<<
>>

3.2. СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЛИЦОМ, НЕСПОСОБНЫМПОНИМАТЬ ЗНАЧЕНИЕСВОИХДЕЙСТВИЙИЛИРУКОВОДИТЬИМИ


В соответствии с пунктом 1 статьи 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате её совершения.

Данная норма не является новой для отечественного законодательства. И в ГК РСФСР 1922 года (ст. 31), и вТК РСФСР 1964 года (ст. 56) содержались аналогичные основания признания сделки недействительной.
Речь в данном случае идет о таких состояниях вполне дееспособного лица, которые временно лишают его возможности осознанно выражать свою волю. В болезненном бреду, во сне, в состоянии опьянения или аффекта человек не может в полной мере отдавать отчет в своих действиях. Воля при совершении сделки в таких случаях либо вовсе отсутствует, либо совершенно не соответствует той воле, которая была бы у данного лица, если бы оно находилось в здравом уме и твердой памяти.
291

О.В. ГУГНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИСПОРОКАМИВОЛИ



Например, недействительным по данному основанию может быть признано завещание, по которому умирающий в муках человек все свое имущество передает в пользу лица, случайно оказавшегося рядом в последний момент его жизни. Недействительным также может быть признано дарение ценного имущества, совершенное участниками подвыпившей компании в пользу первого встречного на спор в доказательство своей щедрости.
В литературе и судебной практике в качестве примеров данного состояния рассматриваются случаи, когда сознание нарушается в связи с высокой температурой тела, наступлением временного и внезапного умственного расстройства, не дающего оснований для признания гражданина недееспособным, и т. д.1
Таким образом, основанием признания сделки недействительной является фактическая недееспособность лица, совершающего сделку. В отличие от юридической недееспособности, которая имеет постоянный характер и связывается законом либо с недостижением определенного возраста (ст. 21, 26, 28 ГК РФ), либо с признанием недееспособности или ее ограничением в судебном порядке (ст. 29, 30 ГК РФ), в данном случае недееспособность носит временный, одномоментный характер.
Установление этой недееспособности осуществляется на основе фактических данных, позволяющих сделать вывод о том, что в момент совершения сделки лицо находилось в таком состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими.
Можно отметить следующие особенности, которые необходимо учитывать при признании сделки недействительной по данному основанию.

Во-первых, следует иметь в виду, что особую сложность имеет процесс доказывания фактически недееспособного состояния. Вывод о таком состоянии можно сделать как на основе внешних обстоятельств и обстановки, в которой совершалась сделка, так и на основе анализа психического состояния действующего лица.

Однако любые внешние обстоятельства (поведение лица, свидетельские показания о том, что перед заключением сделки употреблялись спиртные напитки, и т. д.) имеют лишь косвенное значение для подтверждения того, было ли лицо способно в конкретный момент понимать значение своих действий или руководить ими. Основными доказательствами будут являться данные о внутреннем, психическом состоянии лица на момент совершения сделки.
Поэтому судебная практика идет по пути привлечения данных медицинских обследований, а также экспертов, способных дать квалифицированную оценку психическому состоянию лица.
Так, Й.Б. Новицкий приводит пример, когда суд сделал вывод о возможности признания сделки недействительной «ввиду наличия справки поликлиники о том, что данное лицо в течение нескольких лет находилось под наблюдением психо-неврологического отделения поликлиники по поводу последствий кровоизлияния в мозг, правостороннего полупаралича и глубоких нарушений со стороны психики, заставляющих считать, что больной не мог отвечать за свои действия»1.
Верховный суд РФ в своем постановлении разъяснил, что «во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их



1 См. об этом: Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1997. С. 228.
292

1 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность... С. 101.

О.В. ГУГНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИСПОРОКАМИВОЛИ



гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ)»1.
Однако, на наш взгляд, при оценке внутреннего, психического состояния в момент совершения сделки по данной категории дел не следует ставить во главу угла один лишь медицинский критерий, который базируется на данных о психическом расстройстве лица. В отличие от оснований признания гражданина недееспособным (п. 1 ст. 29 ГК РФ) в данном случае речь идет о случаях, когда гражданин не способен понимать значение своих действий или руководить ими по любым причинам, а не только в результате психического расстройства.
По смыслу статьи 177 ГК РФ в соответствующее состояние может впасть человек, не страдающий никакими психическими расстройствами и по медицинским показателям абсолютно здоровый. В этом случае основное значение будут иметь внешние обстоятельства, при которых фактически совершалась сделка (неадекватное поведение лица, прием наркотических веществ, состояние его в болезненном бреду, высокая температура, явная невыгодность сделки для лица и т. д.).
При надлежащем подтверждении и оценке всей совокупности внешних обстоятельств суд может сделать вывод о недействительности сделки по данному основанию и без привлечения судебно-медицинских экспертов.
В этом смысле на уровне постановления Пленумов ВАС РФ и ВС РФ полезным было бы дать специальное разъяснение о доказательствах, которые могут быть приняты во внимание при признании сделки недействительной по основанию, предусмотренному в статье 177 ГКРФ.
Во-вторых, для признания сделки недействительной по рассматриваемому основанию не имеет значения, само ли лицо ввело себя в такое состояние или нет.
1 См. п. 18 постановления Пленума Верховного суда РСФСР от 14 апреля 1988 г. № 2 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» (в ред. постановления Пленума ВС РФ от 25 октября 1996 г. № 10) // СПС «Гарант».
294

В этом отношении статья 177 принципиально отличается от правил, предусмотренных статьей 1078 ГК РФ для случаев причинения вреда в бессознательном состоянии. Согласно пункту 1 статьи 1078 ГК РФ, гражданин, причинивший вред в таком состоянии, когда он не мог понимать значение своих действий или руководить ими, не отвечает за причиненный им вред.
Однако в пункте 2 статьи 1078 ГК РФ предусмотрено, что причинитель вреда не освобождается от ответственности, если сам привел себя в состояние, в котором не мог понимать значения своих действий или руководить ими, употреблением спиртных напитков, наркотических средств или иным способом. Если же речь идет о совершении сделки в таком состоянии (ст. 177 ГК РФ), то даже при условии, что лицо само довело себя до этого состояния путем принятия спиртных напитков и т. п., сделка тем не менее будет признана недействительной.
В-третьих, заслуживает внимания вопрос о моменте совершения сделки. Ведь в своем фактическом составе сделка может совершаться достаточно длительное время. Так, помимо выражения сторонами согласия по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК РФ) в требуемой законом форме, зачастую для совершения сделки бывает необходима передача имущества.(п. 2 ст. 433 ГК РФ), государственная регистрация договора (п. 3 ст. 433 ГК РФ) и т. д.
Кроме того, при заключении договора «между отсутствующими» договор считается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (п. 1 ст. 433 ГК РФ). Однако состояние, когда лицо не отдает отчет своим действиям, как правило, бывает непродолжительным.
Например, в момент направления оферты адресату в другой город лицо находится в состоянии фактической недееспособности. Однако к тому времени, когда оферент получает акцепт и договор в силу закона считается заключенным (в момент заключения договора), оферент уже полностью отдает отчет своим действиям.
295

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИСПОРОКАМИВОЛИ



Не желая признавать такой договор, оферент, получивший акцепт, подает иск о признании договора недействительным в связи с тем, что в момент его заключения он находился в состоянии аффекта. Он приводит убедительные доказательства такого состояния, однако другая сторона возражает, что в момент совершения договора (получение акцепта оферентом) оферент был в здравом уме и твердой памяти, поэтому оснований для применения статьи 177 ГК РФ не имеется.
Безусловно, в данной ситуации можно пытаться признать недействительным не договор, а оферту, рассматриваемую как одностороннюю сделку. Поскольку будет доказано, что оферта совершалась в «недееспособном» состоянии, то и весь договор следует признавать недействительным. Но такой выход, помимо того, что он затягивает и излишне усложняет рассмотрение дела, может быть неприемлемым в иных случаях.
Например* можно представить себе прямо противоположную ситуацию, когда оферент находился в соответствующем состоянии не в момент составления оферты, а в момент получения акцепта. При этом, не желая исполнять договор, оферент в соответствии со статьей 177 ГК РФ ссылается на то, что в момент совершения сделки (получения акцепта) он находился в состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.
Если строго руководствоваться законом, то в данном случае сделку следует признать недействительной, хотя в момент выражения воли оферентом (направления оферты) он полностью отдавал отчет своим действиям.
Можно привести и другие примеры, когда на указанный в законе момент совершения сделки лицо, требующее признания сделки недействительной, вполне может находиться в нормальном состоянии. Но справедливость требует, чтобы данная сделка была признана недействительной, так как в другой момент, имеющий существенное значение для заключения сделки, данное лицо действительно находилось в состоянии,
296

когда оно не понимало значение своих действий или не руководило ими1.
Существенным для заключения сделки моментом в целях применения статьи 177 ГК РФ является момент выражения воли (волеизъявления) лица, совершающего сделку и пытающегося ее оспорить. Поэтому для правильного применения данной статьи соответствующее толкование понятия момента совершения сделки должны дать высшие судебные инстанции. Возможно также уточнить редакцию статьи 177 ГК РФ в том смысле, что состояние временной «недееспособности» должно иметь место не в момент совершения сделки, а в момент волеизъявления лица, оспаривающего сделку.
В-четвертых, на что следует обратить внимание при применении статьи 177 ГК РФ - это то, что, несмотря на использование в тексте и в названии статьи слова «гражданин», данная статья может применяться и в случаях признания недействительными сделок юридических лиц.
При этом неправильно считать, что к сделкам юридических лиц данная статья может применяться в порядке аналогии закона2. Речь идет не об аналогии закона, а о расширительном толковании положений статьи 177 ГК РФ.
1              Например, договор купли-продажи квартиры, составленный
в простой письменной форме, подлежит государственной регистра
ции и считается заключенным с момента такой регистрации. Соглас
но условиям договора все действия по регистрации (подача докумен
тов и т. д.) осуществляет продавец. Непосредственно регистрацией
занимается государственный регистрирующий орган. Покупатель,
таким образом, не может оказать никакого влияния яа процесс реги
страции после того, как он подписал составленный в простой пись
менной форме договор и выдал доверенность продавцу на осуществ
ление регистрации сделки от его имени. При таких условиях, даже
если покупатель в момент подписания договора не мог понимать зна
чения своих действий, договор не может быть признан недействи
тельным, поскольку в момент совершения сделки (регистрации дого
вора) данное обстоятельство отсутствовало.
2              См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Рос
сийской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Са-
дикова. М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 1997.
С. 370 (автор соотв. главы - О.Н. Садиков).
297

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИСПОРОКАМИВОЛИ



Юридические лица всегда заключают сделки посредством граждан, имеющих соответствующие полномочия на заключение сделок от имени юридического лица. Эти полномочия основаны либо на доверенности, имеющейся у гражданина, являющегося представителем юридического лица, либо на положениях учредительных документов (если соответствующий гражданин является органом, например, генеральным директором юридического лица).
Однако очевидно, что любой гражданин, в том числе и действующий от имени юридического лица, может оказаться в состоянии, в котором он не может понимать значение своих действий или руководить ими.
Поэтому неправильно было бы ограничительно толковать положения статьи 177 ГК РФ, применяя ее только к сделкам граждан, действующих от своего имени. Ее следует применять также к сделкам, совершенным гражданами, действующими не только от своего имени, но и от имени других (физических или юридических) лиц.
Для подобного расширительного толкования положений статьи 177 ГК РФ имеются не только нормативные, но и теоретические основания.
Из редакции данной статьи не следует, что речь идет о сделке гражданина (то есть сделке, порождающей права и обязанности для гражданина). Наоборот, в статье говорится лишь о «сделке, совершенной гражданином». От чьего имени гражданин совершает сделку, в законе не говорится. Поэтому есть все основания применять данную статью в том числе к сделкам, совершенным гражданином от имени других лиц (физических и юридических).
Кроме того, в теории давно признано, что при совершении сделки через представителя воля представителя не просто выражает волю представляемого, а имеет самостоятельное значение1. Н.О. Нерсесов по этому пово-

ду указывал, что «так как представитель, заключая сделку, выражает свою собственную волю, то последняя должна быть свободной, непринужденной как необходимое условие действительности данной сделки; воля же принципала тут ни при чем; она может быть принята во внимание лишь при обсуждении действительности представительного полномочия»1.
Из этого следует, что при совершении сделок через представителя дееспособность должна обсуждаться по личности представителя, а правоспособность - по личности представляемого.
Поэтому во всех случаях, когда имеют место отношения представительства, воля представителя (его дееспособность) имеет принципиальное значение для действительности сделки представляемого. Если представитель недееспособен или его воля имеет иные пороки (это относится и к случаям, когда представитель заблуждался, был подвергнут насилию или обману), то такая сделка должна быть признана недействительной при наличии оснований, указанных в законе (ст. 171, 172, 177, 178, 179 ГК РФ).
То же самое можно сказать и об органах юридического лица, поскольку в данном случае имеют место отношения, сходные с представительством. Это прямо вытекает из текста пункта 3 статьи 53 ГК РФ («Органы юридического лица«), в котором говорится, что лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.
Несмотря на изложенное выше, наличие термина «гражданин» в редакции статьи 177 ГК РФ на практике приводит к тому, что к сделкам юридических лиц данная статья не применяется. Поэтому для внесения полной ясности было бы целесообразно пленумам



1 См. обзор учений о представительстве: Дювернуа Н.Л. Указ. соч. С. 857-881.
298

1 Нерсесов Н.О. Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. М.: «Статут» (в серии «Классика российской цивилистики«), 1998. С. 81.
299

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИСПОРОКАМИВОЛИ



высших судебных инстанций дать разъяснение по применению статьи 177 ГК РФ, в силу которого данная статья может применяться также к сделкам юридических лиц, от имени которых действовало лицо, не способное понимать значение своих действий или руководить ими.
Возможно также изменить редакцию статьи 177 ГК РФ, заменив в ней слово «гражданин» термином «лицо».
Наконец, в-пятых, особенностью данной статьи является то, что право оспаривать совершенную сделку предоставляется не только лицу (гражданину), непосредственно совершившему сделку, но и иным лицам, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. В качестве такого иного лица может как раз выступать представляемый - физическое или юридическое лицо, от имени которого совершена сделка.
Кроме того, такими лицами могут быть признаны члены семьи гражданина, совершившего соответствующую сделку и тем самым поставившего свою семью в тяжелое материальное положение, учредители юридического лица, терпящие убытки в виде недополуче* ния дивидендов после отчуждения юридическим лицом имущества, приносящего доход, и т. п.
Таким образом, помимо лица, воля которого непосредственно была искажена, право оспаривать сделку дается также иным лицам, чьи права или интересы'нарушены в результате совершения такой сделки.
При этом важно подчеркнуть, что, в отличие от ничтожных сделок, когда требование о признании их недействительными может быть заявлено любым лицом, в данном случае для возможности заявления требования о признании сделки недействительной права и интересы должны быть уже нарушены. Это входит в предмет доказывания по соответствующей категории дел, если иск подается не самим лицом, находившимся в момент совершения сделки в «недееспособном» состоянии, а иными лицами.
,   Если же иск подается самим лицом, совершившим данную сделку, то ему доказывать нарушение прав или
300

интересов не требуется. Достаточно лишь доказать, что в момент совершения сделки гражданин находился в состоянии, в котором он не мог понимать значение своих действий или руководить ими.
Данные правила вызваны тем, что судить о состоянии дееспособного гражданина в момент совершения сделки способен прежде всего он сам, поскольку речь идет о внутреннем состоянии лица, совершающего сделку. Лишь в качестве исключения, когда данной сделкой нарушены права и интересы других лиц, эти другие лица допускаются к оспариванию подобного рода сделок.
Еще одним исключением является допущение к оспариванию опекуна гражданина, который после совершения сделки признан недееспособным. Так как гражданин, признанный недееспособным, уже не может самостоятельно подать иск, то соответствующий иск о признании недействительной сделки, заключенной до признания гражданина недееспособным, может подать замещающий его опекун.
В соответствии с пунктом 2 статьи 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.
При этом лица, чьи права и законные интересы нарушены такой сделкой, сохраняют право на иск, ибо в пункте 2 статьи 177 ГК РФ речь, по сути, идет лишь о замещении гражданина при подаче иска опекуном после того, как сам гражданин признан недееспособным. Что же касается остальных лиц, то при нарушении данной сделкой их прав и законных интересов эти лица сохраняют возможность предъявления иска также после признания гражданина, совершившего сделку, недееспособным.
Признание сделки недействительной по основанию, указанному в статье 177 ГК РФ, влечет за собой недействительность сделки с момента ее совершения (п. 1 ст. 167
301

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИСПОРОКАМИВОЛИ



ГК РФ). При этом наступают последствия, предусмотренные абзацами 2 и 3 пункта 1 статьи 171 ГК РФ.
Они заключаются, во-первых, в применении двусторонней реституции, а во-вторых, в возмещении реального ущерба недобросовестной дееспособной стороной стороне, находившейся в момент совершения сделки в фактически недееспособном состоянии. Реальный ущерб возмещается лишь в случае, когда доказано, что дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.
Важно отметить, что реституция, а также возмещение ущерба касается именно сторон сделки. В случае, если имели место отношения представительства, то стороной сделки является представляемый, а не представитель (который мог совершать сделку от имени представляемого и находиться в фактически недееспособном состоянии). Поэтому возврат имущества, а также возмещение ущерба производятся в пользу представляемого, являющегося стороной в сделке.
В современной судебной практике чрезвычайно мало случаев, когда сделка признается недействительной по основанию, предусмотренному статьей 177 ГК РФ. Поэтому сохраняют свое значение разъяснения высших судебных инстанций страны, даваемые по рассматриваемым вопросам на основе норм ранее действовавшего законодательства Российской Федерации1.
По всей видимости, небольшое количество дел по данной категории связано с тем, что подобные сделки обычно совершаются в обстоятельствах, когда всем участникам сделки очевидно, что человек, делающий соответствующее волеизъявление, не отдает отчета сво-
1 См.: Судебная практика. 1944. Вып. 11. С. 27; 1956. № 5. С. 21; 1960 № 5. С. 6; Бюл. Верх, суда СССР. 1979. № 4. С. 34; 1987. № 5. С. 24; Бюлл. Верх, суда РСФСР. 1969. № 12. С. 5; Соц. законность. 1956. № 6. С. 89; Сов. юстиция. 1962. № 15-16. С. 63; № 22. С. 31. (Здесь и далее судебная практика, имевшая место до 1994 года, приводится по источнику: В.А. Тархов. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1997. С. 223-234).
302

им действиям. Сделки в состоянии опьянения, сделки, совершенные в болезненном бреду в подавляющем большинстве случаев воспринимаются окружающими как недоразумение, вызванное ненормальным состоянием совершающего их лица.
В этой связи особенно нелепыми и не соответствующими требованиям жизни выглядят положения законодательства, согласно которым оспоримая сделка недействительна только в силу признания ее таковой судом. Судебное признание таких очевидно недействительных сделок требуется, на наш взгляд, лишь в случаях, когда возникает спор о существовании сделки в силу того, что кто-то считает ее действительной. Только при таких условиях лица, указанные в законе, могут требовать признания такой сделки недействительной.
Если же все участники сделки согласны с тем, что она совершена в состоянии, при котором одна из сторон (или обе стороны) не понимала значение своих действий, то нет никакого смысла обращаться в суд с требованием о признании такой сделки недействительной. Такая сделка не должна считаться действительной только в силу того, что отсутствует ее судебное оспаривание. В таком случае простого заявления лица, находившегося в невменяемом состоянии, должно быть достаточно для того, чтобы все участники считали сделку недействительной.
Изложенное, на наш взгляд, еще раз подтверждает необходимость деления сделок не по признаку порядка оспаривания (судебный или несудебный), а по кругу субъектов, которые могут опровергать презумпцию действительности заключенной сделки в судебном или внесудебном порядке (абсолютно недействительные и относительно недействительные).
<< | >>
Источник: Гутников О.В.. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. - М.: Бератор-Пресс,2003. - 576 с.. 2003
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 3.2. СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЛИЦОМ, НЕСПОСОБНЫМПОНИМАТЬ ЗНАЧЕНИЕСВОИХДЕЙСТВИЙИЛИРУКОВОДИТЬИМИ:

  1. ТЕМА № 8. ЗЕМЕЛЬНО-ПРАВОВЫЕ СДЕЛКИ
  2. 1. Понятие земельно-правовой сделки
  3. 4. Иные земельно-правовые сделки
  4. СЕМИНАР № 8: КРУПНЫЕ СДЕЛКИ. ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬ В СОВЕРШЕНИИ АКЦИОНЕРНЫМ ОБЩЕСТВОМ СДЕЛКИ (2ч)
  5. Понятие «совершение сделки»
  6. Сделки на комиссионных началах
  7. Совершение порученной сделки
  8. Ответственность за нарушение комиссионером сделки
  9. Ответственности комиссионера за неисполнение сделки
  10. Права третьих лиц на совершение сделки от комитента
  11. Статья 149. Торговля людьми или иная незаконная сделка о передаче человека
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -