<<
>>

§ 2. Правовые аспекты имущественных отношений в холдинге

Целью создания большинства холдингов в России является не получение прибыли от операций с акциями, а совместное осуществление участниками объединения производственно-хозяйственной деятельности, включая распределение имущества и финансовых средств. Холдинги, большинство из которых в России управляющие (нефинансовые), имеют взаимосвязанные цепочки производств. Дочерние общества выполняют в них один из этапов производства продукта (работ, услуг) либо являются сервисными подразделениями для обслуживания потребностей участников холдинга - транспортными, строительными, страховыми, банковскими, консультационными услугами.
Имущественные отношения в холдинге приобретают специфические особенности, характеризующие эту форму предпринимательского объединения.

Прежде всего следует отметить, что холдинговая компания как центр интегрированного объединения контролирует движение финансовых потоков и распределение инвестиций среди участников холдинга. «Размещение финансовых ресурсов, - пишет Н.Ю. Псарева, - представляет собой центральный инструмент регулирования. Оно является результатом интегрированной финансовой и инвестиционной стратегии, при которой дочерние предприятия холдинга представляют собой конкурирующие внутри холдингового объединения альтернативы на рынке капитала»351. Выступая финансовым инвестором, холдинговая компания должна оценивать эффективность и возможные альтернативы инвестиционных вложений как в дочерние общества, так и вне холдингового объединения. Основной задачей финансового контроля в холдинге является обеспечение финансовой устойчивости холдингового объединения в целом и финансового равновесия входящих в его состав участников путем балансирования объемов поступления и расходования денежных средств и их синхронизации по времени.

И.В. Стулов в основу определения экономического механизма управления холдингами предлагает положить три принципа: -

принцип ограничения свободы распоряжения финансовым капиталом; -

принцип ограничения свободы распоряжения производственным капиталом; -

принцип единого собственника.

Принцип ограничения свободы распоряжения финансовым капиталом предполагает обязательное согласование проектов развития потенциала дочерних обществ с холдинговой компанией. Жесткость действия принципа обеспечена тем, что холдинг (очевидно имеется ввиду головная или холдинговая компания - прим. И.Ш.) планирует ожидаемую величину свободного финансового капитала, определяя расходы по программам развития дочернего общества и централизует финансовый капитал, не связанный с реализацией утвержденных программ. При этом холдинг должен быть, по мнению И.В. Стулова, единственным источником заемных средств для дочернего предприятия. Такой механизм, с его точки зрения, позволяет финансировать программы развития в зависимости от стратегии развития, а не от текущих доходов отдельного предприятия, перераспределять средства на наиболее перспективные направления.

Принцип ограничения свободы распоряжения производственным капиталом формирует специализацию деятельности дочерних обществ в холдинге. Упоминаемый автор полагает, что этот принцип заключается в передаче всего производственного капитала дочерних обществ (оборудования, недвижимого имущества) в специальную управляющую компанию с последующим использованием капитала на правах арендаторов. По его мнению, это позволяет повысить качество планирования и контроля основной (производственной) деятельности предприятий холдинга с помощью интегральных показателей выручки и прибыли, которые в силу действия данного принципа формируются исключительно от основной деятельности.

Кроме того, специализация управления производственным капиталом позволяет увеличить эффективность использования имущества холдинга и усилить контроль за поступлением доходов от использования избыточного имущества.

Принцип единственного собственника важен для устранения негативного влияния миноритарных акционеров дочерних обществ на эффективность управления холдингом с помощью активного или пассивного противодействия перераспределению капитала между дочерними обществами холдинга1.

Соглашаясь в целом с автором изложенной выше концепции о необходимости ограничения дочерних обществ в распоряжении финансовыми и производственными активами, заметим, что сам И.В. Стулов цитирует Дж. ван Гига352, который, в свою очередь, полагает, что при наличии такой (со значительными ограничениями) модели управления системой невозможно удовлетворительно управлять, если оптимум не достигается за разумное число итераций. Видимо, это является следствием большой инерционности систем. Вопрос о централизации и децентрализации функций в системе холдингового объединения - предмет нашего дальнейшего рассмотрения . Здесь по поводу приведенных положений хотелось бы отметить, что вряд ли следует рассматривать центр интегрированной холдинговой системы как единственный источник заемных средств или обязательно создавать специальную структуру, которая будет собственником всего производственного капитала объединения. В первом случае для холдинга в целом это может оказаться невыгодно, так как получение, представление, обеспечение займов в системе холдинга, в том числе между дочерними обществами, является одним из способов достижения синергетического эффекта в деятельности этого объединения, а во втором случае - касательно размещения производственных активов - это может оказаться даже опасным, поскольку в этом случае могут существенно возрасти хозяйственные и фискальные риски.

Анализируя имущественные отношения в холдинге, представляется весьма важным рассмотреть различные способы финансирования или распределения денежных средств и другого имущества между участниками холдингового объединения.

Мировой практике известно несколько основных механизмов финансового взаимодействия основного и дочернего хозяйственных обществ в системе холдинга. Согласно первому все подконтрольные организации осуществляют свою деятельность на основе единого консолидированного бюджета, утверждаемого основным обществом. Независимо от финансовых результатов того или иного дочернего общества их финансирование осуществляется на основе одинаковых базовых нормативов. Бюджетный процесс при подобном варианте финансового механизма в холдинге основан на периодическом обсуждении финансовых заявок дочерних обществ. То есть доходы всего холдинга консолидируются в едином учетном центре и по решению руководства основного общества распределяются между участниками холдинга. Этот вариант финансового планирования предполагает высокий уровень финансово-бухгалтерских технологий и менеджмента участников холдинга.

Второй способ организации финансового взаимодействия между основным и дочерними обществами основывается на принципе оперативной самостоятельности дочерних обществ в пределах, установленных основным обществом. В этом случае подконтрольные организации имеют собственный бюджет, в значительной степени зависящий от результатов их работы. Уровень самостоятельности дочерних обществ определяется долей доходов, которой она может распоряжаться без согласования с основным обществом. Этот способ движения финансовых потоков можно квалифицировать как «децентрализованный», влекущий за собой возможность со стороны дочерних обществ центробежных тенденций.

Анализируя возможность различных способов построения финансовых механизмов в холдинге, А.Р. Горбунов справедливо отмечает, что для российских условий более актуален комбинированный подход, который

290

предполагает организацию формально независимых дочерних юридических лиц при условии надежного контроля над их оперативно-хозяйственной и финансовой деятельностью353. Здесь важно заметить, что в российском законодательстве не предусмотрены адекватные потребностям этой формы предпринимательского объединения (зачастую представляющего собой единый вертикально интегрированный производственно-хозяйственный комплекс) возможности движения финансовых потоков и распределения капиталов между участниками холдинга. Доходы, передаваемые в системе холдинга, могут облагаться налогом дважды - «у источника» и у принимающей стороны.

Рассмотрим возможные способы финансирования (передачи денежных средств и иного имущества) в системе российского холдинга, оценив правовые последствия того или иного способа.

К числу возможных способов финансирования в холдинге относятся: -

внесение вкладов в уставные капиталы дочерних хозяйственных обществ как самый распространенный способ пополнения активов дочерних обществ денежными средствами и имуществом. Участие основного общества в уставном капитале дочернего собственными средствами характеризует его непосредственный долгосрочный вклад в финансирование дочернего общества; -

внесение вклада в имущество дочернего общества с ограниченной ответственностью (ст. 27 Закона об ООО); -

целевое финансирование в холдинге; -

предоставление участниками холдинга кредитов или обеспечение кредитов (поручительство, залог) имуществом других входящих в состав холдинга участников; -

приобретение основным обществом корпоративных облигаций, выпущенных дочерними обществами; -

выплата дивидендов дочерними обществами основному, которые в соответствии с п. 3 ст. 284 НК РФ как доходы от участия в других организациях относятся к внереализационным доходам и облагаются налогом на прибыль по ставке 9% - по доходам, полученным в виде дивидендов от российских организаций российскими организациями и 15% - по доходам, полученным в виде дивидендов от российских организаций иностранными организациями, а также по доходам, полученным в виде дивидендов российскими организациями от иностранных354; -

внутреннее (трансфертное) ценообразование.

Оптимальный и соответствующий моменту (целям, оперативности решения задачи и пр.) способ финансирования определяется для каждого конкретного случая. Так, например, увеличение уставного капитала дочернего общества, являясь оптимальным вариантом с точки зрения налогообложения (вносимые в уставный капитал средства признаются инвестиционным вкладом и не облагаются налогами на прибыль и добавленную стоимость), требует определенного времени для осуществления организационных и регистрационных процедур по увеличению уставного капитала хозяйственного общества. Если дочерняя организация представлена организационно-правовой формой общества с ограниченной ответственностью, то рациональным способом передачи денежных средств и имущества является внесение вклада в имущество ООО.

Очевидно признать, что наибольший интерес для рассмотрения представляет целевое финансирование участников холдинга как специфический способ передачи денежных средств и имущества в системе предпринимательского объединения. Не наделяя холдинг налоговой правосубъектностью, законодательство, тем не менее, предусматривает определенную специфику правового регулирования передачи денежных средств и имущества между участниками холдинга налогами на прибыль и на добавленную стоимость.

При обложении налогом на прибыль (пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ) для определения налоговой базы не учитывается, в частности, имущество, полученное российской организацией безвозмездно: -

от организации, если уставный (складочный) капитал (фонд) получающей

л

стороны более чем на 50% состоит из вклада передающей организации

(т.е. при передаче имущества от основного к дочернему обществу имущественного холдинга - прим. И.Ш.); -

от организации, если уставный (складочный) капитал (фонд) передающей стороны более чем на 50% состоит из вклада получающей организации (т.е. при передаче имущества от дочернего к основному обществу имущественного холдинга - прим. И.Ш.); -

от физического лица, если уставный (складочный) капитал (фонд) получающей стороны более чем на 50% состоит из вклада (доли) этого физического лица.

При этом полученное имущество не признается доходом для целей налогообложения только в том случае, если в течение одного года со дня его получения указанное имущество (за исключением денежных средств) не передается третьим лицам.

Таким образом, признавая специфику налоговой правосубъектности участников холдинга, законодательство, исходя из принципа «налог не может уплачиваться дважды», предусматривает, что участники имущественного холдинга при наличии доли участия в уставном капитале более 50% могут передавать денежные средства и имущество (при соблюдении моратория на отчуждение в течение одного года) друг другу без налоговых последствий применительно к уплате налога на прибыль.

Для понимания правовой природы передачи денежных средств и имущества внутри холдинга следует отметить, что Налоговый кодекс косвенно предполагает, что это безвозмездно передаваемое имущество. Так, ст. 250 НК РФ, определяющая внереализационные доходы, в п. 8 включает в их состав безвозмездно полученное имущество (работы, услуги) или имущественные права, за исключением случаев, указанных в ст. 251 НК РФ.

Пункт 2 ст. 248 НК РФ гласит, что для целей гл. 25 «Налог на прибыль организаций» имущество (работы, услуги) или имущественные права считаются полученными безвозмездно, если получение этого имущества (работ, услуг) или имущественных прав не связано с возникновением у получателя обязанности передать имущество (имущественные права) передающему лицу (выполнить для передающего лица работы, оказать передающему лицу услуги)355. Это обстоятельство позволяет отдельным специалистам сделать вывод356, что реализация на практике нормы пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ будет противоречить п. 4 ст. 575 ГК РФ, запрещающему сделки дарения между коммерческими организациями на сумму, превышающую пять МРОТ.

Рассмотрим актуальную для правового обеспечения российских холдингов проблему: является ли безвозмездная передача денежных средств и имущества от основного к дочернему и наоборот гражданско-правовой сделкой дарения?

Прежде всего совершение любой сделки преследует определенную цель. Д.И. Мейер утверждал, что «дарение предполагает со стороны дарителя намерение одарить другое лицо, так что где этого намерения нет, нет и дарения, хотя бы были налицо все другие его принадлежности» (курсив И.Ш.). Распределение финансовых потоков в системе холдинга по воле основного общества не имеет целью одарить какое-либо лицо, т.е. проявить к нему щедрость. Финансирование или передача денежных средств и имущества между участниками холдинга осуществляется исходя из конкретных коммерческих целей - реализации инвестиционного проекта, обеспечения производственного процесса денежными средствами и имуществом и других, направленных в конечном итоге на извлечение из предпринимательской деятельности наибольшей прибыли.

Общий принцип свободы договора применительно к договору дарения выражается в том, что как даритель, так и одаряемый могут вовсе не заключать договор, а одаряемый вправе также отказаться от принятия дара уже после заключения договора (ст. 573 ГК РФ). Трудно предположить ситуацию, когда, например, дочернее общество откажется принять от основного общества или передать другому участнику холдинга денежные средства (иное имущество) на освоение нового вида деятельности или внедрение инновационного проекта. Как справедливо отмечает Г.Л. Гонашвили, «дочернее общество в отношениях по безвозмездной передаче имущества основному обществу (или, наоборот, получению имущества от последнего) фактически лишено возможности отказаться от заключения договора или расторгнуть его, поскольку его воля определяется другой стороной правоотношения - основным обществом». «Более того, - продолжает далее автор, - после передачи имущества в собственность дочернему обществу основное общество сохраняет возможность влиять на судьбу этого имущества. При дарении же между независимыми друг от друга организациями такое влияние обычно исключено»357. Таким образом, в отношениях между основным и дочерним обществом при безвозмездной передаче имущества отсутствует такой существенный признак договора дарения, как свободная передача и свободное принятие дара.

Подвергая критике мнения специалистов о якобы существующем запрете на безвозмездную передачу имущества между основным и дочерним обществами, В.В. Витрянский отмечает, что эти взгляды «имеют в своей основе неправильное представление о соотношении норм ГК, регулирующих иные гражданско-правовые институты, в частности, с положениями об объединениях коммерческих организаций и т.п.» 358. Ученый подчеркивает, что в п. 4 ст. 575 ГК РФ речь идет именно о запрещении дарения, а не о любых гражданско-правовых договорах и сделках, не содержащих условий о встречном предоставлении со стороны одной из коммерческих организаций, участвующих в соответствующей сделке.

При достаточно убедительной, с нашей точки зрения, позиции, что безвозмездная передача денежных средств и имущества между участниками холдинга сделкой дарения не является, для обеспечения полной правовой определенности представляется целесообразным внесение изменений в п. 4 ст. 575 ГК РФ путем исключения из имеющегося там императивного запрета на совершение сделок дарения между коммерческими организациями на сумму свыше пяти МРОТ сделок по безвозмездной передаче денежных средств и имущества между основным и дочерними хозяйственными обществами.

Таким образом, основные и дочерние общества для оптимизации финансовых потоков, повышения эффективности производственной деятельности имеют возможность безвозмездной передачи друг другу денежных средств и имущества, а в случаях, предусмотренных пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ, с использованием льготы по налогу на прибыль. Подобный вывод подтверждается в том числе материалами судебной практики359.

Оформление передаваемых денежных средств и имущества на практике холдинги осуществляют двумя способами: 1)

на основании договора целевого финансирования как непоименованного в ГК РФ договора; 2)

на основании решения полномочных органов основного и дочерних обществ о передаче и соответственно получении денежных средств и имущества.

Представляется, что порядок оформления передачи денежных средств и имущества в системе холдинга нуждается в формализации в законодательстве.

Необходимость совершенствования действующего законодательства была также выявлена в ситуации, когда основное общество решением компетентного органа управления - совета директоров приняло решение о передаче дочернему обществу недвижимого имущества, переход права собственности на которое требует государственной регистрации. Поскольку в соответствии со ст. 17 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»360 основанием для государственной регистрации перехода прав в отношении коммерческих организаций, в том числе образующих холдинг, не названо решение компетентных органов управления субъекта частного права, подобная передача имущества должна быть опосредована договором. Регистрирующие органы признают такой договор дарением и со ссылкой на п. 4 ст. 575 ГК РФ отказывают в государственной регистрации. Очевидно, что в Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» также должны быть внесены изменения, легитимирующие безвозмездную передачу имущества в системе холдинга на основании решения компетентных органов управления организаций - участников холдинга. Хотя и в настоящий момент можно рассматривать безвозмездную передачу имущества между участниками холдинга как сделку, непосредственно не предусмотренную в ГК РФ, но которая может быть заключена в силу п. 2 ст. 421, устанавливающего принцип свободы договора.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: норма пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ не вступает в противоречие с положением, установленным п. 4 ст. 575 ГК РФ, поскольку передача денежных средств и имущества между участниками холдинга не является сделкой дарения, не соответствуя ее целям и правовому смыслу. При этом если оформление передачи денежных средств от одного участника холдинга к другому не встретит трудностей, то передача имущества, требующая государственной регистрации перехода права собственности (недвижимость, транспортные средства), может вызвать вопросы у регистрирующих органов, разрешить которые в рамках несовершенного законодательства пока может только судебная практика.

Финансирование в системе холдинга в ряде случаев организуется путем создания целевых централизованных фондов (резервов)х для осуществления функций по управлению холдинговым объединением или освоения новых инвестиционных проектов, осуществления научно-исследовательских работ, маркетинговых программ, строительства объектов социальной инфраструктуры. У холдинга возникает необходимость планового аккумулирования финансовых ресурсов у отдельных участников холдингового объединения. Централизованные финансовые фонды на управление холдинговым объединением формируются в основном обществе, целевые фонды на освоение конкретных программ и проектов - так же в дочерних обществах путем перечисления участниками холдинга средств прибыли, остающейся в их распоряжении в размере установленной квоты. Квота может быть рекомендована Советом холдинга и непосредственно утверждается советами директоров хозяйственных обществ - участников холдинга. Средства централизованных фондов должны расходоваться строго по смете.

Действующее предпринимательское, налоговое законодательство не уделяет проблеме правового регулирования создания централизованных фондов в холдинге должного внимания. Налоговый кодекс РФ не использует понятие централизованные фонды или централизованные средства применительно к холдингам. Возможность создания в холдингах централизованных фондов предусматривается на уровне подзаконного нормативно-правового акта - Методических рекомендаций по применению гл. 21 «Налог на добавленную стоимость» Налогового кодекса Российской Федерации, утвержденных приказом МНС РФ от 20 декабря 2000 г. № БГ-3-03/447361.

Согласно п. 32.1 указанных Методических рекомендаций при определении налоговой базы не учитываются: -

денежные средства, перечисляемые исполнительному органу организации дочерними и зависимыми обществами из прибыли, оставшейся в их распоряжении после окончательных расчетов с бюджетом по налогам, при условии, что они расходуются по утвержденной смете для осуществления централизованных функций по управлению всеми организациями (дочерними и зависимыми обществами), входящими в состав акционерного общества362, а также для формирования централизованных финансовых фондов (резервов); -

денежные средства, перечисляемые исполнительным органом организации своим дочерним и зависимым обществам из централизованных финансовых фондов (резервов), сформированных за счет прибыли, оставшейся в распоряжении организации после окончательных расчетов с бюджетом, в качестве вторичного перераспределения прибыли для расходования по целевому назначению.

Для понимания правовой природы «централизованных фондов» важно заметить, что приведенный пункт Методических рекомендаций по НДС комментирует ст. 153 НК РФ, касающуюся формирования налоговой базы для обложения налогом на добавленную стоимость. В ст. 146 НК РФ, где определен объект налогообложения НДС и перечислены операции, не признаваемые реализацией товаров (работ, услуг), особые условия налогообложения внутрихолдингового оборота не предусмотрены.

Исходя из приведенных положений, условиями освобождения от обложения оборота внутри холдингов налогом на добавленную стоимость являются следующие:

в отношении перечисления средств от дочерних (зависимых) обществ основному (преобладающему): -

средства могут быть только денежными; -

денежные средства должны перечисляться исполнительному органу основного общества дочерними (зависимыми), минуя счета реализации; -

источником передаваемых денежных средств может служить только прибыль, остающаяся в распоряжении дочерних (зависимых) обществ после окончательных расчетов с бюджетом по налогам; -

эти денежные средства могут быть израсходованы основным обществом согласно утвержденной смете для осуществления централизованных функций по управлению дочерними (зависимыми) обществами, а также для формирования целевых централизованных фондов (резервов);

в отношении перечисления средств от основного (преобладающего) дочерним (зависимым) обществам: -

средства могут быть только денежными; -

денежные средства должны перечисляться исполнительным органом основного (преобладающего) хозяйственного общества дочерним (зависимым) обществам из «централизованных фондов»; -

перечисление средств от основного (преобладающего) хозяйственного общества к дочерним должно быть по своей сути вторичным перераспределением прибыли; -

дочерние (зависимые) общества должны использовать полученные средства строго по целевому назначению.

Анализ приведенных положений позволяет сделать вывод, что формирование централизованных фондов у участников холдинга необходимо сопроводить оформлением следующих документов: -

решениями общих собраний акционеров (участников) должно быть предусмотрено образование конкретных целевых фондов (резервов), например инвестиционного, НИОКР и пр. Представляется, во-первых, что это должно быть решение именно общих собраний акционеров (участников), поскольку в соответствии с законодательством полномочия по распределению прибыли отнесены к компетенции этого органа управления - пп. 11 п. 1 ст. 48 Закона об АО, пп. 6, 7 п. 2 ст. 33 Закона об ООО. Советы директоров хозяйственных обществ реализуют решения общих собраний акционеров (участников) по созданию и использованию средств фондов (резервов) - пп. 12 п. 1 ст. 65 Закона об АО. Во-вторых, решение о создании «централизованных фондов» холдинга должно быть принято как общим собранием акционеров (участников) основного, так и дочерних обществ, ибо последние действуют через свои органы управления, хотя основное общество и имеет в них превалирующее значение, а не через органы управления основного общества. В решении о создании «централизованных фондов» необходимо отразить размер создаваемого фонда, порядок и квоту отчисления в соответствующий фонд от каждого входящего в состав холдинга хозяйственного общества; -

в уставах основного, а также дочерних хозяйственных обществ должно быть предусмотрено образование соответствующих фондов (резервов); -

должна быть составлена и соблюдаться смета на осуществление основным обществом централизованных функций по управлению дочерними или смета на расходование конкретного фонда (резерва); -

в платежном поручении при перечислении средств должно быть указано целевое назначение платежа - «для осуществления централизованных функций по управлению» или «взнос в централизованный фонд» со ссылкой на решение соответствующего органа управления, установившего размер и порядок осуществления платежей.

Представляется, что формирование централизованных фондов (резервов) в системе холдинга имеет в настоящий момент скорее управленческое, нежели правовое значение. Даже если не выполнять описанную сложную процедуру создания централизованных фондов (резервов), при безвозмездной передаче имущества от одного участника холдинга к другому, не связанного с реализацией продукции (работ, услуг), НДС не уплачивается (п. 2 ст. 162 НК РФ). Данное обстоятельство, а также то, что создание централизованных фондов (резервов) предусмотрено только на уровне подзаконного нормативного акта и не имеет закрепления в

Налоговом кодексе РФ (и это влечет за собой неоднозначность в понимании правового статуса денежных средств, передаваемых в централизованные фонды (резервы)363, являются причиной того, что очень немногие российские холдинги формируют такие фонды (резервы). Этот подход не исключает возможности для участников холдинга пользоваться преференциями, установленными при налогообложении прибыли и добавленной стоимости (см. пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ, п. 2 ст. 162).

Вторым по распространенности после целевого финансирования способом передачи финансовых ресурсов в системе холдинга является возможность беспроцентного кредитования в системе холдинга. При этом если льгота по налогу на прибыль при целевом финансировании определяется долей участия в уставном капитале передающей или принимающей стороны (не менее 50% уставного капитала), то предоставление беспроцентных займов не обусловлено какими-либо ограничениями.

Существенную роль в повышении значимости этого способа финансирования в холдинге сыграла позиция судебных органов, не признавшая материальную выгоду от экономии на процентах за пользование заемными денежными средствами как доход, облагаемый налогом на прибыль. Президиум ВАС РФ в своем Постановлении от 3 августа 2004 г. № 3009/04 указал, что пользование денежными средствами по договору займа без взимания займодавцем процентов ошибочно оценено судом кассационной инстанции как правоотношения по оказанию услуг. В соответствии с п. 5 ст. 38 НК РФ услугой для целей налогообложения признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности. Взаимоотношения по договору займа таких признаков не имеют. Денежные средства, полученные обществом по договору займа на условиях возврата такой же суммы, не могут рассматриваться как безвозмездно полученные.

РОССИЙСКАЯ rOC",4APCfBEHHAfl L.MOTEKA

Рассматривая специфику имущественных отношений в холдинговом объединении, важно коснуться проблемы договорных отношений между его участниками. Обычные предпринимательские договоры, заключаемые между участниками холдинга, приобретают определенные «холдинговые черты». Основное общество, как правило, прямо или косвенно определяет необходимость заключения того или иного договора, влияет на формирование существенных условий договоров с дочерними обществами и зачастую определяет эти условия.

Весьма распространенной практикой является заключение между основным и дочерними обществами договоров на сбыт продукции, на оказание управленческих и консультационных услуг.

Аутсорсинг\ достаточно распространенный в зарубежном бизнесе, все более прочно входит в российскую предпринимательскую практику. В системе холдинга он получил самое широкое распространение. Основным или по его решению одним из дочерних обществ осуществляются виды деятельности, поддерживающие бизнесс-процессы всех входящих в состав холдингового объединения участников. Правовым оформлением аутсорсинга является заключение договора возмездного оказания услуг между организацией - услугодателем и организацией - услугополучателем.

Разновидностью заемного труда364 наряду с аутсорсингом является также leasing, или аренда персонала, которая становится все более популярным способом привлечения рабочей силы среди российских предпринимателей . Применение его в холдинге имеет особое значение - основное общество без каких-либо особых проблем в оформлении напрямую предоставляет свой управленческий персонал дочерним обществам, обеспечивая тем самым единые требуемые им подходы к управлению их текущей деятельностью. Существенное отличие договора оказания управленческих услуг от предоставления персонала состоит в том, что в первом случае работники состоят в трудовых отношениях с основным обществом и дочернему обществу фактически безразлично, кто из сотрудников основного общества выполняет ту или иную услугу; во втором случае работники также состоят в трудовых отношениях с основным обществом, но они как бы запрашиваются дочерним обществом для выполнения определенных функций, попадая в его административное подчинение. В первом случае результатом заключенного договора будет качественно выполненная услуга, во втором - предоставленный персонал, соответствующий заявленным критериям (образование, квалификация, стаж, рекомендации и пр.).

Распространенным способом оформления имущественных отношений в холдинге является заключение между его участниками договоров на передачу исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции - фирменных наименований, товарных знаков, знаков обслуживания и пр. Такая ситуация вполне объяснима, поскольку в предпринимательском обороте участники холдинга позиционируют себя как единый бизнес, который должен быть узнаваем партнерами по соответствующему фирменному наименованию или товарному знаку (бренду). Что касается интеллектуальной собственности - изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, ноу-хау и пр., то возможность ее совместного использования для повышения эффективности деятельности всего предпринимательского объединения является одним из существенных преимуществ холдинговой модели организации бизнеса. Яркими примерами передачи ключевых для бизнеса патентов, авторских прав, ноу-хау являются, например, компании «Макдоналдс», «Кока-кола» и прочие, ставшие всемирно известными. Оформление передачи интеллектуальной собственности и средств индивидуализации в России осуществляется как на отдельные объекты посредством заключения лицензионных договоров (ст. 13

Патентного закона РФ365), так и путем передачи комплекса исключительных прав по договору концессии, получившему большую известность как договор франчайзинга (гл. 54 ГК РФ).

В практике российских холдингов осуществляется заключение смешанных договоров, так называемых генеральных договоров между основным и дочерними обществами, в которых предусматриваются различные обязательства сторон, в том числе связанные с распределением функциональных обязанностей, полномочий и ответственности между участниками холдинга. В договоре могут быть предусмотрены дополнительные по отношению к действующему законодательству меры ответственности основного общества перед дочерними. Это особенно актуально, когда основное и дочерние общества в смешанном холдинге осуществляют согласованную производственную и (или) торговую деятельность.

Рассмотрение особенностей конкретных предпринимательских договоров, конечно, выходит за пределы этого исследования. Заканчивая изложение темы имущественных взаимоотношений в холдинге, важно подчеркнуть следующее. Большинство из описанных выше особенностей финансовых и договорных отношений характерно для управляющих (не финансовых) холдингов, осуществляющих согласованную

предпринимательскую деятельность в сфере производства продукции (работ, услуг) или в торговой сфере. Именно в этих холдингах осуществляется реализация совместных инвестиционных программ, распределяются финансовые потоки с целью обеспечения приоритетного развития наиболее эффективных и быстро окупаемых сфер бизнеса.

<< | >>
Источник: Шиткина, Ирина Сергеевна. Правовое регулирование организации и деятельности холдинга как формы предпринимательского объединения [Электронный ресурс]: Дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.03. - М. - (Из фондов Российской Государственной Библиотеки).. 2006

Еще по теме § 2. Правовые аспекты имущественных отношений в холдинге:

  1. Объект и предмет диссертационного исследования
  2. Степень научной разработанности и теоретическая основа диссертационного исследования
  3. § 2. Понятие и структура холдингового объединения
  4. § 4. Меры государственного антимонопольного регулирования при создании холдингов
  5. § 1. Нормативно-правовое обеспечение организации и деятельности холдингов
  6. § 2. Правовые аспекты имущественных отношений в холдинге
  7. Статьи 1.
  8. Правовые последствия признания холдингов группой лиц
  9. Юридическая литература 1.
  10. § 2. Юридическая типология холдингов
  11. § 1. Специфика возникновения холдингов н финансово-промышленных групп по законодательству Российской Федерации
  12. § 2.2. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного общества в составе финансово-промышленной группы
  13. 1.1. Понятие и виды холдингов
  14. 3.9. Российские законопроекты о холдингах
  15. § 2.3. Реализация статуса дочернего (зависимого) хозяйственного об­щества в составе холдинговой структуры
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -