ОТЛИЧИЯ ИСКОВОГО ПРОИЗВОДСТВА ОТ ДРУГИХ ВИДОВ СУДОПРОИЗВОДСТВА

Деятельность суда и в исковом, и в неисковых производствах протекает в определенном порядке, указанном в законе, который предусматривает для их участников определенные процессуально-правовые гарантии.

Указанные в ст.

2 ГПК РФ целевые установки конкретизируются каждый раз применительно к судопроизводству по конкретному гражданскому делу, и эта конкретизация зависит, прежде всего, от того, в каком виде судопроизводства происходит рассмотрение дела. Исходя из вида судопроизводства, определяется в конечном счете тот спектр процессуальных средств, которые допустимо или необходимо использовать для достижения общей цели, и, следовательно, сама гражданская процессуальная форма. Таким образом, гражданская процессуальная форма имеет особенности применительно к различным видам гражданского судопроизводства.

Вид гражданского судопроизводства определяет наименование субъектов процесса и их правовое положение, специфику возбуждения судопроизводства, возможность использования отдельных средств защиты, сроки рассмотрения дел, распределение обязанностей по доказыванию, особенности вынесения и исполнения итогового судебного акта. Как правило, в качестве критерия деления гражданского судопроизводства на виды называют материально-правовые особенности дел, рассматриваемых в порядке того или иного вида гражданского судопроизводства <1>. Вместе с тем одного критерия здесь явно недостаточно. Представляется, что деление судебного порядка рассмотрения гражданских дел на виды производится в зависимости от трех основных критериев:

<1> См.: Ефимова Ю.В. Специализация гражданской процессуальной деятельности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 14. 1)

предмета судебной защиты (что защищается); 2)

целей судебной деятельности (зачем защищается); 3)

способа защиты (как защищается).

Наиболее известное определение вида гражданского судопроизводства было дано П.Ф. Елисейкиным, который определил его как процессуальный порядок рассмотрения отдельной категории дел, в основе которого лежат обусловленные предметом судебной деятельности особые цель и метод выполнения задач по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов и который вместе с тем подчинен общим правилам гражданского судопроизводства <1>. Как видим, в данном определении так или иначе прослеживаются все указанные составляющие - предмет, цель, способ (у П. Ф. Елисейкина - метод).

<1> См.: Елисейкин П.Ф. Особенности судебного рассмотрения отдельных категорий гражданских дел. Ярославль, 1974. С. 33 - 34.

ГПК РФ 2002 г. по сравнению с ГПК РСФСР 1964 г. было удвоено количество видов гражданского судопроизводства. В настоящее время можно выделить приказное производство (гл. 11 ГПК РФ), исковое производство (ему как общему порядку рассмотрения гражданских дел посвящен практически весь ГПК РФ, за исключением глав, регулирующих другие виды судопроизводства), производство по делам, возникающим из публичных правоотношений (гл. 23 - 26 ГПК РФ), особое производство (гл. 27 - 38 ГПК РФ), производство по делам, возникающим из третейских правоотношений (гл. 46 - 47 ГПК РФ), и производство по делам, возникающим из исполнительных правоотношений (гл. 45 и разд. VII ГПК РФ).

Для того чтобы определить отличия искового производства от других видов гражданского судопроизводства, определим неисковые виды гражданского судопроизводства.

1. Приказное производство является единственным видом судопроизводства, в котором отсутствуют основные стадии гражданского процесса (нет судебного разбирательства и подготовки дела к судебному разбирательству). Судебное решение по делам приказного порядка заменяет судебный приказ, по содержанию своему больше напоминающий исполнительный лист, чем определение или решение суда первой инстанции.

В приказном производстве не предполагается такой общей цели, как защита оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых и иных правоотношений. Между тем защита нарушенных прав указанных лиц (например, права несовершеннолетних детей на получение содержания от родителей, права на получение начисленной заработной платы) предполагается, как и достижение превентивных целей - способствование укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду, так как судебный приказ является исполнительным документом, подлежащим принудительному исполнению в порядке, установленном Федеральным законом "Об исполнительном производстве". Поэтому представляется ошибочным мнение Ю.В. Ефимовой, что "целью судебной деятельности в приказном производстве является принуждение должника к исполнению подтвержденных судом требований взыскателя" <1>, так как суд защищает нарушенное право взыскателя в порядке гражданского судопроизводства лишь выдачей судебного приказа, а само принудительное исполнение содержащихся в приказе требований производится уже во внесудебном порядке, службой судебных приставов.

<1> Ефимова Ю.В. Специализация гражданской процессуальной деятельности. С. 24.

2. Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, является в ГПК РФ 2002 г. новеллой по названию, но не по сути. До 2003 г. данный вид судопроизводства существовал, но носил название производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений. Статья 245 ГПК РФ называет три категории дел, рассматриваемых в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, оставляя этот перечень открытым (дела по заявлениям граждан, организаций, прокурора об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части; по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих; по заявлениям о защите избирательных прав или права на участие в референдуме граждан РФ). Между тем в процессуальной теории периодически дискутируется вопрос о допустимости распространения исковой формы защиты на дела, возникающие из публичных правоотношений, путем универсализации понятия иска <1>.

<1> Автор настоящих тезисов аргументировал собственную точку зрения о недопустимости смешения второго и третьего из указанных видов гражданского судопроизводства в книге "Иск и его характерные черты" (Саратов, 1997. С. 16 - 20, 38 - 42). В настоящее время похожая аргументация нашла свое отражение в диссертации М. М. Голиченко. См.: Голиченко М.М. Правовая природа участия истца и ответчика в исковом производстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 14.

Можно согласиться с Ю.В. Ефимовой, что целью судебной деятельности в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений, выступает, с одной стороны, разрешение спора о публичном праве и, с другой стороны, контроль за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, муниципальных и государственных служащих <1>. Однако заметим, что указанные учеными цели являются конкретно-специальными, а общей целью здесь, более чем в каком-либо другом виде гражданского судопроизводства, будет защита прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, способствование укреплению законности и публичного правопорядка <2>. Особую роль в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений, играет превентивная (предупредительная) цель судопроизводства (именно предупреждение правонарушений, укрепление законности и правопорядка, формирование уважительного отношения к закону и суду), принимая во внимание, в частности, то, что решение суда о признании нормативного правового акта недействующим влечет за собой утрату силы не только этого нормативного правового акта, но и других актов, на нем основанных либо воспроизводящих его содержание. Кроме того, решение суда о признании нормативного акта недействующим в силу ст. 253 ГПК РФ не может быть преодолено повторным принятием такого акта. И наоборот, судья на основании ст. 252 ГПК РФ откажет в принятии заявления об оспаривании нормативного правового акта, если имеется вступившее в законную силу решение суда, которым уже проверена законность оспариваемого акта по основаниям, указанным в заявлении, даже если прежде подобное заявление подавалось другим лицом. Достижению превентивных целевых установок по данному виду судопроизводства помогает также сообщение о вступившем в силу решении суда в печатном издании по делам об оспаривании нормативного правового акта.

<1> См.: Ефимова Ю.В. Специализация гражданской процессуальной деятельности. С. 10.

<2> Иногда данную цель производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, называют "обеспечение защиты законных интересов". См., в частности: Кляус Н.В. Законный интерес как предмет судебной защиты в гражданском судопроизводстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Новосибирск, 2007. С. 7 - 8.

Заметим, что ст. 249 ГПК РФ именно и только по делам, возникающим из публичных правоотношений, закрепляет, что при рассмотрении и разрешении дел суд может истребовать доказательства по своей инициативе в целях правильного разрешения дела. Таким образом, если по общей норме ст. 2 ГПК РФ правильное рассмотрение дела есть задача гражданского судопроизводства, то по специальной норме оно является целью производства по делам, возникающим из публичных правоотношений.

3. Особое производство характеризуется тем, что главным признаком его является отсутствие спора о праве. Эта точка зрения является в процессуальной науке господствующей, между тем нельзя не отметить и противоположную позицию. А. Т. Боннер считает, что с процессуальной точки зрения, а порой и по существу являются спорными дела о признании гражданина недееспособным, о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар, о признании гражданина безвестно отсутствующим, об объявлении умершим и некоторые другие <1>. Однако пока ч. 3 ст. 263 ГПК РФ предполагает наличие спора о праве как основание к оставлению заявления в порядке особого производства без рассмотрения и разъяснению в таких случаях заявителю и другим заинтересованным лицам права разрешить спор в порядке исключительно искового производства, мнение А. Т. Боннера не соответствует действующему процессуальному законодательству.

<1> См.: Боннер А.Т. О характере дел особого производства // Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сборник материалов Международной научно- практической конференции. Вып. 1 / Отв. ред. Д.Х. Валеев, М.Ю. Челышев. М., 2006. С. 256 - 261.

Предметом защиты в особом производстве выступает не нарушенное или оспоренное право, а охраняемый законом интерес заявителя. При этом количество дел особого производства постоянно растет, и новеллами особого производства с 2003 г. считается регулирование процесса по делам об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация), о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании и по заявлениям о восстановлении утраченного судебного производства.

Таким образом, из общей цели, указанной в ст. 2 ГПК РФ, в делах особого производства исключается защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, а также иных лиц, так как при обнаружении нарушенного или оспариваемого права всегда констатируется наличие спора о праве, а такое наличие обязательно предполагает оставление поданного в порядке особого производства заявления без рассмотрения с разъяснением заявителю и другим заинтересованным лицам права на защиту в исковом порядке.

Исключительно в особом производстве предусмотрена обязанность заявителя указывать собственную цель, которую он преследует в судопроизводстве, например, при подаче заявления об установлении факта, имеющего юридическое значение (ст. 267 ГПК РФ), о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим (ст. 277 ГПК РФ), о восстановлении утраченного судебного производства (ст. 314 ГПК РФ).

Негативная цель - заведомо необоснованное ограничение или лишение дееспособности гражданина - в особом производстве может привести к отрицательным материальным последствиям для заявителя. Если по общему правилу заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением заявления об ограничении гражданина в дееспособности, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами, то при установлении, что лицо, подавшее такое заявление, действовало недобросовестно с указанной выше негативной целью, с этого лица взыскиваются все издержки, связанные с рассмотрением дела.

Еще одна особенность особого производства состоит в том, что если установление юридических фактов характерно для всех видов судопроизводств, что обусловлено единством гражданского судопроизводства, то в особом производстве установление отдельных юридических фактов приобретает не просто "процессуальные особенности", как считает Н.А. Чудиновская <1>, а выступает самоцелью производства.

<1> См.: Чудиновская Н.А. Установление фактов, имеющих юридическое значение, в особом производстве гражданского и арбитражного процесса: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2007. С. 7. 4.

Производство по делам, возникающим из третейских правоотношений, является достаточно новым видом судопроизводства. Впервые закрепленный в гл. 46 - 47 ГПК РФ, этот вид гражданского судопроизводства определяет порядок рассмотрения и разрешения районными судами заявления сторон третейского разбирательства об отмене решения третейского суда, а также выдачу исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Целью производства по делам, возникающим из третейских правоотношений, является проверка решения третейского суда и выдача исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда при производстве по делам о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решения третейского суда (гл. 47 ГПК РФ) либо только проверка решения третейского суда на предмет наличия оснований для его отмены, предусмотренных ст. 421 ГПК РФ. 5.

Производство по делам, возникающим из исполнительных правоотношений, заменило в действующем ГПК РФ непосредственное регулирование принудительного исполнения ГПК РСФСР 1964 г. В современном исполнительном производстве суд как обязательный субъект отношений, складывающихся по поводу принудительного исполнения судебных актов, а также актов других органов, отсутствует, поскольку не возникает обязанности суда с возбуждением исполнительного производства привести решение или иной юрисдикционный акт в исполнение <1>. В настоящее время формируется новая отрасль российского права - исполнительное право, предметом правового регулирования которого является совокупность отношений, складывающихся между органами принудительного исполнения, с одной стороны, и взыскателем, должником и иными участниками исполнительного производства - с другой <2>.

<1> См.: Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы / Под ред. Д.Х. Валеева и М.Ю. Челышева. М., 2007. С. 11 (автор гл. 1 - Д.Х. Валеев).

<2> См. подробно о предмете, методе и других характеристиках исполнительного права: Исаенкова О.В. Исполнительное право в Российской Федерации: особенности становления и перспективы развития / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. А. А. Демичева. М., 2007.

Следовательно, само исполнительное производство в гражданское судопроизводство не включается, в рамках гражданского судопроизводства проходит лишь производство по делам, возникающим из исполнительного производства.

Необходимость введения данного вида судопроизводства была обусловлена реформой исполнительного производства 1997 г., когда в результате принятия Законов "Об исполнительном производстве" и "О судебных приставах" <1> стало очевидно, что разрешение жалоб на действия судебного пристава-исполнителя представляет собой самостоятельное производство и никак не может рассматриваться в рамках уже состоявшегося процесса <2>. Между тем сама идея о самостоятельности исполнительного производства появилась гораздо раньше, ее родоначальником был М.К. Юков <3>. По меткому замечанию А.Т. Боннера, именно М.К. Юков около 30 лет назад "внес "смуту" в умы российских и советских процессуалистов" <4>, придя к выводу, что совокупность норм, регулирующих отношения по исполнению решений юрисдикционных органов, представляет собой исполнительное право.

<1> Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ // СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3590 (с послед. изм.).

<2> См.: Перова Л.Г. Реализация норм Федерального закона "Об исполнительном производстве" // Арбитражная практика. 2002. N 6. С. 85.

<3> См.: Юков М.К. Самостоятельность норм, регулирующих исполнительное производство // Проблемы совершенствования Гражданского процессуального кодекса РСФСР: Научные труды. Вып. 40. Свердловск, 1975. С. 91 - 97.

<4> Боннер А.Т. Исполнительное производство: отрасль российского права или стадия процесса? // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2005. С. 108.

Последние два десятилетия характеризуются перманентным реформированием как самого процесса исполнения, так и производства по делам, из него возникающим. В 1997 - 2006 гг. в Государственную Думу было внесено более 40 законопроектов, касающихся исполнительного производства <1>. Вступивший в силу с 1 февраля 2008 г. новый Федеральный закон "Об исполнительном производстве" продолжил традиции демаркации гражданского судопроизводства и исполнительного производства, разделяя функции судебного пристава-исполнителя и суда таким образом, чтобы в компетенции последнего оставались лишь вопросы санкционирования отдельных, наиболее значимых исполнительных действий и последующего контроля за действиями судебного пристава- исполнителя при наличии жалобы сторон исполнительного производства.

<1> См.: Малешин Д.Я. Некоторые аспекты текущего реформирования гражданского судопроизводства // Закон. 2007. N 11. С. 26.

Цель и порядок осуществления судебного контроля за действиями судебного пристава-исполнителя дифференцируется в зависимости от того, последующим или предварительным является контроль суда.

Потенциально возможным объектом оспаривания является в настоящее время практически любое постановление, действие либо бездействие главного судебного пристава РФ, главного судебного пристава субъекта РФ, старшего судебного пристава, их заместителей, судебного пристава-исполнителя как оформленное в виде постановления, резолюции, письма, так и нефиксированное. Однако в последнем случае жалобщик обязан доказать само действие (бездействие) и в чем заключается нарушение его прав. Между тем закон устанавливает невозможность обжалования отдельных действий. Например, не может быть обжаловано удовлетворение отвода судебного пристава-исполнителя (ст. 121 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Таким образом, целью в данном случае выступает последующий контроль суда за соответствием закону исполнительных действий.

Вполне справедливо обжалование действий (бездействия) судебного пристава- исполнителя называют межотраслевым институтом процессуального права <1>, так как в нем переплетаются нормы как исполнительного права (при обжаловании в порядке подчиненности), так и гражданского процессуального права (при обжаловании в суд), при этом нас интересует в данном случае относительно целевых установок гражданского судопроизводства исключительно гражданско-процессуальная составляющая указанного института.

<1> См.: Ширяева Т.В. Производство по делам об обжаловании действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2007. С. 12.

Частными целями предварительного судебного санкционирования могут быть: -

выдача судом дубликата исполнительного листа или судебного приказа в случае утраты указанных исполнительных документов; -

разъяснение решения суда, исполнительного документа в случае неясности требований, содержащихся в исполнительном документе, способа и порядка его исполнения; -

отсрочка или рассрочка исполнения судебного постановления; -

изменение способа и порядка исполнения; -

индексация присужденных денежных сумм при их обесценивании в результате инфляционных процессов экономического характера; -

приостановление и прекращение исполнительного производства, а также поворот исполнения.

Отметим, что из исполнительных правоотношений могут возникать и дела искового производства - это имеет место при наличии спора о праве гражданском, в случаях защиты прав лиц, не являющихся взыскателями и должниками в исполнительном производстве. Статья 442 ГПК РФ, несмотря на то что находится в разд. VII "Производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов", а не в подразд. II разд. II "Исковое производство", изобилует терминами "иск" и "исковое", регулируя отдельные виды исков - "иски об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)", "иски о возврате реализованного имущества".

Вышеуказанные неисковые виды гражданского судопроизводства, возможно, не носят исчерпывающего характера, так как в процессуальной теории не прекращаются предложения о выделении новых видов гражданского судопроизводства с собственными целями, предметом защиты и т.п. признаками. Так, Е.Ч. Сторожковой обоснована необходимость выделения в качестве самостоятельного вида гражданского судопроизводства производства по делам, возникающим из уголовных правоотношений, в котором имущественно-правовая защита выступает одной из важных гарантий обеспечения субъективных прав личности, а восстановление социальной справедливости означает не только соразмерность наказания за содеянное, но и соразмерность возмещения вреда причинителем. Производство по делам, возникающим из уголовных правоотношений, по мнению указанного ученого, своими целями и задачами имеет принятие всех необходимых мер для быстрого и полного устранения последствий преступления (морального и материального вреда) <1>.

Между тем предложение Е.Ч. Сторожковой, как и подобные ему (например, о выделение в качестве отдельного вида гражданского судопроизводства производства по делам, возникающим из трудовых правоотношений, производства по делам, возникающим из семейных правоотношений, и др.), не находят законодательного подкрепления в действующем российском законодательстве, а их целевые установки пока существуют лишь в теоретических разработках отдельных ученых.

<1> См.: Сторожкова Е.Ч. Особенности рассмотрения и разрешения гражданских дел, возникающих из уголовных правоотношений. С. 5 - 9.

В основе отграничения искового производства от других видов судопроизводств лежат следующие критерии (признаки).

Первый и основной критерий - наличие спора о праве.

Отдельные авторы считают, что наличие спора о праве характерно и для дел, возникающих из публичных правоотношений (до 2003 г. - из административно-правовых отношений), в связи с чем включают рассмотрение таких дел в исковое производство <1>.

<1> См.: Зайцев И.М. Административные иски. С. 23 - 25; Баулин О.В. Исковой характер производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений // Проблемы совершенствования правоприменительной деятельности. Тезисы IV Межвуз. научн. конференции молодых ученых-юристов. Воронеж, 1990. С. 53 и др.; Советский гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1989. С. 271.

Спорность в данном случае означает, что интересы истца и ответчика не должны совпадать и быть взаимоисключающими хотя бы в части. Спор возникает только тогда, когда поведение одного из участников правоотношения не устраивает почему-либо другого (будущего истца), когда возникает субъективное несоответствие мнений спорящих сторон. Иными словами, спорность предполагает конфликтную ситуацию между сторонами, одна из которых тем или иным образом препятствует другой в осуществлении законных прав или нарушает эти права. Даже само название истца и ответчика сторонами в процессе предполагает противоположность их позиций, процессуалисты считают эту противоположность основой состязательности.

В. В. Бутнев полагает, что все гражданское судопроизводство, а не только исковое, предназначено для рассмотрения споров о праве, а те дела, где отсутствуют разногласия сторон по поводу их прав и обязанностей, должны быть изъяты из судебной подведомственности и отнесены к компетенции административных органов. Говоря о формах защиты субъективных гражданских прав, он предлагает считать районный суд, рассматривающий жалобу на действия административного органа, судом второй инстанции, создать единый нормативный акт - Административный процессуальный кодекс <1>. Вместе с тем такое предложение неприемлемо по следующим основаниям: так называемый АдПК либо будет состоять из нескольких страниц и его нормы будут отсылочными к ГПК РФ, либо он будет повторять в большей своей части последний. Кроме того, суд, рассматривающий жалобу на действия административного органа, не может быть судом второй инстанции, так как в таком случае судом первой инстанции пришлось бы назвать какой-нибудь административный орган, который не обладает ни функциями, ни полномочиями суда. Кроме того, остается открытым вопрос о делах особого производства, поскольку спора о праве там однозначно нет, а значит, согласно точке зрения В.В. Бутнева, гл. 27 - 38 придется также исключить из ГПК РФ. Но какому органу, кроме суда, можно доверить признание гражданина недееспособным, объявление умершим, санкционирование принудительной госпитализации в психиатрический стационар и т. п.?

<1> См.: Бутнев В. В. Проблемы совершенствования гражданского судопроизводства как формы защиты субъективных гражданских прав. С. 118 - 119.

Еще в 70-е гг. прошлого столетия, задолго до появления приказного производства, К.С. Юдельсон предлагал изъять из состава искового производства и передать в ведение органов бесспорной юрисдикции требования о взыскании алиментов на детей, родившихся от состоящих в браке супругов, когда размер алиментов определяется в процентном отношении к заработку (доходу) <1>. Н.Т. Арапов конкретизировал данный вопрос, называя нотариальные органы бесспорной юрисдикции, которым можно было бы поручить рассмотрение дел о взыскании алиментов, при этом правоустанавливающим документом будет не исполнительная надпись, а свидетельство о праве на получение алиментов, которое одновременно служило бы и исполнительным документом <2>. Право на судебную защиту здесь не нарушится, так как у лица, с которого будут взыскиваться алименты, останется возможность заявить о неправильности действия нотариуса в порядке гл. 37 ГПК РФ или предъявить самостоятельное требование об изменении порядка уплаты алиментов. Аналогичное право заявить о неправильности отказа в совершении нотариального действия останется и у обратившегося за свидетельством в случае такого отказа.

<1> См.: Юдельсон К.С. Исковое производство в составе гражданской юрисдикции // Вопросы теории и практики гражданского процесса. Саратов, 1976. Вып. 1. С. 17 - 18.

<2> См.: Арапов Н.Т. Некоторые вопросы социалистического правосудия по гражданским делам // Практика применения гражданского процессуального права (к двадцатилетию ГПК РСФСР). Свердловск, 1984. С. 68.

Порядок выдачи свидетельства о праве на взыскание алиментов мог бы быть похож на порядок выдачи свидетельства о праве на наследство с той лишь разницей, что в первом случае свидетельство будет выдаваться немедленно, и основанием к его выдаче являлось бы не свидетельство о смерти и документы, подтверждающие родственные отношения (либо завещание), а свидетельства о браке родителей, о рождении ребенка и справка о том, что ребенок находится на иждивении лица, претендующего на получение алиментов.

Следует здесь же отметить, что дела о взыскании алиментов должны быть отнесены к судебной компетенции, если выяснится наличие у обязанного лица возражений по существу требования (например, если это лицо заявит о признании недействительной записи его отцом ребенка).

В настоящее время ст. 122 ГПК РФ предусмотрена возможность выдачи судебного приказа по требованиям о взыскании алиментов, но производство так и осталось судебным, что отвлекает судей от рассмотрения более серьезных и сложных дел и превращает суды, по сути, в органы бесспорной юрисдикции.

Аналогичным образом можно разрешать вопросы о расторжении брака между супругами, имеющими несовершеннолетних детей (отнести их к подведомственности органов загса). В судебной практике нередки случаи, когда оба супруга согласны на развод, никакого спора между ними нет, однако одному из них приходится быть истцом, а другому - ответчиком только потому, что есть ребенок, не достигший 18-летнего возраста. Ответчик в таких случаях зачастую не является нарушителем права истца, он иногда не меньше последнего желает расторгнуть брак: он согласен с истцом, даже просит суд удовлетворить требование истца. Из того положения, что наличие спора о праве гражданском - основной признак искового производства, а такового спора в делах о расторжении брака зачастую не бывает, что неоднократно отмечалось специалистами по семейному праву и гражданскому процессу, <1> следует вывод: производство по делу о расторжении брака между супругами, имеющими несовершеннолетних детей, не может быть исковым. Спор о праве на расторжение брака, как и "предположение о потенциально возможном споре о воспитании несовершеннолетних детей", по сути своей фикция <2>. Рассмотрение требования о расторжении брака нельзя отнести и к другим видам судопроизводства: в нем участники не находятся в отношении власти и подчинения, как в делах, возникающих из публичных правоотношений, нет должника, с которого что-либо взыскивается, как в приказном производстве, не подпадает оно и под признаки дел других видов гражданского судопроизводства (особого, по делам, возникающим из третейских правоотношений, делам, возникающим из исполнительных правоотношений).

<1> См.: Кострова Н.М. Теория и практика взаимодействия гражданского процессуального и семейного права. С. 84; Чечина Н.А. Основные направления развития науки советского гражданского процессуального права. С. 49; Шакарян М. С. Соотношения судебной формы с иными формами защиты субъективных прав граждан // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций. М., 1985. С. 15.

<2> См.: Коржаков И. Процедуру расторжения брака в суде надо изменить // Российская юстиция. 1996. N 4. С. 43.

Расторжение брака по взаимному согласию супругов в органах загса не следует ставить в зависимость от наличия детей, как это предусмотрено ст. 21 СК РФ. Законодательное закрепление названных предложений почти наполовину освободит мировых судей от рутинной работы.

Проанализировав первый, основной критерий, отличающий исковое производство от других видов судопроизводства, можно сделать следующий вывод. Наличие спора о праве гражданском - признак, отличающий только исковое судопроизводство, поэтому нельзя говорить, что судебная форма защиты должна использоваться лишь в тех случаях, когда есть спор <1>. Такое суждение могло бы быть истинным, если термин "судебная" заменить на "исковая".

<1> См.: Шакарян М.С. Соотношение судебной формы с иными формами защиты субъективных прав граждан. С. 11.

Необходимо отметить, что спор о праве может возникнуть лишь в результате его предполагаемого нарушения или угрозы нарушения, предполагаемых препятствий к осуществлению субъективного права, неопределенности в правовом положении. Если одна из сторон не ссылается на то, что другая сторона своим действием либо бездействием препятствует ей в осуществлении какого-либо субъективного права, оспаривает или нарушает ее интересы, - иска нет и быть не может, исковое производство, сама деятельность суда по рассмотрению такого дела - беспредметна.

Второй признак искового производства - равенство субъектов спора. В правоотношениях, по поводу которых возникает исковой процесс, субъекты находятся в равном юридическом положении, независимы друг от друга, имеют равные (но не одинаковые) права.

Третьим признаком искового производства является то, что предметом защиты выступает предположительно нарушенное или оспоренное субъективное право или охраняемый законом интерес.

Четвертый признак, по которому всегда можно определить, является ли данное производство исковым, это его возбуждение путем подачи в суд искового заявления - специального документа, отвечающего требованиям ст. 131 ГПК РФ, из которого суд может в общих чертах представить себе существо нарушенного или оспоренного права, предварительно определить предмет доказывания и правовую квалификацию спорного правоотношения. Известная аксиома гражданского процесса momejudes sine adore (нет истца, нет и судьи) в настоящее время понимается как "нет заявления истца - нет и искового процесса".

Заметим, что требования к исковому заявлению похожи как в гражданском, так и в арбитражном процессе, за исключением, пожалуй, обязательности указания на закон и иные нормативные правовые акты в арбитражном судопроизводстве. Эти требования подвергались довольно тщательному анализу со стороны как ученых, так и практиков <1>.

<1> См., в частности: Петрунина Н. В. Форма и содержание искового заявления, подаваемого в арбитражном процессе // Проблемы иска и исковой формы защиты нарушенных прав: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, 15 - 16 сентября 2005 г. Краснодар, Кубанский государственный аграрный университет. Краснодар, 2006. С. 192 - 201.

И пятое - целью искового судопроизводства является защита нарушенного или оспоренного права предусмотренным в законе способом (ст. 12 ГК РФ), а не разбирательство и разрешение гражданских дел судом первой инстанции, как считает В. Н. Щеглов <1>, так как разрешением дела в пользу истца последний не всегда может быть удовлетворен.

<1> См.: Щеглов В.Н. Иск о судебной защите гражданского права. С. 13.

По данному признаку, отмечает М. А. Викут, дела о лишении родительских прав "не типичны" для искового производства, поскольку возбуждаются в целях применения санкции к лицу, нарушившему свои обязанности, а не в целях восстановления нарушенного (оспоренного) права и разрешения спора о праве <1>. Другая точка зрения у С.А. Ивановой, которая считает, что вышеизложенное противоречит руководящим разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ и сложившейся судебной практике и предлагает законодательно предусмотреть новый вид лица, участвующего в таких делах, - "процессуальную сторону" (учреждение, которое предъявляет иск о лишении родительских прав или к которому предъявлено требование о восстановлении в родительских правах) <2>. Вместе с тем основания исков о лишении родительских прав больше напоминают состав административного правонарушения: уклонение от выполнения обязанностей по воспитанию детей, отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома или другого учреждения, злоупотребление родительскими правами, жестокое обращение с детьми, совершение умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей или супруга, а также если родители являются хроническими алкоголиками или наркоманами. М. А. Гусева называет такое поведение родителей "общественно опасным деянием" <3>. Иногда по отношению к лишению родительских прав употребляется термин "наказание", вносятся предложения отнести разрешение таких дел к уголовному судопроизводству <4>.

<1> См.: Викут М.А. Судопроизводство по делам о лишении родительских прав // Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье в правоприменительной практике. Саратов, 1978. С. 108.

<2> См.: Иванова С. А. О некоторых вопросах защиты прав и интересов ребенка в порядке гражданского судопроизводства // Проблемы применения и совершенствования Гражданского процессуального кодекса РСФСР. Калинин, 1984. С. 139.

<3> Гусева М.А. Социальное значение реализации норм института лишения родительских прав // Реализации процессуальных норм органами гражданской юрисдикции. Свердловск, 1983. С. 84.

<4> См.: Мурадьян Э.М., Тихиня В.Г. Предупредительный иск в гражданском процессе // Правоведение. 1987. N 4. С. 77 - 78; Гусева М.А. Указ. соч. С. 86.

Основания исков об ограничении родительских прав схожи с основаниями ограничения дееспособности (психическое расстройство, иное хроническое заболевание и т.п.), хотя формы защиты по этим требованиям различны.

В делах о лишении родительских прав (как и в делах об ограничении родительских прав) нет спора о праве гражданском, на что неоднократно обращали внимание ученые- цивилисты. Однако те же ученые отказывались исключить эту категорию дел из искового производства. Так, Н.М. Кострова делает вывод об исковом характере данной категории дел из того факта, что родителям предоставлена "возможность защищаться против предъявленного требования, которая реализуется в исковой форме" <1>. Попробуем определить: о каких исковых формах защиты ответчика может идти речь? Встречного иска ответчик предъявить здесь не может, а возражения и объяснения существуют не только в исковом процессе.

<1> Кострова Н. М. Теория и практика взаимодействия гражданского процессуального и семейного права. С. 85.

Дела о лишении родительских прав правильнее было бы отнести к делам особого производства наряду с признанием гражданина ограниченно дееспособным, убрав, соответственно, оттуда институты искового производства, в частности обеспечение иска (встречный иск и мировое соглашение здесь и так, в принципе, невозможны). Аналогично возможно решить вопрос и об ограничении родительских прав в порядке ст. 73 СК РФ.

Из вышеизложенного можно сделать следующий вывод. Сущность исковой формы защиты права состоит в определенном судебном порядке рассмотрения и разрешения споров о праве гражданском равных субъектов с целью защиты права, предполагаемого истцом нарушенным или оспоренным, предусмотренным законом способом.

Можно было бы определить исковую форму как "общий порядок защиты гражданских прав", как это сделала С.В. Бырдина <1>, выделяя общий порядок, специальный (защита в третейских судах, в профсоюзных и других общественных организациях) и исключительный (административный) порядок защиты гражданских прав. Однако если такую точку зрения принять без оговорок, то исковое производство фактически отождествляется с особым и приказным. Думается, правильнее говорить, что существуют общие для всех видов гражданского судопроизводства правила судопроизводства, дополнительные правила для каждого вида судопроизводства и изъятия (исключения) для неисковых видов.

<1> См.: Бырдина С.В. Некоторые вопросы защиты гражданских прав // Материалы конференции по итогам научно-исследовательской работы за 1963 - 1964 гг. Саратов, 1965. С. 107. Иск не вещь, им нельзя обладать, сущность его следует искать в так называемой деятельности (процессуальности).

Защите подлежит лишь спорное (оспоренное) право.

Исковой процесс был и остается чисто судебным.

Определения понятия иска можно разделить на четыре основные группы по тому критерию, с какой позиции - материально-правовой или процессуальной рассматривается иск.

Понятие иска в материально-правовом смысле объясняется изменением сущности некоторых терминов гражданского права (в частности, иска), заимствованных из права процессуального.

Обвинение в уголовном процессе - это требование о наказании лица, совершившего преступление, а не о защите чьих-либо прав и интересов, нарушенных этим лицом.

Нельзя полностью исключить из института иска и нормы, регулирующие кассационное, надзорное производство, и др.

Иск как средство защиты права имеет две задачи: минимум - привести к возбуждению процесса, максимум (цель) - получить защиту права.

Глава II

Правовое основание иска учитывается не только при разбирательстве дела и вынесении решения, но и при принятии искового заявления, подготовке дела к судебному разбирательству, выборе направления исследования обстоятельств дела и т.д.

Материальное правоотношение воздействует на определение основания иска и в какой-то степени формирует его.

Определив основание иска как совокупность юридических фактов и норм права, в соответствии с которыми суд устанавливает наличие у истца права на полное или частичное удовлетворение его требований, необходимо выяснить, что возникает раньше: иск или его основание, что является причиной (предпосылкой), а что следствием?

Содержание само по себе является совокупностью связанных между собой элементов. Основание иска можно подразделить на фактическое и правовое.

Тождество правоотношений должно определяться по их субъектам, участвующим в деле, объекту, основанию возникновения прав и обязанностей, а также самим правам и обязанностям его участников.

Основание иска является второй основной чертой, характеризующей иск, его обязательным признаком.

На практике имеют место ситуации, когда обращение в суд целесообразно еще до нарушения права - в целях предупреждения.

Глава IV

Материально-правовое требование всегда направлено к ответчику, а процессуальное обращено к суду с просьбой о возбуждении гражданского судопроизводства, о защите нарушенного или оспоренного права, охраняемого законом интереса.

Право на предъявление иска есть право на обращение за защитой субъективного права или охраняемого законом интереса.

Предпосылки права на предъявление иска образуют объективный фактический состав основания права на предъявление иска.

Реализация права на судебную защиту посредством гражданского процесса предполагает наличие интереса.

Правом на иск в досудебных отношениях обладает каждый, это понятие является составляющей понятия "субъективное гражданское право".

Если все требования закона выполнены, то отсутствуют основания для возвращения искового заявления, оставления искового заявления без движения, а значит, право на иск реализуется беспрепятственно.

Глава V

Принятие мер по обеспечению иска связано, прежде всего, с недобросовестностью того или иного лица, которое может совершить определенные действия, касающиеся предмета спора, в результате чего исполнить будущее судебное постановление будет невозможно.

Обеспечение иска может быть допущено судьей или судом по любому делу, если непринятие мер обеспечения может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Целесообразнее излагать решение судьи о принятии обеспечительных мер в отдельном определении.

Принятие мер обеспечения по искам о признании так же возможно, как и по искам о присуждении.

Обеспечение иска является самостоятельным институтом, направленным на защиту прав лиц, участвующих в деле, в суде.

Арест акций - это лишение возможности ответчика распоряжаться своими акциями, а именно невозможность совершения операций, связанных с осуществлением прав на ценные бумаги, а не права на права, вытекающие из ценных бумаг. Действия ответчика, которые наносят вред здоровью истца и членам его семьи, совместно с ним проживающим, не могут быть положены в основу принятия обеспечительных мер, поскольку принятие таких мер являлось бы мерами досрочного исполнения судебного постановления, а не мерами по обеспечению иска.

Глава VI

При обнаружении нарушенного или оспариваемого права всегда констатируется наличие спора о праве.

Цель и порядок осуществления судебного контроля за действиями судебного пристава-исполнителя дифференцируется в зависимости от того, последующим или предварительным является контроль суда.

Производство по делу о расторжении брака между супругами, имеющими несовершеннолетних детей, не может быть исковым.

В делах о лишении родительских прав (как и в делах об ограничении родительских прав) нет спора о праве гражданском.

<< |
Источник: О.В. ИСАЕНКОВА, А.А. ДЕМИЧЕВ, Т.В. СОЛОВЬЕВА, Н.Н. ТКАЧЕВА. ИСК В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. СБОРНИК. 2009

Еще по теме ОТЛИЧИЯ ИСКОВОГО ПРОИЗВОДСТВА ОТ ДРУГИХ ВИДОВ СУДОПРОИЗВОДСТВА:

  1. § 3. Виды мер по обеспечению иска
  2. ОТЛИЧИЯ ИСКОВОГО ПРОИЗВОДСТВА ОТ ДРУГИХ ВИДОВ СУДОПРОИЗВОДСТВА
  3. РЕШЕТНИКОВА И.В. СУДЕБНЫЕ РЕФОРМЫ XIX И XXI ВВ. В ОБЛАСТИ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
  4. Программа спецкурса (спецсеминара) «ИСКОВАЯ ФОРМА ЗАЩИТЫ ПРАВА»
  5. Б. Судопроизводство по гражданским делам
  6. 3.1. Понятие, задачи и виды гражданского судопроизводства
  7. 7.3. Процессуальное положение прокурора, предъявившего иск,подавшего заявление в защиту прав и законных интересов других лиц
  8. 2. Виды исков
  9. 2. Прекращение производства по делу в связи с незаконностью возникновения процесса
  10. Тема 14 Развитие гражданского судопроизводства в России
  11. § 2. Проявление сущности особого производства в делах о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния
  12. ПРИКАЗНОЕ ПРОИЗВОДСТВО.
  13. 1.1. Правовая природа и место упрощенных судебных производств в гражданском и арбитражном процессах
  14. 1.2. Историко-правовой анализ формирования и развития приказного производства среди иных видов упрощенного производства
  15. 1.3. Место приказного производства в российском гражданском судопроизводстве
  16. § 1. Место исполнительного производства в системе права Российской Федерации
  17. § 2. Понятие лиц, участвующих в исполнительном производстве
  18. ПРАВИЛА ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА В ФЕДЕРАЛЬНЫХ РАЙОННЫХ СУДАХ (1938 г.]
  19. 2.1. Содержание права на судопроизводство в разумный срок в гражданском процессуальном праве и арбитражном процессуальном праве Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -