сознательный, волевой про­цесс. Поэтому для общества, а, следовательно, также и для права небез­различно, действовал ли человек обдуманно или под влиянием страсти, действовал ли он умышленно, с целью причинить вред, либо его поведе­ние было неосторожным; предвидел ли он последствия своего поведения или не предвидел, не является ли причиной результата какое-то случай­ное стечение обстоятельств или вмешательство внешних, посторонних факторов и т. п. Все это имеет важное значение для выявления степени социальной полезности или, наоборот, социальной вредности поведения того или иного лица. Важно это и для возложения на лицо юридической ответственности.

Согласно ст. 37 Основ гражданского законодательства, «лицо, не ис­полнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет имущественную ответственность (статья 36 настоящих Основ) лишь при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, предусмотренных законом или договором. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство».

Что следует понимать под виной в советском гражданском праве?

Вина есть прежде всего психическое отношение лица к своему по­ведению. Она связана с осознанием лицом характера и последствий сво­его поведения. Поэтому не может быть признан виновным гражданин, который не может правильно осознавать значения своего поведения.

Нельзя признать виновным малолетнего ребенка или гражданина, стра­дающего душевной болезнью. Гражданское законодательство учитывает это обстоятельство и признает таких граждан недееспособными. Недее­способными по советскому гражданскому праву считаются несовершен­нолетние дети в возрасте до пятнадцати лет. Поэтому, например, ст. 450 ГК РСФСР устанавливает, что за вред, причиненный несовершеннолет­ними в возрасте до 15 лет, ответственность несут их родители, опекуны либо те учреждения, под надзором которых находился в данный момент ребенок.

Недееспособными по советскому гражданскому праву могут быть также признаны лица, которые вследствие болезни или слабоумия не мо­гут понимать значения своих действий и руководить ими (ст. 15 ГК РСФСР). За вред, причиненный этими лицами, ответственность несут опекуны либо организации, обязанные осуществлять за ними надзор (ст. 452 ГК РСФСР).

В ряде случаев по таким основаниям может быть признан невинов­ным и, следовательно, освобожден от ответственности дееспособный гражданин, который в момент правонарушения находился в состоянии временного сильного душевного расстройства и не мог отдавать себе отчета в своем поведении. Сюда относится, в частности, случай соверше­ния лицом правонарушения в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения; случай, когда лицо, заболевшее душевной болез­нью, еще не признано в установленном законом порядке лицом недееспо­собным.

Однако вина и ответственность не исключаются в тех случаях, когда лицо посредством употребления спиртных напитков или наркотических веществ само привело себя в такое состояние. Такое лицо полностью от­вечает за совершенное им правонарушение.

Виновным с точки зрения права признается не всякое вообще психи­ческое отношение лица к своему поведению, а лишь психическое отно­шение лица к своему противоправному поведению, недопустимому как с точки зрения закона, так и моральных принципов нашего общества. По­этому вина есть такое психическое отношение лица к своему поведению, которое получает отрицательную оценку со стороны закона, со стороны общества.

Вина включает в себя не только отношение правонарушителя к своему поведению, но и к последствиям своего поведения. Она включа­ет в себя: во-первых, возможность предвидения последствий своего противоправного поведения и, во-вторых, сознание возможности их предотвращения. Поэтому, например, когда организация получила ско­

ропортящуюся продукцию, от принятия которой она отказалась вслед­ствие ее недоброкачественности, то она все же обязана принять все ме­ры к скорейшей реализации этой продукции, к тому, чтобы предотвра­тить дальнейшее увеличение убытков у поставщика. И если работники этой организации не примут необходимых мер к предотвращению убытков, организация может быть признана виновной и понесет ответ­ственность в размере убытков, причиненных вследствие нераспоряди­тельности ее работников.

Таким образом, под виной в гражданском праве понимается психи­ческое отношение лица к своему противоправному поведению и к его результату, основанное на возможности предвидения и предотвраще­ния последствий этого поведения.

Советское гражданское законодательство регулирует отношения не только с участием граждан, но и с участием социалистических организа­ций. Психическое же отношение характерно лишь для поведения граж­дан. Возникает вопрос, что в таком случае следует понимать под виной социалистических организации, под виной юридических лиц?

Всякая социалистическая организация представляет собой опреде­ленным образом организованный коллектив рабочих и служащих, из ко­торых каждый выполняет возложенные на него служебные обязанности. Поэтому всякий работник учреждения, предприятия или организации, выполняющий свои служебные обязанности, осуществляет деятельность данной организации. Его действия есть действия самого юридического лица. Поэтому, например, ст. 445 ГК РСФСР предусматривает, что орга­низация обязана возместить вред, причиненный по вине его работников при исполнении ими своих трудовых (служебных) обязанностей.

Из этого следует, что виновное поведение работника организации при исполнении им своих служебных функций следует рассматри­вать как вину организации в целом.

Однако было бы неправильным считать, что вина организации есть всегда вина ее отдельных рабочих или служащих. Вина организации мо­жет быть и виной всего коллектива или значительной его части. Напри­мер, в случае, когда на предприятии не соблюдаются правила по техноло­гии производства, низка дисциплина трудового коллектива и т. п., вина в выпуске недоброкачественной продукции может лечь на весь коллектив в целом. Поэтому при рассмотрении дел об ответственности организации, например, за поставку недоброкачественной продукции вовсе необяза­тельно отыскивать, кто из работников предприятия допустил брак в рабо­те, явился ли брак результатом действия одного или нескольких работни­ков и т. п. Субъектом ответственности в данном случае является органи­

зация, и брак есть результат ее работы. Организация и признается здесь виновной в поставке такой продукции. Иначе дело обстоит в уголовном праве, где ответственность за выпуск недоброкачественной продукции несет виновное должностное лицо.

Как указано в ст. 37 Основ, вина может быть в форме умысла или в форме неосторожности. Под умышленным понимается такое поведе­ние нарушителя гражданских прав и обязанностей, когда он осознает противоправный характер своего поведения, предвидит возможность на­ступления отрицательных последствий и сознательно их не предотвраща­ет. Для гражданского права не имеет значения, был ли этот умысел пря­мым (когда лицо не только предвидит, но и желает наступления противо­правного результата) или косвенным (когда лицо предвидит наступление такого результата и допускает его наступление).

Умышленное нарушение гражданских прав и обязанностей встреча­ется не часто. Наиболее характерный случай - это совершение сделок, заведомо противных интересам государства и общества, которые призна­ются недействительными со взысканием исполненного (или того, что должно быть исполнено) в доход государства только при наличии умыс­ла. На практике такие сделки встречаются редко.

Чаще всего в гражданском праве мы имеем дело с такой формой ви­ны, как неосторожность. Вина в форме неосторожности имеет место тогда, когда лицо, хотя и не предвидит неблагоприятные последствия своего противоправного поведения, но по обстоятельствам дела могло и должно было их предвидеть и предотвратить.

В гражданском праве известное значение имеет разграничение гру­бой неосторожности и небрежности (простой неосторожности). Напри­мер, если причинению вреда способствовала грубая неосторожность са­мого потерпевшего, то в зависимости от обстоятельств дела причинитель вреда может быть либо вообще освобожден от ответственности, либо ее размер может быть уменьшен (ст. 458 ГК РСФСР). Закон не дает нам раз­граничения грубой и простой неосторожности. Поэтому Пленум Верхов­ного суда СССР в своем постановлении «О судебной практике по искам о возмещении вреда» от 23 октября 1963 г. в п. 17 указал, что «вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой или же относится к простой неосмотрительности, не влияющей на размер возмещения вреда, должен быть разрешен в каждом случае с учетом кон­кретных обстоятельств»[443].

В судебной практике, как правило, признается грубой неосторож­ностью поведение потерпевшего, нарушившего правила уличного дви­жения. Так, грубой неосторожностью было признано поведение гражда­нина Опихайленко, который, следуя на мотоцикле, выехал на левую сторону дороги, где и был сбит встречной автомашиной. Грубая неосто­рожность была признана и в поведении гр-ки Баланкиной, которая пе­реходила улицу вдалеке от пешеходной дорожки, внезапно оказалась перед идущим транспортом и тем самым создала аварийную обстанов­ку. Иногда разграничение видов неосторожности зависит от некоторых субъективных качеств лица. Например, если на предприятии во время работы на станке причинен вред молодому рабочему, только что при­шедшему на завод, или такой же вред причинен опытному мастеру, ко­торый сам является инструктором по технике безопасности, то очевид­но, что в первом случае мы имеем дело с простой, а во втором - с гру­бой неосторожностью.

7. Ответственность независимо от вины. В отличие от уголовно­го права, где ответственность наступает только при наличии вины, со­ветское гражданское законодательство знает ряд случаев, когда ответст­венность наступает и независимо от вины. Это объясняется главным образом различием в основных функциях юридической ответственности в уголовном и гражданском праве. Уголовная ответственность всегда будет зависеть от степени вины преступника и опасности данного преступления.

Иное дело в гражданском праве. Главная функция гражданско- правовой ответственности - это возмещение причиненного вреда или убытков. Гражданско-правовая ответственность носит восстановитель­ный характер. Поэтому, например, в гражданском праве по общему пра­вилу не имеет значения, нарушены ли гражданские права и обязанности умышленно или по неосторожности. В любом случае вред или убытки подлежат возмещению в полном объеме. По той же причине в граждан­ском праве в отдельных случаях допускается и возложение ответственно­сти независимо от вины правонарушителя.

Ответственность независимо от вины означает, что она может быть возложена на правонарушителя не только при наличии его вины, но так­же и при случайном неисполнении обязательства или случайном причи­нении вреда, а в отдельных исключительных случаях даже тогда, когда неисполнение обязательства или причинение вреда имело место в усло­виях действия так называемой непреодолимой силы.

Случайным называется такое событие, которое вообще-то может быть предотвращено, но в данных конкретных условиях не было предот­

вращено правонарушителем исключительно потому, что он не мог пред­видеть его наступление

Под непреодолимой силой в советском гражданском праве понима­ется «чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях событие», повлекшее за собой неисполнение или ненадлежащее исполнение обяза­тельства либо причинение вреда (ст. 85 ГК РСФСР). К непреодолимой силе обычно относятся различного рода стихийные бедствия (заносы, наводнения и т. п.). Но не всякое даже стихийное бедствие может быть признано непреодолимой силой. Например, наша судебная практика не рассматривает как непреодолимую силу обычный ежегодный разлив ве­сенних вод. Однако в случаях, когда такой весенний паводок носит не­обычный характер, возможно признание его чрезвычайным событием, которое должнику при определенных условиях трудно преодолеть. При этом советское гражданское законодательство признает непреодолимой силой события, которые не могут быть преодолены «при данных услови­ях», т. е. при наличии тех средств, которые имелись в тот момент у неис­правного должника или причинителя вреда.

Ответственность независимо от вины в советском гражданском пра­ве наступает только в случаях, прямо предусмотренных законом:

а) ответственность должника за те последствия, которые могут воз­никнуть после того, как он допустил просрочку в исполнении обязатель­ства. Согласно ст. 225 ГК должник в случае просрочки исполнения обяза­тельства несет ответственность и за случайно наступившую после про­срочки невозможность исполнения обязательства;

б) ответственность грузоотправителя и перевозчика за невыполнение ими месячного плана перевозок, в частности, за неподачу своевременно транспортных средств под погрузку, за непредъявление в установленный планом срок груза к перевозке. Транспортные уставы и кодексы преду­сматривают, что в этом случае грузоотправитель и перевозчик освобож­даются от ответственности только в случае стихийных бедствий (заносы, наводнения, пожары и т. п.);

в) ответственность социалистической организации, осуществляющей профессиональное хранение имущества (ломбарды, холодильники и др.), за утрату, порчу или повреждение имущества при хранении. Как установ­лено ст. 427 ГК РСФСР, такая организация может быть освобождена от ответственности лишь в случае непреодолимой силы. Если же порча, ут­рата или повреждение имущества наступили по вине этой организации либо вследствие стечения случайных обстоятельств, профессиональный хранитель от ответственности не освобождается;

г) ответственность граждан и организаций, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, за причиненный вред. Речь в данном случае идет об ответственности за причинение вреда так называемым источником повышенной опасности. Под источником повышенной опасности понимается деятельность транспортных органи­заций, промышленных предприятий, строек, пользование автомобилями, принадлежащими гражданам и т. п. Владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности только в случае непреодо­лимой силы или умысла самого потерпевшего. Ни случайное причинение вреда, ни неосторожность самого потерпевшего не могут освободить вла­дельца источника повышенной опасности от ответственности за причи­ненный вред;

д) особый случай повышенной ответственности предусмотрен ст. 101 Воздушного кодекса СССР, согласно которой воздушно-транспортная организация отвечает за смерть, увечье или иное повреждение здоровья, причиненные пассажиру при стартах, полетах и посадке воздушного суд­на, а также при посадке в самолет (вертолет и т. п.) и высадке пассажира во всех случаях, кроме одного - когда вред был причинен вследствие умысла самого потерпевшего. Это значит, что воздушно-транспортная организация несет ответственность за причинение вреда пассажиру не только при наличии вины, не только при случайном стечении обстоя­тельств, но и тогда, когда вред был причинен в условиях действия непре­одолимой силы. Лишь в одном случае действия непреодолимой силы воз­душный перевозчик может быть освобожден от ответственности - это в случае, когда возникновению или увеличению вреда содействовал умы­сел или грубая неосторожность самого потерпевшего.

От ответственности независимо от вины следует отличать ответст­венность за третьих лиц. Ответственность должника за действия третьих лиц может быть как ответственность за вину, так и ответствен­ность независимо от своей вины. Ответственность должника за действия третьих лиц может возникать непосредственно из закона, из админист­ративной подчиненности третьего лица и должника, из договора между ними.

а) Статьи 450 - 452 предусматривают ответственность родителей, опекунов или попечителей, а в определенных случаях также и организа­ций за вред, причиненный несовершеннолетними детьми или лицами, признанными недееспособными вследствие душевной болезни или слабо­умия. Определяя ответственность за вред, причиненный детьми или со­вершеннолетними, но недееспособными гражданами, закон устанавлива­ет, что такая ответственность родителей, опекунов, попечителей или в

соответствующих случаях социалистических организаций наступает, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

При этом возникает одна трудность, которая состоит в том, что сле­дует считать виной родителей, опекунов, попечителей или организаций, когда вред причинен детьми: их вину в ненадлежащем осуществлении надзора за ними либо также и их вину в воспитании детей? Пленум Вер­ховного суда РСФСР в своем постановлении от 7 февраля 1967 г. «О не­которых вопросах, возникших в практике применения норм ГК РСФСР, регулирующих возмещение вреда», дал на этот счет два разъяснения.

Под виной родителей, опекунов или попечителей, указывается в по­становлении, следует понимать как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда, так и безот­ветственное отношение к их воспитанию или неправомерное исполь­зование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попусти­тельство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзор­ность детей, отсутствие к ним внимания и т. п.).

Под виной учебных, воспитательных или лечебных учреждений понимается неосуществление ими должного надзора за несовершен­нолетними в момент причинения вреда.

б) Нередко ответственность должника по договору за третье лицо возникает из административной подчиненности, когда, например, долж­ник, состоящий в договорных отношениях с кредитором, возлагает ис­полнение договора на подчиненную ему организацию. При этом ответст­венность должника может наступать как за свою вину, так и за вину под­чиненной ему организации.

Но может быть и наоборот, когда подчиненная организация несет ответственность за вину вышестоящей организации. Например, если предприятие не выполнило договора по вине своей вышестоящей органи­зации, которая, не считаясь с договорными обязательствами предприятия, изменила ему план производства продукции, то предприятие несет ответ­ственность за недопоставку продукции, хотя здесь и нет его вины.

в) Ответственность за третье лицо может возникнуть и из договора. Например, при капитальном строительстве отношения между участни­ками складываются таким образом, что одна организация, как правило, осуществляющая общестроительные работы, заключает с заказчиком так называемый генеральный договор на весь объем строительства. Но для осуществления специализированных работ такой генеральный под­рядчик заключает подрядные договоры со специализированными строи­тельными организациями - субподрядчиками. При этом, однако, ответ­

ственным за выполнение всех работ остается генеральный подрядчик, который несет ответственность также и за упущения, допущенные субподрядчиком.

IV.

<< | >>
Источник: Грибанов, Вениамин Петрович. Осуществление и защита гражданских прав. — 2-е изд. — Москва,2020. — 414 с.. 2020

Еще по теме УСЛОВИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ:

  1. 16.1. Понятие, формы и виды гражданско-правовой ответственности
  2. § 7. Гражданско-правовая ответственность
  3. § 1. Понятие и формы гражданско-правовой ответственности
  4. § 3. Виды гражданско-правовой ответственности
  5. § 1. Понятие и виды гражданско – правовой ответственности
  6. § 2. Условия гражданско-правовой ответственности
  7. 3. Проблема «совместимости» иска об исполнении в натуре и требований о применении мер гражданско-правовой ответственности
  8. Понятие и виды гражданско-правовой ответственности
  9. 35 Основания и условия гражданско-правовой ответственности.
  10. ОБЩИЕ АСПЕКТЫ НАСТУПЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ БЕЗ НАЛИЧИЯ ВИНЫ
  11. § 5. ПРИЧИНЕНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ВРЕДА КАК ОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  12. § 4. Способы защиты, направленные на компенсацию вреда, причиненного умалением деловой репутации юридических лиц, как мера гражданско-правовой ответственности
  13. § 3. Проблема вины юридического лица как субъекта гражданско-правовой ответственности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -