<<
>>

§ 1. Обеспечительный платеж как способ обеспечения исполнения будущего обязательства и обязательства, возникающего из предварительного договора

Обеспечительный платеж как способ обеспечения исполнения будущего обязательства. В гл. 23 ГК РФ названы некоторые способы, которыми можно обеспечить обязательства, которые возникнут в будущем.

Например, в соответствии с п.

1 ст. 339 ГК РФ условия, относящиеся к основному обязательству, считаются согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, из которого возникло или возникнет в будущем обеспечиваемое обязательство; на основании п. 2 ст. 339 ГК РФ в договоре залога, залогодателем по которому является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, обязательство, обеспечиваемое залогом, включая будущее обязательство, может быть описано способом, позволяющим определить обязательство в качестве обязательства, обеспеченного залогом, на момент обращения взыскания, в том числе путем указания на обеспечение всех существующих и (или) будущих обязательств должника перед кредитором в пределах определенной суммы; в соответствии с п. 1 ст. 361 ГК РФ договор поручительства может быть заключен в обеспечение как денежных, так и неденежных обязательств, а также в обеспечение обязательства, которое возникнет в будущем.

К числу таких способов отнесен и обеспечительный платеж: обеспечительным платежом может быть обеспечено обязательство, которое возникнет в будущем (п. 1 ст. 381.1 ГК РФ).

Рассмотрим правовую природу будущего обязательства для разрешения вопроса о возможности обеспечения его обеспечительным платежом.

Проблема сущности будущего обязательства в рамках настоящей работы актуализирована неверным отождествлением будущего обязательства и обязательства, вытекающего из предварительного договора. К примеру, О. Седова, комментируя п. 1 ст. 381.1 ГК РФ, прямо пишет: «Уточнение законодателя касаемо того, что данным платежом можно также обеспечить обязательство, которое только возникнет в будущем, говорит о том, что возможно применять обеспечительный платеж и по предварительному договору»[307]. Н. Артемьева занимает аналогичную позицию, указывая, что законодательство «... дает возможность использовать обеспечительный платеж при заключении предварительного договора, по которому стороны обязуются в будущем заключить договор продажи недвижимости, и обеспечивать будущий договор продажи»[308].

Однако установленное в предварительном договоре обязательство заключить в будущем основной договор, само по себе не является будущим, оно уже существует в предварительном договоре. При этом относительно возможности обеспечения предварительного договора обеспечительным платежом законодатель умалчивает.

Несмотря на то, что гражданское законодательство давно оперирует категорией «будущее обязательство», до настоящего времени и у законодателей, и у ученых отсутствует его единообразное понимание.

Попытки выявить сущностные характеристики будущего обязательства и дать его определение предпринимались и предпринимаются многими цивилистами. При этом наряду с термином «будущее обязательство» используется термин «несозревшее обязательство».

Например, В.С. Толстой «несозревшими» обязательствами называет пассивные обязательства, в активное состояние они переходят лишь по истечении определенного времени. Однако данное обстоятельство не дает оснований считать такие обязанности несуществующими[309].

Е.В. Тирская к «несозревшим» обязательствам относит любые действия (бездействие) должника, в том числе действия, направленные на уплату денежной суммы. В последнем случае возможна ситуация, когда обязательство возникает, однако окончательная сумма, подлежащая уплате должником, на данный момент не может быть определена. В качестве примера она приводит выплату денежного возмещения вреда на основании судебного решения[310].

В.В. Почуйкин, исследуя вопросы уступки будущего требования, описывает: 1) несуществующее требование, т.е. требование которое еще не возникло; 2) «несозревшее» требование (состояние обязательства, когда оно существует под условием наступления определенных событий)[311].

Заслуживает внимание точка зрения Д.В. Добрачева, который под «несозревшим» денежным обязательством понимает специфическое гражданско-правовое обязательство с определенными условиями возникновения, которые связаны с наступлением юридических фактов, образующих его юридический состав, достаточный для его полной реализации: «С этого момента мы имеем дело с классическим гражданско-правовым обязательством, которое носит денежный характер и проявляется в обязанности одного лица (должника) выплатить другому лицу (кредитору) определенную денежную сумму и корреспондирующем праве требования»[312].

Важно различать существующие обязательства с отсроченным сроком исполнения и будущие обязательства, относительно которых сторонам неизвестно, возникнут они или нет.

С этих позиций обязательство заключить основной договор, содержащееся в предварительном договоре, нельзя признать будущим, иначе мы должны будем заключить, что в предварительном договоре вообще нет никаких существующих обязательств. Предварительный договор содержит существующее обязательство — заключить основной договор в определенный срок — с отсроченным исполнением.

Л.В. Санникова верно полагает, что «допускается использование обеспечительного платежа в целях обеспечения обязательств, которое возникнет в будущем. В этом случае условие об обеспечительном платеже закрепляется в предварительном договоре»[313].

Однако решение вопроса об обеспечении будущих обязательств, в том числе обеспечительным платежом, возможно не только в предварительном договоре. Стороны могут обеспечить будущее обязательство в отдельном соглашении или в рамках существующего основного договора.

Специфика будущего обязательства требует его строгой идентификации и формализации в обеспечительном соглашении.

Как верно отмечает С.В. Сарбаш, в целях обеспечения будущего обязательства его установление необходимо для устранения неопределенности в вопросе о том, какое именно обязательство обеспечено[314]. Сказанное подтверждается и судебно-арбитражной практикой[315].

Как указано ранее, сделку, содержанием которой является обеспечительный платеж, следует признать строго формальной. Полагаем, что в отношении обеспечения будущего обязательства правило о необходимости соблюдения простой письменной формы еще более справедливо, поскольку кроме существенных условий (предмета, в том числе размера обеспечительного платежа; обстоятельств, при наступлении которых сумма обеспечительного платежа засчитывается в счет исполнения соответствующего обязательства; существа обеспечиваемого обязательства), необходимо строгое установление воли сторон относительно характеристики будущего обязательства.

Из сказанного следует, что в п. 1 ст. 381.1 ГК РФ необходимо внести дополнения относительно идентификации будущего обязательства, при этом норму статьи изложить в следующей редакции: «Обеспечительным платежом может быть обеспечено обязательство, которое возникнет в будущем. Будущее обязательство должно быть определено в соглашении способом, позволяющим идентифицировать это обязательство».

Указание в законе на конкретный способ идентификации видится нецелесообразным, поскольку по справедливому замечанию Н.Д. Титова, надлежащая степень идентификации будущего обязательства может осуществляться различными способами, в частности, путем определения условий будущего договора в существующем договоре, путем заключения предварительного договора, определяющего условия будущего договора и порождаемого им обязательства, заключения самостоятельного договора, определяющего все необходимые параметры будущего обязательства[316].

Как указывалось ранее, обеспечительный платеж порождает акцессорное обязательство; ему присущи признаки дополнительности, зависимости, производности от обеспечиваемого обязательства.

По вопросу о возможности существования акцессорных и неакцессорных способов обеспечения обязательств имеется несколько научных точек зрения, заслуживающих особенного внимания.

К примеру, Р.С. Бевзенко определяет акцессорность как связанность с обеспеченным обязательством, которая проявляется через правила 1) об акцессорности возникновения; 2) об акцессорности объема требования; 3) об акцессорности следования за главным требованием; 4) об акцессорности прекращения; 5) об акцессорности в части возможности принудительного осуществления[317], и допускает, что возможно ослабление свойства акцессорности в обеспечительном обязательстве, которое, тем не менее, не перестает быть акцессорным.

К.А. Новиков, возражая Р.С. Бевзенко, считает, что неакцессорных способов обеспечения исполнения обязательств не существует; любое исключение из правил об «акцессорности возникновения», «акцессорности объема», «акцессорности прекращения» и так далее являет пример какой-то юридической конструкции, к способам обеспечения исполнения обязательств не относящейся и заслуживающей иметь свое собственное наименование: «В случае отсутствия у юридических конструкций с обеспечительным мотивом признака акцессорности их следует квалифицировать как обязательства с обеспечительным мотивом, (обеспечительно-мотивированными или обеспечительно-ориентированными правами)»[318].

Основными критериями, указывающими на акцессорность обязательства, являются производность, зависимость, дополнительность от основного обязательства[319].

Акцессорные обязательства следуют судьбе основного обязательства, не могут существовать отдельно от него. Сказанное означает, что акцессорное обязательство возникает (прекращается) в момент возникновения (прекращения) основного обязательства соответственно. Тем не менее, существуют исключения из правила: действие определенных способов обеспечения обязательств не связано с моментом возникновения обеспечиваемого обязательства.

К примеру, в п. 3 ст. 341 ГК РФ установлено, что если основное обязательство, обеспечиваемое залогом, возникнет в будущем после заключения договора залога, залог возникает с момента, определенного договором, но не ранее возникновения этого обязательства. С момента заключения такого договора залога к отношениям сторон применяются положения ст.ст. 343, 346 ГК РФ.

В п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» установлено, что договор поручительства по будущим обязательствам считается заключенным сторонами, а предусмотренные им дополнительные права и обязанности (например, обязанность поручителя с момента заключения названного договора поддерживать определенный остаток на счетах в банке, раскрывать кредитору информацию об определенных фактах и тому подобное) – возникшими с момента достижения сторонами такого договора в установленной форме согласия по его существенным условиям. Вместе с тем требования к поручителю, связанные с нарушением должником обеспеченного обязательства, могут быть предъявлены кредитором лишь при наступлении обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 363 ГК РФ[320].

Перечисленные примеры свидетельствуют о появлении части прав и обязанностей, вытекающих из обеспечительных соглашений до момента возникновения основного обязательства.

В научной литературе давно обращается внимание на ослабление акцессорности в обеспечительных правоотношениях[321], которое во многом обусловлено состоянием современного гражданского оборота, рисками, связанными с прекращением, недействительностью основного обязательства[322].

При этом при квалификации соглашения об обеспечительном платеже в отношении будущего обязательства в качестве обязательства с ослабленным свойством акцессорности, следует учесть, что п. 2 ст. 381.1 ГК РФ не содержит указания на возможность возврата платежа при невозникновении обеспеченного обязательства.

Разделяя научную позицию об отсутствии ярко выраженной обеспечительной функции обеспечительного платежа в будущих обязательствах[323], стоит отметить, что внесение денежных средств в пользу кредитора гарантирует надлежащее исполнение будущего обязательства при условии его возникновения, а при невозникновении будущего обязательства, полагаем, платеж подлежит возврату.

Обеспечительный платеж как способ обеспечения обязательства, возникающего из предварительного договора. Как указано ранее, в науке гражданского права и, как следствие, правоприменительной практике, зачастую происходит смешение двух юридических конструкций: будущего обязательства и предварительного договора. Неверная квалификация указанных категорий приводит к правовым ошибкам относительно способов, позволяющих обеспечить исполнение обязательств, возникающих из предварительного договора.

Так, суд удовлетворил требования истца о взыскании суммы обеспечительного депозита (иное обозначение обеспечительного платежа, употребленное до принятия изменений в ГК РФ об обеспечительном платеже), а также пени за просрочку внесения обеспечительного депозита по соглашению о взаимных обязательствах (заключения в будущем договора аренды помещения), мотивируя свое решение тем, что стороны в соглашении указали срок, в течение которого они обязуются заключить основной договор, а такой срок не наступил, то в силу п. 6 ст. 429 ГК РФ обязательства сторон по соглашению не прекращены, односторонний отказ от исполнения обязательства (ст. 310 ГК РФ) недопустим, неоплата ответчиком обеспечительного депозита неправомерна[324]. К.Д. Гасников, анализируя вышеуказанный спор, приходит к выводу о том, что обеспечительный депозит как способ обеспечения исполнения предварительного договора, в приведенном случае является неустойкой[325].

Представляется, что отсутствие единообразной оценки возможности обеспечить обеспечительным платежом предварительный договор во многом обусловлено существовавшей ранее острой полемикой относительно применения задатка, следовательно, и иных способов обеспечения в целях исполнения обязательств, возникающих из предварительного договора[326].

Так, некоторые цивилисты резко негативно высказываются о самой возможности обеспечения исполнения обязательств по предварительному договору. К примеру, М.Ю. Кайгородова считает, что «существующая в юридической литературе позиция о возможности включения в предварительный договор условий имущественного содержания, обеспечения исполнения предварительного обязательства как поименованными, так и непоименованными способами обеспечения исполнения обязательств, опирающаяся на ст. 421 ГК РФ, воспринята в практике судов общей юрисдикции, под ее влиянием формируется новая судебная практика»[327]. Далее она пишет, что оценка предварительного договора как не исключающего имущественное предоставление и исполнение в рамках предварительного договора условий будущего основного договора, заключение которого предусмотрено предварительным договором, размывает существующая четкую грань между предварительным договором и порождаемым им предварительным обязательством и будущим обязательством имущественного содержания[328].

Изменения, внесенные в ст. 380 ГК РФ путем дополнения положениями следующего содержания (п. 4): «если иное не установлено законом, по соглашению сторон задатком может быть обеспечено исполнение обязательства по заключению основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором (статья 429)[329]» прекратили различные рассуждения в юридической литературе об этом.

Подчеркнем, что будущее обязательство – это несуществующее обязательство, которое возникает при наступлении условий, определенных обстоятельств; обязательство, возникающее из предварительного договора, – существующее (возникшее) обязательство, исполнение которого отложено на определенный срок. Второе не носит вероятностного характера, участниками предварительного договора определены предмет обязательства, сроки его исполнения и так далее.

Приведем показательный пример из судебной практики. Истец обратился к ответчику с иском о взыскании неосновательного обогащения в размере обеспечительного платежа по предварительному договору, ссылаясь на неисполнение ответчиком обязанности по заключению договора аренды. Суд иск удовлетворил, мотивируя свое решение наличием в соглашении об обеспечительном платеже условий о взносе, который обеспечивает исполнение сторонами обязательств по заключению и государственной регистрации основного договора, а после его заключения – обязательства арендатора по возмещению убытков в соответствии с условиями заключенного договора; подлежит возврату в случае неисполнения арендодателем обязательств по заключению договора в установленный срок[330].

В этом примере видно, что в предварительном договоре стороны согласовали и платеж, который обеспечивал вытекающее из предварительного договора обязательство по заключению основного договора, и платеж, который обеспечивал будущее обязательство по возмещению убытков, вытекающее из основного договора.

Предварительный договор – это самостоятельное обязательство, содержанием которого является заключение основного договора. Согласно позиции Верховного Суда РФ, предметом предварительного договора является обязательство сторон по поводу заключения в будущем основного договора[331]. При этом сам по себе предварительный договор не является договором о передаче имущества либо прав на имущество[332]. Заключение предварительного договора обусловливает возникновение у договаривающихся сторон обязанности заключить основной договор на условиях, оговоренных в предварительном соглашении. Заключение предварительного договора не может повлечь перехода права собственности, возникновения обязательства по передаче имущества или оказанию услуги[333].

Таким образом, предварительный договор порождает самостоятельное, неденежное по своей природе обязательство по заключению основного договора. В этом заключена наибольшая сложность применения обеспечительного платежа к предварительным договорам, поскольку он призван обеспечивать только денежное обязательство.

Анализ судебно-арбитражной практики, научной литературы, изложенный ранее свидетельствует о возможности использовании обеспечительного платежа в качестве способа обеспечения обязательств по предварительному договору.

Кроме того, возможность применения обеспечительного платежа к предварительному договору обусловлена и фундаментальным характером принципов гражданского права, в том числе свободы договора и диспозитивности[334]. Ограничение сторон в выборе обеспечительных средств в данном случае ограничивало бы действие принципов.

Полагаем, что возможным и не лишним по аналогии с правилом, предусмотренным для задатка в п. 4 ст. 380 ГК РФ, в § 8 главы 23 ГК РФ прямо предусмотреть норму о возможности обеспечения обязательства из предварительного договора обеспечительным платежом: «Если иное не установлено законом, по соглашению сторон обеспечительным платежом может быть обеспечено исполнение обязательства по заключению основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором (статья 429 ГК РФ)».

Резюмируем изложенное. Обеспечительный платеж является способом обеспечения будущего обязательства и существующего обязательства, но с отсроченным сроком исполнения, в том числе возникающего из предварительного договора обязательства по заключению основного договора. Идентификация будущего обязательства может быть произведена в предварительном договоре, в самостоятельном обеспечительном соглашении и в уже действующем основном договоре.

В целях совершенствования гражданского законодательства и устранения инотолков в понимании правоприменителями предлагаем п. 1 ст. 381.1 ГК РФ дополнить следующим положением: «Будущее обязательство должно быть определено в соглашении способом, позволяющим идентифицировать это обязательство».

Исходя из изложенного не будет лишним предусмотреть в § 8 главы 23 ГК РФ норму о возможности об обеспечения предварительного договора обеспечительным платежом следующего содержания: «Если иное не установлено законом, по соглашению сторон обеспечительным платежом может быть обеспечено исполнение обязательства по заключению основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором (статья 429 ГК РФ)».

<< | >>
Источник: Акинфиева Виктория Вадимовна. ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫЙ ПЛАТЕЖ КАК СПОСОБ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Пермь 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Обеспечительный платеж как способ обеспечения исполнения будущего обязательства и обязательства, возникающего из предварительного договора:

  1. 2. Финансирование под уступку денежного требования (факторинг)
  2. §1. Понятие и признаки предприятия как имущественного комплекса но Гражданскому законодательству Российской Федерации.
  3. § 1. Требования, предъявляемые к субъектам исполнения
  4. 5. ЦЕННЫЕ БУМАГИ В СИСТЕМЕ ОБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
  5. 6. Задаток
  6. § 4. Отдельные виды договора подряда
  7. 8.Обязательства и обеспечение их исполнения. Гражданско-правовая ответственность.
  8. § 2. Отказ в признании и приведении в исполнение арбитражного решения по причинам, связанным с проблемами арбитрабельности и публичного порядка
  9. Факторинговые и лизинговые операции банков
  10. 8. Обеспечение исполнения исполнительного документа
  11. § 1. Требования, предъявляемые к субъектам исполнения
  12. Оглавление
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. § 1. Обеспечительный платеж как средство реализации обеспечительного интереса в гражданском праве и его функции
  15. § 2. Обеспечительный платеж как обязательственное правоотношение
  16. § 1. Соотношение обеспечительного платежа и задатка
  17. § 2. Соотношение обеспечительного платежа и неустойки
  18. § 1. Обеспечительный платеж как способ обеспечения исполнения будущего обязательства и обязательства, возникающего из предварительного договора
  19. § 3. Обеспечительный платеж как способ обеспечения исполнения иных обязательств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -