<<
>>

1. Свобода договора и его правовое регулирование

Завершившийся недавно процесс кодификации гражданского законодательства подтвердил особое значение (я бы даже сказал, выдающуюся роль) гражданско-правового договора как основного регулятора имущественных отношений.

Достаточно сказать, что более 660 статей Гражданского кодекса Российской Федерации (из 1551 статьи, содержащихся в ГК) непосредственно посвящено договорам: общим положениям о гражданско-правовом договоре и отдельным видам договорных обязательств. Данное обстоятельство, бесспорно, свидетельствует о тенденции (столь ярко выраженной в ГК) возрастания роли договора. Это во многом объясняется тем, что подавляющее большинство участников имущественного оборота (граждан и юридических лиц) выступают в качестве собственников своего имущества. Кстати сказать, центральное место частной собственности в экономике также во многом было обеспечено в процессе кодификации гражданского законодательства.

Помимо столь солидного объема специальных "договорных" статей в ГК имеется большое число иных норм, которые также направлены на регулирование договора. Речь идет прежде всего о законоположениях о сделках и обязательствах. Ведь согласно п. п. 2 и 3 ст. 420 ГК к договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные гл. 9 ГК, а к договорным обязательствам - общие положения об обязательствах (ст. ст. 307 - 419). Таким образом, мы можем сказать, что более половины норм, содержащихся в ГК, посвящены регулированию договоров.

Применение же к договорам норм о сделках и об обязательствах свидетельствует о многоаспектном характере категории "договор", используемой в ГК: в разных статьях Кодекса договор регулируется и в качестве основания возникновения договорного обязательства ("договор-сделка"), и как форма соответствующего правоотношения ("договор-документ").

Как известно, относительно многопонятийного представления о договоре велись научные дискуссии еще в советской и постсоветской юридической литературе.

Признавая договор соглашением двух или нескольких лиц о возникновении, изменении или прекращении гражданских правоотношений, одни авторы отмечали, что под договором понимаются также само обязательство и документ, фиксирующий возникновение этого обязательства <1>; другие выступали против такого подхода, полагая, что в данном случае имеет место разночтение одного и того же термина <2>; третьи же противопоставляли договор понятию сделки <3>.

<1> См., напр.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 26. <2> См., напр.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1950. С. 117.

<3> См., напр.: Гражданское право: Учебник. Т. 2 / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1993. С. 42 (автор раздела - Б.И. Пугинский).

После принятия и опубликования Гражданского кодекса Российской Федерации (части первой и части второй) цивилистической доктриной все же был признан многоаспектный характер категории "договор" в том значении, в каком данное понятие употребляется в ГК <1>.

<1> См., напр.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. СПб., 1996. С. 428 (автор раздела - Н.Д. Егоров); Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. Общие положения. 2-е изд., испр. М., 1999. С. 14 - 15 и др.

Данный вопрос не является чисто теоретическим. При решении любых проблем в области договорного права, возникающих в судебно-арбитражной практике, необходимо прежде всего определиться, о каком именно аспекте понятия "договор" идет речь в той или иной правовой норме, подлежащей применению.

Возьмем, к примеру, проблему соотношения требований о признании договора недействительной сделкой и о признании договора незаключенным. В настоящее время нередко можно встретить судебные решения об отказе в иске о признании договора недействительным в связи с тем, что данный договор признается судом незаключенным. Такой подход вряд ли может быть признан правильным, поскольку он основан на неправильной последовательности оценки различных аспектов договора.

Применительно ко всякому договору в первую очередь подлежит выяснению вопрос о том, является ли он законной и действительной сделкой и, следовательно, может ли договор быть признан тем состоявшимся юридическим фактом, который может служить основанием возникновения соответствующего правоотношения (договорного обязательства). Когда же речь идет о признании договора незаключенным (или заключенным), оценке подлежит само правоотношение (договорное обязательство) с точки зрения достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям договорного обязательства и облечения его в форму, предусмотренную законодательством (ст. 432 ГК). Очевидно, что вопрос о признании договора незаключенным, затрагивающий такой аспект договора, как "договор-правоотношение", может рассматриваться лишь в отношении договора, признаваемого действительной сделкой ("договор-сделка"), а не наоборот.

Среди огромного числа специальных "договорных" норм, содержащихся в ГК, особое место занимают общие положения о договоре (гл. 27 - 29 ГК).

В Кодексе (п. 1 ст. 420) содержится традиционное для российского гражданского права определение понятия "договор": договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Принцип свободы договора возведен в ранг основных принципов гражданского законодательства (ст. 1 ГК). В основе договора лежит не чужая воля, навязанная сторонам плановым или иным административным актом, как это нередко имело место в советские годы, а свободно выраженная воля самих сторон. Важно отметить, что ГК не только провозглашает принцип свободы договора, но и раскрывает его содержание в конкретных законоположениях. В частности, в п. 1 ст. 421 ГК предусмотрено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Решение вопроса о том, вступать ли в договорные отношения, по общему правилу зависит лишь от воли потенциальных контрагентов. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность одной из сторон заключить договор прямо предусмотрена законом либо добровольно принятым обязательством. Стороны свободны и в выборе контрагента по договору, а также вольны прекратить договор по своему соглашению (п. 1 ст. 450 ГК).

Стороны свободны в определении условий договора, которые формулируются по их усмотрению. Исключение составляют лишь случаи, когда содержание соответствующего условия договора прямо предписано законом или иными правовыми актами.

Стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 421 ГК). Следовательно, стороны вольны в выборе конкретного типа (вида) договора, которым они желали бы урегулировать свои отношения. Причем предметом их выбора может быть и договор, который не нашел отражения в законодательстве (непоименованный договор), главное, чтобы он этому законодательству не противоречил.

Стороны вправе также заключить так называемый смешанный договор, т.е. договор, в котором содержатся элементы различных договоров (п. 3 ст. 421 ГК). В таком случае отношения сторон подлежат регулированию правилами о соответствующих договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если только стороны сами не договорятся о том, какое законодательство применяется к их договору. Тем самым создана правовая база для оптимального решения сложных вопросов, нередко возникающих в практике при заключении и исполнении договоров сотрудничества, договоров о совместной деятельности и других подобных договоров, опосредующих целый комплекс отношений сторон.

Вместе с тем в условиях действия принципа свободы договора отнюдь не отрицается возможность законодательного регулирования договорных отношений. Напротив, в рыночных условиях свобода от административного диктата предполагает наличие развитой и детальной системы правового регулирования. Это положение лежит в основе и ГК, который исходит из того, что помимо самого договора, который конечно же является основным средством регулирования отношений, складывающихся в сфере имущественного оборота, имеются еще как минимум три уровня регулирования договорных отношений (п. п. 4 и 5 ст. 421 ГК).

Во-первых, законодательство может включать в себя императивные нормы, определяющие условия некоторых договоров. Существование императивных норм может диктоваться необходимостью обеспечения защиты либо публичных интересов, либо прав слабой стороны в гражданско-правовых отношениях, например прав потребителей.

Условия договора должны соответствовать императивным нормам, в противном случае они будут недействительными. Однако в данном случае речь идет только о тех императивных нормах, которые являлись действующими в момент заключения договора. В этом смысле заслуживает внимания одно из принципиальных положений ГК, применение которого на практике реально обеспечивает стабильность договорных отношений: если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные чем те, которые действовали при заключении договора, условия договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в самом законе установлено, что его действие распространяется и на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (п. 2 ст. 422 ГК). Таким образом, в качестве общего правила действует законоположение о приоритете договора над законом, принятым после заключения договора.

Второй уровень правового регулирования договорных отношений представляет собой большой пласт диспозитивных норм. В отличие от императивной диспозитивная норма применяется лишь постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное. Стороны своим соглашением могут установить условие, отличное от предусмотренного в указанной норме, либо вообще исключить ее применение. И только при отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

И наконец, третий уровень регулирования договорных отношений представляет собой обычаи делового оборота, в качестве которых признаются сложившиеся и широко применяемые в какой-либо области предпринимательской деятельности правила поведения, не предусмотренные законодательством, независимо от того, зафиксированы ли они в каком-либо документе (ст. 5 ГК).

Если же различные уровни регулирования договорных обязательств (включая и такой регулятор, как договор) расположить по определенной иерархии, критерием которой будет служить приоритетность в применении к условиям договора, мы получим следующую логическую цепочку регулирования прав и обязанностей сторон по гражданско-правовому договору: на первом месте императивные нормы, содержащиеся в законодательстве, которое действовало в момент заключения договора; на втором - условия договора, установленные по соглашению сторон, и на третьем - диспозитивные нормы. Что же касается обычаев делового оборота, то они подлежат применению к договорным отношениям в случаях, когда соответствующее условие договора не определено ни императивной нормой, ни соглашением сторон, ни диспозитивной нормой.

<< | >>
Источник: МЕДВЕДЕВ Д. А., ЯКОВЛЕВ В. Ф., МАКОВСКИЙ А. П., СУХАНОВ Е. А., ВИТРЯНСКИЙ В. В., ГОНГАЛО Б. М., КРАШЕННИКОВ П. В., МИХЕЕВА Л. Ю., ГОЛОВИНА С. Ю., ЧУБАРОВ В. В., РЕШЕТНИКОВА И. В.. КОДИФИКАЦИЯ РОССИЙСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА. 2008

Еще по теме 1. Свобода договора и его правовое регулирование:

  1. § 2. Изменения в характере использования труда осужденных и его правовом регулировании
  2. 9.1. Соотношение понятий «правовое воздействие» и «правовое регулирование»
  3. 2.1. Механизм правового регулирования общественных отношений по подготовке, переподготовке и повышению квалификации государственных служащих
  4. § 1. Современное состояние и дальнейшее развитие учения о механизме правового регулирования
  5. § 2. Состояние международно-правового регулирования трудовой миграции в странах Содружества Независимых Государств
  6. 1. Свобода договора и его правовое регулирование
  7. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  8. 2.1. Правовое регулирование организационных форм корпоративных отношений в предпринимательской деятельности в рамках одной организации
  9. 2.4. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) индивидуальных предпринимателей.
  10. § 1.4. Развитие современного российского законодательства и зарубежный опыт правового регулирования отношений экономической субординации юридических лиц
  11. 13. Источники правового регулировании суррогатного материнства в России и за рубежом
  12. Сергей Вячеславович Васильев Правовое регулирование электронной коммерции
  13. 3.3 Брачный договор является элементом юридического состава, порождающего возникновение и изменение имущественных отношений супругов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -