§ 2. Понятие, признаки и классификация недобросовестных условий договоров

Еще одним, необходимым, на наш взгляд, ограничителем свободы усмотрения сторон в договоре должен являться запрет для сторон на включение в последний недобросовестных условий.

Как мы уже писали выше, к «недобросовестным» относятся условия, которые объективно противоречат интересам стороны договора и не компенсируются ей предоставлением дополнительных прав (благ).

При этом следует отличать недобросовестные условия договора от незаконных условий последнего.

Например, Сберегательный банк РФ использовал в типовых формах депозитных договоров пункт о своем праве в одностороннем порядке уменьшать размер процентов, выплачиваемых по вкладу. Данное условие, ущемляя интересы вкладчика, в то же время прямо противоречило требованиям п. 3 ст. 838 ГК РФ,266 поэтому являлось незаконным. Тем не менее потребовалось специальное решение Конституционного Суда РФ для того, чтобы запретить его дальнейшее применение."

Недобросовестные условия, в отличие от незаконных, юридическим нормам, как правило, не противоречат. Общая предпосылка для их появления и существования в гражданском праве заложена ст. 421 (ч. 2 п. 4) ГК РФ: «В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней». Частные случаи подобного «договорного» исключения содержатся в ст. 400, 401, 450 ГК РФ и некоторых других. Например, п. 1 ст. 450 ГК РФ допускает договорное установление дополнительных оснований для одностороннего (т. е. по требованию одной стороны) расторжения соглашения; п. 1 ст. 401 ГК РФ допускает диспозитивное изменение оснований ответственности за неисполнение обязательства.

Опираясь на подобные нормы, более сильная сторона навязывает своему контрагенту исключение или изменение невыгодного для себя диспозитивного правила, призванного охранять и гарантировать интересы последнего.

Например, Гражданский кодекс РФ содержит ряд норм, направленных на защиту интересов арендатора. К ним, в частности, относятся: обязанность арендодателя за свой счет производить капитальный ремонт переданного в аренду имущества (п. 1 ст. 616 ГК РФ), обязанность возместить арендатору стоимость неотделимых от арендованного имущества улучшений (п. 2 ст. 623 ГК РФ), установление конкретного перечня нарушений условий договора, являющихся основанием для его досрочного расторжения по инициативе арендодателя (ст. 619 ГК РФ), запрет на пересмотр размера арендной платы чаще, чем 1 раз в год (п. 3 ст. 614). Вместе с тем договор на аренду нежилых помещений (строений) муниципальной собст- венности (утв. распоряжением Комитета по управлению имуществом г. Ростова н/Д № 212 от 23.05.94 г.) лишает арендатора муниципального имущества всех этих гарантий. При этом противоречия с ГК не возникает: последний допускает возможность отказа от них в тексте договора.

Однако подобный отказ, на наш взгляд, нельзя рассматривать как правомерное действие по следующим обстоятельствам.

Во-первых, отказ от указанных прав объективно противоречит интересам арендатора. Следовательно, если арендодатель одновременно не предоставляет какой-либо компенсации (в виде дополнительных по сравнению с законом возможностей) — это свидетельствует об ущербности волеизъявления арендатора, наличии факторов принуждения267 к подписанию подобного соглашения.

Во-вторых, подобный отказ в значительной мере перечеркивает саму сущность договора, поскольку, с одной стороны, закладывает элемент недовольства его условиями, а с другой — создает прямые предпосылки для их существенного изменения по инициативе одной стороны (в данном случае — арендодателя). Одностороннее изменение условий означает изменение согласованной сторонами модели отношений, а следовательно, — идет вразрез с тем фактическим соглашением, которое явилось основанием для подписания юридического договора.

В-третьих, данный отказ во многом перечеркивает цели самого законодателя, преследуемые им при введении данных управомочи- вающих норм. Последние вводятся именно для гарантирования и защиты справедливых интересов сторон, обеспечения стабильности их взаимоотношений в течение согласованного срока, обеспечения их юридического равенства, независимости друг от друга, а также свободы волеизъявления при заключении соглашения. Вместе с тем «договорное» лишение арендатора указанных выше прав по сути ставит его в зависимость от произвола арендодателя, что противоре- чит как самой идее договора, так и принципам гражданского права. Поэтому неслучайно в некоторых нормативных актах прямо установлена норма, поражающая недействительностью то договорное условие, которое лишает более слабую сторону договора гарантий, установленных для нее действующим законодательством.268

Таким образом, недобросовестные условия, будучи формально законными, тем не менее противоречат самому духу права, а также логике и целям законодателя, установившего диспозитивную норму, поскольку имеют своей целью ущемление интересов контрагента, создание необоснованных преимуществ «навязывающей» их стороне, закладывают фундамент для одностороннего беспричинного и безнаказанного отказа от исполнения договорных обязательств и вследствие этого лишают договорные юридические отношения их «устойчивости» и определенности.

Анализ действующих нормативных актов позволяет констатировать отсутствие единого, межотраслевого подхода к определению и запрещению (или существенному ограничению) использования в соглашениях «недобросовестных» условий. В гражданском праве можно выделить всего три их вида, которые перечислены в ст. 428 ГК РФ и к тому же не распространяются на сферу предпринимательской деятельности: 1)

условия, лишающие одну из сторон всех или большей части прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида; 2)

условия, вводящие «дисбаланс» договорной ответственности;269 3)

условия, противоречащие иным разумно понимаемым интересам стороны и имеющие для нее явно обременительный характер.

Но даже данная классификация является весьма условной: при отсутствии прямого нормативно-императивного определения перечня недобросовестных условий и последствий включения последних в текст договора не может сформироваться единообразная судебная практика по данному вопросу, а следовательно, решающим спосо- бом квалификации «добросовестности» или «недобросовестности» остается субъективное усмотрение рассматривающего спор юрис- дикционного органа, которое, как и всякое субъективное усмотрение, является несовершенным.

В отличие от России, в законодательстве многих европейских государств существуют специальные нормативные акты, прямо или косвенно запрещающие или существенно ограничивающие возможность включения в текст соглашений недобросовестных условий.270Так, в рамках Европейского Союза действует Директива Совета ЕС «О недобросовестных условиях договоров с потребителями» 1993 г., в ФРГ данный генеральный запрет содержится в «Законе об общих условиях сделок» от 12.11.76 г., в Израиле подобные нормы включены в закон 1964 г. «О стандартных договорах», в Великобритании — в закон «О недобросовестных условиях договоров» 1977 г. во Франции — в законе «О защите прав потребителей» от 26.07.93 г. и т. д.

Практически все указанные акты271 под «недобросовестными» понимают примерно одни и те же условия, которые можно классифицировать следующим образом: 1)

«неоправданные» (или как их еще называют — «неразумно благоприятные» или «создающие существенное неравновесие») договорные условия, т.е.

такие, которые создают существенные преимущества стороне, предлагающей товары или услуги, или являются настолько односторонними, что это — неоправданно с учетом обстоятельств, существовавших на момент заключения договора; 2)

«неразумные условия» — нарушающие общие принципы права или изменяющие природу договора, о котором состоялось соглашение сторон, или иным образом противоречащие публичному порядку и добрым нравам; 3)

«исключающие оговорки» — условия, исключающие или ограничивающие ответственность более сильной стороны за причиненный ущерб; 4)

заведомо неясные условия, т.е. те, которые непонятны потребителю в момент заключения договора, а потому не вызывают у по- следнего возражений, но имеют своей целью создать неожиданные преимущества включившей их стороне в случае судебного разбирательства спора.

В «Принципах международных коммерческих договоров (Принципах УНИДРУА)», разработанных Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА) в 1994 г. и имеющих силу общих принципов права, или торговых обычаев «1ех mercatoria», воплощен аналогичный подход к пониманию «недобросовестности» условий.

В отличие от указанных ранее национальных нормативных актов данные принципы уже распространяют свое действие на иную сферу — международные коммерческие отношения, т.е. на договоры, заключенные между предпринимателями, имеющими место жительства или место своей основной коммерческой деятельности в различных странах.

К уже изложенным выше недобросовестным условиям они добавляют еще два: 1)

неожиданное условие, т.е. имеющее такой характер, что другая сторона не могла его разумно ожидать: 2)

условие, исключающее или ограничивающее обязанность стороны действовать в соответствии с принятыми в практике международной торговли добросовестностью и честной деловой практикой.

Думается, что указанные выше недобросовестные условия должны быть включены в таком качестве и в национальное российское законодательство с учетом следующих соображений и уточнений.

Некоторые из них по существу являются разновидностями или частными проявлениями друг друга.

Например, «исключающие» оговорки объективно являются разновидностью «неоправданных условий», так как создают неоправданное преимущество для заинтересованной стороны путем освобождения ее от юридической ответственности за неисполнение своих обязательств; «заведомо неясное условие» является частным проявлением действия, противоречащего добросовестности и честной деловой практике, но, помимо этого, оно одновременно является и разновидностью «неразумного условия», поскольку объективно противоречит добрым нравам и нарушает общие принципы права; «не- ожиданное условие» в каждом конкретном случае может выступать проявлением либо «неоправданного», либо «неразумного» условия.

Таким образом, можно предложить более «укрупненную» классификацию недобросовестных условий. 1.

«Неоправданные условия» — создающие существенное неравновесие в договорных отношениях. К ним, например, относятся условия о праве в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора или изменить условия последнего; по своему усмотрению повысить цену или изменить место, время, способ исполнения обязательства; освободить себя от ответственности в случае их неисполнения или занизить ее по сравнению с размерами, установленными законом; получить обеспечение, несоразмерно превышающее величину долга контрагента, и др. 2.

«Неразумные условия», т. е. положения, несовместимые с существенными целями юридической нормы, измененной условием, или не соответствующие общим принципам права, публичному порядку или добрым нравам; изменяющие природу договора, о котором уже состоялось соглашение сторон; несовместимые с сущностными элементами либо принципами договора.

В качестве примера условия, изменяющего саму природу соглашения, приведем следующий.

Большинство российских банков, эмитирующих расчетные пластиковые карточки, включают (включали) в текст соглашения с клиентом условие о своем праве в одностороннем порядке и по своему усмотрению прекратить ее действие.272 Причем, по условиям выпуска, денежные средства клиента находятся на специальном карточном счете (СКС) и распоряжаться ими можно лишь посредством карточки. Таким образом, российские банки резервируют за собой право по своему усмотрению прекратить действие договора, тем самым лишив клиента возможности распоряжаться остатком своих средств на СКС до момента оформления окончательного его закрытия (как правило — по истечении 30-90 дней).

Вместе с тем по своей юридической природе соглашение между банком и клиентом является разновидностью договора банковского вклада, а точнее — вклада до востребования, который в силу прямого указания п. 3 ст. 834 ГК РФ охватывает собой не только совершение накопительных (получение процентов), но также и расчетных операций. В силу ст. 837 ГК РФ только вкладчику по такому договору принадлежит безусловное право в одностороннем порядке потребовать расторжения договора и (или) по первому требованию получить сумму вклада.

Предоставление аналогичных полномочий банку (потребовать от клиента в любой момент забрать свой вклад или в одностороннем порядке расторгнуть данный договор) не только противоречит логике законодателя, но принципиально несовместимо с самой конструкцией, содержанием и природой договора банковского вклада, да и не укладывается в рамки здравого смысла.

3. «Исключающие условия» — положения, освобождающие сторону от обязанности проявлять максимальные усилия, которые предпринимало бы аналогичное ей разумное лицо в сходных обстоятельствах при исполнении договорных обязательств, либо от ее обязанности действовать в соответствии с требованиями разумности, осмотрительности, заботливости, добросовестности, осторожности и т. д., обычными для данного вида отношений.

Сказанное проиллюстрируем следующим примером. Одним из широко рекламируемых преимуществ кредитных карточек является возможность избежать ущерба в случае ее хищения: клиент лишь должен известить обслуживающий его банк об утрате, а последний обязан позаботиться о том, чтобы сделать дальнейшие расчеты с ее использованием невозможными. Естественно, что смысл сообщения об утрате заключается в том, чтобы снять с себя риск ущерба от ее дальнейшего несанкционированного использования.

Однако п. 6.3.3, 7.1.3, 7.1.6 «Инструкции о порядке совершения операций с банковскими карточками VISA в учреждениях Сберегательного банка РФ»-'50 № 117-р от 15.05.96 г. возлагали на клиента риск убытков от незаконного использования карточки еще в течение 20 дней с момента подачи письменного заявления о включении карточки в стоп-лист. При этом, если клиент находится за границей, то подать письменное заявление он может лишь после возвращения в Россию в место постоянного проживания либо отправив его по почте, что удлинит срок его получения на 10-20 дней.

Указанное условие, таким образом, являлось недобросовестным, поскольку, с одной стороны, противоречило сложившимся в данной сфере банковским обычаям, а с другой, — фактически сводило на нет то преимущество (безопасность расчетов), которое является основополагающим и при рекламе карточек и при принятии решения об их приобретении.

<< | >>
Источник: Корецкий А. Д.. Теоретико-правовые основы учения о договоре / Отв. ред. заслуженный деятель науки РФ, докт. юрид. наук, проф., акад. РАЕН П. П. Баранов — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс». — 211 с.. 2001

Еще по теме § 2. Понятие, признаки и классификация недобросовестных условий договоров:

  1. §10. Теоретические аспекты применения гражданского права и практика предупреждения адвокатом при осуществлении юридического обслуживания организаций недобросовестных действий и обмана партнеров в хозяйственных отношениях
  2. § 2. Общетеоретическая классификация договоров
  3. § 3. Место и роль договоров в системе отраслей российского права
  4. § 1. Дискуссионные вопросы определения границ сферы применения договоров для регулирования общественных отношений
  5. § 2. Понятие, признаки и классификация недобросовестных условий договоров
  6. ТЕМА Х ВЫРАБОТКА УСЛОВИИ ТОРГОВЫХ ДОГОВОРОВ
  7. 1.2. Понятие, участники и условия предъявления требований об истребовании имущества (виндикация)
  8. §1. Понятие и признаки общего блага
  9. §1. Понятие и значение стадий заключения договора.
  10. Выработка условий торговых договоров
  11. Договоры, содействующие торговле
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -