<<
>>

§ 2. Исполнение определений о принятии мер обеспечения

Несомненный интерес в теории гражданского процессуального права и исполнительного права представляет вопрос об исполнимости определений о принятии мер обеспечения.

Под исполнимостью судебного акта, как считал Н.Б.

Зейдер, следует понимать возможность принудительного исполнения этого акта, т.е. осуществления специальными государственными органами ряда мероприятий, которые направлены на реализацию судебного акта помимо воли лица, обязанного по этому акту*(185).

Н.А. Чечина полагает, что исполнимость есть проявление общеобязательности. По ее мнению, без исполнимости обязательность теряет свое содержание, так как исполнимость является практически осуществлением обязател ьности*(186).

Аналогичной точки зрения придерживается и А.Ф. Клейнман, который считает, что даже "самое хорошее решение, если оно не исполняется, теряет всякий смысл и превращается в клочок бумаги"*(187).

Однако О.В. Исаенкова несколько шире определяет порядок исполнения судебных постановлений. Так, по ее мнению, производство по исполнению правоприменительных актов не исчерпывается применением уполномоченными должностными лицами государства специальных мер принудительного исполнения, поскольку эти отношения составляют предмет регулирования исполнительного права, без которого система права не может нормально функционировать. Задачи исполнительного права определяются задачами правосудия по гражданским делам, но не совпадают с ними. Главной же задачей исполнительного производства является обеспечение законного, своевременного и надлежащего по качеству и объему исполнения юрисдикционных актов*(188).

Указанные мнения ученых-процессуалистов не вызывают сомнения, поскольку, только исполнив судебное постановление, можно говорить о восстановлении нарушенного права или защите охраняемого законом интереса.

Д.Я. Малешин в своей работе справедливо отмечает, что "исполнение судебных постановлений практически всегда в нашей стране было недостаточно эффективным"*(189).

По его мнению, это было связано с тем, что полномочия по исполнению находились в различные периоды в компетенции либо органов судебной власти, либо органов исполнительной власти, в зависимости от того, у какой власти получалось более эффективно осуществлять эти функции.

Не лишенным оснований представляется также суждение А.В. Чекмаревой, отмечающей, что в современных условиях опыт работы службы судебных приставов обнаружил уже ряд недостатков, которые можно подразделить на два вида: 1)

незрелость общества и низкая правовая культура, падение нравственности, отсутствие привычки отстаивать свои права; 2)

слабая материально-техническая оснащенность службы судебных приставов, перегрузка и недостаточная компетентность самих судебных приставов*(190).

Г.А. Жилин полагает, что "серьезной проблемой, непосредственно влияющей на эффективность судебной защиты, является ненадлежащее исполнение судебных постановлений"*(191). Он считает, что исполнительное производство должно оставаться составной частью гражданского судопроизводства, под процессуальным контролем суда, и только в этом случае защита нарушенных прав человека в гражданском судопроизводстве будет осуществляться более эффективно и в полной мере.

Сегодня проблемы исполнения судебных постановлений вынуждают некоторых граждан РФ искать защиты своего нарушенного права в Европейском Суде по правам человека. Так, Бурдов А.Т. 20 марта 2000 г. подал жалобу против России в Европейский Суд по правам человека. При рассмотрении жалобы Бурдова А.Т. суд установил, что исполнение судебного решения, вынесенного любым судом, должно считаться неотъемлемой частью судебного разбирательства в целях достижения принципа справедливости, изложенного в ст. 6 Европейской Конвенции*(192) Городские власти не должны были ссылаться на недостаток средств в оправдание для невыплаты долга по судебному решению. Суд заметил, что решения Шахтинского городского суда от 3 марта 1997 г., 21 мая 1999 г. и 9 мая 2000 г.

оставались полностью или частично невыполненными до 5 марта 2001 г., до тех пор, пока Министерство финансов не приняло решения выплатить полностью присужденную сумму заявителю. Суд также отметил, что эта выплата произошла лишь после того, как Правительство РФ было поставлено в известность о подаче Бурдовым жалобы в Европейский Суд. Европейский Суд по правам человека указал, что недостаток средств не может оправдать подобные упущения и признал нарушение Российской Федерацией п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции*(193).

Практические работники по исполнению судебных постановлений руководствуются правилами, установленными в разд. VII ГПК РФ и в Федеральном законе "Об исполнительном производстве", а также иными правовыми актами. Исполнение исполнительных документов можно разделить на два вида: -

исполнение исполнительных документов по спорам имущественного характера (о взыскании); -

исполнение исполнительных документов по спорам неимущественного характера (о совершении каких-либо действий).

К исполнению исполнительных документов по спорам имущественного характера можно отнести все документы, связанные со взысканием с должника алиментов, суммы долга, штрафов и т.д. А к исполнению исполнительных документов по спорам неимущественного характера можно отнести документы, обязывающие должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения.

Общие условия исполнения исполнительного документа по спорам неимущественного характера содержатся в гл. 13 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Однако, учитывая "немедленный" характер исполнения определения о принятии мер обеспечения, нормы п. 12 ст. 30 этого закона, обязывающие должника добровольно совершить определенные действия или воздержаться от их совершения в течение пяти дней, в данном случае не действуют.

При исполнении исполнительного листа, выданного на основании определения о принятии мер обеспечения, может возникнуть ситуация, когда его невозможно будет исполнить.

Невозможность исполнения связана с несовершенством как исполнительного законодательства, так и мер принудительного исполнения.

И. Бойко еще в 1991 г., т.е. до принятия Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве"*(194), предлагал, например, "конкретизировать действия судебного пристава-исполнителя в случае отказа ребенка в возрасте 14-15 лет уезжать от лица, с которым он проживает, или когда должник прячет ребенка, не желая его передавать"*(195).

К сожалению, этот вопрос остается не решенным в законе и по сегодняшний день. Так, например, если такая ситуация возникнет при исполнении определения о принятии мер обеспечения, судебный пристав-исполнитель не сможет его исполнить, в результате чего права лица, заявившего ходатайство о принятии обеспечительных мер, будут нарушены.

Проблема исполнимости определений о принятии мер обеспечения заключаются не только в том, что их иногда невозможно исполнить физически, но и из-за ряда других существенных причин.

Так, бюджетная организация обратились к Горводоканалу с иском о понуждении произвести ремонт здания, пострадавшего от прорыва канализации.

Были затоплены подвал и первый этаж здания. В любой момент могли быть затоплены и другие помещения, что нанесло бы значительный ущерб истцу. Истец обратился в суд с ходатайством о принятии мер обеспечения, в котором просил обязать ответчика заменить прогнившие трубы для предотвращения нового прорыва труб и большего затопления помещений. Ходатайство было удовлетворено. Истец обратился в службу судебных приставов для исполнения определения суда. Судебный пристав-исполнитель вынес постановление о возбуждении исполнительного производства и направил его ответчику. Ответчик - бюджетная организация - заявил, что городским бюджетом замена труб на этом участке не предусмотрена, средства на приобретение дополнительных труб у него в настоящее время отсутствуют. Определение суда не было выполнено. Трубы прорвало еще раз, размер исковых требований увеличился, и истец был вынужден прекратить свою работу на целый учебный год*(196).

В другой ситуации основанием для неисполнения определения о принятии мер обеспечения послужили иные причины.

Так, Н.

предъявил иск к М.М. С. и С.Н. о взыскании 45 661 руб. ущерба, причиненного в результате ДТП. В исковом заявлении истец изложил ходатайство о принятии мер обеспечения в виде наложения ареста на имущество ответчиков. Ходатайство истца было удовлетворено, и судья вынес определение о наложении ареста на имущество ответчиков. После поступления исполнительного листа к судебному приставу-исполнителю был назначен день для исполнения определения суда о принятии мер обеспечения, поскольку его немедленное исполнение было невозможно. Служба судебных приставов находилась в одном конце города, а ответчики проживали за городом, в п. Багаевка, доехать куда можно было только на автобусе, который ходил по расписанию, или на машине. В день исполнения истец, предоставив автомобиль, со своим представителем и с судебным приставом- исполнителем направились к ответчикам. Прибыв на место, они не смогли попасть в жилой дом, так как ответчики не открыли дверь. На этом попытки судебного пристава-исполнителя исполнить определение суда о наложении ареста на имущество ответчиков прекратились. Судебный пристав-исполнитель сообщил истцу, что в этой ситуации он бессилен, поскольку согласно ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно, и никто не вправе проникать в него против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения*(197).

Проанализировав вышеизложенные ситуации, можно сделать следующие выводы. Во-первых, меры обеспечения, которые невозможно применить, - неэффективны.

Во-вторых, в ситуации, когда должник не выполняет законного требования судебного пристава-исполнителя, например, не впускает его в свою квартиру для проведения ареста имущества, наложение на него штрафа в соответствии с п. 1 ст. 113 Федерального закона "Об исполнительном производстве" является недостаточной и малоэффективной мерой воздействия. По нашему мнению, необходимо на законодательном уровне закрепить право судебного пристава- исполнителя в подобных случаях вскрывать жилые и иные помещения при наличии соответствующего решения суда и в присутствии представителя

правоохранительных органов (участкового) и понятых.

Действующий Федеральный закон "Об исполнительном производстве" содержит нормы, которые нарушают права и законные интересы граждан при исполнении определений суда о принятии мер по обеспечению иска.

Рассмотрим следующую ситуацию.

Взыскатель N 1 предъявил в службу судебных приставов исполнительный лист (выданный на основании вступившего в законную силу судебного решения) о взыскании с должника суммы долга по договору займа в размере 300 000 руб. В процессе исполнительного производства была арестована и выставлена на торги квартира должника. Параллельно с этим исполнительным производством в районном суде рассматривается гражданское дело о возмещении вреда, причиненного здоровью в результате ДТП, в размере 100 000 руб., где ответчиком по делу выступает то же лицо, которое является должником по исполнительному производству.

В качестве меры обеспечения истец (взыскатель N 2) просит суд наложить арест на квартиру ответчика. Судья удовлетворяет заявление истца и выносит определение о принятии обеспечительных мер. Истцу выдается исполнительный лист, который предъявляется им к исполнению в службу судебных приставов.

В создавшейся ситуации возникает вопрос: как должен поступить судебный пристав-исполнитель, когда к нему поступит исполнительный лист о наложении ареста на квартиру в качестве меры по обеспечению исполнения будущего судебного постановления, если эта квартира уже арестована и выставлена на торги по другому исполнительному производству о взыскании суммы долга?

В силу ст. 34 Федерального закона "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель должен объединить возбужденные исполнительные производства в одно сводное исполнительное производство. Однако некоторые практики*(198) считают по-другому. Так, если в отношении должника возбуждено исполнительное производство и наложен арест на его имущество, которое выставлено на торги, судебный пристав-исполнитель не станет объединять исполнительные производства в одно производство, если к нему в производство поступит исполнительный лист о наложении ареста на это же имущество в качестве обеспечительной меры.

По утверждению Л. Белоусова, судебный пристав-исполнитель должен наложить арест в качестве меры обеспечения только на то имущество должника, которое еще не было арестовано в обеспечение исполнения по исполнительному документу, или принять меры к отысканию иного имущества должника*(199).

С указанной точкой зрения Л. Белоусова невозможно полностью согласиться по следующим соображениям. Во-первых, судебный пристав-исполнитель при исполнении исполнительного листа, выданного на основании определения о принятии мер обеспечения, должен выполнить только то, что указано в исполнительном листе (например, наложить арест на квартиру Иванова А.А., расположенную по адресу: г. Саратов, ул. Рахова, д. 34/45, кв. 12), а не осуществлять дополнительные действия по розыску иного имущества должника, поскольку закон разрешает судебному приставу-исполнителю осуществлять розыск имущества только при исполнении вступивших в законную силу судебных постановлений.

Во-вторых, судебный пристав-исполнитель обязан в силу ст. 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве" принять исполнительный лист и возбудить исполнительное производство. Но поскольку наложить арест два раза на одну и ту же квартиру должника невозможно, представляется, что в этой ситуации судебный пристав-исполнитель мог бы вернуть неисполненный исполнительный лист взыскателю по правилам ст. 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве", которая предусматривает основания возвращения исполнительного документа. Однако необходимо отметить, что в п. 1 ст. 46 указанной статьи не содержится правило о том, что, судебный пристав-исполнитель обязан вернуть неисполненный исполнительный документ взыскателю, когда имущество, на которое необходимо наложить арест в качестве меры по обеспечению исполнения будущего судебного постановления, уже арестовано в целях обеспечения исполнения исполнительного документа.

Таким образом, учитывая, что подобная ситуация может возникнуть на практике, предлагается дополнить п. 1 ст. 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве" еще одним подпунктом, содержащим основание возвращения исполнительного документа взыскателю, по которому взыскание не производилось или произведено частично, в следующей редакции:

"Если на указанное в исполнительном документе имущество должника наложен арест по другому исполнительному производству".

Продолжим анализировать приведенную ситуацию. Истец, узнав о том, что на квартиру ответчика уже наложен арест по другому исполнительному производству, может поступить следующим образом. 1.

Истецждет решения суда. Получает исполнительный лист, предъявляет его к исполнению. Получает постановление об окончании исполнительного производства и о возвращении взыскателю исполнительного документа, вынесенного на основании акта о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительный документ возвращается взыскателю, так как к моменту вступления решения в законную силу квартира должника будет уже реализована, а денежные средства переданы взыскателю N 1. 2.

Истец заявляет ходатайство в суд о составлении запросов в различные органы для отыскания иного имущества ответчика. 3.

Истец подает новое заявление о принятии мер обеспечения и просит суд наложить арест на денежные средства, которые будут получены от реализации квартиры ответчика.

В первом и втором случае судебное постановление, вынесенное в пользу истца, вероятнее всего, не будет исполнено, так как в рассматриваемой ситуации у должника не имеется иного имущества, на которое можно было бы обратить взыскание в соответствии с Федеральным законом "Об исполнительном производстве". Однако, если истец будет действовать согласно третьему варианту, ситуация может измениться.

Например, судья удовлетворяет ходатайство истца о принятии мер обеспечения в виде наложения ареста на денежные средства, которые поступят от реализации квартиры ответчика. Такая мера обеспечения, по нашему мнению, возможна.

Как считает М.К. Треушников, запрещение третьим лицам распоряжаться имуществом может быть распространено как на наличное имущество, так и на имущество, которое подлежит поступлению в будущем*(200).

К тому же арест денежных средств, по мнению Н.В. Федоренко, которые поступят на счет должника в будущем, является наиболее целесообразным решением вопроса о вероятности исполнения судебных решений*(201).

В указанной ситуации денежные средства от реализации квартиры должника поступят не на его расчетный счет, а на счет службы судебных приставов. Тем не менее согласно п. 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ судья может наложить арест на имущество ответчика, находящееся у него или других лиц.

Таким образом, реализовав квартиру должника, судебный пристав- исполнитель не выплачивает сумму по исполнительному листу взыскателю N 1, так как на эту сумму наложен арест в качестве меры по обеспечению исполнения будущего судебного постановления. К этому моменту судья удовлетворяет требования по иску о возмещении вреда, причиненного здоровью, выносит решение и выдает исполнительный лист. Бывший истец предъявляет исполнительный лист к исполнению, и судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство. Согласно требованиям п. 1 ст. 34 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в случаях, когда в подразделении в отношении одного и того же должника возбуждается несколько исполнительных производств, они объединяются в сводное исполнительное производство. В этой ситуации, если имущества должника не хватает для удовлетворения всех требований по исполнительным листам, требования взыскателей удовлетворяются по правилам, предусмотренными ст. 111 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Положение этой статьи раскрывает специфический принцип, присущий только исполнительному производству, - принцип пропорционального распределения взыскиваемых сумм между взыскателями*(202).

Очевидным является тот факт, что на сегодняшний день государство установило приоритет по удовлетворению требований лиц, наименее социально защищенных: по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью; возмещению вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, отнеся эти требования к первой очереди.

Такая позиция государства, по мнению О.В. Исаенковой, является вполне оправданной.

Указанное мнение не вызывает сомнений, поскольку государство обязано защищать права своих граждан, особенно интересы тех, кто не может это сделать за себя сам (дети, сироты и инвалиды). Однако невозможно признать приемлемой позицию законодателя, который относит к третьей очереди удовлетворение требований по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды.

Во-первых, ст. 2 Конституции РФ устанавливает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а положение пп. 3 п. 1 ст. 111 Федерального закона "Об исполнительном производстве" противоречит этим нормам Конституции РФ. Во-вторых, требования каждой последующей очереди удовлетворяются только после того, как были полностью погашены требования предыдущей очереди. Соответственно, все иные требования, которые отнесены к четвертой очереди, удовлетворяются после удовлетворения требований государства и его органов. Это нарушение и ущемление законодателем прав человека и гражданина является неприемлемым. Не менее серьезные возражения вызывает и то, что закон в меньшей степени защищает интересы и права тех взыскателей, которые согласно п. 1 ст. 111 Федерального закона "Об исполнительном производстве" отнесены к четвертой очереди взыскателей по удовлетворению своих требований.

Изложенное дает основание для следующего вывода: взыскатель N 2, который предъявил исполнительный лист позже взыскателя N 1, в силу п. 1 ст. 111 Федерального закона "Об исполнительном производстве" становится взыскателем, чьи требования удовлетворяются в первую очередь, т.е. взыскателем N 1. А взыскатель N 1 автоматически относится к четвертой очереди взыскателей и становится взыскателем N 2. Следовательно, взыскатель N 1, который предъявил первым исполнительный лист к исполнению, не получит всей сумму от реализованной квартиры, так как требования взыскателя N 2 будут удовлетворены в первую очередь.

Такое ущемление прав взыскателей, отнесенных законом к четвертой очереди, является прямым нарушением статей Конституции РФ. Так, ч. 3 ст. 17 Конституции РФ гласит о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других граждан. Все равны перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ). Как можно говорить о защите прав взыскателя N 2, когда закон нарушает права другого взыскателя - N 1?

В связи с этим В.В. Ярков до принятия федеральных законов "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве" и ГПК РФ предлагал количество очередей сократить до трех. К первой очереди он относит требования, указанные в ранее действующей ст. 419 ГПК РСФСР, а именно: требования по взысканию алиментов; требования рабочих и служащих, вытекающие из трудовых правоотношений; требования членов колхозов, связанные с их трудом в колхозе; требования об оплате оказанной адвокатами юридической помощи; требования о выплате вознаграждения, причитающегося авторам за использование произведения, за открытие, изобретение, на которое выдано авторское свидетельство, рационализаторское предложение и промышленный образец, на которые выдано свидетельство; требования по возмещению вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также в связи со смертью кормильца. После полного удовлетворения указанных требований удовлетворяются требования по социальному страхованию и требования граждан по возмещению ущерба, причиненного их имуществу преступлением или административным правонарушением. Ко второй очереди - обеспеченные залогом требования о взыскании из стоимости заложенного имущества (ст. 421 ГПК РСФСР) и к третьей очереди - все остальные требования*(203).

Однако с принятием в 2007 г. Федерального закона "Об исполнительном производстве" порядок распределения взысканных денежных средств и очередность удовлетворения требований взыскателя были закреплены в новом законе в гл. 14. Необходимо отметить, что перечень требований претерпел существенные изменения, а количество очередей сократилось лишь до четырех. Так, ст. 111 Федерального закона "Об исполнительном производстве" устанавливает следующую

очередность удовлетворения требований взыскателей: 3)

в первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, возмещению вреда в связи со смертью кормильца, а также требования о компенсации морального вреда; 4)

во вторую очередь удовлетворяются требования по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих (работавших) по трудовому договору, а также по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности; 5)

в третью очередь удовлетворяются требования по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды; 6)

в четвертую очередь удовлетворяются все остальные требования.

Тем не менее, как справедливо считает О.В. Исаенкова, исправить ситуацию, в которой ущемляются права взыскателей не только четвертой очереди, но и других очередей, возможно путем безусловного и немедленного исключения из приоритетов взысканий третьей очередей, а второй очереди - со временем, так как право на труд и получение за него вознаграждения провозглашается Конституцией РФ наравне с другими правами*(204).

Суть довода О.В. Исаенковой состоит в том, что вне очереди должны удовлетворяться только те требования, которые отнесены к первой очереди, а при недостаточности взысканной денежной суммы для удовлетворения всех остальных требований выплаты будут производиться пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме.

Предложения В.В. Яркова и О.В. Исаенковой являются необходимыми и своевременными на данном этапе развития исполнительного законодательства. Установление очередности удовлетворения требований взыскателей в исполнительном производстве - важная гарантия прав и свобод человека и гражданина. И если рассматривать правила, содержащиеся в ст. 111 Федерального закона "Об исполнительном производстве", с точки зрения правового, демократического государства, как это провозглашено Конституцией РФ, то представляется более справедливым и отвечающим положениям Конституции РФ (ст. 2, ч. 2 ст. 7, ч. 2 ст. 8, ч. 3 ст. 17 и т.д.) отнесение к взыскателям первой очереди всех физических лиц без установления приоритетов по тем или иным взысканиям. Требования по взысканию денежных сумм среди физических лиц будут удовлетворятся судебным приставом-исполнителем согласно очередности поступления исполнительных документов к нему в производство.

Таким образом, предлагается оставить только две очереди удовлетворения требований взыскателей: 1)

требования физических лиц по взысканиям, возникающим из различных правоотношений; 2)

все остальные требования в порядке поступления исполнительных листов.

Представляется, что выявленные противоречия Федерального закона "Об

исполнительном производстве" Конституции РФ должны быть устранены на законодательном уровне, и в Федеральный закон "Об исполнительном производстве" необходимо внести соответствующие изменения и принять Исполнительный кодекс РФ*(205) с учетом вышеизложенных замечаний и

предложений.

<< | >>
Источник: Ткачева Н.Н.. Обеспечение иска в гражданском судопроизводстве: науч.-практ. пособие - "Волтерс Кпувер". - 136 с.. 2011

Еще по теме § 2. Исполнение определений о принятии мер обеспечения:

  1. Что означает понятие «обеспечение решения»?
  2. § 4. Исполнение иных наказаний и уголовно-правовых мер, не связанных с лишением свободы
  3. § 7. Обеспечение иска 1. Понятие обеспечения иска
  4. 7. Защита ответчика против мер обеспечения иска
  5. 20.3. Меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях
  6. § 1. Понятие и значение обеспечительных мер 1. Понятие обеспечительных мер
  7. 2. Исполнение определений арбитражных судов
  8. § 2. Особенности принятия мер обеспечения по отдельным видам исков
  9. Глава 2. Меры по обеспечению исполнения будущего судебного 27 постановления: особенности применения и исполнения определений о принятии мер обеспечения
  10. § 2. Исполнение определений о принятии мер обеспечения
  11. § 1. Своевременное признание гражданско-правовых требований потерпевшего кик мера обеспечении заявленного им гражданского иска
  12. Принципы и источники права социального обеспечения
  13. 12.2. Порядок предъявления, обеспечения и разрешения гражданского иска в уголовном судопроизводстве
  14. Б. В. Россинский* НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ
  15. Вопрос 2. Характеристика мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях и порядок их применения.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -