<<
>>

Изменение и расторжение договора как оперативные санкции

Понятие «оперативные санкции» применялось в теории советского гражданского права с 50-х годов прошлого века. Под «оперативными санкциями» («мерами оперативного воздействия») понимаются такие способы самозащиты гражданских прав, которые сторона договора может применить в одностороннем порядке в случае нарушения другой стороной принятых на себя обязанностей.
Следовательно, действия по изменению или расторжению договора следует признать оперативными санкци- ями, если: во-первых, они применяются в ответ на нарушение договора другой стороной; во-вторых, целью требований об изменении или расторжении договора является предотвращение возможных в будущем убытков, возникновение которых как раз будет зависеть от сохранения договорных отношений и, тем самым, исполнения ставших бессмысленными первоначально установленных обязанностей (в рамках изменения и расторжения не происходит восстановления имущественного положения потерпевшего лица, так как для этого существуют меры ответственности, к которым относится требование о возмещении убытков); в-третьих, данные санкции применяются за сам факт допущенного нарушения, не требуется доказывать наличия вины в действиях контрагента для того, чтобы изменить или расторгнуть договор. При этом в литературе также указывается еще на один существенный признак изменения и расторжения договора в качестве оперативной санкции - отсутствие обязанности по обращению в какие-либо государственные или иные организации. Вместе с тем, отнесение отмеченного признака к характерным чертам изменения или расторжения договора как оперативных санкций не соответствует действующему законодательству Республики Казахстан, так как в соответствии со ст. 401 ГК для изменения или расторжения договора при его существенном нарушении потерпевшая сторона должна обратиться в суд, и только после вступления судебного решения в законную силу договор будет считаться, соответственно, измененным или расторгнутым.
Целесообразность такого правила, накладывающего на потерпевшую от нарушения сторону обязанность по обращению в суд, является спорной.

Как было указано, в рамках изменения и расторжения договора не происходит восстановление имущественного положения потерпевшего лица. В этой связи необходимо провести соотношение между рассматриваемыми мерами оперативного воздействия и мерами ответственности (возмещение убытков, уплата неустойки). Прежде всего, они характеризуются общим собирательным понятием «санкция». При этом термин «санкция» отдельными авторами понимается в основном в связи с мерами ответственности.

Отграничить же эти санкции можно по следующим моментам:

1) по признаку наличия вины в нарушении. Отсутствием наличия вины меры оперативного воздействия отличаются от мер ответственности - для применения первых достаточно самого факта нарушения. Нарушение обязательства или очевидная возможность такого нарушения в будущем является единственной предпосылкой применения мер оперативного воздействия. Так, неисполнение стороной своей обязанности означает нарушение договора, несмотря на то, что он невиновен в наступлении невозможности исполнения договора. Уже само нарушение договора предоставляет потерпевшей стороне требовать изменения или расторжения договора;

2) по признаку дополнительного возложения обязанностей для виновного лица. Изменение и расторжение договора сами по себе не влекут каких-либо дополнительных обязанностей для нарушителя перед своим контрагентом, хотя, конечно же, имеют неблагоприятные последствия для него. Например, при изменении договора нарушитель вынужден исполнить обязательство другими способами и средствами, что, конечно же потребует дополнительных затрат, также при расторжении договора необходим поиск контрагента, заключение нового договора, а значит, возникнут расходы, к тому же с учетом новых обстоятельств, которые часто бывают не лучше прежних.

Вместе с тем оперативные санкции и меры ответственности могут применяться одновременно.

Нарушение договора является как основанием требования о возмещении убытков при наличии последних, так и основанием изменения или расторжения договора.

Таким образом, предусмотренное ГК изменение или расторжение договора при существенном нарушении договора будет происходить в форме оперативной санкции. Определение существенного нарушения договора (относительно договора поставки) впервые давалось в ст. 81 и ст. 82 в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. В настоящее время ГК предусматривает такое основание в качестве общего правила, относящегося ко всем договорным типам (урегулированным и неурегулированным в ГК).

В соответствии с ч. 2 п. 2 ст. 401 ГК под существенным нарушением договора понимается такое нарушение, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Определение существенного нарушения договора, являясь для нашего законодательства новым, уже продолжительное время существует в гражданско-правовых доктринах и законодательстве различных стран. В англо-американском праве одностороннее изменение или расторжение договора «подразумевает нарушение условий договора, рассматриваемых сторонами как существенные, или нарушение договора таким обра- зом, что пострадавшая сторона в значительной мере лишается того, на что рассчитывала при заключении договора (по полюбившемуся выражению английских судей, когда нарушение бьет в «корень договора»), или когда одна сторона дает понять другой, что считает себя более не связанной какими-либо существенными положениями договора. В немецком праве делается различие между основными и дополнительными договорными обязательствами. Последствия их нарушения различны: нарушение основного обязательства дает право на расторжение договора, нарушение дополнительного - только на возмещение убытков. Важным является то, что договор больше не обеспечивает экономическую выгоду для потерпевшего в соответствии с целью, определенной при его заключении.

Международно-правовые нормы в сфере частного права для раскрытия понятия существенного нарушения договора используют конструкцию ненаступивших ожиданий стороны.

Так, по п. 1 ст. 7.3.1. Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) сторона может прекратить договор, если неисполнение договорного обязательства другой стороной является существенным. Конвенция о договорах международной купли-продажи 1980 г. (Венская конвенция), включившая в себя прогрессивные моменты различных правовых систем, в ст. 25 указывает, что существенным нарушением договора является такое нарушение, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его. Принципы европейского договорного права (1998 г.) говорят о существенном неисполнении договорных обязательств в следующих четырех случаях:

а) когда такое неисполнение затрагивает существо договора;

б) когда оно существенно лишает пострадавшую сторону того, что она ожидала получить по контракту;

в) когда оно было преднамеренным и дает потерпевшей стороне право считать, что невозможно полагаться на контрагента в дальнейшем;

г) извинительное неисполнение, которое является временным, но при котором задержка в исполнении влечет существенное неисполнение договора.

Как видно из данного в ГК понятия «существенное нарушение договора», оно имеет яркий оценочный характер, как и, например, понятия «существенное изменение обстоятельств», «добросовестное поведение», «разумный срок», «справедливость», встречающиеся в гражданском законодательстве, которые, с учетом всех обстоятельств конкретного дела, необходимо наполнить реальным содержанием.

Формулировка, данная в ГК, где под существенным нарушением понимается нарушение, которое входит в противоречие с ожиданиями сторон, является универсальной, так как собирательно обозначает определенный итог, последствия совершенного нарушения.

Правильность такого определения обусловливается тем, что существенными могут предстать различного рода нарушения договорных условий, не требующие перечисления их всех в законе. Иногда законодатель указывает примерный перечень нарушений, которые будут являться существенными.

Нарушение договора поставки поставщиком предполагается существенным в случаях поставки товара ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок или неоднократного нарушения сроков поставки товара (пп. 1,2 п. 2 ст. 476 ГК). Нарушение договора поставки покупателем предполагается существенным в случаях неоднократного нарушения сроков оплаты товаров, а также при неоднократной невыборке товаров (пп. 1,2 п. 3 ст. 476 ГК).

Вместе с тем, данные законодателем перечни существенных нарушений того или иного договора будут оставаться примерными, имеющими вспомогательный характер, в которых сосредоточены только типичные нарушения определенного договора. Такое вспомогательное значение объясняется объективной невозможностью законодательно охватить все возможные существенные нарушения того или иного договора.

При выяснении вопроса о правомерности одностороннего изменения или расторжения договора при его существенном нарушении не нужно выяснять наличие вины должника, так как применение мер оперативного воздействия, как ранее указывалось, не обусловлено виной нарушившей стороны.

Судом было рассмотрено дело по иску Министерства здравоохранения к товариществу «Вита-сервис». Требования истца были основаны на нарушениях ответчиком своих обязательств, выразившихся в непоставке товара. Ответчик, не отрицая факт непоставки и выражая готовность вернуть произведенную предоплату, указал, что это произошло по причине заболевания регионального менеджера, через которого и должна была осуществляться поставка. Судом со ссылкой на статью 401 ГК данный договор был расторгнут, при этом в решении правильно не были рассмотрены обстоятельства невозможности исполнения, на которые ссылался ответчик, а именно на заболевание ответственного работника.

Это объясняется тем, что при разрешении вопроса о расторжении или изменении договора не имеет значения, следствием чего было совершенное нарушение договора - просрочки, создания невозможности исполнения, отсутствия опыта и умений обязанного лица и т.д., не рассматривается вопрос о виновности. Необходимо лишь установить факт неисполнения, не касаясь его причин, что и было сделано судом.

Если сторона своими виновными действиями делает исполнение договора невозможным (сам этот факт уже говорит о существенном нарушении), то другая сторона имеет право изменить или расторгнуть договор. Так, если продавец обязался передать покупателю вещь к определенному сроку, а сам до наступления срока продает эту вещь другому, то первый покупатель может расторгнуть договор и требовать возмещения убытков в связи с тем, что он не может получить то, на что он рассчитывал при заключении договора. Однако это правило действует по отношению к индивидуально-определенным вещам, так как невозможность исполнения не относится, по общему правилу, к вещам, определенным родовыми признаками.

В п. 2 ст. 401 ГК при определении существенного нарушения договора используется понятие «ущерб». Между тем, определение существенности нарушения не должно привязываться к убыткам, которые могут возникнуть в связи с этим нарушением - значение будет лишь иметь соотношение с ожиданиями стороны. Существенное нарушение договора возможно и при отсутствии реального ущерба, когда такой ущерб только ожидается, так как такие меры оперативного воздействия как изменение и расторжение договора имеют целью предотвращение будущих убытков , если их возникновение становится достаточно определенным.

В Постановлении Коллегии по гражданским делам Верховного Суда РК от 23. 07. 2002 г. № 3н-128-02 в отношении постановления надзорной коллегии Алматинского городского суда по делу по иску ТОО «Юридический центр» в интересах ТОО «Алматы-Азенко» к ОАО «Казремэнерго» указано, что: «Несостоятелен вывод Коллегии о том, что в деле отсутствуют документы, подтверждающие причинение ущерба ТОО «Алматы-Азенко» вследствие существенного нарушения условий оспариваемого договора, поскольку согласно ст. 9 ГК под убытками (ущербом) подразумеваются не только расходы, которые произведены или должны быть произведены лицом, право которого нарушено, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)».

Более того, возможны случаи, когда уже сама очевидная потенциальная возможность наступления отрицательных последствий представляет собой существенное нарушение, что дает право на предупредительное изменение или расторжение соглашения. Это является частным случаем такого способа защиты гражданских прав, упомянутого в п. 1 ст. 9 ГК, как пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В соответствии с п. 2 ст. 627 ГК заказчик вправе отказаться от договора и потребовать возмещения убытков, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным.

Гражданский оборот требует оперативности, а значит, при очевидном будущем нарушении разумным представляется не ждать его фактического наступления и появления у потерпевшей стороны фактических убытков. Указанная схема при наличии ожидаемого нарушения является удобной для кредитора и для должника, так как предотвращает еще на стадии начального исполнения реальное совершение нарушения и, в связи с этим, возникновение значительных убытков у обеих сторон. При этом на потерпевшую сторону возлагается обязанность доказать очевидность наступления неблагоприятных последствий и обоснованность одностороннего изменения или расторжения соглашения. Это в значительной степени минимизирует возможность злоупотребления правом и необоснованного отказа от договорных обязательств.

К ожидаемому существенному нарушению договора можно также отнести положение пп. 2 п. 2 ст. 404 ГК, по которой одна из сторон вправе отказаться от исполнения договора в случаях признания в установленном порядке другой стороны банкротом. Эта норма исходит из предположения, что объявленная банкротом сторона не сможет выполнить своих договорных обязательств, что приведет нарушению соглашения и неполучению другой стороной того, на что оно рассчитывало по договору.

Таким образом, существенное нарушение договора может быть: 1)

действительным, которое не может иметь места до наступления срока исполнения договора, и, 2)

ожидаемым (например, при отказе стороны от исполнения договора, при невозможности исполнения договора по вине одной из сторон, при надлежащем начальном исполнении договора, которое, однако, в будущем будет явно ненадлежащим).

Следует отметить, что по ГК наличие существенного нарушения связывается с ожиданиями, наличествующими при заключении договора. Вместе с тем, уже после заключения договора, в процессе его исполнения, возможно изменение ожиданий сторон (что может оформляться дополнениями к заключенному договору). В этой связи более правильным было бы определение существенного нарушения договора, в котором учитывались бы ожидания потерпевшей стороны не только во время заключения договора, но и при его исполнении.

Как уже указывалось, существенное нарушение договора как основание его одностороннего изменения или расторжения имеет универсальное значение, так как, находясь в Общей части ГК, распространяет свое действие на все договоры, регламентированные Особенной частью Кодекса. Однако, не ограничиваясь этим, данное основание может быть использовано и в договорах, не поименованных в ГК.

Нормы Особенной части ГК, по основанию наличия в них санкций в случае нарушения сторонами своих обязанностей, можно разделить на нормы с указанием таких оперативных санкций как изменение или расторжение договора, установленных за его нарушение, и нормы, в кото - рых право на изменение или расторжение специально не предусматривается. При этом, нормы, в которых не даны указанные санкции, если в договоре не предусмотрено иное, полностью подпадают под действие ст. 401 ГК: нарушения соответствующих договорных обязанностей могут быть как существенными, так и несущественными.

Наниматель вправе с согласия наймодателя сдавать нанятое имущество в поднаем (субаренду), передавать свои права и обязанности по договору имущественного найма другому лицу (перенаем), предоставлять нанятое имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать эти права в залог и вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ, акционерных обществ или взноса в производственный кооператив, если иное не установлено законодательными актами (п. 1 ст. 551 ГК).

Между Товариществом (арендодателем) и Обществом садоводов (арендатором) был заключен договор аренды нежилого помещения. В соответствии с договором Общество садоводов имело право сдавать арендуемое помещение в поднаем только с письменного разрешения Товарищества. Арендатор данное условие нарушил - актом проверки использования помещения было отмечено наличие на арендуемых площадях сторонних организаций. Суд указал в своем постановлении, что ответчик пользовался арендованным помещением с существенным нарушением договора, и это является достаточным основанием для его досрочного расторжения. Вместе с тем, необходимо было проверить, соответствует ли это нарушение признакам существенного нарушения договора по ГК, так как одна только сдача в субаренду еще не означает существенного нарушения, необходимо, чтобы арендодатель в значительной степени лишился того, на что рассчитывал при заключении договора.

Другая ситуация складывается при применении норм с наличием санкций. Здесь уже будут применяться указанные в них последствия, поэтому законодатель не ставит перед судом и сторонами задачу выяснения тяжести соответствующего нарушения.

В случае, когда имущество, являющееся предметом договора лизинга, не передано лизингополучателю в указанный в этом договоре срок, лизингополучатель вправе, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель, потребовать расторжения договора и возмещения убытков (п. 2 ст. 571 ГК).

Следуя логике законодателя, для обеспечения устойчивости гражданского оборота, любой договор при несоблюдении сторонами своих обязанностей может быть расторгнут или изменен только в случае его существенного нарушения, т.е. только тогда, когда потерпевшая сторона в значительной мере лишается того, на что была вправе рассчитывать по договору. Следовательно, все нарушения договорных условий, данные в законодательстве, на основе которых сторонам предоставлено право изменить или расторгнуть договор в одностороннем порядке, должны быть существенными.

Типичными договорными нарушениями, при совершении которых ГК допускает одностороннее изменение или расторжение договора, являются: непредоставление имущества (п. 1 ст. 416, п. 3 ст. 547 ГК), просрочка исполнения (п. 4 ст. 464, пп. 1 ст. 527, п. 6 ст. 546, п. 2 ст. 571, п. 3 ст. 722, п. 1 ст. 826-1 ГК), невыборка товаров (пп. 2 п. 3 ст. 476, п. 4 ст. 468 ГК), неподдержание имущества в исправном состоянии (пп. 4 п. 3 ст. 552, пп. 4 п. 2 ст. 556, пп. 2 п. 3 ст. 556, п. 1 ст. 612 ГК), частичное исполнение (п. 1 ст. 433 ГК, ст. 432 ГК), неоплата товаров (п. 1 ст. 624, ст. 712 ГК), непредоставление информации (п. 2 ст. 644, пп. 4 п. 1 ст. 891 ГК), наличие недостатков (пп. 5 п. 1 ст. 428, п. 5 ст. 499, п. 1 ст. 548, пп. 1, 3 п. 3 ст. 556, пп. 1 п. 2 ст. 612, п. 1 ст. 635 ГК), наличие прав третьих лиц. (ч. 2 п. 1 ст. 413, ч. 2 п. 2 ст. 549, ч. 2 ст. 608 ГК), непередача принадлежностей и документов (ч. 2 п. 2 ст. 547, ч. 2 п. 2 ст. 606 ГК), ненадлежащее управление имуществом (п. 1 ст. 890 ГК), невозможность исполнения (п. 3 ст. 627 ГК), изменение стороны (п. 1 ст. 559 ГК).

Между тем, проанализировав указанные нарушения можно придти к выводу, что не все из них могут иметь характер существенного нарушения договора. В зависимости от обстоятельств дела такие нарушения могут быть подвержены определенной градации, а значит, представляемы случаи, когда они не будут иметь следствием неполучение того, на что рассчитывала потерпевшая сторона по договору, что должно приводить к выводу о необоснованности наличия у стороны права на одностороннее изменение и расторжение договора. Поэтому представляется, что необходимо провести дифференциацию нарушений с тем, чтобы одностороннее изменение или расторжение договора было возможно только при действительно его значительных существенных нарушениях

<< | >>
Источник: А. Г. ДИДЕНКО. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций. «Нур- пресс» - Алматы.-722 с.. 2006

Еще по теме Изменение и расторжение договора как оперативные санкции:

  1. Глава 2. ДОГОВОР БАНКОВСКОГО СЧЕТА
  2. 3. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПРАВОВЫХ ИНСТИТУТОВ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  3. § 5. Разрешение споров при прекращении договоров и ответственность сторон за неисполнение или неправомерное расторжение договора.
  4. ДОГОВОР БЕЗВОЗМЕЗДНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ (ДОГОВОР ССУДЫ)
  5. § 3. Договор строительного подряда
  6. 2. Способы и основания изменения и расторжения договора
  7. Изменение и расторжение договора как оперативные санкции
  8. Статья 546. Изменение и расторжение договора энергоснабжения
  9. Глоссарий Автор Авторский договор заказа Агентский договор Аккредитив фи
  10. § 4. ПРАВОВАЯ ИНИЦИАТИВА КАК ЧЕРТА ГРАЖДАНСКОПРАВОВОГО МЕТОДА
  11. § 6. ПРИНУЖДЕНИЕ, САНКЦИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ
  12. Глава 1. Брачный договор в российском семейном праве
  13. Глава 4. Расторжение брака. Брачный договор и раздел имущества
  14. Тема. Основные изменения в гражданском и торговом праве. Субъекты права
  15. 3.2. Договоры, заключаемые в процессе производства работ по реконструкции и капитальному ремонту объектов недвижимости
  16. Несовершеннолетние как субъекты правоотношений: юридические факты и ювенальные технологии
  17. § 1. Генезис средств правовой защиты при нарушении договора международной купли-продажи товаров в процессе унификации нрава международной торговли
  18. § 3. Правовой статус субъектов договора о приемной семье
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -