<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение настоящего диссертационного исследования подведем определенные итоги и сформулируем выводы, полученные в результате раз­работки проблемы современных политических режимов и их трансформации на примере стран Балтии.

Исходя из цели и задач предпринятого исследования были изучены подходы к определению понятия и признаков политического режима, а также проведена классификация указанного теоретико-правового института по раз­личным критериям и основаниям. В результате представлено авторское определение политического режима, под которым следует понимать сло­жившуюся в рамках конкретного исторически обусловленного этапа госу­дарственно-общественного развития систему средств, способов, приемов и сформировавшихся на их основе механизмов реализации государственно­властных предписаний, имеющую своим предметом поведение людей (граж­дан, подданных) и выраженную в форме нормативных правовых велений субъектов правотворческой деятельности.

Подчеркивается, что политический режим не является чем-то неизмен­ным, но должен рассматриваться в контексте текущих политических и пра­вовых изменений в том или ином государстве и в глобальном мировом про­странстве. При этом, следует выделять ряд неизменных признаков политиче­ского режима: а) совокупность тесно переплетенных взаимозависимых и вза­имосвязанных государственных структур и элементов политической системы общества; б) легальная форма политического режима закрепляется в норма­тивных правовых актах различной юридической силы; в) политический ре­жим показывает степень юридической защищенности человека и его основ­ных неотчуждаемых прав в контексте функционирования государственных и политических структур.

Проведенная классификация политических режимов дает основание утверждать, что в современном мире невозможно выделить чистые формы того или иного вида политического режима: фактор времени, а также посто­

янно изменяющиеся подходы к осуществлению государственной и политиче­ской власти накладывают свой отпечаток на форму режима в конкретном государстве в конкретный исторический период.

В работе были отдельно исследованы легальность и легитимность поли­тического режима, которые представляются ключевыми аспектами в изучении, понимании, определении сущности и прогнозировании дальнейшего развития политических режимов современных государств. В дополнение к иным элемен­там и признаками политического режима легальность и легитимность показы­вают путь к осмыслению объективной модели политического режима.

Также были выявлены как основные тенденции формирования полити­ческих режимов современных государств, так и некоторые особенности осу­ществления государственной власти на прибалтийском постсоветском про­странстве; определены направления развития моделей политических режи­мов в современных государствах. С учетом этого изучены закономерности формирования современной модели политического режима в странах Балтии, законодательное закрепление негативных признаков политического режима, а также результаты процесса минимизации системы гарантий прав и свобод личности и её механизма в странах Балтии.

Проанализированы те элементы политического режима, которые связа­ны с юридическим закреплением в том или ином объеме комплекса прав и свобод личности, реализацией принципа равенства прав, создания гарантий и механизма реализации прав и свобод человека и гражданина в Латвии, Литве и Эстонии. При этом за основу была взята гипотеза об идентичности в целом политических режимов всех трех государств Балтии, поскольку и географи­чески, и геополитически, и этнически, в социально-культурном и правотвор­ческом плане указанные страны похожи и имеют много общего. В результате получены следующие выводы.

Во-первых, реализация конституционных прав и свобод личности ис­пытывает серьезные затруднения во всех трех государствах балтийского ре­гиона: закрепленный в Основных законах правовой статус личности не полу­

чает должного развития в национальном законодательстве, а также не под­крепляется созданием действенного и жизнеспособного механизма реализа­ции прав и свобод.

Во-вторых, основными факторами, оказывающим негативное воздей­ствие на трансформацию политического режима в Латвии, Литве и Эстонии, является национальный, демографический и геополитический.

Это выража­ется в открытом противостоянии властей, поддерживаемых большинством титульной национальности, и национальных меньшинств, которые не имеют правовых гарантий для реализации естественных прав и свобод, закреплен­ных в Конституции и связанных с использованием языка общения, изолиро­ваны от участия в политической жизни (в том числе от участия в выборах в муниципалитеты), в подчиненности внутренней политики государства навя­занным принципам со стороны наднациональных структур.

В-третьих, отмечается ключевая негативная роль Европейского союза и его структурных подразделений, которые в период постсоветского становле­ния «молодых» балтийских республик фактически способствовали проведе­нию правовой политики непредоставления гражданства национальным меньшинствам в Латвии и Эстонии[CCCXIII] и, как следствие, дальнейшего юридиче­ского и фактического разграничения и размежевания населения по признакам происхождения, языка и национальности. Гипертрофированное отношение к национальному языку (латышский, литовский и эстонский), провозглашен­ному единственным государственным языком, негласно поддерживается структурами Европейского союза, что выражается в ущемлении естествен­ных прав национальных меньшинств в Латвии, Литве и Эстонии. Результа­том подобной практики стала ситуация, когда законодательные, исполни­тельные, судебные и контрольно-надзорные органы государственной власти выборочно подходят к реализации закрепленных прав и свобод личности, ко­гда механизм реализации прав и свобод действует только для титульного

большинства и одновременно не действует в отношении национальных меньшинств.

В-четвертых, тот факт, что большинство из выделенных критериев идентификации демократического политического режима (закрепление ком­плекса прав и свобод личности, реализация принципа равенства прав, созда­ние гарантий и механизма реализации прав и свобод человека и гражданина) в странах Балтии осуществляется de jure, но не de facto, доказывает гипотезу о том, что политические режимы Латвии, Литвы и Эстонии нельзя отнести ни к демократическим, ни к переходным (по причине длительного сохранения негативных признаков политического режима).

Сравнительно-правовой и формально-юридический анализ законода­тельства Латвии, Литвы и Эстонии дал основание для формулирования вы­водов о характере тенденций в развитии и эволюции политических режимов, а также в специфике закрепляющих их норм права трех государств. Доказа­но, что политика стран Балтии в целом имеет схожие черты, обусловленные рядом идентичных исторических, национальных, демографических факторов. В Латвии, Литве и Эстонии четко прослеживаются негативные и антидемо­кратические тенденции, закрепляющие соответствующие им критерии поли­тических режимов. Законодательная политика Латвии, Литвы и Эстонии в области прав и свобод человека, равенства в правах, создания механизма ре­ализации прав и свобод личности имеет устойчивый характер с систематиче­ским повторением и закреплением дискриминационных норм в отношении национальных меньшинств (что прослеживается в докладах и отчетах меж­дународных межгосударственных (ООН, Совет Европы) и неправитель­ственных органов и организаций, таких как «Европейский фонд прав челове­ка», «Freedom house», «Amnesty international» и др.

Несмотря на регулярные рекомендации, выражения озабоченности и призывы различных структурных подразделений Организации объединенных наций и Европейского союза, членами которых являются государства Балтии, системные нарушения общепризнанных принципов и норм международного

права, норм международных договоров во внутригосударственном законода­тельстве не ликвидируются и не корректируются, что служит, с одной сторо­ны, прямым нарушением норм Конституций Латвии, Литвы и Эстонии соот­ветственно, а с другой - свидетельствует об игнорировании правительствами и парламентами указанных государств своих международных обязательств в сфере закрепления и защиты прав и свобод личности. Указанные системати­ческие нарушения допускаются в государствах-членах Европейского союза на протяжении более 10 лет (с 2004 г. - даты вступления Латвии, Литвы и Эстонии в Европейский союз по настоящее время) свидетельствует о нелиги- тимности юридической составляющей регулирования правоотношений в сфере прав и свобод человека и гражданина, а также о скрытом поощрении дискриминационных норм в отношении национальных меньшинств.

Таким образом, проведенное исследование однозначно показало иден­тичность политических режимов современных Латвии, Литвы и Эстонии, ко­торые нельзя отнести к демократическим. Характерно, при этом, что «непо­падание» режимов исследуемых государств в известные теоретико-правовые рамки может рассматриваться как постоянное явление, поскольку ни рево­люционных процессов, ни военных переворотов в недавнем прошлом (т.е. с момента распада СССР) в этих странах не наблюдается; нестандартность по­литических режимов там можно считать нормой.

Международные и европейские организации, Европейский Союз в це­лом изначально заложили основы «невмешательства» и молчаливого согла­сия с политикой Эстонии и Латвии в вопросах непредоставления граждан­ства национальным меньшинствам. Это, в свою очередь, явилось базисом для становления и развития антидемократических политических режимов в этих государствах.

Политические режимы стран Балтии являются легальными; однако условно легитимными: протестные движения, митинги и демонстрации, об­ращения в международные суды и правозащитные организации представите­лей национальных меньшинств не позволяют утверждать о легальности по­

литических режимов в Латвии, Литве и Эстонии как ключевой качественной характеристики этой составной части формы государства.

Исследование механизмов трансформации политических режимов Лат­вии, Литвы и Эстонии дало возможность обосновать существование в ука­занных странах следующих элементов указанных социально-правовых явле­ний: механизм применения на практике нормативно-правовых актов Евросо­юза; механизм использования приоритета законодательства Европейского союза над национальным законодательством; механизм законотворчества; механизм идеологического неправового воздействия на население; механизм реализации всеобщих гарантий прав человека. Во всех без исключения стра­нах Балтии в настоящее время характер механизмов трансформации полити­ческого режима свидетельствует о недемократическом пути формирования политических режимов, а точнее - о формировании псевдодемократических режимов в Латвии, Литве и Эстонии, обусловленных рядом как внутренних государственно-правовых причин, так и внешними факторами.

Полученные выводы и результаты проведенного исследования правово­го закрепления трансформации политических режимов стран Балтии, позво­ляют определить политические режимы этих государств как этническую псев­додемократию - разновидность антидемократического политического режима, при которой в государстве юридически закрепляются отдельные элементы де­мократических процедур осуществления власти, однако фактически проводит­ся политика государственного ущемления и подавления всех видов активности представителей национальных меньшинств, включая низовые уровни участия в политической жизни (выборы в муниципалитеты), языковую сферу (плано­мерное сокращение использования языка всех национальных меньшинств), область осуществления профессиональной деятельности.

<< | >>
Источник: АХМЕТОВА Гульнара Мураткуловна. СОВРЕМЕННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ И ИХ ТРАНСФОРМАЦИЯ (НА ПРИМЕРЕ СТРАН БАЛТИИ): государственно-правовой аспект. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Белгород - 2017. 2017

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 1.1. Заключение под стражу и продление срока содержания под стражей (ст. ст. 108, 109 УПК)
  2. §3. Преддоговорная ответственность и преддоговорные соглашеиия цри заключении договора в соответствии с ВК
  3. 3. Заключения экспертов
  4. 2.1. Экспертное заключение
  5. 16.2. Заключение и расторжение корпоративного договора
  6. 13.4.0бвинительноезаключение: понятие, значение, структура и содержание
  7. 20. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ И ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  8. § 3. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением
  9. Заключение эксперта
  10. 8. Заключение эксперта
  11. 13.2. Окончание предварительного следствия с направлением дела с обвинительным заключением в суд
  12. § 2. Понятие и признаки заключения эксперта
  13. § 1. Особенности исследования и оценки заключения эксперта.
  14. § 2. Специфика заключения эксперта как средства доказывания
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  16. Доказательственное значение заключения эксперта, его оценка
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -