§ 3. Виды мер по обеспечению иска

Обеспечение иска осуществляется различными мерами, которые можно отнести к "государственно-необходимым, превентивным мерам правового принуждения" <1>. В гражданском судопроизводстве они характеризуются как процессуальные меры защиты <2> или "средства воздействия - государственного принуждения" <3> при разрешении конкретных гражданских дел.

<1> Ведяхин В.М., Шубина Т.Б.

Защита права как правовая категория // Правоведение. 1998. N 1. С. 69.

<2> См.: Ивлиев Г.П. Основания и цели применения процессуального принуждения // Государство и право. 1995. N 7. С. 10.

<3> Правовая наука и реформа юридического образования: Сб. науч. трудов. Вып. 6: Юридический процесс. Реформа процедур управления законодательной деятельности и судебной власти. Воронеж, 1996. С. 29.

Основные меры обеспечения определены в ст. 140 ГПК РФ: 1)

наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или у других лиц; 2)

запрещение ответчику совершать определенные действия; 3)

запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства; 4)

приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи); 5)

приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке.

Перечень обеспечительных мер в ранее действовавшем ГПК РСФСР 1964 г. был исчерпывающий и не подлежал дополнению, однако с принятием ГПК РФ в 2002 г. он может быть дополнен. По смыслу ч. 1 ст. 140 ГПК РФ судья или суд может в необходимых случаях принять иные обеспечительные меры, отвечающие целям, указанным в ст. 139 ГПК РФ. В целом данное положение ч. 1 ст. 140 ГПК РФ возможно отнести к достоинствам ГПК РФ, поскольку в правоприменительной практике все чаще возникают ситуации, требующие неординарных решений. Вместе с тем вызывает некоторые сомнения предположение о том, что указанное нововведение будет эффективным и исполнимым, так как законодатель не уточняет, какие именно иные меры имеются в виду. По нашему мнению, это такие меры, которые могут повлиять на исполнение решения суда. Но основная проблема заключается в том, что разнообразие иных мер ограничивается только фантазией заинтересованного лица, ходатайствующего о принятии мер обеспечения, которое, к сожалению, может злоупотребить своими правами и недобросовестно использовать предоставленное ему законом право.

Бесспорным является тот факт, что обеспечительные меры, предусмотренные в п. 1 - 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, являются универсальными и могут широко толковаться в зависимости от характера искового требования. Особую универсальность им придают такие термины, как "имущество", "определенные действия", "иные обязательства". Законодатель не стал определять, на какое имущество можно наложить арест, а на какое имущество - нельзя. Такая позиция обусловлена, как представляется, тем, что каждый случай обращения гражданина в суд за защитой своих нарушенных прав индивидуален. Определить заранее на законодательном уровне, что это будет за требование и относительно какого имущества, не представляется возможным, поскольку перечень существующего в природе имущества велик. То же самое можно сказать и о словосочетаниях "определенные действия" и "иные обязательства", так как действия и обязательства могут быть разнообразными и определить их заранее невозможно.

Меры обеспечения иска принимаются в целях гарантии надлежащего и своевременного исполнения будущего судебного постановления. Чем раньше будут приняты меры обеспечения, тем реальнее становится исполнение будущего судебного постановления. Несомненно, что даже самые незначительные ошибки и упущения, допущенные судьей или судом при рассмотрении вопроса о принятии мер обеспечения, могут отрицательно сказаться в дальнейшем при исполнении судебного постановления. Если меры по обеспечению исполнения будущего судебного постановления были приняты судом или судьей своевременно и правильно, то это дает возможность судебным приставам-исполнителям в случае, если судебное постановление не будет исполнено ответчиком в добровольном порядке, исполнить его (точнее, исполнительный лист, выданный на основании вступившего в законную силу судебного постановления по иску) в сроки, предусмотренные законом. Несвоевременное принятие и непринятие мер обеспечения иска вообще может вызвать негативные последствия в виде невозможности исполнения вступившего в законную силу судебного постановления.

Так, судья при подготовке дела к судебному разбирательству по иску Я. к К. о возмещении материального ущерба, причиненного ДТП, не удовлетворил ходатайство истца, изложенное в исковом заявлении о принятии мер обеспечения в виде наложения ареста на автомобиль ответчика. Судья решил удостовериться, что указанное в заявлении транспортное средство принадлежит ответчику, и сделал соответствующий запрос в ГИБДД. За это время ответчик реализовал свой автомобиль, и когда судья получил ответ из ГИБДД, выяснилось, что арестовывать нечего. В результате этого истец не смог восстановить в полном объеме свои нарушенные права, несмотря на то что его исковые требования были удовлетворены, поскольку иного имущества у ответчика, на которое можно было бы обратить взыскание, у ответчика не оказалось <1>.

<1> См.: дело N 2-57/2003 // Архив Саратовского районного суда Саратовской области, п. Дубки. 2003.

Институт обеспечения иска находится в тесной взаимосвязи с исполнительным производством, которое является не отраслью права, а предметом отрасли исполнительного права <1>. Однако вызывает некоторые сомнения высказанная в свое время точка зрения Р. Гланца о том, что "всякое обеспечение иска является своего рода предварительным исполнением" <2>. По его мнению, разница между институтом обеспечения иска и институтом исполнения судебного постановления заключалась лишь в том, что в первом случае судом производилось ограничение прав собственника временно, а во втором - уже постоянно. Подобные аргументы не убеждают. Во-первых, мнение Р.

Гланца было основано на предрешенности спора, с чем нельзя согласиться, поскольку невозможно знать заранее, будет ли удовлетворено судом исковое требование истца или нет. Во-вторых, если рассматривать обеспечение иска и исполнительное производство с процессуальной стороны, то различий между ними более чем достаточно.

<1> См. подробнее: Исаенкова О. В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции: Дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2003. С. 16 и др.

<2> Гланц Р. Иски о воспрещении и обеспечении их // Право и жизнь. М., 1926. Кн. 1. С. 48.

Так, например, принятие мер обеспечения в виде наложения ареста на имущество ответчика не лишает ответчика права собственности на спорное и иное имущество, а временно ограничивает его право по распоряжению своим имуществом. Имущество не передается в руки истца, а остается у ответчика или передается на хранение другим лицам. Что же касается исполнительного производства, то основное его отличие от института, предусмотренного гл. 13 ГПК РФ, состоит в цели принятия обеспечительных мер. Меры обеспечения, предусмотренные ст. 140 ГПК РФ, принимаются в целях гарантии исполнения будущего решения и носят временный характер, а меры, принимаемые в исполнительном производстве, принимаются в целях исполнения вступивших в законную силу судебных постановлений и носят окончательный характер.

Несомненно, что высказанная Р. Гланцем точка зрения о предрешенности спора имела в то время соответствующее подкрепление в законодательстве. Согласно п. " а" ст. 83 ГПК РСФСР 1923 г. меры обеспечения допускались только в том случае, если иск представлялся достаточно обоснованными предъявленными документами. Таким образом, если судья допускал обеспечение иска, результат рассмотрения гражданско-правового спора был уже фактически предрешен в пользу истца. В связи с этим ГПК РФ, как и ранее действовавший ГПК РСФСР 1964 г., отказался от такого основания принятия мер обеспечения, которое вносило элемент предрешенности в гражданско-правовой спор.

Вопрос о связи института обеспечения иска с исполнительным производством специально затрагивает в своей работе П.П. Заворотько. По его мнению, "обеспечение иска, играя служебную роль по отношению к исполнительному производству, не является, однако, зависимым от этого производства" <1>. Указанное мнение автора не вызывает сомнений. Действительно, институт обеспечения иска имеет непосредственное отношение к исполнительному производству, поскольку принимаемые меры обеспечения в гражданском судопроизводстве делают реальным, возможным исполнение решения в исполнительном производстве. Между тем обеспечение иска является самостоятельным институтом, направленным на защиту прав лиц, участвующих в деле, в суде.

<1> Заворотько П. П. Процессуальные гарантии исполнения судебных решений: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Киев, 1969. С. 2.

Определение суда о принятии мер обеспечения должно отвечать требованиям определенности. Принимая обеспечительные меры, судья должен четко сформулировать текст определения о принятии указанных мер (т.е. указать конкретное лицо, которому запрещается совершать определенные действия, имущество, на которое наложен арест, и т. д.), поскольку любая неточность и неопределенность может отрицательно сказаться на исполнении такого определения.

Так, невозможно признать отвечающим требованиям определенности резолютивную часть следующего судебного определения: "Запретить любым лицам, в том числе участвующим в деле, изменять существующее положение недвижимого имущества: нежилого железобетонного 2, 3, 4-этажного административного здания, расположенного по адресу: город Иркутск, ул. Байкальская, 255, литера "А", в том числе отчуждать в любой форме, обременять правами третьих лиц до рассмотрения спора по существу" <1>. <1> Кулаков Г., Орловская Я. Исполнение гарантируется // ЭЖ-Юрист. 2003. N 21.

Четкость, не допускающая иных толкований при вынесении определения о принятии мер обеспечения иска, обусловлена и тем, что вынесение неконкретизированных определений лишает суд возможности привлекать лиц, виновных в неисполнении указанных определений, к ответственности.

Ответственность, по мнению О.С. Иоффе, - это не просто санкция за правонарушение, а такая санкция, которая влечет определенные лишения имущественного или личного характера <1>. Представляется, что во всех случаях нарушения принятых судом мер обеспечения возникает, прежде всего, гражданско-процессуальная ответственность и применяются гражданские процессуальные санкции. Это вытекает из самого характера правонарушения как гражданского процессуального деликта. Специфика гражданского процессуального правонарушения раскрывается через элементы состава такого правонарушения. Некоторые ученые-процессуалисты к ним относят: нарушение требований процессуального закона, совершение конкретным субъектом процессуальных правонарушений в форме сознательного неисполнения соответствующих процессуально-правовых обязанностей <2>. Таким образом, при совершении гражданского процессуального правонарушения к виновным лицам применяются меры государственного воздействия, закрепленные в нормах гражданского процессуального права для обеспечения своевременного и правильного осуществления правосудия по гражданским делам <3>.

<1> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 95.

<2> См.: Чечина Н.А. Связь гражданского процессуального права с институтом ответственности // Защита субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль, 1977. С. 77; Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976. С. 96; Ветрова Г.Н. Уголовно-процессуальная ответственность: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1981. С. 8.

<3> См.: Кузнецов Н.В. Санкции в гражданском процессуальном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1981. С. 7.

В целях защиты имущественных интересов лица, чьи права нарушены, действующее гражданское процессуальное законодательство РФ предусматривает ответственность в виде штрафа за нарушение запрещений, указанных в п. 2 и 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, так как "основной функцией юридической ответственности является штрафная функция" <1>. Виновные лица подвергаются по определению суда штрафу в размере до 1000 руб.

<1> Ведяхин В. М., Шубина Т. Б. Защита права как правовая категория. С. 69.

Кроме того, эффективной мерой защиты является и то, что истец вправе взыскивать с этих лиц убытки, причиненные неисполнением определения об обеспечении исполнения будущего судебного постановления.

По смыслу ч. 2 ст. 140 ГПК РФ ответственности за нарушение принятых мер по обеспечению иска могут подлежать только ответчик и другие лица. На них может налагаться штраф, и к ним впоследствии может быть предъявлен иск о возмещении убытков, причиненных неисполнением определения об обеспечении исполнения будущего судебного постановления.

ГПК РФ не раскрывает понятия убытков, причиненных неисполнением определения о принятии мер обеспечения. По нашему мнению, в этом случае могут использоваться нормы ст. 15 ГК РФ, поскольку возмещение убытков в порядке, предусмотренном этой статьей, представляет собой универсальный способ защиты гражданских прав. По мнению

В.П. Мозолина, он применяется как в случае нарушения прав в обязательственных отношениях, так и иных гражданских прав, например вещных, а также при неправомерном пользовании чужими средствами и других нарушениях <1>.

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть первая / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М., 2002. С. 42 (автор главы - В.П. Мозолин).

Убытки - это расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Соответственно, требуя в судебном порядке возмещения убытков, причиненных принятием мер обеспечения, лицо, право которого было нарушено такими мерами, обязано доказать: 1)

размер убытков (ст. 393 ГК РФ); 2)

причинную связь между убытками и действиями лица, нарушившего право, т. е. доказать, что именно принятыми мерами обеспечения ему был причинен имущественный вред.

Что же касается иных обеспечительных мер, предусмотренных в п. 1, 4 и 5 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, то этот вопрос нашел соответствующее разрешение не в ГПК РФ, а в иных законах и нормативных актах действующего законодательства Российской Федерации.

Согласно ст. 121 Федерального закона "Об исполнительном производстве" на постановление судебного пристава-исполнителя, а также на его действие или бездействие может быть подана жалоба в порядке подчиненности или они могут быть оспорены в суде. Кроме того, ГК РФ предусматривает ответственность за незаконные действия или бездействие государственных органов и органов местного самоуправления. Так, убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом РФ.

Несомненным достоинством ГПК РФ можно признать введение принципа соразмерности принятия мер по обеспечению иска заявленному истцом требованию (ч. 3 ст. 140 ГПК РФ).

Соразмерность означает соответствие какой-нибудь мере, соответственность чему- нибудь <1>. Закон не предусматривает, какие именно меры обеспечения, предусмотренные ст. 140 ГПК РФ, должны быть соразмерны заявленному истцом требованию. Однако это становится очевидным из анализа норм ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, согласно которым только меры обеспечения, предусмотренные п. 1 - 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, должны быть соразмерны заявленному истцом требованию. К остальным мерам обеспечения, предусмотренным п. 4 и 5 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, это правило применяться не должно в связи с тем, что приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) является прямой обязанностью суда и судебного пристава-исполнителя.

<1> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 611.

Сущность принципа соразмерности мер обеспечения заявленному истцом требованию заключается в том, что судья имеет право наложить арест на имущество ответчика, не превышающее сумму иска, или запретить ответчику или другим лицам совершать определенные действия исключительно в рамках заявленного требования.

Так, Н. предъявил иск к З. о возмещении ущерба, причиненного ДТП. Истец в исковом заявлении заявил ходатайство о наложении ареста на имущество ответчика (квартиру и автомашину). Судья вынес определение о частичном удовлетворении ходатайства об аресте имущества ответчика. Исходя из цены иска и руководствуясь ст. 140 ГПК РФ, судья наложил арест только на автомашину ответчика <1>.

<1> См.: дело N 2-96/2003 // Архив мирового судьи судебного участка N 5 Волжского района г. Саратова. 2003.

Судья в указанном случае обоснованно применил нормы ст. 140 ГПК РФ, так как стоимость квартиры и автомашины ответчика в совокупности превышала сумму иска в несколько десятков раз и наложение ареста на указанное имущество ответчика послужило бы прямым нарушением его прав. Обоснованность в приведенном примере является непременным условием законности определения как правоприменительного акта, поскольку определения суда должны быть, как и судебные решения, обоснованными <1>. Действующим законодательством это требование прямо не установлено. Однако обоснованность определений о принятии мер по обеспечению иска предопределяется правильностью применения юридических норм и зависит от точности установления фактических обстоятельств дела.

<1> См.: Ткачев Н. И. Законность и обоснованность судебных постановлений по гражданским делам. Саратов, 1987. С. 57.

Закрепление принципа соразмерности мер обеспечения заявленным требованиям истца в ч. 3 ст. 140 ГПК РФ является положительным нововведением, но не лишенным некоторых недостатков. К сожалению, законодателем была оставлена лазейка для недобросовестного ответчика, который может использовать ее для того, чтобы уйти от материальной ответственности (в случаях предъявления иска о присуждении).

Для подтверждения этого замечания проанализируем следующую ситуацию: истец обратился с заявлением о наложении ареста на две квартиры ответчика, но сумма иска меньше, чем стоимость двух квартир. Судья в этом случае должен, руководствуясь ч. 3 ст. 140 ГПК РФ, удовлетворить заявление истца о принятии мер по обеспечению иска частично и наложить арест только на ту квартиру, стоимость которой соразмерна заявленным истцом требованиям. Далее, т. е. до рассмотрения дела по существу, ответчик реализует вторую квартиру, на которую не наложен арест. К моменту возбуждения исполнительного производства у ответчика останется только одна квартира, да к тому же единственное пригодное для постоянного проживания помещение для него и членов его семьи, на которое в соответствии со ст. 446 ГПК РФ не может быть обращено взыскание по исполнительному документу. Очевидно, что истец предпринял необходимые меры по обеспечению иска, но судебный пристав-исполнитель не сможет исполнить вынесенное по данному делу решение суда в связи с тем, что к моменту возбуждения исполнительного производства у ответчика не будет имущества, на которое может быть обращено взыскание по исполнительному документу.

Убедительно прозвучало по этому вопросу критическое мнение Е. Стрельцовой, которая подвергла сомнению введенное законодателем жесткое правило о неприкосновенности жилья, если оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением для должника и членов его семьи. По мнению автора, "даже в пределах одного населенного пункта стоимость одинакового по размерам жилой площади жилья неодинакова за счет этажности, комфортабельности, престижности настолько, что разница между принудительно проданным и принудительно приобретенным для должника жильем может возместить все требования взыскателя, расходы по исполнению, исполнительский сбор" <1>.

<1> Стрельцова Е. Не учтены, не значатся // ЭЖ-Юрист. 2003. N 4. С. 10.

Анализ требования соразмерности мер обеспечения заявленным требованиям истца свидетельствует о том, что закон, с одной стороны, защищает имущественные права ответчика и других лиц, участвующих и не участвующих в гражданском судопроизводстве, а с другой - ущемляет права истца. Представляется, что эту проблему возможно было бы решить путем ограничения применения ч. 3 ст. 140 ГПК РФ в отношении такой меры обеспечения, как наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц. Судья, решая вопрос о принятии указанной меры, должен руководствоваться исключительно положениями ст. 139 ГПК РФ. Таким образом, наложение ареста на имущество ответчика должно осуществляться так, чтобы впоследствии можно было бы реально исполнить судебное постановление по делу, при этом, безусловно, должен учитываться характер имущества, на которое налагается арест.

Статья 140 ГПК РФ, в отличие от ранее действующей ст. 134 ГПК РСФСР, была дополнена законодателем ч. 4, в которой закреплено обязательное информирование соответствующих органов о принятых судом мерах обеспечения. После их принятия судья обязан незамедлительно сообщить об этом в соответствующие государственные органы или органы местного самоуправления, регистрирующие имущество или права на него, их ограничения (обременения), переход и прекращение. К таким органам относятся БТИ, Регистрационная палата, ГИБДД, МНС и иные органы, осуществляющие регистрацию имущества.

Анализ практики (до принятия ГПК РФ) показывает, что судья по своей инициативе после вынесения определения о принятии мер обеспечения одновременно направлял копию определения в службу судебных приставов и в соответствующий орган. Это правило не было предусмотрено прежним законодательством. Теперь же в ч. 4 ст. 140 ГПК РФ закреплена обязанность судьи незамедлительно сообщать в соответствующие государственные органы о принятых обеспечительных мерах, но не указываются способы, с помощью которых судья должен сообщать об их принятии.

В словаре С. И. Ожегова слово "сообщить" означает - уведомить кого-нибудь о чем- нибудь, довести до чьего-нибудь сведения <1>, а "незамедлительно" - немедленно, без задержек <2>. Соответственно можно предположить, что судья сообщает о принятых мерах обеспечения одним из общепринятых способов: по почте, с помощью курьера, телефонограммой и т.д. Однако согласно п. 2.13 Приказа Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. N 36 "Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде" <3> копии процессуальных актов направляются судом в соответствии с требованиями правил оказания услуг почтовой связи, в заказных письмах с заказными уведомлениями о вручении.

<1> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 610.

<2> См.: Там же. С. 327.

<3> См.: СПС "Гарант".

Таким образом, можно сделать однозначный вывод о том, что сообщение о принятых мерах обеспечения осуществляется только по почте с помощью отправки копии определения суда о принятии мер по обеспечению исполнения будущего судебного постановления, оформленного в соответствии с требованиями ст. 225 ГПК РФ.

Охарактеризуем отдельные меры по обеспечению иска, предусмотренные ст. 140 ГПК РФ.

I. Наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц

Конституция РФ гарантирует, что каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ч. 2 ст. 35). Никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда. Гарантии, закрепленные в Конституции РФ, могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты прав и законных интересов других лиц (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ).

Пункт 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ предусматривает меру обеспечения в виде наложения ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или у других лиц. Эта мера является наиболее распространенной в гражданском судопроизводстве, и ее целью является установление препятствий к возможному отчуждению или сокрытию <1> имущества ответчика до рассмотрения гражданского дела по существу.

<1> См.: Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2000. С. 524; Исаченко В.Л. Гражданский процесс. Практический комментарий на вторую книгу Устава гражданского судопроизводства. Т. V: Об исполнении решений (ст. 895 - 1093). СПб., 1907. С. 261.

Пункт 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ отличается от ранее действующего п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РСФСР тем, что законодатель исключил из него словосочетание "денежные суммы", обобщив все одним понятием "имущество". Внесенное изменение отвечает требованиям современного законодательства, поскольку понятие "имущество" является общим и собирательным. Под имуществом может пониматься вещь или совокупность вещей, а также могут включаться и имущественные права, поэтому в каждом конкретном случае необходимо правильно определять содержание понятия "имущество" применительно к конкретным правоотношениям.

В ст. 24 ГК РФ под имуществом гражданина понимаются и вещи, и имущественные права, когда речь идет о его ответственности по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Понятие "имущество гражданина" не исчерпывается исключительно вещными объектами. На практике встречаются случаи, когда объектом взыскания могут быть средства на банковских счетах граждан, т. е. принадлежащие им обязательственные права. Таким образом, понятие "денежные суммы" неслучайно было исключено законодателем из п. 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, так как оно дублировало понятие "имущество". Под денежными средствами, в зависимости от того, идет ли речь о расчетах наличными деньгами или о денежных средствах, находящихся на банковских счетах гражданина, могут пониматься в первом случае - вещи, во втором - имущественные права.

ГПК РФ также не содержит понятия ареста имущества, как и ГПК РСФСР 1964 г. не содержал такого понятия. В ст. 370 ГПК РСФСР указывалось лишь, что арест имущества должника состоит в производстве описи имущества и объявлении запрета распоряжаться им. На сегодняшний день это правило частично закреплено не в ГПК РФ, а в ч. 4 ст. 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве". По своему содержанию указанное положение статьи Федерального закона имеет некоторые общие черты с ранее действовавшей ст. 370 ГПК РСФСР, но в целом они принципиально отличаются друг от друга.

Так, в ч. 4 ст. 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве" акт о наложении ареста (опись имущества) и объявление запрещения распоряжаться имуществом обозначены как два самостоятельных действия, не зависящих друг от друга, которые могут приниматься судебным приставом-исполнителем каждое в отдельности, в зависимости от вида имущества. А в ст. 370 ГПК РСФСР они представляли собой два действия, взаимосвязанные между собой. Опись имущества была невозможна без объявления запрета распоряжаться имуществом, и наоборот. В связи с этим обоснованной и не вызывающей сомнений представляется точка зрения Л. И. Газиянца, высказанная им еще до принятия Федерального закона "Об исполнительном производстве": "Арест имущества состоит из двух действий: описи имущества и объявления должнику о том, что с момента описи имущество считается арестованным" <1>. По его мнению, лишь при совершении двух действий имущество считалось арестованным.

<1> Газиянц Л.И. Судебное рассмотрение дел о снятии ареста с имущества. М., 1962.

С. 5.

В словаре русского языка арест определяется как запрещение распоряжаться имуществом <1>.

<1> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 27.

З. Т. Новичкова определяет арест имущества, наложенного в порядке обеспечительных мер, как средство "предотвращения возможности всякого распоряжения этим имуществом, следовательно, продажа или иная форма реализации имущества последовать не может" <1>. Аналогичной точки зрения придерживается и К. Скловский. Он считает, что "суть ареста, по общему мнению, состоит в запрете ответчику распоряжаться соответствующим имуществом. В противном случае этот акт, очевидно, лишен смысла" <2>.

<1> Новичкова З.Т. Обеспечение иска в советском судопроизводстве: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1972. С. 68.

<2> Скловский К. Залог, арест имущества, иск как способы обеспечения прав кредитора // Российская юстиция. 1997. N 2. С. 15.

По смыслу ч. 4 ст. 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве" арест имущества должника включает в себя запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества.

Однако, как видно из определений ареста З. Т. Новичковой и К. Скловского, речь не идет об описи имущества. Опись - это список учитываемых предметов (имущества, документов) <1>, и сама по себе опись, по мнению Л.И. Газиянца, не влечет для должника и третьих лиц никаких юридических последствий <2>. Принять полностью указанную точку зрения автора не представляется возможным по следующим основаниям. Так, наложение ареста на имущество ответчика по месту его проживания практически всегда сопровождается составлением акта о наложении ареста (описи имущества). А вот, например, при аресте денежных средств ответчика, находящихся на счете банка, составить акт описи имущества невозможно, так как в момент наложения ареста денежные средства существуют лишь в виде записи на банковском счете.

<1> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 365.

<2> См.: Газиянц Л.И. Судебное рассмотрение дел о снятии ареста с имущества. С. 5.

Согласно ст. 25 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ в случае возникновения судебного производства по иску любого лица к собственнику судна и заявления истцом требования о принятии мер обеспечения судом может быть наложен арест на судно. Очевидно, что совершить опись судна, которое в момент наложения ареста находится в открытом море, представляется физически невозможным. Но это не означает, что без совершения описи наложить арест на судно нельзя. Без составления акта о наложении ареста (описи имущества) арест возможен. Так, согласно Правилам государственной регистрации судов <1> в разд. II вносятся записи об ограничениях (обременениях) права собственности и других прав на судно. Указывается дата внесения записи, фамилия, имя и отчество должностного лица, внесшего запись, и его подпись, а также содержание ограничения (обременения); срок его действия; лица, в пользу которых ограничиваются права; наименование документа, на основании которого возникает ограничение (обременение) прав и время его действия. На листе записи об аресте в графе "Содержание запрета" указывается содержание ареста (запрещение заключения сделок с судном). На листе записи об аресте в графе "Лицо, права которого ограничиваются" указывается лицо, в отношении которого действует наложенный арест (запрещение заключения сделок с имуществом).

<1> См.: Приказ Минтранса РФ от 26 сентября 2001 г. N 144 "Об утверждении Правил государственной регистрации судов" // Российская газета. 2001. 21 нояб.

О принятии мер обеспечения, например в виде наложения ареста на имущество ответчика, судья выносит определение (ст. 141 ГПК РФ) и незамедлительно сообщает об этом в соответствующие государственные органы и органы местного самоуправления, регистрирующие имущество, высылая в их адрес копию этого определения (ч. 4 ст. 140 ГПК РФ). Указанное определение подлежит немедленному исполнению после вступления его в законную силу в порядке, установленном для исполнения судебных постановлений (ч. 1 ст. 142 ГПК РФ).

Определение о принятии мер обеспечения может быть исполнено до возбуждения исполнительного производства, а в некоторых случаях вообще без обращения в службу судебных приставов. Так, например, на основании ст. 8 Федерального закона "Об исполнительном производстве" взыскатель вправе представить исполнительный документ непосредственно в банк, в котором открыт счет должника.

Тем не менее в большинстве случаев, получив исполнительный лист, истец обращается в службу судебных приставов по месту жительства ответчика для исполнения определения о принятии мер обеспечения.

Дискуссионным в теории гражданского процессуального права остается вопрос о наложении ареста на имущество, принадлежащего ответчику в виде ценной бумаги, доли в обществе, патента и т. д.

Наложение ареста на ценные бумаги имеет свои особенности. К ценным бумагам согласно ст. 143 ГК РФ отнесены государственные облигации, облигации, вексель, чек, депозитный и сберегательные сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизированные ценные бумаги и другие документы.

На практике возникают некоторые сложности с установлением ограничения права пользования ценными бумагами в связи с тем, что действующее законодательство, по мнению Л.А. Новоселовой и А.В. Габова, недостаточно учитывает специфику наложения ареста на определенные виды ценных бумаг <1>.

<1> См.: Новоселова Л. А., Габов А.В. Обращение взыскания на вексель в порядке исполнительного производства // Законодательство. 2000. N 9. С. 17, 28.

В.В. Ярков, например, делит все ценные бумаги на три класса (именная, ордерная, на предъявителя). Наиболее сложным, по его мнению, "является вопрос о наложении ареста на именные ценные бумаги в связи с наличием разнообразных способов фиксации прав владельцев такого рода ценных бумаг" <1>. Арест на документарные ценные бумаги налагается по месту их нахождения, а на бездокументарные - по месту учета прав их владельца (по месту нахождения держателя реестра ценных бумаг). При наложении ареста на именные ценные бумаги необходимо действовать быстро, поскольку для совершения сделки купли-продажи, дарения ценной бумаги достаточно простой письменной формы, в связи с чем ответчик в короткие сроки может реализовать все ценные бумаги и избежать впоследствии обращения на них взыскания. При этом сложен не только сам процесс наложения ареста на именные ценные бумаги, но и процесс установления наличия в собственности у ответчика таких бумаг.

<1> Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" (постатейный) и к Федеральному закону "О судебных приставах". М., 1999. С. 209.

Наиболее спорным представляется вопрос о правовых последствиях наложения ареста на акции, принадлежащие ответчику. Арест акций - это лишение возможности ответчика распоряжаться своими акциями, а именно невозможность совершения операций, связанных с осуществлением прав на ценные бумаги, а не права на права, вытекающие из ценных бумаг. Тем не менее В.В. Ярков считает, что при наложении ареста на ценные бумаги "должник лишается всех прав, которые дают ему владение ценными бумагами, за исключением прав на получение дохода по ним, поскольку тем самым увеличивается возможность должника погасить взыскание в более полном размере" <1>. А.В. Борисов придерживается противоположной точки зрения. По его мнению, установление ограничения права пользования акциями необходимо в отношении не всего комплекса полномочий, а только отдельных полномочий, которыми вправе пользоваться должник - владелец акции, например в отношении имущественных прав. В отношении же остальных прав, а именно права на участие в голосовании на общем собрании акционеров, занятие должником определенных должностей не должно ограничиваться <2>. М.В. Горбачева также полагает, что за должником должны сохраняться права акционера при участии в собрании акционеров с правом голоса, участия в выборах, за исключением голосования по вопросам изменения размера уставного капитала акционерного общества и вопроса о выкупе акции самим обществом <3>.

<1> Ярков В.В.

Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" (постатейный) и к Федеральному закону "О судебных приставах". С. 211.

<2> См.: Борисов А.В. Особенности обращения взыскания на ценные бумаги // Финансовая Россия. 1999. N 14.

<3> См.: Горбачева М.В. Наложение ареста на ценные бумаги // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 1998. N 5-6. С. 63.

Арбитражный суд г. Москвы обоснованно вынес Определение о принятии мер обеспечения в виде наложения ареста на акции ОАО "Телекомпания НТВ", в котором специально отмечалось, что арест не касается запрета голосования на общем собрании акционеров <1>.

<1> См.: исполнительное производство N 3-18/2001 // Архив отдела по особым исполнительным производствам Главного управления Министерства юстиции РФ по г. Москве. 2001.

В связи с вышеизложенным представляется обоснованной точка зрения Д. Я. Малешина о том, что при наложении ареста на ценную бумагу ограничение должно устанавливаться только в отношении тех правомочий, осуществление которых может повлечь сокрытие ценной бумаги либо снижение ее стоимости <1>.

<1> См.: Малешин Д.Я. Суд в процессе исполнения судебных постановлений: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 152.

Аналогичный вывод можно сделать также и по вопросу наложения ареста на долю участника общества с ограниченной ответственностью. Следует отметить, что арест имущества ответчика не всегда сопряжен с ограничением права пользоваться своим имуществом, поэтому при аресте доли участника общества с ограниченной ответственностью собственник доли имеет право на извлечение доходов, связанных с принадлежащей ему долей в обществе. По мнению О. Струнской, "арест никоим образом не отражается на осуществлении таких производных прав, кроме тех случаев, когда это специально оговорено в постановлении о наложении ареста" <1>. К производным правам автор относит такие права, как участие в управлении делами общества, принятие участия в распределении прибыли, получение информации о деятельности общества и ознакомление с его бухгалтерскими книгами и иной документацией. Следовательно, "арест не является препятствием в пользовании арестованным имуществом, если это не влечет его уничтожения и не уменьшает его ценности" <2>.

<1> Струнская О. Голосуйте свободно // ЭЖ-Юрист. 2002. N 40.

<2> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г. А. Жилина. М., 2003. С. 298.

В п. 1 Обзора практики принятия арбитражными судами мер обеспечения по спорам, связанным с обращением ценных бумаг, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал следующее: поскольку, налагая арест на акции в целях обеспечения иска, суд не запретил владельцу акций пользоваться ими и осуществлять удостоверенные им права по участию в управлении акционерным обществом, то арест акций означал лишь запрет владельцу акций распоряжаться ими как объектом гражданского оборота <1>. Из этого следует, что во всех случаях, когда суд в определении о принятии мер обеспечения не устанавливает ограничения непосредственно в рамках наложения ареста на акции либо в качестве самостоятельной меры обеспечения, наложение ареста в качестве меры обеспечения представляет собой только запрет их владельцу распоряжаться ценными бумагами.

<1> См.: Обзор практики принятия арбитражными судами мер по обеспечению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 24 июля 2003 г. N 72) // Вестник ВАС РФ. 2003. N 9.

Не менее серьезным и важным представляется вопрос о возможности и целесообразности наложения ареста на имущество ответчика, на которое согласно ст. 446 ГПК РФ не может быть обращено взыскание по исполнительным документам.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ мерой по обеспечению иска может быть наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц. Закон не ограничивает, на какое имущество ответчика может налагаться арест, а на какое - не может в порядке принятия мер обеспечения. ГПК РФ в ст. 446 указывает только то имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. Обращение взыскания на имущество осуществляется согласно ч. 1 ст. 69 Федерального закона "Об исполнительном производстве" и включает в себя изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию либо передачу взыскателю. Однако, как уже отмечалось ранее, арест, налагаемый в целях обеспечения иска, и арест, налагаемый для исполнения вступившего в законную силу судебного постановления, имеют принципиальные отличия.

Необходимо отметить, что наличие в ГПК РФ возможности налагать арест на любое имущество, принадлежащее ответчику, в качестве меры по обеспечению иска, в том числе на имущество, перечисленное в ст. 446 ГПК РФ, является на сегодняшний день нецелесообразным, поскольку после возбуждения исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не сможет обратить взыскание в силу ст. 446 ГПК РФ, например, на квартиру, которая является единственным пригодным местом проживания должника. Возможно, наложение ареста на имущество, перечисленное в ст. 446 ГПК РФ, окажет воздействие на добросовестного ответчика, стремящегося предпринять все возможные способы для скорейшего разрешения возникшего гражданско-правового спора, но вряд ли это повлияет на недобросовестного ответчика.

Очевидно, что для того чтобы принимаемые меры по обеспечению иска в виде наложения ареста на имущество ответчика были эффективными, необходимо в законе определить перечень имущества, на которое судья не может налагать арест. По нашему мнению, возможно взять за основу перечень имущества, указанный в ст. 466 ГПК РФ, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. Установление законом такого перечня направлено на обеспечение гарантий сохранения должнику и находящимся на его иждивении лицам имущества, необходимого для нормального существования и продолжения профессиональных занятий, поэтому этот перечень дополнению и изменению не подлежит. Только при наложении ареста на имущество ответчика, которое не указано в ст. 446 ГПК РФ, можно быть уверенными в том, что в случае удовлетворения исковых требований у судебных приставов- исполнителей будет возможность обратить взыскание на это имущество и исполнить судебное постановление.

Учитывая вышеизложенное, представляется необходимым отнести имущество, перечисленное в ст. 446 ГПК РФ, к имуществу, на которое запрещено налагать арест в качестве меры по обеспечению исполнения будущего судебного постановления. Таким образом, в ст. 446 ГПК РФ было бы правильнее обозначить как "имущество, на которое не может быть наложен арест в качестве меры по обеспечению иска и обращено взыскание по исполнительным документам".

II. Запрещение ответчику совершать определенные действия и запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства

Меры по обеспечению иска в виде запрещения ответчику и другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства, играют немаловажную роль в процессе осуществления гражданского судопроизводства РФ.

Запретить - означает не позволить что-нибудь делать <1>. ГПК РФ предусматривает две меры по обеспечению иска в виде запретов:

<1> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 177. -

запрещение ответчику совершать определенные действия; -

запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства. Закон рассматривает эту меру как единую меру по обеспечению иска.

По мнению А.В. Малько, меры, предусмотренные в п. 2 и 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, "выступают в качестве меры по обеспечению иска и одновременно в качестве юридического запрета-тормоза" <1>. Правовые тормоза, по его мнению, - это все те средства, которые сдерживают все возможные отклонения и нарушения от юридических норм. "Тормозить - значит поставить в границы закона, юридические рамки, создавать условия для функции развития" <2>.

<1> Малько А.В. Функции уголовного и гражданского судопроизводства // Советская юстиция. 1990. N 12. С. 5.

<2> Малько А.В. Функции уголовного и гражданского судопроизводства. С. 5.

Принимая меры обеспечения, предусмотренные в п. 2 и 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, судья руководствуется нормами, закрепленными ст. 139 ГПК РФ, именно для того, чтобы сделать возможным исполнение будущего решения суда. Следовательно, принимаемые меры способствуют сохранению существующего положения между сторонами до рассмотрения спора по существу.

Так, например, в целях исполнения будущего решения и сохранения правового положения между сторонами судьей Волжского района г. Саратова было вынесено определение о применении мер обеспечения по иску М. к Администрации г. Саратова и другим о признании ряда правовых документов недействительными и компенсации морального вреда. Судья, исходя из заявленных требований истца, запретила ответчику осуществлять отчуждение, реконструкцию принадлежащей ему на праве собственности доли домовладения <1>.

<1> См.: дело N 2-443/2002 // Архив Волжского районного суда г. Саратова. 2002.

Указанная мера обеспечения была применена обоснованно.

Однако на практике имеют место случаи, когда суд запрещает ответчику совершать определенные действия, выходя за рамки предъявленного истцом требования.

Так, В. предъявила иск к одному жилищно-строительному кооперативу об устранении препятствий в проживании в жилом доме и в пользовании земельным участком. Суть исковых требований заключалась в следующем: ответчик, начав строительство вблизи дома истицы, занял строительной техникой земельный участок В. и мешал ей пользоваться своей собственностью. В процессе подготовки дела к судебному разбирательству судья вынесла определение о запрещении ответчику осуществлять строительные работы на всем земельном участке, отведенном под строительство, с использованием строительной техники, таким образом, фактически "заморозила" стройку до рассмотрения дела по существу. Ответчик, в свою очередь, это определение обжаловал, и его заявление об отмене мер обеспечения было частично удовлетворено. Судья разрешил ответчику осуществлять строительные работы лишь на том участке, который не является предметом спора (т. е. не на участке истицы) <1>.

<1> См.: дело N 2-641/2002 // Архив Волжского районного суда г. Саратова. 2002.

Меры, предусмотренные п. 2 и 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, как и арест, носят запрещающий характер. Тем не менее между ними существуют определенные различия. Наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику, состоит из запрета ответчику распоряжаться своим имуществом, а запреты, предусмотренные п. 2 и 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, распространяются на определенные действия ответчика и действия других лиц, касающихся предмета спора. " Цель наложения ареста - сохранение имущества до разрешения спора по существу. Цель запрещения - сохранение определенного положения, существующего до судебного спора" <1>. Субъектом, в отношении которого применяются обеспечительные меры в виде наложения ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц, и запрещения ответчику совершать определенные действия, является ответчик, а субъектом запрещений, указанных в п. 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, являются другие лица. В законе круг других лиц не раскрывается, поэтому представляется, что в него могут входить как граждане, так и различные организации, предприятия, учреждения любых форм собственности.

<1> Новичкова З.Т. Обеспечение иска в советском судопроизводстве. С. 71.

ГПК РФ также не содержит перечень действий, которые запрещено совершать ответчику и другим лицам, поскольку охватить их не представляется возможным в силу их многообразия. Например, если в суде рассматривается дело об устранении препятствий в проживании в жилом доме и в использовании земельного участка, истец может ходатайствовать о запрещении ответчику осуществлять строительные работы на земельном участке. При рассмотрении дела о признании недействительным договора передачи нежилого помещения судья может вынести определение о запрещении ответчику осуществлять отчуждение или реконструкцию нежилого помещения. Если рассматривается дело о выселении, суд может запретить регистрацию иных лиц в жилом помещении, а также осуществлять приватизацию спорного жилья и т. д.

П. П. Заворотько, анализируя практику судов Украины, относил к запрещениям широкий перечень действий, которые нельзя совершать ответчику: это "запрещение ответчику возводить строение, запрещение сбрасывать химические отбросы в речку или пруд (по искам колхозов), рыть яму у самой стены дома соседа, прокладывать подземные и наземные коммуникации через домостроение и земельный участок истца, запрещение уборки урожая, запрещение выпуска произведения, заслонять свет истцу, выводить дымоход во двор истца и т.д." <1>. По мнению автора, суд, запрещая совершать ответчику подобные действия, исходит из вредоносного характера этих действий, а не из того, что в будущем возникнет затруднение или сделается невозможным исполнение будущего решения. В случае отказа судом в принятии мер обеспечения, но при удовлетворении исковых требований можно будет без особых затруднений отвести дымоход и канализацию в порядке исполнения решения суда. В связи с этим П.П. Заворотько предлагал основания для принятия мер обеспечения дополнить еще одним основанием в следующей редакции: "А также, если действия ответчика наносят вред здоровью истца и членам его семьи, совместно с ним проживающим" <2>.

<1> Заворотько П.П. Процессуальные гарантии исполнения судебных решений: Дис. ... д-ра юрид. наук. Киев, 1969. С. 98.

<2> Заворотько П.П. Процессуальные гарантии исполнения судебных решений. С.

98.

Однако указанное предложение автора вызывает возражения. Нетрудно заметить, что основанием для принятия мер обеспечения может служить только то, что непосредственно влияет на исполнимость решения в будущем. Действия же ответчика, которые наносят вред здоровью истца и членам его семьи, совместно с ним проживающим, не могут быть положены в основу принятия обеспечительных мер, поскольку принятие таких мер являлось бы мерами досрочного исполнения судебного постановления, а не мерами по обеспечению иска. Непринятие вышеперечисленных П. П. Заворотько мер не помешает исполнению судебного постановления, так как оно будет исполнено и без их принятия. К тому же действия ответчика, нарушающие, например, нормы общежития, закрепленные в Жилищном кодексе РФ, или нарушающие экологические нормы права и т.д., могут быть предотвращены и без обращения в суд или заявления по этому поводу ходатайства о принятии мер обеспечения. Существуют различные органы, к компетенции которых отнесено осуществление контроля за соответствующей областью правоотношений и применение к лицам, нарушающим установленные законом нормы права, соответствующих штрафных санкций.

КоАП РФ предусматривает целую главу, регламентирующую административную ответственность за правонарушения, посягающие на здоровье, санитарно- эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность. Представляется, что вносимые П.П. Заворотько предложения были обусловлены особенностями того времени, когда в судах рассматривались не типичные для сегодняшнего дня дела (например, по искам колхозов и др.).

В настоящее время суды рассматривают дела, обусловленные тенденциями нового времени и спецификой современного законодательства, что повлекло и существенные изменения действий, которые нельзя совершать ответчику.

Так, по иску М. к Дальневосточному государственному техническому университету (ДВГТУ) и Т. о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда судья Ленинского районного суда г. Владивостока вынес Определение о принятии мер обеспечения. В Определении ответчику было запрещено совершать определенные действия, а именно распространять сведения, истинность которых истец оспаривает в суде, в печатных изданиях ДВГТУ, средствах массовой информации, информационной сети Интернет по электронному адресу, поскольку ответчик и после предъявления иска продолжает использовать указанные каналы для распространения сведений <1>.

<1> См.: дело N 2-2888/2001 // Архив Ленинского районного суда г. Владивостока.

2001.

В другом примере из практики судья Фрунзенского районного суда г. Владимира по иску одной общественной организации к ООО "А." о принудительном взыскании авторского вознаграждения в связи с невыполнением ответчиком условий лицензионного соглашения с РАО, вынес Определение о принятии мер обеспечения в виде запрещения ответчику использовать любым способом в своей деятельности музыкальные произведения российских и зарубежных авторов до получения лицензии (разрешения) в РАО <1>.

<1> См.: дело N 2-997/2001 // Архив Фрунзенского районного суда г. Владимира.

2001.

Проведя анализ норм ст. 140 ГПК РФ, нельзя не отметить тот факт, что п. 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ более точно определяет, в отличие от п. 2 этой же части, какие действия нельзя совершать другим лицам. При принятии меры по обеспечению иска, предусмотренной п. 2 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, судья должен в каждом случае индивидуально определять перечень действий, которые запрещено совершать ответчику, исходя из предмета предъявленного иска. Между тем в п. 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ уже содержится положение о том, что другим лицам запрещено совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства.

В отличие от ранее действующего ГПК РСФСР 1964 г., ГПК РФ конкретно определил, в отношении какого имущества другим лицам запрещено совершать определенные действия. Так, другим лицам запрещено передавать ответчику не любое имущество, а только то имущество, которое является предметом спора.

Например, при рассмотрении гражданского дела по иску Р. и В. к М., В., П., Ш., ООО "С." о признании недействительными постановления совета директоров ЗАО "О." о признании недействительными (ничтожными) сделок по купле-продаже акций и переводе на истцов прав и обязанностей по сделкам купле-продаже на 197 акций ЗАО "О." суд вынес Определение о запрещении реестродержателю акций закрытого акционерного общества - Саратовскому региональному расчетно-депозитарному центру производить регистрацию любых сделок по отчуждению акций <1>.

<1> См.: дело N 2-746/2001 // Архив Волжского районного суда г. Саратова. 2001.

Действия судьи в приведенном примере в отношении предмета спора были совершены обоснованно. ГПК РФ не устанавливает каких-либо ограничений по принятию тех или иных запрещений в отношении ответчика, поскольку цель принятия таких мер - это сохранение положения сторон, существующего до рассмотрения дела по существу. К сожалению, нередки случаи, когда судья выносит определение о принятии мер обеспечения в виде запрета ответчику совершать определенные действия, не связанные с предметом спора, не соответствующие заявленному истцом требованию и не влияющие на предотвращение возможного ущерба лицу, заявившему ходатайство.

Учитывая практику по делам с участием акционерных обществ, Президиум Верховного Суда РФ отметил, что судами по таким делам допускались грубейшие нарушения норм процессуального права <1>. В частности, в Постановлении Президиума было отмечено, что почти нормой стало удовлетворение судьями требований заявителей о наложении до рассмотрения дела по существу запретительных мер, применение которых прямо противоречило требованиям ст. 133 и 134 ГПК РСФСР.

<1> См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 27пв02 "О рассмотрении судами Российской Федерации дел с участием акционерных обществ" // .

Так, например, судьей Пресненского районного суда г. Москвы было принято к производству дело по иску ЗАО "ВАО "Соврыбфлот" к бывшему генеральному директору А.В. Афанасьеву о передаче вновь избранному на внеочередном собрании акционеров генеральному директору В.А. Кожеву печати, бухгалтерской документации и бланков акционерного общества, а также об обязании А.В. Афанасьева впоследствии не чинить препятствия в осуществлении В.А. Кожевым полномочий генерального директора. Наряду с исковым заявлением в суд было подано заявление о принятии мер обеспечения, которое полностью было удовлетворено в этот же день Определением судьи. Согласно этому Определению до рассмотрения дела по существу А.В. Афанасьеву было запрещено совершать от имени ЗАО действия, связанные с исполнением обязанностей генерального директора, а именно: подписывать и скреплять печатью договоры, доверенности, приказы, распоряжения и любые иные документы, носящие распорядительный характер, а также совершать иные действия, входящие в полномочия генерального директора. Удовлетворение ходатайства судья мотивировала целями обеспечения прав истца, поскольку считала, что ответчик своими действиями может причинить имущественный ущерб интересам истца. Однако указанное Определение было отменено Судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда, поскольку кроме требований передать печать, бланки и бухгалтерскую документацию истец какие-либо требования о защите имущественных прав не заявлял. Исходя из характера предъявленных требований, неясно, каким образом непринятие мер обеспечения, о которых просил истец, может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. Из заявления истца о принятии мер обеспечения в указанном случае усматривается, что он фактически ставит вопрос об удовлетворении иска до рассмотрения дела по существу, но суду или судье такое право законом не предоставлено <1>.

<1> См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 27пв02 " О рассмотрении судами Российской Федерации дел с участием акционерных обществ".

В целях обеспечения единообразного подхода к разрешению вопросов, связанных с рассмотрением дел, возникающих из акционерных отношений, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ вынес Постановление от 9 июля 2003 г. N 11 "О практике рассмотрения арбитражными судами заявлений о принятии обеспечительных мер, связанных с запретом проводить общие собрания акционеров" <1>.

<1> Вестник ВАС РФ. 2003. N 9.

Общее собрание акционеров является высшим органом управления акционерного общества (п. 1 ст. 103 ГК РФ и п. 1 ст. 47 Федерального закона "Об акционерных обществах"). В связи с этим запрещение проводить общее собрание акционеров в качестве меры по обеспечению фактически означает запрет акционерному обществу осуществлять свою деятельность в той части, в какой она осуществляется посредством принятия решений общим собранием. Вместе с тем действующее законодательство РФ предусматривает возможность принятие такой меры обеспечения, как приостановление деятельности ответчика. Согласно ч. 1 и 4 ст. 16 Закона РФ "О средствах массовой информации" судья только по иску регистрирующего органа или Министерства печати и информации РФ о прекращении и приостановлении деятельности СМИ может в качестве меры по обеспечению иска приостановить деятельность средства массовой информации.

Однако запрещение проводить общее собрание акционеров как мера обеспечения по своему содержанию противоречит смыслу принятия обеспечительных мер, имеющих своей целью защиту интересов заявителя, а не лишение другого лица возможности и права осуществлять свою законную деятельность. Имея это в виду, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел к выводу о том, что суд не может в порядке принятия обеспечительных мер по спорам об обжаловании решений органов управления акционерного общества, о признании недействительными сделок с акциями общества, о применении последствий недействительности таких сделок, о признании недействительными выпуска акций акционерного общества, а также по иным спорам запрещать акционерному обществу, его органам или акционерам проводить годовое или внеочередное общее собрание акционеров. Суд также не может принимать обеспечительные меры, фактически означающие запрет на проведение общего собрания акционеров, в том числе созывать общее собрание, составлять список акционеров, имеющих права на участие в общем собрании акционеров, предоставлять помещения для участия в общем собрании, рассылать бюллетени для голосования, подводить итоги голосования по вопросам повестки дня.

Законом, а именно п. 2 и 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, допускается принятие судом мер обеспечения в виде запрещения ответчику и другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора. Таким образом, на основании указанных норм и при наличии оснований, предусмотренных ст. 139 ГПК РФ, суд праве запретить годовому или внеочередному собранию акционеров принимать решения по отдельным вопросам, включенным в повестку дня, если эти вопросы являются предметом спора или непосредственно с ним связаны, а также в целях исполнения будущего судебного постановления запретить акционерному обществу, его органам или акционерам исполнять принятое общим собранием решение по определенному вопросу.

В теории гражданского процессуального права существует точка зрения о том, что меры по обеспечению иска, предусмотренные в п. 2 и 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, исключают принудительное исполнение <1>. Указанное мнение спорно.

<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2003. С. 273 (автор главы - И.М. Пятилетов).

Закон не ограничивает выдачу исполнительных листов по тем или иным мерам обеспечения, предусмотренным ст. 140 ГПК РФ. По смыслу ч. 2 ст. 142 ГПК РФ, если судья вынес определение о принятии мер обеспечения, он обязан выдать истцу исполнительный лист и направить ответчику копию этого определения. Исполнительный лист выдается судом взыскателю или по его просьбе направляется для исполнения в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 428 ГПК РФ, вне зависимости от того, было ли вынесено определение о наложении ареста на имущество ответчика или о запрещении ответчику совершать определенные действия. Соответственно, если к судебному приставу-исполнителю поступит исполнительный лист, выданный судом на основании определения о принятии мер обеспечения, например в виде запрещения ответчику совершать определенные действия, он будет обязан возбудить исполнительное производство (ч. 1 ст. 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве"), что, в свою очередь, является основанием для применения принудительных мер исполнения. Согласно п. 11 ч. 3 ст. 68 Федерального закона "Об исполнительном производстве" перечень мер принудительного исполнения не является исчерпывающим и возможно применение других мер, не упомянутых в данном перечне, в соответствии с федеральным законом или исполнительным документом. К таким мерам М.К. Юков относит, помимо прочего, запрет на совершение определенных действий (реализацию имущества либо имущественных прав). В любом случае, по его мнению, выбор конкретной меры принудительного исполнения судебным приставом-исполнителем зависит от предписания, содержащегося в исполнительном документе, подлежащем принудительному исполнению, а также от конкретно складывающейся ситуации. Главное, чтобы действия судебного пристава-исполнителя строго соответствовали закону <1>.

<1> См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" / Под ред. М.К. Юкова и В.М. Шерстюка. М., 2004. С. 67 (автор главы - М.К. Юков).

Таким образом, если определение суда о принятии мер обеспечения не будет исполнено в добровольном порядке тем лицом, которому было запрещено совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, его можно будет исполнить в принудительном порядке по правилам исполнительного производства.

III. Приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключения из описи) и приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке

Меры по обеспечению иска в виде приостановления реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключения из описи) и приостановления взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке, представляют собой такие меры, субъектом которых является не ответчик, а судебный пристав-исполнитель. Цель этих мер - приостановить исполнительное производство и дальнейшую реализацию арестованного имущества.

Иск об освобождении имущества от ареста основан на конституционном праве каждого человека на судебную защиту от посягательств на его имущество и рассматривается судом по правилам искового производства (ч. 2 ст. 442 ГПК РФ). Исковое заявление принимается судьей при соблюдении всех требований ст. 131 ГПК РФ, и после его принятия судья выносит определение о подготовке дела к судебному разбирательству с учетом особенностей, присущих делам этой категории. Основной особенностью указанной категории дел является то, что такие дела возбуждаются в основном в ходе исполнительного производства, когда арестованное имущество изъято или готовится к реализации. В порядке подготовки к рассмотрению гражданского дела судья обязан, руководствуясь ст. 436 ГПК РФ, приостановить исполнительное производство, по которому был наложен арест на имущество, до окончания рассмотрения иска об освобождении имущества от ареста. Приостановление исполнительного производства - это временный отказ от совершения исполнительных действий.

К мировому судье судебного участка N 5 Волжского района г. Саратова обратился Г. с исковым заявлением об освобождении имущества от ареста. Ответчиком по делу выступал Д. Суть исковых требований Г. заключалась в том, что решением Волжского районного суда г. Саратова с него в пользу Д. было взыскано 224 142 руб. На основании решения суда был получен исполнительный лист и предъявлен к исполнению. После возбуждения исполнительного производства на имущество Г. был наложен арест. Истец в исковом заявлении указал, что в акт об аресте имущества вошло имущество, на которое не может быть обращено взыскание, поскольку оно является предметом домашней обстановки.

Судья в порядке подготовки дела к судебному разбирательству, руководствуясь ст. 436 ГПК РФ в части реализации арестованного имущества, вынес Определение о приостановлении исполнительного производства до устранения обстоятельств, явившихся основанием приостановления (ст. 438 ГПК РФ). Копия определения была направлена в службу судебных приставов, возбудивших исполнительное производство, для приостановления исполнительного производства.

Приведенный пример свидетельствует о том, что Г. не заявлял ходатайства о принятии мер обеспечения, так как в силу ст. 436 ГПК РФ судья приостановил исполнительное производство и тем самым практически "обеспечил исполнение будущего решения" <1>.

<1> См.: дело N 2-100/2003 // Архив мирового судьи судебного участка N 5 Волжского района г. Саратова. 2003.

Следует отметить, что примеры из практики подобного рода не единичны.

Так, судебный пристав-исполнитель приостановил исполнительное производство о взыскании с А. денежной суммы в пользу Д. на основании Определения суда о подготовке дела к судебному разбирательству по иску А., О.П. и В.И. об освобождении имущества от ареста <1>.

<1> См.: исполнительное производство N 5169 от 12 августа 2002 г. по исполнительному листу N 2-2141 от 18 ноября 1999 г., выданному Кировским районным судом г. Саратова // Архив Кировского ПССП N 3 г. Саратова. 2002.

Можно отметить, что по ГПК 1923 г. предъявление иска об освобождении имущества от ареста не приостанавливало дальнейшего движения исполнительного производства <1>. Истец, обращаясь в суд с иском об освобождении имущества от ареста, должен был ходатайствовать о принятии мер обеспечения, и только после получения исполнительного листа или копии определения суда о таком обеспечении судебный исполнитель мог приостановить реализацию арестованного имущества.

<1> См.: Газиянц Л.И. Судебное рассмотрение дел о снятии ареста с имущества. С.

89.

В ГПК РСФСР 1964 г. уже содержалось правило, согласно которому судья обязан был приостановить исполнительное производство в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (п. 4 ст. 361). Такое же правило содержится и в действующем ГПК РФ. Между тем эта обязанность судьи толковалась в теории гражданского процессуального права неоднозначно. Некоторые ученые до принятия ГПК РФ считали, что предъявление иска об освобождении имущества от ареста является одной из форм обеспечения исполнения будущего решения, а общие правила обеспечения, предусмотренные гл. 13 ГПК РСФСР, по указанной категории дел вообще не применяются, а применяется ст. 361 ГПК РСФСР <1>. По мнению П.В. Логинова, "по делам об освобождении имущества от ареста иски во всех случаях обеспечиваются по инициативе судьи независимо от того, поступила ли просьба от заинтересованных лиц или нет" <2>.

<1> См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. М., 1996. С. 474 (автор главы - С.А. Шишкин); Гражданское процессуальное законодательство: Комментарий. М., 1991. С. 595 (автор главы - Л.В. Туманова).

<2> Логинов В.П. Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1995. С. 77.

По общим правилам ст. 139 ГПК РФ судья или суд по заявлению лиц, участвующих в деле, может принять меры по обеспечению иска. Согласно п. 12 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ в порядке подготовки дела к судебному разбирательству судья в целях приостановления реализации арестованного имущества, в отношении которого заявлено исковое требование, может разрешить вопрос о принятии мер обеспечения. Закон не делает каких- либо ограничений по поводу того, какая мера обеспечения иска, предусмотренная ст. 140 ГПК РФ, может применяться. Тем не менее следует учитывать, что применение института обеспечения иска по искам об освобождении имущества от ареста имеет свои особенности. Как правило, меры обеспечения направлены против недобросовестного ответчика, который может укрыть или продать находящееся у него имущество или совершить иные действия, направленные на невозможность исполнения будущего судебного постановления. А в исках об освобождении имущества от ареста принятие мер обеспечения имеет иную цель, а именно приостановить дальнейшие действия судебного пристава-исполнителя и специализированных органов по реализации арестованного имущества.

Исполнительное производство подлежит обязательному приостановлению в случае предъявления в суд иска об исключении из описи (освобождении от ареста) имущества, на которое обращено взыскание по исполнительному документу (ч. 5 ст. 45 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). А судебный пристав-исполнитель обязан приостановить исполнительное производство и прекратить совершать любые исполнительные действия по нему (ч. 6 ст. 45 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Таким образом, теоретически по иску об освобождении имущества от ареста согласно ст. 139 ГПК РФ меры обеспечения могут приниматься, но практически в этом нет необходимости, так как, вынося определение о приостановлении исполнительного производства, судья фактически обеспечивает исполнение будущего решения.

Что касается такой меры обеспечения, как приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке, то представляется, что это вообще не имеет никакого отношения к исковому производству, так как оспаривание согласно ст. 441 ГПК РФ производится в порядке неискового производства.

<< | >>
Источник: О.В. ИСАЕНКОВА, А.А. ДЕМИЧЕВ, Т.В. СОЛОВЬЕВА, Н.Н. ТКАЧЕВА. ИСК В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. СБОРНИК. 2009

Еще по теме § 3. Виды мер по обеспечению иска:

  1. Как происходит обеспечение иска?
  2. 1.4. Обеспечение иска
  3. 1. Понятие обеспечения исполнения обязательств Виды способов обеспечения исполнения обязательств
  4. 3. Обращение с заявлением об обеспечении иска
  5. 7. Защита ответчика против мер обеспечения иска
  6. Статья 1302. Обеспечение иска по делам о нарушении авторских прав
  7. § 2. Обеспечение иска 1. Понятие и порядок обеспечения иска
  8. 3. Доказывание условий удовлетворения заявления об обеспечении иска
  9. § 5. Встречное обеспечение 1. Понятие встречного обеспечения
  10. § 1. Общие правила принятия и отмены мер по обеспечению иска
  11. § 3. Виды мер по обеспечению иска
  12. § 1. Понятие обеспечения иска
  13. § 1. Виды мер по обеспечению исполнения будущего судебного постановления
  14. § 1. Своевременное признание гражданско-правовых требований потерпевшего кик мера обеспечении заявленного им гражданского иска
  15. 12.2. Порядок предъявления, обеспечения и разрешения гражданского иска в уголовном судопроизводстве
  16. 15.6. Обеспечение иска
  17. _ 100. Обеспечение иска
  18. 1.8. Обеспечение иска
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -