Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 3. Грааданско-лравовая ответственность за нарушения законодательства в сфере деятельности по организации и проведению азартных игр и пари.

Нарушения законодательства в сфере организации игр и пари могут повлечь за собой гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность. При этом наиболее сложным представляется вопрос о гражданско-правовой ответственности, подходов к определению понятия которой в науке выработано довольно много.

Так, например, Е.А.

Суханов рассматривает гражданско-правовую ответственность как «форму государственного принуждения, связанную с применением санкций имущественного характера, направленных на восстановление нарушенных прав и стимулирование нормальных экономических отношений юридически равноправных участников гражданского оборота»229.

Б.И. Путинский отмечал, что «хотя ответственность может быть реализована в бесспорном (нсисковом) порядке, а также добровольно возложена на себя должником..., это не меняет ее государственно- принудительного характера»289.

По мнению В.А. Тархова, юридическая ответственность - «регулируемая правом обязанность дать отчет в своих действиях»290.

В свою очередь О.С. Иоффе полагал, что «ответственность - это не просто санкция за правонарушение, а такая санкция, которая влечет определенные лишения имущественного или личного характера»291.

Несмотря на существующее многообразие научных взглядов, в науке гражданского нрава до сих пор не выработано единого подхода к определению фажданеко-правовой ответственности. Вместе с тем, выделяются общие для всех концепций моменты, получившие законодательное закрепление и отражающие специфику гражданско- правовой ответственности. К ним относятся основания ответственности, неблагоприятные последствия, круг субъектов, полномочных возлагать такую ответственность.

Исследуя особенности фажданеко-правовой ответственности за нарушения в сфере организации и проведения азартных иф и пари, можно выделить следующие признаки, присущие такому виду ответственности. Во-первых, это имущественный характер, поскольку применение фажданеко-правовой ответственности всегда связано с возмещением участниками рисковых сделок убытков (реального ущерба, упущенной выгоды), а также уплатой неустоек. Во-вторых, ответственность по фажданскому праву представляет собой ответственность одного участника обязательств из иф и пари перед другим (т.е. ответственность правонарушителя перед потерпевшим), поскольку нарушение обязанностей одним субъектом игорной деятельности всегда влечет за собой нарушении прав другого субъекта. В-третьих, размер ответственности кого-либо из участников алеаторных отношений должен соответствовать размеру причиненного вреда или убытков. В-четвертых, к различным участникам отношений, возникающих в сфере игорного бизнеса за однотипные правонарушения, должны применяться равные по объему меры ответственности, что обусловливается необходимостью последовательной реализации закрепленного в ст. 1 ГК РФ принципа равноправия участников фажданских отношений.

При исследовании особенностей фажданеко-правовой ответственности за нарушения в сфере игорной деятельности, необходимо обратить внимание на то, что неодобрительное отношение отечественного законодателя к организации азартных иф и пари, а также к участию в них выразилось в непредставлении судебной защиты требованиям граждан и юридических лиц, связанным с проведением игр и заключением пари.

Так, ст.

1062 ГК РФ гласит: «Требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари или с участием в них, не подлежат судебной защите, за исключением требований лиц, принявших участие в играх или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари, а также требований, указанных в п.5 ст. 1063 настоящего Кодекса».

Лишение права судебной защиты обязательств, возникающих их договора об игре либо пари, приравнивает их к известным еще со времен римского частного права натуральным обязательствам, обладающим двумя основными отличительными признаками: во-первых, кредитор лишен права требовать, а должник, несмотря на это, исполнивший обязательство, не вправе требовать обратно исполненное; во-вторых, под натуральными обязательствами (в техническом смысле) подразумеваются отношения, лишенные исковой защиты, но способные вызывать иные последствия свойственные обязательственному праву.

Натуральные обязательства имеют сложную правовую природу, поэтому они часто становятся предметом споров в юридической литературе.

Например, М.М. Агарков считал, что «так называемые обязательства, лишенные исковой защиты (натуральные обязательства), не являются обязательствами»230. Противоположную точку зрения на натуральные обязательства отстаивают профессоры Страсбургского университета Обри и Ро, отмечающие, что «натуральное обязательство является подлинным гражданско-правовым обязательством, но обладающим лишь меньшей юридической активностью»231. Подобное мнение отстаивают также такие, например, ученые, как Биго-Преаменё29'1 и Потье232, и данная позиция представляется наиболее верной, поскольку правоотношениям, возникающим из игр и пари присущи все признаки обязательственных правоотношений.

Можно выделить две диаметрально противоположные точки зрения на рассматриваемую проблему. Одна из них нашла свое отражение в законе, который берет под защиту участников игр в порядке исключения только в случае вовлечения их в игру под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения, в случае невыплаты выигрыша, а также отмены игр или переноса их срока (ст.ст. 1062-1063 ГК РФ). Самым главным следствием данного подхода является «неизбежный вывод о том, что имущество, переданное во исполнение обязательства из игры или пари, ни при каких условиях не может быть истребовано обратно, а за убытки, возникшие от исполнения такого обязательства, не должна уплачиваться компенсация, если только иное не предусмотрено законом»233.

Ограничение права на судебную защиту участников игр и пари можно обнаружить и в законодательстве зарубежных стран. Гак, ГК Франции и ГК Испании в качестве общего правила закрепляют положение о том, что закон нс предоставляет никакой защиты для долга, вытекающего из игры или для платежа пари. Это правило, однако не распространяется на игры, способствующие физическому развитию, но суд может отказать в просьбе, когда сумма покажется ему чрезмерной. Кроме того, защитой пользуются лица, вовлеченные в игру обманом или угрозой (ст.ст. 1965-1967 ГК Франции, ст.ст. 1798-1801 ГК Испании, ст.ст. 1933-1934 ГК Италии).

Однако, законодательный отказ в предоставлении судебной защиты требованиям, основанным на обязательствах из игр либо пари, подвергается критике рядом ученых, считающих необходимым исходить из презумпции защиты законных интересов участников игр и пари, поскольку иной подход, строго говоря, противоречит праву на судебную защиту. Ни по Конституции РФ (ст.ст. 46-47), ни по ГК РФ (ст.ст. 11-12) право на судебную защиту интересов отдельных лиц не знает никаких исключений234, поэтому «обязательства из игр и пари должны подлежать судебной защите - таково должно быть общее правило»235.

В пользу подобного подхода говорит и судебная практика, меняющаяся под влиянием проблем, возникающих в экономической и юридической деятельности в связи с непредоставлением судебной защиты обязательствам из игр и пари. Впервые в правоприменительной практике такие проблемы возникли после финансового кризиса 1998 г., когда в связи с падением курса рубля относительно доллара СШЛ многие участники срочных сделок не смогли обеспечить исполнение своих обязательств. В российские арбитражные суды, а впоследствии и в Конституционный Суд РФ, в соответствии со ст. 11 ГК РФ, были поданы иски с целью получения судебной защиты из хеджинговых сделок236, заключаемых с целью предотвращения возможных убытков, для чего использовались договоры расчетного форварда237. После дефолта стороны форвардных договоров238, в условиях неблагоприятных обстоятельств, не торопились выполнять принятые на себя обязательства в значительной степени потому, что требования по расчетным форвардным контрактам в российской правоприменительной практике квалифицировались судами как связанные с организацией игр и пари, а потому не подлежали судебной защите302.

Первый шаг к изменению данной ситуации сделал Конституционный Суд РФ, который в своем Определении от 16 декабря 2002 г. № 282-0239указал, что положения ст. 1062 ГК РФ не препятствуют предоставлению судебной защиты требованиям, вытекающим из расчетного форвардного контракта, если по своему существу он соответствует гражданско-правовым критериям сделок, требования по которым подлежат защите в судебном порядке.

При этом Г.А. Гаджиев отметил, что интерпретация арбитражными судами ст. 1062 ГК РФ как распространяющуюся на расчетные форвардные контракты порождает необходимость решения вопроса о том, не является ли такое применение данной статьи чрезмерным ограничением конституционного права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности, после чего вообще задался вопросом о допустимости отнесения подобных сделок к числу игр и пари.

Подобный подход позднее был воспринят и законодателем, что в значительной степени отвечало потребностям развития российской экономики. Так, Федеральным законом от 26 января 2007 г. № 5-ФЗ «О внесении изменений в статью 1062 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации»304 было закреплено положение о том, что на требования, связанные с участием в сделках, предусматривающих обязанность стороны или сторон сделки уплачивать денежные суммы в зависимости от изменения цен на товары, ценные бумаги, курса соответствующей валюты, величины процентных ставок, уровня инфляции или от значений, рассчитываемых на основании совокупности указанных показателей, либо от наступления иного обстоятельства, которое предусмотрено законом и относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит, правила главы 58 не распространяются. Указанные требования подлежат защите, если хотя бы одной из сторон сделки является кредитная организация или профессиональный участник рынка ценных бумаг. Если в таких сделках участвуют граждане, то их требования подлежат судебной защите только при условии их заключения на бирже.

В пользу расширения перечня оснований для судебной защиты организаторов и участников игр и пари говорит также возможность распространения них общих положений об обязательствах и сделках. В частности, если рассматривать игры и пари как разновидность условных сделок, то можно выявить и другие возможные нарушения, существование которых неизбежно породит вопрос о гражданско-правовой ответственности. Так, в соответствии с абз. 1 ст. 157 ГК РФ, если наступлению события недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой это невыгодно, то событие считается наступившим. Следовательно, если участник либо организатор, проигрывающий по ходу азартной игры, недобросовестно воздействует на исход игры, то данный участник либо организатор признается проигравшим, а игрок, выигрывающий по ходу игры, должен признаваться выигравшим. Однако, возникает вопрос о том, кого признавать выигравшим, если по ходу игры несколько лиц имеют равные (или практически равные) шансы на получение выигрыша, и определить одного победителя невозможно. В данном случае следует согласиться с высказываемой точкой зрения о том, что сумма выигрыша должна делиться равномерно среди выигрывающих участников240.

В соответствии с абз. 2 п. 3 ст. 157 ГК РФ, если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой наступление события выгодно, то условие признается ненаступившнм. Следовательно, если участник или организатор азартной игры нарушает установленные правила игры с целью наступления события, выгодного для него (признание его выигравшим), то он не признается выигравшим. Однако, исходя из того, что событие, определяющее победителя игры, в соответствии с данной нормой считается ненаступившнм, то нет и победителя игры, то есть игра считается не еостоявшейс, и всем ее добросовестным участникам должны быть возвращены их ставки.

В этом смысле интересны положения об играх, четко определяющие основания для дисквалификации участников и, тем самым, устраняющие вопрос о гражданско-правовой ответственности организатора игр. В частности, правилами проведения таких игр, как Street-Challenge, Кроссворд- Challenge, Сити-Стайл, Drag Racing и т.п. дисквалификация предусмотрена по решению организаторов, если Командой совершены следующие действия, направленные на сбой игры: перепрятывание или уничтожение подсказок там, где не предусмотрено присутствие Организаторов, наличие сговора с организатором или Маршалом; мошенничество, такое как непосещение контрольной точки, подделка, изменение, а так же фальсификация отметки Маршала в Контрольной Карте, невыполнение дополнительных заданий, грубое нарушение Регламента, некорректное отношение к Организаторам; использование помощи посторонних людей для физического обнаружения чск-поинтов, не принимающих участия в игре241.

Судебной защитой пользуются требования лиц, принявших участие в шрах или пари под влиянием обмана, угрозы, насилия или злонамеренного соглашения. В этом смысле норму ст. 1062 ГК РФ следует рассматривать как специальную по отношению к закрепленной в ст. 179 ГК РФ, указывающей на данные обстоятельства как основание для признания сделки недействительной.

Обман приобретает юридическое значение тогда, когда к нему прибегают как к средству склонить то или иное лицо к участию в игре или пари. Заинтересованная в этом сторона, прежде всего, организатор игр, преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере игры или пари, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение. Обман может заключаться и в утверждениях об определенных фактах и в умолчании, намеренном сокрытии фактов и обстоятельств, знание о которых отвратило бы потерпевшего от участия в них, то есть обман может выражаться как в совершении действий, так и в бездействии. Например, всем известное преступление, так называемый «лохотрон», квалифицируется как мошенничество. При расследовании данного вида преступных деяний обычно устанавливается, что потерпевший участвовал в игре под влиянием обмана. Таким образом, потерпевший на стадии досудебного расследования может настаивать на признании его гражданским истцом, а в последствии и на рассмотрении дела и возмещении причиненного ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

В частности, как обман следует расценивать умолчание об угрозе жизни и здоровью участника игр, предоставление гарантий выезда за границу и т.п. В этом смысле положительным примером служат правила игр, где организатор четко перечисляет обстоятельства, за которые он ответственности не несет. Так, при розыгрыше заграничных поездок, организаторы, во избежание предъявления к ним претензий, в правилах оговаривают, что не несут ответственности за невыдачу визы посольством242.

Как особый случай обмана следует рассматривать злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой, под которым понимается сговор представителей организатора и участника игр и пари, направленный против интересов представляемой стороны. В результате этого участник игры либо лишается того, что он должен был бы иметь при надлежащем использовании представителем имеющегося у него полномочия, либо приобретает дополнительные обременения. При этом цель сговора и факт получения либо не получения выгоды от него виновными лицами правового значения не имеет.

Насилие как средство побудить гражданина к участию в игре выражается в непосредственном физическом воздействии на него либо его близких: нанесении побоев, телесных повреждений, убийствах, причинении физических страданий, ограничении либо лишении свободы передвижения. Как насилие следует также расценивать уничтожение, повреждение или захват имущества потерпевшего, а также иное воздействие на него, причиняющее нравственные страдания. Правовое значение имеет любое насилие независимо от того, является ли оно уголовно наказуемым или нет, если очевидно, что оно направлено не на получение согласия на участие в игре, которого быть не может, а на понуждение к совершению действий, которые бы создавали видимость такого согласия.

Иной характер воздействия имеют угрозы, представляющие собой психическое воздействие на волю лица с целью принудить его к совершению сделки под страхом применения физического насилия, причинения нравственных страданий, распространения сведений, порочащих деловую репугацию, оглашения сведений о финансовом положении либо совершения какого-либо иного противоправного действия. При этом угроза должна быть реальной и существенной, исходя из значимости тех ценностей, которым она создавала опасность.

В свою очередь, словосочетание «злонамеренное соглашение» подразумевает умышленное соглашение (сговор) с целью причинения неблагоприятных последствий либо получения какой-либо выгоды.

Наличие рассмотренных выше обстоятельств, с учетом положений п. 2 ст. 179 ГК РФ, дает потерпевшей стороне (поскольку была искажена ее действительная воля) право требовать признания в судебном порядке игры или пари недействительной сделкой; возврата всего переданного им в качестве проигрыша другому участнику, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещения его стоимости в деньгах; возмещения реального ущерба.243 При этом важно отметить, что указанные требования может заявить только потерпевший, который что-либо уплатил или совершил в качестве проигрыша, что привело к неосновательному обогащению организатора или другого участника игры.

В тех случаях, когда участие в игре было вызвано под влиянием насилия или угрозы его применения, некоторые ученые допускают возможность предъявления требования и о компенсации морального вреда. Если перенесенные страдания явились следствием причинения вреда неимущественным благам (здоровье, телесная неприкосновенность, свобода и т.п.) гражданина, требование о компенсации морального вреда подлежит судебной защите в соответствии со ст. 151 ГК РФ и ст.ст. 1099 - 1101 ГК РФ244. Однако, такая позиция представляется не совсем оправданной, поскольку связь с проведением игр и пари будет весьма условна, так как вопрос о компенсации морального вреда будет решаться в зависимости от характера насилия или угрозы, а не факта вовлечения в игру.

Как отмечают М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, «ответственность в виде компенсации морального вреда не может возникнуть из договорного обязательства. Основанием такой ответственности является факт причинении гражданину физических или нравственных страданий. Размер компенсации морального вреда устанавливается судом и не может быть предусмотрен сторонами в договоре. Таким образом, компенсацию морального вреда следует рассматривать как разновидность внедоговорной ответственности»110. Изложенная позиция не вызывает возражений. Однако, если будет установлено, что изначально носившее договорный характер соглашение о выигрыше было заключено под влиянием насилия, с угрозой причинения вреда здоровью и т.п., то такое соглашение в судебном порядке может быть признано недействительным, а участнику азартной игры либо пари, пострадавшему в результате незаконных действий контрагента, будет предоставлена возможность требовать компенсации причиненного морального вреда.

Большой интерес с практической точки зрения вызывает4 вопрос о возможности признания игр и пари недействительными ввиду отсутствия разрешительного документа у организатора, поскольку в таком случае действия организатора будут находиться за пределами его правоспособности (ст. 173 ГК РФ). Следует иметь ввиду, что такая сделка может быть признана судом недействительной по иску самого юридического лица-организатора, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего регулирование деятельности по организации и проведению азартных игр, только если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. Однако, поскольку в случае отсутствия разрешительного документа у организатора игры (пари) его отношения с участниками оказываются вне сферы действия ст. 1063 ГК РФ, то в соответствии со ст. 1062 ГК РФ не подлежат удовлетворению и требования участников о признании сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ст. 173 ГК РФ. Следовательно, добросовестные участники игр и пари в подобной ситуации пострадать не должны.

К специальным основаниям гражданско-правовой ответственности, обусловленным спецификой рассматриваемого вида обязательств, следует отнести невыплату выигрыша, а также отмену или перенос шр.

Безусловно подлежит защите требование о выплате выигрыша. При этом участник вправе также требовать возмещения ему убытков, причиненных нарушением договора со стороны организатора.

При этом понятие «убытки», употребляемое в гражданском праве, несколько отличается от аналогичного понятия, которым оперирует экономическая наука и практика. Так, например, В.И. Кофман отмечал, что «убытки как экономическая категория не обязательно возникают в результате правонарушения»245, в то время как в качестве категории юридической «убытки представляют собой вызываемые неправомерным поведением отрицательные последствия в имущественной сфере потерпевшего»246.

Понятие «убытки» в сфере игорной деятельности необходимо отличать от категорий «вред» и «ущерб». В юридической науке встречается определение убытков как денежной оценки того ущерба, который причинен неправомерными действиями одного лица имуществу другого247.

Напротив, Н.С. Малеин под вредом, причиненным неисполнением обязательства, предлагает понимать «нарушение имущественного интереса, выраженное в денежной форме, форме убытков»248.

Четкое разграничение понятий «убытки» и «ущерб» проводит ГК РФ. Реальный ущерб раскрывается как одна из составных частей убытков. В свою очередь, сфера применения понятия «вред» ограничивается нормами о деликтных обязательствах.249

Поскольку законом не установлено иное, убытки, причиненные субъектами обязательств, возникающих в сфере игорной деятельности, включают как реальный ущерб, так и упущенную выгоду. Более того, если выигрыш носит денежный характер, то не исключено и взыскание процентов по ст. 395 ГК РФ, нормы которой призваны обеспечивать участникам отношений из игр и пари, добросовестно исполняющим свои обязательства, защиту их прав и законных интересов.

Практическое значение данной нормы для участников гражданских отношений в целом и для субъектов игорного бизнеса в частности состоит в следующем. Во-первых, обязанность должника уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами устанавливается для всех случаев их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, а также неосновательного получения от другого лица. Во-вторых, размер процентов за пользование чужими денежными средствами определяется ставкой рефинансирования Центрального Банка РФ на день исполнения обязательства либо на день вынесения судебного решения, если долг взыскивается в судебном порядке. При этом следует также иметь в виду, что если сумма долга, увеличенная с учетом инфляции, превышает сумму указанных выше процентов, то участник вправе требовать от организатора игр возмещения долга, увеличенного с учетом инфляции, в части, превышающей эту сумму. В-третьих, период, в течение которого начисляются проценты за пользование чужими денежными средствами, заканчивается днем уплаты суммы долга кредитору, если не предусмотрен более короткий срок.

Достаточно интересным основанием для ответственности является отмена или перенос игр. В этих случаях, как уже ранее было отмечено, подлежит удовлетворению лишь требование игрока о возмещении реального ущерба, но не упущенной выгоды в виду рискового характера заключенного сторонами соглашения, исход которого находился в прямой зависимости от события, наступление или ненаступление которого невозможно спрогнозировать даже при условии сохранения сделки в силе.

Приведенное положение можно раскрыть на примере отмены (впервые за тридцатилетнюю историю) всего за день до старта одной из самых престижных и трудных гонок в мире - ралли-рейда «Париж-Дакар»250. Не только власти страны, но и администрация городов, через которые проходит «Дакар», выразили свое недовольство и потребовали от организаторов гонки возмещения средств, потраченных на подготовку к марафону. Официально было заявлено, что на компенсацию могут рассчитывать команды - участники ралли, которым до 28 февраля 2008 г. надлежит выплатить стартовые взносы и прямые затраты на гонку (такие, как стоимость экипировки команды или необходимого оборудования), что для французской компании A.S.O. обойдется более чем в 52 млн. долларов, учитывая количество заявленных к участию в 30-м «Дакаре» (их было 570). Впрочем, это компенсирует лишь малую часть расходов гонщиков.251

Продолжающиеся на протяжении длительного времени дискуссии относительно оснований привлечения к юридической ответственности организаторов и участников игр и пари обусловлены имеющимися в законодательстве проблемами. Представляется, что исхо,чя из общих начал фажданского законодательства, следует закрепить в качестве общего правила возможность судебной защиты прав и законных интересов участников иф и пари, за исключением тех обязательств, которые были признаны недействительными сделками по иску заинтересованного участника, а также тех обязательств из иф и пари, что прямо запрещены законом.

Все вышеизложенное позволяет прийти к следующим выводам:

1. Вопрос о фажданеко-правовой ответственности за нарушения в сфере организации иф и пари (хотя такие нарушения могут повлечь также административную и уголовную ответственность), является наиболее сложным, учитывая неодобрительное отношение отечественного законодателя к организации азартных иф и пари, а также к участию в них, выразившееся в непредставлении судебной защиты требованиям фаждан и юридических лиц, связанным с проведением иф и заключением пари, за исключением случаев: 1) вовлечения в игру под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения; 2) невыплаты выигрыша; 3) отмены иф или переноса их срока.

2. Непредставление судебной защиты требованиям фаждан и юридических лиц основанным на натуральных обязательствах из иф и пари, рассматривается как противоречащее общим началам фажданского законодательства. В связи с этим, предлагается закрепить в качестве общего правила возможность судебной защиты прав и законных интересов участников иф и пари, за исключением тех обязательств, которые были признаны недействительными сделками по иску заинтересованного участника, а также тех обязательств из иф и пари, что прямо запрещены законом.

<< | >>
Источник: РОМАНОВА Ирина Николаевна. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЮ АЗАРТНЫХ ИГР И ПАРИ: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ И НОВЫЙ ПРАВОВОЙ РЕЖИМ / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2008

Еще по теме § 3. Грааданско-лравовая ответственность за нарушения законодательства в сфере деятельности по организации и проведению азартных игр и пари.:

  1. § 3. Грааданско-лравовая ответственность за нарушения законодательства в сфере деятельности по организации и проведению азартных игр и пари.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -