<<
>>

§ 2. Субъекты, объекты и содержание имущественных отношений в сфере игорной деятельности.

При организации игорного бизнеса возникает две группы правоотношений: 1) между организаторами игр и органами государственной власти по поводу реализации мер государственного воздействия на игорный бизнес; 2) между организаторами игр и игроками, которые имеют имущественный характер.
Последние представляют особый интерес в свете произошедших изменений в законодательном регулировании игорной деятельности в нашей стране.

Наибольшие изменения коснулись организаторов игр и пари, в качестве которых, в соответствии со статьей 6 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», могут выступать исключительно юридические лица, зарегистрированные в установленном порядке на территории Российской Федерации (ст. 6) и которые согласно ст. 5 Федерального закона РФ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» вправе осуществлять операции с денежными средствами или иным имуществом198.

Из этого следует, что, во-первых, данный статус не могут получить индивидуальные предприниматели, а во-вторых, эта сфера фактически закрыта для иностранных физических и юридических лиц.

Изъятие индивидуальных предпринимателей из числа организаторов игорного бизнеса вполне объяснимы, учитывая требования, установленные к стоимости чистых активов (как разницы суммы активов и суммы пассивов организатора азартных шр)199, размер которых не может быть менее: 1)

600 миллионов рублей - для организаторов азартных игр в казино и залах игровых автоматов; 2)

100 миллионов рублей - для организаторов азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах.

Появление подобной нормы нельзя не приветствовать, учитывая весьма своеобразную практику деятельности некоторых игорных заведений. В частности, в Рязанской области во исполнение Федерального закона от 29.12.2006 г. № 244-ФЗ, в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, был принят Закон Рязанской области от 14.06.2007 г. № 66-03 «О деятельности по организации и проведению азартных игр на территории Рязанской области»200 согласно которому на территории Рязанской области с 1 августа 2007 г. запрещается деятельность по организации и проведению азартных игр (ст.1, ст.З).

В этой связи прокуратурой Рязанской области была организована проверка исполнения законодательства, регулирующего игорный бизнес. В ходе проверки было установлено, что с 1 августа 2007 г. прекратили свою деятельность лишь 59 игорных заведений, в то время как более 90 игорных заведений проигнорировали требования законодателя о недопущении осуществления данного вида деятельности. В связи с неприятием действенных мер, направленных на закрытие игорных заведений, Прокуратурой Рязанской области были внесены представления в Управление

Федеральной налоговой службы по Рязанской области, а также в МОБ УВД Рязанской области201.

Несмотря на наличие всех оснований для ликвидации в судебном порядке игорных заведений продолживших деятельность запрещенную законом (п.2 ч. 2 ст. 61 ГК РФ), пресечение действий многих из них оказалось фактически невозможным, поскольку отношении них к моменту вступления в силу Закона Рязанской области от 14.06.2007 г.

№ 66-03 уже осуществлялось конкурсное производство. А в силу ст. 126 Закона «О несостоятельное ги (банкротстве)» в рамках реализации процедуры банкротства не может быть наложен арест.218 Привлекать же к административной ответственности организацию-банкрота, даже если санкции достаточно велики (нарушение организациями, должностными лицами установленного законом Рязанской области порядка размещения игорных заведений влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - в размере одной тысячи МРОТ2'19) бессмысленно. Впрочем, и такое решение проблемы весьма сомнительно с точки зрения буквального толкования закона. Нет оснований и для привлечения виновных лиц к уголовной ответственности, поскольку уголовный закон не подлежит расширительному толкованию, а норма, устанавливающая ответственность за незаконное предпринимательство, соответствующего положения не содержит.

Большой интерес вызывают условия допуска к игорному бизнесу иностранных граждан, учитывая, что закон признает в качестве организатора игр только субъектов, зарегистрированных в РФ. Учитывая, что каких-либо требований к размеру доли в уставном капитале, приходящейся на иностранного учредителя или участника, закон не установил, можно прийти к выводу, что в России особых ограничений для присутствия в игорном бизнесе иностранного капитала не предусматривается. Ничто не мешает и созданию российского юридического лица со стопроцентным иностранным участием. Только вряд ли на такого субъекта стоит распространять гарантии, предусмотренные действующим законодательством об иностранных инвестициях .

Следует заметить, что ряд государств считают необходимым установить для иностранных граждан дополнительные требования. В частности, в Болгарии, в соответствии со ст. 7 закона «Об азарте», иностранные организации получают разрешение на занятие игорным бизнесом при условии инвестирования не менее 10 млн. долларов и создания не менее 500 рабочих мест. Приведенные требования, однако, не распространяются на юридических лиц и граждан Евросоюза. Закон Республики Молдовы от 18 февраля 1999 года № 285-XIV «Об азартных играх» ограничивает совокупную долю иностранных учредителей (акционеров) 49 процентами уставного капитала202.

Закрепив за юридическими лицами право осуществлять деятельность по организации и проведению азартных игр и пари, российский законодатель последовал примеру ряда зарубежных государств, нормативная база которых не предусматривает для индивидуальных предпринимателей возможности выступать в качестве организаторов игр (пари). Исключением в этом смысле является Болгария, где в законе от 5 июля 1999 г. «Об азарте»203 за индивидуатьными предпринимателями признается право организовывать азартные игры с использованием игровых автоматов (ст. 6).

Следует будет отметить дифференцированный подход законодателя к выдаче разрешительных документов на организацию и проведение азартных игр и пари их соискателям в прямой зависимости от целевой направленности действий таких соискателей.

Так, п.8 ст.4 Закона закрепляет, что разрешение на осуществление деятельности по организации и проведению азартных иф в игорной зоне204, является документом, предоставляющим организатору азартных иф право осуществлять деятельность по организации и проведению азартных иф в одной игорной зоне без офаничения количества и вида игорных заведений. Правом на выдачу, переоформление и аннулирование таких разрешений, наряду с другими правами, закрепленными в ч.2 ст. 10 Закона, наделены уполномоченные органы государственной власти субъекта Российской Федерации (так называемые органы управления игорными зонами)205.

Данное правило действует лишь в отношении игорных зон, созданных в Алтайском крае, Приморском крае и Калининфадской области, т.к. как в четвертой из предусмотренных Законом игорной зоне (расположенной одновременно на территории двух субъектов и включающей в себя территорию на фанице Азовского района Ростовской области и Щербиновского района Краснодарского края), органы управления206

256 w

определяются на основании соглашения между органами государственной власти соответствующих субъектов.

В свою очередь, п.9 ст. 4 Закона закрепляет, что лицензия207 на осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах является документом, выдаваемым лицензирующим органом208 и предоставляющим организатору азартных игр право осуществлять деятельность по организации и проведению азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах вне игорных зон, с обязательным указанием в приложении к нему количества и места нахождения филиалов или иных мест осуществления деятельности по организации и проведению азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах.

Таким образом, российский законодатель в процессе регулирования игорной деятельности использует два термина: «лицензия» и «разрешение»,

вызывая критику в свой адрес относительно непоследовательности

-259

использования указанных понятии .

Подобная критика представляется не вполне справедливой, поскольку если обратиться к Толковому словарю русского языка,2™ где «разрешение» определяется как «право на совершение чего-нибудь», а равно как «документ, удостоверяющий такое право», то можно отметить, что понятие «лицензия» идет под ремаркой специального термина и рассматривается как разрешение на ведение какой-либо деятельности, из чего делается вывод, что в русском языке понятие «лицензия» является производным от понятия «разрешение». Но в тоже время оба рассматриваемых понятия являются компонентами одного разрешительного режима: субъект, подав в соответствующий орган заявление о разрешении на совершение определенного действия (действий), может получить разрешение или лицензию от уполномоченного органа.

Сказанное позволяет выдвинуть предположение, что законодатель, стремясь не допустить возникновения сложностей при дифференциации разрешительных документов, необходимых для осуществления игорной деятельности как в специализированных игорных зонах, так и за пределами их фаниц, намерено вводит два понятия: 1.

«разрешение» - документ, выдаваемый в соответствии с Законом и предоставляющий организатору азартных игр право осуществлять дея тельность по организации и проведению азартных Иф в одной игорной зоне без ограничения количества и вида игорных заведений; 2.

«лицензия» - документ, выдаваемый в соответствии с Законом и предоставляющий организатору атртных шр право осу ществл ять деятельность по организации и проведению азартных иф в букмекерских конторах и тотализаторах вне игорных зон, с обязательным указанием в приложении к нему количества и места нахождения филиалов или иных мест осуществления деятельности по организации и проведению азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах.

Особый статус в качестве организатора игр имеет государство. Как правило, при этом законодатель подчеркивает, что оно в этом случае должно преследовать цель поддержки спорта, культуры, здравоохранения, образования и социальной защиты (ст. 6 Закона Болгарии об азарте). Российское законодательство вопрос о статусе государства как организатора игр решает по-разному. С одной стороны, устанавливается запрет даже на участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или органов местного самоуправления в уставном капитале юридического лица - организатора азартных игр (п.2 ст. 6 Закона № 244-ФЗ). С другой же стороны, предусматривается, что публично-правовые образования могут выступать в качестве организаторов основанных на риске игр (п.1 ст. 1063 ГК РФ).

Интересно, что закон вполне обоснованно различает категории «участник азартной игры» и «посетитель игорного заведения». Первым признается физическое лицо, принимающее участие в азартной игре и заключающее основанное на риске соглашение о выигрыше с организатором азартной игры или другим участником азартной игры (п. 10 ст. 4 Закона № 244-ФЗ). Буквальное толкование этой нормы приводит к выводу о том, что в этом качестве может выступать любой субъект, независимо от возраста и состояния дееспособности. Совершенно иначе законодатель подошел к определению посетителей игорного заведения, которыми признаются находящиеся в игорном заведении участники азартных игр, а также иные лица, доступ которых в игорные заведения не запрещен в соответствии с Законом (п. 1 ст.7 Закона № 244-ФЗ).

Важным результатом законотворческой деятельности по праву следует признать установление в п.2 ст. 7 Закона запрета на посещение игорного заведения физическими лицами, не достигшими возраста восемнадцати лет209. Буквальное толкование данной нормы позволяет указать на существующий запрет для организатора заключать соглашения об игре (пари) с любыми несовершеннолетними, включая эмансипированных граждан, а также граждан, вступивших в брак до достижения восемнадцатилетия, которые, как следствие, не рассматриваются с правовой точки зрения в качестве субъектов игорного дела.

Такой законодательный подход представляется вполне оправданным, поскольку создание семьи, самостоятельное осуществление предпринимательской деятельности, выполнение трудовой функции по договору с работодателем не достигшими совершеннолетия гражданами, далеко не во всех случаях означает завершение процесса психоэмоционального формирования их личности, следовательно, сохраняется необходимость обеспечения защиты данной категории субъектов права от влияния факторов, способных обусловить отклонения от их здорового развития.

Аналогичный возрастной ценз на посещение игорных заведений установлен в ряде таких государств как, например, Испания, Дания, Венгрия, Финляндия, Австралия, Эстония, Франция, Германия210.

Стоит отметить, что ряд зарубежных государств считают целесообразным недопущение в игорные заведения лиц моложе 21 года (Бельгия, Латвия, Литва, Нгипет, Ливан, Непал, Сенегал, некоторые штаты США (например, Аризона, Айова, Невада). Некоторые штаты США считают необходимым повысить возраст посетителей игорных заведений с 18 до 21 года (например, Луизиана, Каролина, Висконсин). Наиболее высокий возрастной барьер установлен для игроков в Греции, где он составляет 23 года263.

Иногда вопрос об установлении возраста, по достижении которого разрешается посещение игорных заведений, решается дифференцированно в зависимости от категории игр, реже от статуса игроков.

Так, в ряде штатов США (Колорадо, Делавэр, Индиана, Миссури, Нью- Джерси, Северная Дакота и Южная Дакота) г де к наиболее опасным видами игр относятся игры в казино, включая игры на игровых автоматов с денежным выигрышем, возрастной ценз на посещение азартных игр установлен в 21 год, в то время как игра на тотализаторе допускается законодателем уже по достижении 18 летнего возраста.

Дифференцированный подход законодателя к определению возрастного критерия на посещение игорных заведений в зависимости от статуса игроков также нашел свое применение. Например, в Португалии и на Мальте доступ в игорные заведения открыт для иностранных граждан, достигших возраста 18 лет, в то время как посещение игорных заведений гражданами Мальты и Португалии не достигшими 21 года (а в некоторых казино Португалии и 25 лет), на территории своего государства запрещав гея.2'*4

Интересен в этом контексте вопрос о соотношении подобных ограничений с общими положениями о дееспособности физических лиц. С

263 Европейские модели регулирования игорного бизнеса. Греция. // http^/vib.adib92.ru/main.mhtml?l>ubID=1912&Parl=16

*** Азартные игры за границей // Российская ассоциация деятелей игорного бизнеса. // http://vib.adib92.ru/main.mhtml?Pub[D=l9]2&Part=16 одной стороны, речь идет об о]раиичении именно гражданской дееспособности в части возможности вступления в отношения по поводу организации и проведения игр. С другой, достаточно традиционным является подход, согласно которому ограничения дееспособности связываются не с возрастом, а со злоупотреблением алкогольными напитками и наркотическими веществами, реже ведением расточительного образа жизни (Грузия, Латвия, Монако. ФРГ и др.).

Анализ законодательства зарубежных государств в этой сфере позволяет прийти к выводу, что данное противоречие фактически разрешается путем обхода закона, который, на наш взгляд, следует рассматривать как особый прием юридической техники. Законодатель формально запрещает не участие в играх, а посещение игорных заведений, устанавливая особый режим пребывания в них. Однако, это уже не гражданско-правовые, а административно-правовые отношения. На это обстоятельство указывают и административные санкции, применяемые к нарушителям. Следовательно, как это ни парадоксально, нет и оснований констатировать факт ограничения гражданской дееспособности.

Исследовательский интерес также представляют установленные в некоторых государствах запреты на посещение игорных заведений гражданами в прямой зависимости от рода их деятельности.

В ряде зарубежных государств полностью исключается возможность посещения игорных заведений: военнослужащими в униформе (Португалия, Франция), работниками игорного заведения в нерабочее время (Португалия, Франция, Швейцария). Во Франции установлен запрет на посещение игорных заведений также и служащими государственных органов211. Подобный запрет действует и в Швейцарии, но распространяется только на тех государственных служащих, которые осуществляют функции по контролю за деятельностью игорных заведений212. Законодательство Бельгии устанавливает такой запрет для представителей судебных органов, нотариусов, служащих полиции (за исключением случаев, когда такое посещение непосредственно связано с выполнением их служебных обязанностей)213.

В свою очередь, в некоторых государствах разрешено посещение игорных заведений гражданами, занятыми в отдельных сферах деятельности, но для них устанавливается строгий законодательный запрет на участие (как самостоятельно, так и через посредников) в организуемых и проводимых в игорных заведениях азартных шрах и пари. Так, например, в Португалии

такой запрет действует в отношении судей, сотрудников

268

правоохранительных органов и служащих министерства иностранных дел , а в Болгарии особый запрет на участие в азартных играх установлен для лиц, имеющих непосредственное отношение к игорному бизнесу: членов совета директоров компании - организатора игр, собственников казино, управляющих, сотрудников игорных заведений, а также их супругов и родственников214.

Следует также отметить, что в ряде зарубежных государствах вне зависимости от рода деятельности таких граждан, законодательно установлен запрет на посещение игорных заведений для: нарушителей общественного порядка (Франция); подозреваемых в противозаконном деянии, а также признанных в судебном порядке виновными в совершении преступления (штат Невада США); признанных на основании решения суда виновными в преднамеренном банкротстве, а также для несостоятельных должников (Португалия); находящихся в состоянии алкогольного и (или) наркотического либо иного токсического опьянения (Франция, Болгария, Молдова).

Во Франции, Португалии и ряде других стран наряду с установлением ограничений, законодательство также устанавливает и предельный срок их применения в отношении конкретного лица - не более пяти лет. При этом нельзя не учитывать, что практическая реализация подобных ограничений предполагает работу по идентификации клиентов, ведению базы данных, обмен информацией между игорными заведениями и т.п., что отечественным законодательством не предусмотрено.

Российский законодатель, в отличие от законодателя ряда зарубежных стран, установив в п.2 ст. 7 Закона № 244-ФЗ запрет на посещение игорных заведений лицами, не достигшими возраста восемнадцати лет, не счел целесообразным расширить перечень субъектов, которые в силу закона не могут являться посетителями игорных заведений2 0, и, следовательно, не могут рассматриваться в качестве участников имущественных отношений, возникающих в сфере организации и проведения азартных игр (пари).

Вместе с тем, организатору предоставлена возможность самостоятельно устанавливать правила посещения игорного заведения, не противоречащие закону (п.З ст. 7 Закона № 244-ФЗ). Однако, такая позиция законодателя представляется не вполне оправданной, поскольку положения устанавливаемых организаторами «Правил», в большинстве случаев направлены на удовлетворение и защиту экономического интереса, прежде всего, самого организатора азартных игр. Поэтому, несмотря на закрепление D Законе № 244-ФЗ правила, обязывающего организатора азартных игр обеспечить личную безопасность участников азартных игр, иных посетителей игорного заведения, работников организатора азартных игр215 во время их нахождения в игорном заведении (п.4 ст.6), действия организатора, по выше изложенной причине, далеко не всегда могут соответствовать законным интересам участников азартных игр, посетителей, а также работников иг орного заведения.

В целях повышения эффективности применения Федерального закона Российской Федерации от 29.12.2006 г. № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» в части обеспечения личной безопасности участников азартных игр, иных посетителей игорного заведения, а также работников организатора азартных игр во время их нахождения в игорном заведеггии, предлагается внести изменения в указанный Федеральный закон, изложив пункт 2 статьи 7 в следующей редакции:

«2. Посетителями игорного заведения не могут являться: 1)

лица, не достигшие возраста восемнадцати лет; 2)

лица, своим поведением нарушающие общественный порядок; 3)

лица, находящиеся в состоянии алкогольного опьянения, явно не способные руководить своими действиями; 4)

лица, находящиеся под действием наркотического и (или) иного психотропного вещества (препарата)». В целом, физическое лицо становится субъектом имущественных отношений, возникающих при организации и проведении азартных игр и пари, с момента заключения договора с организатором игр, которое, как правило, осуществляется с помощью конклюдентных действий. Согласие на участие в игре может быть подтверждено непосредственными действиями игрока, совершаемых на игорном оборудовании (игровых автоматах, игровых столах и т.п.); внесением игроком денежных средств, либо их эквивалента - обменных знаков игорного заведения под которыми, согласно Правилам совершения операций с денежными средствами при организации и проведении азартных игр216 понимаются фишки, жетоны или иные знаки (документы), предусмотренные к обращению в игорном заведении правилами, установленными организатором азартных игр. Относительно тех случаев, когда игорное заведение в целях идентификации игроков выдаст некоторым из них специальные документы на игру, при предъявлении которых игроки получают возможность принять в ней участие, то следует отметить, что такое действие связано с тем, что получение специального документа потребует от игроков последующего внесения наличных денежных средств для оплаты своего участия в азартной игре, при этом результат И1рьг будет зависеть от дальнейших действий самого игрока, а не от наличия того или иного номера документа.

В данном контексте вызывает интерес вопрос о необходимости применения организаторами азартных игр контрольно-кассовой техники при совершении операций с денежными средствами в процессе организации и проведения азартных игр.

Ответ на поставленный вопрос может быть получен путем анализа действующего законодательства. Так, в соответствии с п.1 ст. 2 Федерального закона РФ от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении контрольно- кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или)

273

расчетов с использованием платежных карт» контрольно-кассовая техника, включенная в Государственный реестр, применяется на территории Российской Федерации всеми организациями и индивидуальными предпринимателями при осуществлении ими наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт в случаях продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.

В свою очередь, согласно ст. 364 Налогового кодекса Российской Федерации217 игорный бизнес рассматривается как предпринимательская деятельность, связанная с извлечением организациями или индивидуальными предпринимателями доходов в виде выигрыша и (или) платы за проведение азартных игр и (или) пари, не являющаяся реализацией товаров (имущественных прав), работ или услуг.

В Письме Министерства финансов Российской Федерации ог 20 ноября 2007 г.218 содержится указание на то, что Постановление Правительства Российской Федерации от 10.07.2007 N 441 «Об утверждении Правил совершения операций с денежными средствами при организации и проведении азартных игр» не меняет положений Федерального закона РФ N 54-ФЗ и Налогового Кодекса РФ.

В связи с изложенным применение контрольно-кассовой техники организаторами азартных игр не является обязательным. Аналогичным образом может решаться вопрос о применении контрольно-кассовой техники организаторами пари.

Обращаясь к вопросу об объектах имущественных отношений, возникающих при организации и проведении азартных игр, следует отметить отсутствие в цивилистике единства мнений, поэтому решение данного вопроса будет зависеть от того, какой из существующих в науке концепций придерживаться.

Одни ученые считают, что в качестве объекта гражданских прав всегда выступают вещи276. С такой позицией сложно согласиться, поскольку, как отмечают А.П. Сергеев и Ю.К. Толстой, «вещи не способны реагировать на воздействие со стороны правоотношения как определенного рода связи между людьми, поскольку* само о себе взаимодействие между людьми не может привести к каким-либо изменениям в вещах. Лишь поведение человека, направленное на вещь, способно вызвать в ней соответствующие изменения»219.

Другие авторы, в частности, В.И. Сенчищев, подвергая критике альтернативные версии, высказал идею о том, что подлинным объектом гражданских правоотношений является правовой режим, под которым понимается «не поведение обязанного лица и не вещь как таковые, но правовое значение (правовая характеристика) вещи, поведения или иных категорий имущества и неимущественных прав»220. Однако подобный подход представляется не вполне оправданным с позиций доктринального толковании понятия «правовой режим».

Следует отмстить и существование другого подхода. В частности, Я.М. Магазинер полагает, что «объект гражданского правоотношения образует поведение человека»221, демонстрируя тем самым свою солидарность с О.С. Иоффе, также отмечающего, что «объектом гражданских гграв является поведение обязанных лиц, которое в свою очередь направляется на вещи или иные объекты»222. В контексте рассматриваемой проблемы в этом качестве будут выступать действия организаторов и участников игр и пари. При этом признается их гражданско-правовое значение как внешних обстоятельств, обусловливающих либо единственно возможную форму, либо границы выбора между различными формами поведения людей как участников отношений, регулируемых гражданским правом223. Такой научный взгляд, наравне с выше изложенными, представляется весьма спорным, поскольку далеко не всякое поведение субъектов составляет объект правоотношения: нельзя рассматривать в качестве объекта поведение субъектов в процессе их взаимодействия в рамках существующего между ними правоотношения, поскольку такое поведение составляет содержание гражданского правоотношения.

Их всех представленных выше концепций определения объекта гражданского правоотношения наиболее верной представляется позиция А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого: «Объект гражданского имущественного правоотношения составляет поведение субъектов граэ1сданского правоотношения, направленное на различного рода материальные блага. При этом необходимо различать поведение субъектов фажданского правоотношения в процессе их взаимодействия между собой и поведение, направленное на материальное благо. Первое образует содержание гражданского имущественного правоотношения, а второе - его объект»224.

По указанным причинам нельзя рассматривать в качестве объекта фажданского правоотношения сами материальные, духовные и иные блага: вещи, результаты творческой деятельности, действия людей, результаты действий и т.п., как полагают некоторые авторы225. Гражданское правоотношение может воздействовать лишь на строго определенные явления окружающей действительности - поведение людей, направленное на различного рода блага, но не на сами эти блага. Сам по себе объект утрачивает какой-либо смысл, если на него нельзя оказать никакого воздействия.

Основываясь на изложенном, можно заключить, что взаимодействие организатора азартных игр (пари) с участником составляет содержание правоотношения, возникающего из договора об игре (пари), а деятельность участника, направленная на извлечение материальной выгоды (получение выигрыша) - объект данного правоотношения.

При этом, как отмечал К.П. Победоносцев, «конечный результат договора, материальная выгода его поставлены в зависимость от события совершенно неизвестного или случайного или только вероятного, так что при заключении его совершенно неизвестно, которая сторона в конечном результате выиграет, получит выгоду»284. Причем для организатора игр она выступает в денежной форме, в то время как игроки могут получать призы и в иной форме, предусмотренной правилами проводимых игр. Право ее выбора принадлежит организаторам игр.

На это обстоятельство указал Федеральный арбитражный суд Московского округа в своем Постановлении от 14 мая 2004 г. по делу № КА- А40/3655-04, где было отмечено, что игорное заведение, проводящее азартные игры, в качестве выигрыша в одной из разновидностей таких игр может установить вещевой приз для выигравших игроков. Тем самым суд констатировал вариативность в выборе формы выигрыша, который подлежит выплате игрокам.

Сами азартные игры и пари, а также игровые автоматы, игровые столы, кассы тотализаторов и букмекерских контор выступают в качестве средств получения указанных материальных благ, которые либо подпадают, либо не подпадают под особый правовой режим их организации и проведения, устанавливаемый государством. Как уже отмечалось, нс признаются азартными игры, имеющие развлекательный и спортивный характер, в том числе мииифутбол, бильярд, теннис, боулинг, пейнтбол, бридж и т.п. Не являются азартными игры викторины, в которых проявляются знания и умения (ст. 3 Закона Болгарии об азарте от 5 июля 1999 г.), поскольку в них отсутствует элемент случайности. Типичным примером служат шахматы - игра, в которой влияние случайности исключено полностью, ибо результат шахматной партии зависит исключительно от профессионализма игроков.

Совершение сделки игры или пари само по себе не порождает прав и обязанностей его участников и организатора. Их возникновение поставлено в зависимость от отлагательного условия, которое неизбежно либо наступит, либо не наступит, но достоверно предсказать в момент совершения сделки, что именно (наступление или ненаступление) произойдет в действительности, невозможно.

Следует отметить высказываемое в литературе мнение о том, что организатор игры фактически выступает в роли арбитра и казначея, поскольку игра идет не между «призвавшим» и «отозвавшимися», а исключительно между последними, которые рискуют своими взносами (оформляемыми как плата за право принять участие в игре) в надежде на выигрыш при стечении случайных обстоятельств. Пари в виде «конфликта прогнозов» также фактически представляет собой спор лишь между «отозвавшимися» на предложение организатора игр, который принимает ставки, варианты прогнозов и подводит итоги226.

Однако такая трактовка статуса организатора игр и его взаимоотношений с участниками игр допустима только в отношении некоторых их разновидностей (в частности, тотализатора). Вряд ли такой подход применим к некоторым играм в казино или в букмекерских конторах. Дело в том, что букмекерская контора выступает при заключении пари в роли стороны, определяющей размер (сумму) выигрыша в результате совпадения прогноза с реально наступившим результатом конкретного события по заранее установленному коэффициенту от размера сделанных ставок независимо от соотношения количества выигравших и проигравших участников и сделанных ими общей суммы ставок, т.е. обеспечивает своими средствами выплату выигрыша227.

Однако в любом случае для азартных игр характерно то, что денежные суммы ire разыгрываются поэтапно среди участников, а каждый из участников, играя против других участников основанного на риске соглашения о выигрыше, либо играя непосредственно против самого организатора азартной игры (игорного заведения), получает возможность либо выжрать персональную денежную сумму (иной ценный приз), либо проиграть собственные денежные средства безотносительно к играм других участников228.

Анализ российского и зарубежного законодательства позволяет выделить ггесколько общих положений, касающихся реализации права участника игр на получение выигрыша. В случае проведения азартных игр выигрыши выплачиваются владельцу фишки, жетона или иного обменного знака,

подтверждающего право участия в игре и получения выигрыша, в

предусмотренный правилами игры срок. При этом организатор азартных игр не обязан проверять полномочия предъявителя обменного знака, подтверждающего право участия в игре и получения выигрыша. В случае если возникает необходимость проверки подлинности

фишки, иного обменного знака, подтверждающего право участия в игре и получения выигрыша, организатор игры вправе приостановить выплату причитающегося выигрыша на установленный законом или правилами игры срок.

Не выплачиваются выигрыши по обменным знакам, которые хотя и предусмотрены данным игорным заведением и подтверждают право на получение выигрыша, но достоверность которых трудно установить. В случае утери игроком или приведения по его вине в негодность фишки, жетона, иного обменного знака, подтверждающего право участия в игре и получения выигрыша, игрок не вправе предъявлять претензии к организатору азартной игры, если правилами игры не предусмотрено иное.

11ретснзии, связанные с проведением азартных игр, должны приниматься организатором игры в срок, установленный правилами игры, но не превышающем срока предусмотренного законом.

В случаях организации и проведения иных азартных игр их организатор обязан выдавать игрокам выигрыши согласно правилам игры, хранить в тайне размеры выигрышей или проигрышей игроков, предоставляя информацию о них только в предусмотренных законодательством случаях, обеспечивать игрокам возможность непосредственного ознакомления с правилами игры.

Анализ зарубежного законодательства позволяет выделить и другие обязанности организатора игр, в частности, регистрировать все выдаваемые крупные выигрыши, разрешать претензии игроков в сроки и в порядке, предусмотренном правилами игры, вести ежедневный учет азартных игр по каждом)' игровому столу и игровому автомату. При этом ему запрещается предоставлять игрокам кредит для внесения ставок, а также участвовать в азартной игре, проводимой им самим. Этот запрет распространяется также на физических лиц, входящих в число акционеров, пайщиков, членов правления и лиц, непосредственной

служебной обязанностью которых является проведение азартной игры или осуществление контроля за ней.

В целом, с момента возникновения основанных на договоре отношений между субъектами игорного дела, у участников азартных игр и пари возникают преимущественно права, в то время как на организаторов возлагаются главным образом обязанности.

Все вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы. 1.

Субъектами имущественных отношений в сфере игорного бизнеса являются организаторы и участники азартных игр (пари). Организатором игр может выступать только юридическое лицо, зарегистрированное в установленном порядке на территории Российской Федерации, полупившее разрешение либо лицензию на осуществление игорной деятельности. 2.

Законодатель намерено вводит два понятия в сферу деятельности по организации и проведению азартных игр и пари: 1.

«разрешение» - документ, выдаваемый в соответствии с Законом и предоставляющий организатору азартных игр право осуществлять деятельность по организации и проведению азартных игр в одной игорной зоне без ограничения количества и вида игорных заведений; 2.

«лицензия» - документ, выдаваемый в соответствии с Законом и предоставляющий организатору азартггых игр право осуществлять деятельность по организации и проведению азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах вне игорных зон, с обязательным указанием в приложении к нему количества и места нахождения филиалов или иных мест осуществления деятельности по организации и проведению азартных иф в букмекерских конторах и тотализаторах.

Представляется, что закрепление правила о выдаче разрешения - организаторам азартных игр и лицензии - организаторам пари будет способствовать недопущению проблем при дифференциации разрешительных документов, необходимых для осуществления игорной деятельности как в специализированных игорных зонах, так и вне их границ. 3.

Российское законодательство по-разному решает вопрос о статусе государства как организатора игр. С одной стороны, в Гражданском кодексе РФ закрепляется договорная основа отношений между организаторами основанных на риске игр - Российской Федерацией, субъектами РФ, муниципальными образованиями и участниками таких игр. С другой стороны, согласно положениям Закона № 244-ФЗ, юридические лица, учредителями которых являются публично-правые образования, не могут выступать организаторами азартных игр. 4.

Закон № 244-ФЗ различает категории «участник азартной игры» и «посетитель игорного заведения». Статус последнего достаточно подробно регламентируется зарубежным законодательством, где устанавливаются ограничения по возрасту и роду деятельности. Иногда этот вопрос решается дифференцированно в зависимости от категории игр и статуса игроков. 5.

Пункт 2 статьи 7 Федерального закона № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», устанавливающий запрет на посещение игорного заведения, распространяющийся исключительно на лиц, не достигших возраста восемнадцати лет, предлагается дополнить и изложить в следующей редакции:

«2. Посетителями шорного заведения не могут4 являться: 1)

лица, не достигшие возраста восемнадцати лет; 2)

лица, своим поведением нарушающие общественный порядок; 3)

лица, находящиеся в состоянии алкогольного опьянения, явно не способные руководить своими действиями; 4)

лица, находящиеся под действием наркотического и (или) иного психотропного вещества (препарата)».

Расширение перечня оснований недопущения граждан в игорные заведения позволит повысить эффективность применения Закона в части обеспечения личной безопасности участников азартных игр, иных посетителей игорного заведения, а также работников организатора азартных игр во время их нахождения в игорном заведении. 6.

Объект правоотношения, возникающего из договора об игре (пари), составляет деятельность участника, направленная на извлечение материальной выгоды (получение выигрыша). Для организатора игорного дела такая выгода выступает в денежной форме, в то время как игроки могут получать призы и в иной форме, предусмотренной правилами проводимых иф. Право ее выбора принадлежит организаторам иф. Сами азартные игры и пари, а также игровые автоматы, ифовые столы, кассы тотализаторов и букмекерских контор выступают в качестве средств получения указанных материальных благ*. 7.

Содержание правоотношения, возникающего из договора об ифе (пари) составляет взаимодействие организатора азартных иф (пари) с участником и зависит от особенностей конкретного вида азартной ифы (пари).

<< | >>
Источник: РОМАНОВА Ирина Николаевна. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЮ АЗАРТНЫХ ИГР И ПАРИ: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ И НОВЫЙ ПРАВОВОЙ РЕЖИМ / Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2008

Еще по теме § 2. Субъекты, объекты и содержание имущественных отношений в сфере игорной деятельности.:

  1. Степень научной разработанности темы исследования.
  2. § 1. Понятие, признаки и виды азартных игр и пари.
  3. § 2. История развития правовой регламентации азартных игр и пари в зарубежном законодательстве*
  4. § 1. Основания возникновении, изменения и прекращения правовых отношений, возникающих в сфере деятельности по организации и проведению азартных игр и пари.
  5. § 2. Субъекты, объекты и содержание имущественных отношений в сфере игорной деятельности.
  6. § 4. Новый правовой режим организации азартных игр и пари: особенности, проблемы и социально-правовые последствия.
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
  8. §3. Запреты и изъятия ограничительного характера на участие иностранных компаний Б отдельных сферах предпринимательской деятельности в России.
  9. 6. Система гражданско-правовых договоров
  10. § 2. ЮРИДИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 210 УК РФ
  11. 2. Понятие и виды способов защиты субъективных прав
  12. Эволюция групповой идентичности крестьянства
  13. 4.2. Проблема борьбы с "отмыванием" доходов от преступной деятельности
  14. ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ Тема 5. Бюджетное право и бюджетное устройство Российской Федерации
  15. СОДЕРЖАНИЕ УЧЕБНОГО КУРСА «ФИНАНСОВОЕ ПРАВО»
  16. 3. Налоги, уплачиваемые физическими и юридическими лицами.
  17. ВТОРАЯ ПРОМЕЖУТОЧНАЯ АТТЕСТАЦИЯ
  18. 2.1. Уголовно-правовая характеристика легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (ст.ст. 174,174.1 УК РФ)
  19. § 3. Порядок распределения налогов между бюджетами различных уровней в Испании
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -