<<
>>

§ 3. Обязательства из договоров в странах системы общего права

Современный гражданский оборот практически целиком опирается на договор. Весь диапазон предпринимательской деятельности состоит, по существу, в заключении и исполнении договоров.

Поэтому значение договора как источника возникновения обязательств невозможно переоценить.

1. Понятие договора. Определение понятия договора в common law сводится к указанию на то, что договором признается обещание, исполнимое через суд. Концепция договора как обещания - ключевая для общего права - исходит из того, что соглашение, не содержащее обещания, не признается договором. Обещанию придается настолько важное значение, что против стороны, не исполнившей обещания, данного контрагенту, последний вправе применить средства правовой защиты. Для общего права договорное право, говоря другими словами, представляет собой право поддающихся принудительному исполнению обещаний. Таким образом, представление о договоре в общем праве принципиально отличается от такового в континентальной системе права. Если для последней основой договора выступает исключительно соглашение, то для общего права договор - прежде всего обещание, опирающееся на встречное удовлетворение. Согласно доктрине встречного удовлетворения (consideration) обещание лишь в том случае не имеет связывающей силы, когда дано без обмена на встречное предоставление или обещание со стороны контрагента, независимо от того, обладает ли встречное обещание или предоставление эквивалентной ценностью.

Исторически сложившиеся в common law подходы к понятию договора, его содержанию отличались от соответствующих подходов в континентальной системе права, хотя значение многих из таких различий постепенно ослабляется в силу продолжающегося в мире процесса унификации тех положений национальных систем договорного права, которые призваны регламентировать отношения торгового оборота.

2. Виды договоров. В зависимости от степени определенности условий содержания договоры в общем праве могут подразделяться на прямо выраженные и подразумеваемые (express and implied contracts).

Прямо выраженными договорами считаются такие, в которых стороны выражают свое соглашение в словесной форме, не важно, устно или письменно.

Однако если речь идет об обычаях делового оборота (customary business terms), то нет необходимости указывать на них в договоре, чтобы признать за ними обязывающее значение.

Подразумеваемыми договорами (именуемыми также "фактически заключенными договорами", или "contracts implied in fact") считаются такие, в которых согласованные сторонами права и обязанности выражены не в словесной форме, а вытекают из их действий и поведения. Именно эту разновидность договоров характеризует сложившаяся в свое время поговорка "actions speak louder than words".

Приведем пример квалификации договора в качестве подразумеваемого. Домовладелец прибег к услугам ремонтной фирмы для прочистки засорившейся канализации. Раскопав траншею, рабочие обнаружили, что параллельно канализационной проложена водопроводная труба, протекающая в различных местах. Хозяин ремонтной фирмы сообщил домовладельцу, что если не заменить водопроводную трубу, то рано или поздно двор дома придется вновь раскапывать для ремонта водопроводной линии. По устранении неисправности канализации он заменил водопроводную трубу. Домовладелец заявил, что работа по такой замене не предусмотрена договором, и отказался ее оплачивать. Суд установил, что заказчик ежедневно инспектировал ход ремонтных работ, имел представление об их общем объеме и признал наличие подразумеваемого договора на ремонт водопроводной линии.

В зависимости от формальных требований принято различать формальные и простые договоры (formal and simple contracts).

Формальный договор требует облечения в специальную форму, а иногда и соблюдения определенной процедуры заключения. К числу этой категории договоров принято относить "договоры за печатью" <*>, акты, совершаемые в судах, например о признании, а также оборотные документы (negotiable instruments).

--------------------------------

<*> Термин "договор за печатью", или "contract under seal", сложился в праве средневековой Англии для засвидетельствования договорного волеизъявления не умеющих писать лиц.

Договоры с их участием скреплялись восковой печатью (impression in wax), которая со временем была вытеснена применением обычной печати, оттиск которой служил дополнением к личным подписям контрагентов. В настоящее время традиционная печать как таковая утрачивает существенное значение для удостоверения подписи стороны, особенно в так называемых электронных договорах, а само выражение "договор за печатью" обозначает специальную форму договора, наличие которой заменяет "встречное удовлетворение" как условие его действительности. Еще одно значимое последствие специальной формы состоит в том, что законодательство отдельных штатов США предусматривает более продолжительный срок исковой давности для требований, вытекающих из нарушенных "договоров за печатью".

Актами, заключаемыми в судах (recognizances), считаются договоры, формальное значение которых вытекает из того обстоятельства, что они совершаются в присутствии судьи. Посредством таких актов лицо признает, например, наличие долга, его объем и проч. Оборотными документами считаются чеки, векселя и депозитные сертификаты.

Все прочие договоры считаются неформальными, или простыми. В их число входят и подлежащие заключению в письменной форме под страхом невозможности добиться судебного принуждения к их исполнению, например соглашение о продаже недвижимости или соглашение о поручительстве. Считается, что простые договоры могут быть совершены в письменной форме, устно, либо их заключение может вытекать из действий или поведения сторон. Однако предприниматели, заключающие договоры, имеющие важное экономическое значение, избегают устной формы, которая хотя и позволяет рассчитывать на судебное принуждение к исполнению, не исключает споров относительно их содержания.

Еще одним классификационным критерием договоров в странах common law выступает стадия их исполнения. В соответствии с таким критерием их принято делить на исполняемые и исполненные (exеcutory and executed contracts). Если договор предусматривает исполнение стороной некоторых обязанностей в течение известного срока, то до истечения оговоренного срока такой договор признается executory contract, т.е.

договором с длящимся исполнением. Исполненным, как явствует из самого наименования, признается договор, созданные которым обязанности полностью исполнены его сторонами.

Правовая доктрина Англии и США различает также квазидоговоры, каковые считаются имеющими место, если права и обязанности созданы для лица действием норм права при отсутствии породившего договор соглашения. Такие договоры именуются иногда "договорами, подразумеваемыми правом" (contracts implied in law). Их правовое признание обусловлено стремлением не допустить отрицания возникших между лицами, несмотря на отсутствие соглашения, прав и обязанностей для тех случаев, когда отсутствие такого признания вызовет неосновательное обогащение одного лица за счет другого (unjust enrichment).

3. Действительность договора в common law. В зависимости от пригодности договорных соглашений для принудительного исполнения их принято подразделять на действительные договоры (valid contracts), ничтожные соглашения (void agreements) и оспоримые договоры (voidable contracts).

Действительными договорами считаются такие, которые могут быть принудительно исполнены через суд против любой из сторон. Для этого они должны отвечать известным требованиям, в частности:

иметь в основе соглашение сторон о совершении определенных действий либо о воздержании от их совершения;

обещание совершить такое действие или воздержаться от его совершения должно опираться на встречное удовлетворение (consideration) в виде платежа, поставки товара и т.п.;

быть направленными на достижение дозволенных целей, а в определенных случаях облекаться в надлежащую форму - письменную (written contract) или в форму договора за печатью (contract under seal).

Отступление сторонами от таких требований может повлечь за собой признание достигнутого соглашения ничтожным или заключенного договора оспоримым.

Ничтожное соглашение не создает для участников правовых последствий - невозможно добиться принуждения к его исполнению через суд, поскольку оно не создает действительного договора <*>.

--------------------------------

<*> Иногда "ничтожное соглашение" (void agreement) обозначается в юридической литературе США термином "ничтожный договор" (void contract), что побуждает американских правоведов различать понятия ничтожного соглашения и "не подлежащего принудительному исполнению договора" (unenforceable contract). Считается, что если закон предписывает облечение того или иного вида договоров в определенную форму, то несоблюдение этого предписания не превращает договор в ничтожный, а только лишает пострадавшую сторону возможности добиться судебного принуждения контрагента к исполнению принятой на себя обязанности.

Оспоримый договор представляет собой соглашение, в принципе поддающееся принуждению к исполнению через суд, однако сторона может настоять на его отмене по мотивам дееспособности либо заслуживающих учета обстоятельств. Критерием отнесения договоров к категории оспоримых служит наличие у стороны выбора между возможностью связать себя действием договора либо отказаться от этого. Такая возможность признается только за лицами, заключившими договор до достижения совершеннолетия, - вплоть до их заявления об отмене заключенного договора последний считается действительным.

4. Учение о "встречном удовлетворении", разработанное в common law для обоснования действительности договоров, не облеченных в специальную форму, характеризуется рядом важных и не всегда очевидных для правоведов из стран с иной системой права положений. Прежде всего, следует отметить связь этого учения с пониманием договора как обещания, исполнимого через суд, - суды в странах общего права никогда не принудят к исполнению такого неформального договора, который не опирается на "consideration". В этом смысле учение о "встречном удовлетворении" отграничивает просто соглашения от обязательств, юридически связывающих участников.

В наиболее общей форме представление о "consideration", развиваемое в правовой науке стран общего права, можно свести к вознаграждению, которое требует для себя тот, кто обещает что-либо сделать для другого. Оно может выражаться в предоставлении денег, движимого либо недвижимого имущества, оказании услуг, следовании определенному поведению и т.п. Самой распространенной формой "consideration" служат деньги, уплачиваемые в качестве покупной цены, платы за работу и т.п. Однако "встречное удовлетворение" не обязательно должно быть эквивалентным по стоимости тому, что в обмен на него одна сторона договора предоставляет другой.

Разумеется, значительное расхождение между ценностью покупаемой вещи и уплачиваемой за нее ценой может служить поводом для требования о расторжении договора по мотивам обмана. Однако такое расхождение признается вопросом факта, а не права, и подлежит доказыванию. В договорах продажи, например, неадекватность покупной цены действительной ценности вещи легко доказывать лишь по отношению к стандартным товарам, обладающим общепризнанной рыночной стоимостью. В целом же отказ от признания "встречным удовлетворением" лишь эквивалентного по ценности предоставления имеет для common law принципиальное значение: право не запрещает сторонам торговаться, договариваться о цене.

Тем не менее "встречное удовлетворение" признается действительным лишь при соблюдении предоставляющей его стороной определенных условий.

Так, оно не может заключаться в обещании совершения действий, которые лицо уже обязано совершить независимо от заключаемого договора. Например, обещание водить автомобиль без нарушения дорожных правил не выступает "встречным удовлетворением", ибо воздержание от нарушения правил дорожного движения и без того составляет обязанность того, кто дает такое обещание. Равным образом недопустимо предоставлять в качестве "встречного удовлетворения" результат действий, совершенных одной стороной в пользу другой стороны до заключения договора (consideration should not be past). Так, каменщик, безвозмездно оказавший помощь соседу в строительстве дома, не сможет добиться в суде принуждения последнего к исполнению обещания уплатить, сделанного после того, как строительство было закончено.

Из правила об обязательности встречного удовлетворения common law знает несколько исключений. Так, в США круг таких исключений включает в себя действия по добровольной подписке на что-либо (voluntary subscriptions), признанию долга в судебном порядке (debts of record), лишению права на процессуальное возражение в силу данного обещания (promissory estoppel), а также действия по изменению заключенного договора торговой купли-продажи (modification of sales contract).

В порядке добровольной подписки собираются, например, средства на функционирование благотворительных учреждений, содержание церковных зданий и проч. Обещание внести такой взнос считается по общему правилу исполнимым через суд, поскольку "встречное удовлетворение" презюмируется в подобных случаях существующим во взаимоотношениях всех участвующих в пожертвованиях лиц. Действительность такого рода обещаний обосновывается также ссылками на то, что акт подписки выступает здесь формой оферты, направленной на заключение одностороннего договора, акцептуемой благотворительным учреждением посредством возложения на себя обязанностей перед бенефициарами.

Признание долга в судебном порядке не требует "встречного удовлетворения", поскольку нет необходимости обеспечивать принуждение к платежу - такое принуждение гарантировано самим процессом отправления правосудия.

Права на процессуальное возражение в силу данного обещания лишаются те лица, которые хотели бы освободиться от обязанности исполнять обещанное под предлогом отсутствия для них "встречного удовлетворения". Речь идет о случаях, когда сделанное обещание послужило другому лицу мотивацией для иных сделок, - учение о promissory estoppel означает, что факт вступления лица в новый договор, вызванный уверенностью в том, что сделанное ему обещание будет исполнено, заменяет непредоставленное им "встречное удовлетворение".

Наконец, внесение сторонами изменений в уже заключенный договор торговой продажи не требует для таких изменений "встречного удовлетворения" как условия их принудительного исполнения в судебном порядке.

5. Значение требования об облечении договора в письменную форму. Письменная форма договора наделяет его тем преимуществом перед устной, что устраняет сомнения в факте его заключения и упрощает установление его содержания. Стороны нередко самостоятельно составляют договор на письме, хотя гораздо более распространено на практике использование типовых форм того или иного вида договоров (general contracts).

Требование облечения договора в письменную форму в английском юридическом лексиконе обозначается обычно словосочетанием "Statute of Frauds". Именно так оно обозначено, например, в ст. 2-201 ЕТК. Такое обозначение ведет начало от принятого в Англии в 1677 г. Статута об обманных действиях (Statute of Frauds), в котором были перечислены договоры, принудительное исполнение которых через суд допускалось лишь при условии закрепления их содержания на письме. Большинство положений, относящихся к перечню таких договоров, актуальны до настоящего времени, - большинство штатов США отразили их в своем законодательстве, не подвергнув принципиальным изменениям.

Упомянутый перечень включает в себя, в частности, соглашения о продаже земельных участков или обременяющих их прав (land or interest in land); соглашения, которые не могут быть исполнены в пределах годичного срока с момента их заключения; соглашения о поручительстве за чужой долг; соглашения о погашении обременяющих наследственное имущество долгов душеприказчиком или управляющим за свой счет; соглашения, касающиеся продажи вещей стоимостью свыше 500 долл., и др.

Применительно к облеченным в письменную форму договорам важное значение придается правилу, известному как "parol evidence rule". Суть его состоит в том, что оно допускает дополнение или изменение заключенных на письме договоров устными договоренностями не иначе, как в случаях доказанной неполноты текста договора или содержащихся в нем неправильностей или ошибок. Если же письменный договор не страдает неполнотой, то в соответствии с данным правилом не допускаются не только устные доказательства словесных дополнений договора, но и документы, составленные до или в момент исполнения договора (ст. 2-202 ЕТК) <*>.

--------------------------------

<*> См.: Speidel Richard E., Summers Robert S., White James W. Sales. N.Y., 1987. P. 130.

Иллюстрацией применения этого правила служит следующий пример. Фермер сдал свою ферму в аренду, заключив с арендатором договор, в типовом бланке которого пробелы, относящиеся к указанию начальной и конечной даты срока действия договора, оказались незаполненными. Через некоторое время после передачи фермы арендатору фермер-арендодатель предъявил иск о ее возвращении. Возражая, арендатор ссылался на свое устное соглашение с фермером, согласно которому аренда должна была продолжаться в течение срока действия выданного фермеру векселя. В суде выяснилось, что срок оплаты векселя не был известен сторонам в момент подписания договора об аренде. Суд нашел, что соглашение об аренде страдало неполнотой и допустил доказывание свидетельскими показаниями фактов, позволяющих установить срок действия аренды.

6. Пороки воли. Термином "пороки воли" согласно континентально-правовой традиции принято обозначать случаи несоответствия волеизъявления действительной воле стороны. В странах common law на такое несоответствие нередко указывают термином "дефекты соглашения". К числу таких дефектов относят ошибку стороны в каком-либо элементе содержания договора (mistake), обман (fraud), насилие (duress), а также злоупотребление влиянием (undue influence).

Договоры, страдающие подобными недостатками, относят к числу оспоримых.

Последствия, производимые "пороками воли", различны. Ошибка, например, порочит действительность договора лишь в случае, когда ее допустили обе стороны (mutual mistake). Ошибка, допущенная одной стороной (unilateral mistake), не влияет по общему правилу на действительность заключенного договора. Так, односторонняя ошибка в цене или количестве товара, вызванная опечаткой при наборе текста договора либо недопониманием при устном обсуждении его условий, не влияет на действительность договора. Влияние двусторонних ошибок на действительность договора судебная практика оценивает по-разному; в решениях судов можно обнаружить трактовку заключенных под их влиянием договоров и как ничтожных, и как оспоримых. Однако суды единодушны в том, что заключенные в результате двусторонней ошибки договоры не поддаются принудительному исполнению.

7. Недействительность договоров, вызванная противоречием их закону. Незаконными признаются договоры, стороны которых имеют противоправные цели или используют противоправные средства достижения непротивоправных целей (illegal contracts).

Если противоправность договора вызвана поведением лишь одной стороны, невиновная сторона имеет право на освобождение из-под действия неблагоприятных последствий признания его недействительным. При неделимости предмета недействительность договора в некоторой части влечет недействительность договора в целом. Делимость предмета позволяет исполнять договор в части, не противоречащей закону.

Относя некоторые виды обязательств и соглашений к незаконным, законодательство США закрепляет их определения. Так, объявляя незаконными обязательства из игры (gambling contracts), оно указывает, что таковыми признаются договоры, участники которых ставят на выигрыш, целиком зависящий от случая, причем выигрыш одного непременно выступает проигрышем другого. К числу таковых относятся по своей природе публичные лотереи и тотализаторы (pari-mutuel systems), проведение которых, однако, легализовано во многих штатах.

Объявление обязательств из игры незаконными не только влечет за собой лишение исковой защиты требований выигравшей стороны, но и позволяет проигравшей добиться возвращения потерянных денег. Такое последствие может наступить даже в случае, когда обязанность платежа закреплена в абстрактной сделке. Судебной практике США известны случаи, когда простой вексель (promissory note), выставленный лицом, проигравшим пари, признавался ничтожным. В то же время сделки, совершаемые на фондовых и товарных биржах, выступают вполне законной разновидностью предпринимательской деятельности, хотя различия между ними и обязательствами из игры, по мнению правоведов, иногда трудноуловимы <*>.

--------------------------------

<*> См.: Ashcroft John D., Aschroft Janet E. Law for Business. N.Y., 1998. P. 96.

К числу незаконных право США относит также договоры с не имеющим лицензии предпринимателем (contracts of an unlicensed operator), соглашения о продаже запрещенных предметов, соглашения, направленные на ограничение торговли, договоры, имеющие целью затруднить отправление правосудия, и др.

8. Договор и третьи лица. По общему правилу договор создает права и обязанности только для самих участников. Это правило сложилось в общем праве в виде доктрины, известной под наименованием privity of contract. Со временем, однако, судебная практика стала допускать исключения из этого правила, позволяя в некоторых случаях третьим лицам извлекать выгоду из заключенного без их участия договора.

Такие исключения касаются так называемых выгодоприобретателя-кредитора и выгодоприобретателя-одаряемого (third-party creditor beneficiary and third-party donee bebeficiary). Первый - лицо, по отношению к которому получившая обещание сторона (promisee) связана долгом, размер которого уменьшается на сумму получаемого ею исполнения обещанного. Второй - тот, перед которым сторона, получившая обещание, ничем не связана, но для которого получаемое ею исполнение выступает подарком (например, бенефициар, указанный страхователем в полисе страхования жизни).

9. Порядок заключения договора. Исходя из общего положения о том, что соглашение возникает в момент взаимодействия двух направленных на его достижение волеизъявлений, common law формулирует определенные требования к таким встречным волеизъявлениям - оферте и акцепту. В целом такие требования совпадают с теми, которых придерживается система континентального права, их особенности проявляются лишь в отдельных нюансах. Так, для того чтобы оферта смогла породить последствия, вызываемые ее акцептованием, она должна быть, во-первых, достаточно определенной (definite), во-вторых, выражать серьезность намерений оферента (seriously intended) и, в-третьих, быть доведенной до сведения адресата (known to the offeree).

Проблема отзыва оферты решается в common law, в частности в праве США, с позиций безусловной допустимости отзыва в любой момент до ее акцептования. Такая допустимость распространяется и на случай, когда оферент указывает в оферте срок, в течение которого он обещает держать ее открытой. Это значит, что даже безотзывная в течение обещанного срока оферта может быть отозвана в пределах его течения. Такой подход объясняется действием доктрины встречного удовлетворения, исключающей действительность обещания, не опирающегося на cоnsideration. Однако если обещание держать оферту открытой сделано в обмен на получение некоторого вознаграждения, то оно признается опционом (option) и не подлежит отзыву в пределах срока своего действия. Если же облеченная в письменную форму оферта исходит от лица, обладающего статусом коммерсанта (merchant), и в ней содержится обещание держать ее открытой в течение некоторого срока, то она не подлежит отзыву до истечения этого срока, а если такой срок в ней не указан - то до истечения разумного срока, требующегося для ответа на нее, но не более трех месяцев. Такая оферта называется твердой (firm offer) и не может быть отозвана, даже если оферент не получил вознаграждения за обещание держать ее открытой.

Договор считается заключенным в момент, когда доставленная адресату оферта им акцептована. Акцептом считается выражение согласия принять оферту, имеющее результатом заключение договора. Акцепт также должен быть доставлен оференту, хотя способы такой доставки специально не регламентируются. Молчание по общему правилу акцептом не признается.

<< | >>
Источник: В.П. Мозолин. Гражданское право. Часть 2.. 2007

Еще по теме § 3. Обязательства из договоров в странах системы общего права:

  1. § 1. Становление и развитие договора поставки как института гражданского права
  2. 1. Понятие и виды источников трудового права
  3. § 3. Обязательства из договоров в странах системы общего права
  4. ТЕМА XII ДОГОВОРЫ, СОДЕЙСТВУЮЩИЕ ТОРГОВЛЕ
  5. Договоры, содействующие торговле
  6. §1. Система гражданского права, регулирующего предпринимательскую деятельность
  7. § 4. Наука гражданского права и гражданское право как учебная дисциплина
  8. Владимир Александрович Жуков Гражданский иск к иностранному государству — нарушителю основных прав человека (проблема юрисдикционного иммунитета)
  9. Конвенция о правах ребенка?
  10. ВОЗНИКНОВЕНИЕ СИСТЕМЫ ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА
  11. НОВАЯ СИСТЕМА ТОРГОВОГО ПРАВА
  12. 2.2. Международные договоры в судебной системе Республики Узбекистан
  13. Нормативная система международного права
  14. Глава 1. Брачный договор в российском семейном праве
  15. Согласование национального права с международно-правовой системой
  16. 1. 2. 2. Материально-правовые аспекты влияния автономности права Европейского Союза на имплементацию норм права Европейского Союза
  17. § 2. Омбудсмен/уполномоченный по правам человека как новый институциональный элемент системы защиты прав и свобод человека и гражданина в постсоветских государствах
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -