<<
>>

Классификация юридических фактов

Классификация - философская категория как система сопод­чиненных понятий предполагает раскрытие взаимных связей пред­метов, явлений материального и духовного мира на основе объек­тивных, субъективных, координационных, субординационных принципов. Фактически это выражение их связи в виде логически обоснованного расположения и места каждого элемента в сложных и простых системах. Применительно к юридическим фактам эта общая закономерность проявляет себя в изучении и группировке деяний, событий по различным критериям: по признаку родства, т.е.

общего происхождения; на основе сходства черт; мотивации поведения; волевых начал участников отношений; частоте прояв­лений - единичные (изолирующие, длящиеся), рецидивные, инкор­порирующие, полисистематические; по объему (пределам) дейст­вия; по виду общественных отношений и др. Неограниченность множества юридических фактов, обусловленная необозримым многообразием общественных отношений, не поддается точной и исчерпывающей их классификации. Проблема усугубляется еще и тем, что слишком большое многообразие общественных связей значительно усложняет определение критериев классификации фактических отношений, отграничение существенных фактов от фактиков, т.е. связей, не имеющих какой-либо значимости. Тем не менее, отечественное правоведение представлено теоретическими разработками классификации юридических фактов, существенно не отличающихся своей новизной[171] Так, определяя юридические факты, как «все состояния и события действительности, которым свойственно устанавливать и прекращать права», Е.Н. Трубецкой квалифицировал их по следующим признакам:

- зависящие и не зависящие от человеческой воли. Те и другие могут быть согласованы или не согласованы с правом. Стихийные силы природы не могут совершать правонарушений, но могут про­изводить так называемое неправомерное состояние, т.е. создавать положение вещей, противоречащих праву.

Ко второй разновидности юридических фактов, не зависящих от человека и не противоречащих праву, не порождающих непра­вомерного состояния, но вызывающих возникновение права, он относил смерть, ‘ пожар[172];

- факты, зависящие от воли человека, в свою очередь, подраз­деляются на положительные и отрицательные (просрочка векселя, просрочка срока получения долга, потеря права на обмен кредит­ных документов и др.);

- факты по волевому признаку подразделяются на правомер­ные и неправомерные. Неправомерные вызывают возникновение новых прав - притязания на восстановление нарушенного права, вознаграждение за убытки, требование другого наказания виновно­го;

правомерные положительные юридические факты двух ро­дов: частные, публично-правовые;

- односторонние, двусторонние (завещание, дарение)[173];

- положительные, отрицательные действия (примером послед­него является отказ от правосудия, непринятие мер предосторож­ности и т.п.);

- положительные действия двух родов: юридические акты ча­стного порядка; публично-правовые действия типа распоряжений;

- по форме - устные, письменные;

- по представительству - личностные и совершенные третьими лицами (представителями);

- по представительству добровольные и необходимые[174] Так, дееспособные граждане самолично осуществляют свои права или через представительство третьих лиц (добровольное предста­вительство), а душевнобольные и несовершеннолетние только че­рез представителей (необходимое представительство).

В основу классификации юридических фактов может быть по­ложен критерий интересов как важно значимый феномен перво­причины социальных действий, мотивов, идей, побуждений участ­ников общественных отношений. Интерес всегда связан как со строением и динамикой мотивов и потребностей индивида, так и с характером форм и средств освоения действительности, которыми он владеет[175] Не случайно поэтому обращение Иеринга, Коркунова, Муромцева к категории интереса. Иеринг, Муромцев определяли право, как «защищенный интерес», Коркунов, как «разграничение интересов». В таком варианте соотношения права и интереса, по мнению Е.Н. Трубецкого, смешаны понятия права и первопричины его образования. Не подлежит сомнению, что возникновение норм права всегда вызывается каким-либо интересом, который служит могущественным фактором преобразования действительности. Но это вовсе не означает, что право и интерес - идентичные катего­рии[176] Интерес как осознанная потребность - есть предпосылка права[177]

Логичным будет предположить, что интерес побуждает участ­ников общественных отношений совершать те или иные юридиче­

ски значимые действия. Если интерес - предпосылка образования нормы права, то, естественно, следует признать, что он лежит в основе всех юридических фактов за исключением событий. Он, и только он, предопределяет правоотношения и их динамику.

В философской литературе интересы классифицируются по критерию их носителя, сферы, пространства и времени действия. Они взаимопроникают друг в друга как отдельное, особенное и общее[178]. По этим признакам они подразделяются на:

- индивидуальные, групповые, общественные;

- материальные, политические, духовные;

- коренные, частные, временные, отдельные и ближайшие[179].

Р. Гукасян, наряду этим, выделяет еще и правовой интерес, т.е. такой, который удовлетворяется правовыми средствами[180] В по­следнем случае смешаны понятия формы и содержания. Есть за­конный интерес, урегулированный правом, и есть процессуаль­ная его форма. Последняя (форма) - это способ реализации, защи­ты и т.п., но только не сам интерес. Поэтому в реальности вряд ли существует так называемый процессуальный правовой интерес.

Исходя из теории систем, законные интересы, юридические факты, правовые нормы и институты, отрасли права образуют свои системы и подсистемы. Между ними есть связи объективного и субъективного свойства. Коль скоро так, то можно утверждать, что качественные характеристики интересов, как их классификаторов, вполне приемлемы для юридических фактов. Этот вывод аргумен­тируется тем, что интересы предопределяют деяния участников отношений (факты), а не наоборот. В связи с этим приведенная выше классификация интересов Г. Глезермана вполне приемлема для юридических фактов.

Если юридические факты предопределяют жизнедеятельность и динамизм нормы права, а последние разграничиваются на пуб­личные и частные, то логично предположить, что «возмутители» покоящихся объективных правовых норм изначально несут в себе заряд публичных или частноправовых начал, ставя нормы из со­стояния статики в динамику, «заставляют» их быть работающими.

Классификация правовых норм и институтов, правовых отно­шений, отраслей права на публичные и частные в настоящее время является общепризнанной, хотя основания деления права на част­ное и публичное продолжают быть дискуссионными. Классифика­цию юридических фактов по этой аналогии предстоит еще изучить. Самым распространенным учением классификации публичного и частного права остается то из них, которое было сформулировано еще Кантом, а затем в несколько иной интерпретации представлено Пухтой.

По их мнению, публичное и частное право разграничива­ются в зависимости от принадлежности его субъекту. Если оно принадлежит лицу как индивиду - это частное право, если лицу как члену организованного общества публичное право. Савиньи и Шталь разграничили его на публичное и частное по критерию це­левого назначения. Если целью права является социальное сообще­ство (государство, народ, нация), то это - публичное право, если же целью права является индивидуум, где затронуты его личные чая­ния, устремления, притязания и т.д., то это - частное право. Эта классификация отраслей права вызвала возражение со стороны Е.Н. Трубецкого[181]. По его мнению, в основу определения границ публичного и частного права следует положить критерий свободы. Чтобы различить их в каждом конкретном случае, «следует пом­нить, что частное правоотношение есть то, где частное лицо фигу­рирует как самостоятельный субъект права; публичное правоотно­шение, напротив, есть то, где частное лицо фигурирует лишь как подчиненная часть социального целого»[182].

Данный подход к различию права ближе к истине, но все же не совсем точен. Степень подчиненности индивида социальной

общности различна. Да и сама социальная общность многообразна (семья, партия, блок, движение, община, государство и др.). Пред­ставляется, там, где есть связи «власть - подчинение», где налицо властвующие и подвластные, там есть публичные юридические факты, соответственно институты и отрасли права. Напротив, ра­венство участников отношений, отсутствие какой-либо их подчи­ненности предопределяют частные юридические факты, нормы, институты и отрасли права. Отсюда следует вывод о том, что предмет и метод правового регулирования, как определяющий юридический факт любой и каждой отрасли права, изначально предопределяется системой юридических фактов, которые в свою очередь рецепировали свои качественные характеристики из фак­тически существующих жизненных обстоятельств. Аргументацией этой дефиниции являются, например, «людские» меновые отноше­ния, интерпретированные в гражданском праве имущественными и неимущественными. Честь, достоинство, репутация, открытия, изобретения как юридические факты в свою очередь базируются на принципе равенства участников (контрагентов) отношений.

Диалектика юридических фактов позволяет интерпретировать их определяющими элементами (составляющими компонентами, основаниями) общеправовых, отраслевых, межотраслевых и кон­кретных правоотношений. Именно они, юридические факты, как производные категории сложных фактических жизненных обстоя­тельств, будучи закреплены правом, доминируют в составе право­отношений и в целом в правовом регулировании. Правда, здесь следует иметь в виду, что в зависимости от политических режимов, специфики общественных отношений, степени цивилизации, зре­лости национальной правовой системы и др., публичные и частные начала в праве являются относительными. Они имеют тенденцию взаимозаменяемости и взаимоисключения. Одни и те же действия в различный исторический период и в различных государствах могут признаваться или отвергаться как юридически значимые.

Юридические факты динамичны. В процессе исторического развития они видоизменяются. Являясь частноправовыми, впо­следствии приобретают публичный характер и наоборот. Факт убийства раба в свое время был частным делом, в настоящее время убийство человека - это публично-правовой факт.

В контексте истории неоднократно изменялась правовая при­рода договора купли-продажи земли (купчая). Факт продажи земли расценивался и частным и публичным в зависимости от экономи­ческих, социальных и др. условий жизнедеятельности общества и государства. Так, российское гражданское право, являясь частной отраслью правовой системы, имеет в своей основе элементы пуб­личности (железнодорожная перевозка грузов, поставка товаров и продукции для государственных нужд, контрактация - ст.ст., 506­524, 525-534, 535-538 ГК РФ). Наиболее ярким примером публич­ности гражданских юридических фактов, соответствующих норм и правоотношений являются типовые договоры, где государственная власть ярко выражена. Стороны, заключая договор, обязаны следо­вать предписаниям типового договора (купчая)[183] Таким образом, традиционная классификация юридических фактов должна быть дополнена разграничением их на публичные и правовые.

Юридические факты, на наш взгляд, можно классифицировать на группы:

публичные, частные, корпоративные, родственные, личные, государственные, региональные, национальные, профессиональ­ные, клановые, классовые, корыстные, преступные, коррупцион­ные и др.

Системообразующие качественные характеристики юридиче­ских фактов позволяют выделить из их состава корреспондирую­щие, т.е. такие, которые трансформируют свое содержание право­вым нормам однотипных и других отраслей права, создавая пред­посылки возникновения соответствующих правоотношений, одно­временно включаясь своеобразным элементом в механизм право­вого регулирования. Примером такой корреспонденции являются институты исковой и приобретательной давности, собственности и др. Так, все, что связано со сроками исковой давности (их течение, пропуск, восстановление), не может быть проигнорировано право­применителем в случаях применения правовых норм других инсти­

тутов не только, скажем, гражданского, но и уголовного, админи­стративного, налогового и других отраслей права.

Таким образом, сообразно доктрине общественных отноше­ний, последние выражены в реальной действительности в форме обычных жизненных обстоятельств, интересов, чаяний, стремле­ний как физических, так и юридических лиц. Факты реальной дей­ствительности очень сложны, отличаясь своим единством и проти­воположностью. Комплекс противоречий, как сложный состав жизненных обстоятельств, составляет в своей основе конфликты, как негативные правовые отношения[184] Комплекс противоречий юридических фактов, правовых взглядов, правовых актов, норм права, государств, сообществ, этнических групп, партий, движений и блоков концептуально предопредел разработку новой отрасли коллизионного права[185].

Утверждая концепцию двухэлементного строения юридиче­ской нормы, в науке сделан вывод о том, что регулятивная норма не может быть сама реализована в силу того, что в ее гипотезе нет указания на факт нарушения права. В случае ее нарушения в дейст­вие вступает охранительная норма. По мнению Е.Я. Мотовиловке- ра, в случае совершения преступления сама уголовно-правовая норма не нарушается, т.к. она обеспечивает охрану другой (их) ре­гулятивной нормы, потому и называется охранительной. Условием ее применения является юридический факт - преступление. Хище­ние, например, запрещено не потому, что за его совершение уста­новлено наказание. А потому, что только собственнику принадле­жит триада правомочий: владение, пользование, распоряжение. Всем иным участникам запрещено их использовать, они должны воздерживаться от завладения, использования чужого имущества. Но эти правомочия закреплены другой, гражданско-правовой нор­мой. Следовательно, посягательство на собственность (юридиче­

ский факт) изначально является гражданско-правовым, выступая одновременно предпосылкой возникновения уголовного правоот­ношения. Факт нарушения правомочий собственника как участни­ка гражданского правоотношения порождает новые правовые воз­можности, а, следовательно, и новое уголовно-правовое отноше­ние.

Феномен корреспондирующего юридического факта длитель­ное время являлся камнем преткновения в разработке теории уго­ловно-правовых отношений[186] А.А. Пионтковский по этому пово­ду заметил, что уголовное право является единственной отраслью права, которая обходится без понятия правоотношения. Теория уголовного правоотношения, за исключением работ Н.Н. Полян­ского, М.С. Строговича, А.Л. Ривлина и др., практически не разра­батывалась. Плодотворная идея А.А. Пионтковского о том, что уголовные законы с их карательными санкциями передают силу и значение нормам и правоотношениям других отраслей права (гра­жданскому, экологическому, налоговому и др.), актуализируется в связи с принятием нового УК РФ.

Актуальной является проблема корреспондирующих юри­дических фактов уголовно-правовых отношений, требующая со­ответствующей научной разработки. Это в первую очередь отно­сится к конституционному праву, где сами нормы и юридические факты трансформируют свои качественные характеристики другим отраслям права, являясь первоосновой возникновения отраслевых правоотношений. В связи с этим нельзя согласиться с мнением Р.О. Халфиной, допускающей возможность реализации норм права за пределами правоотношений в форме индивидуального сознания (очевидно, правосознания) и идеологических установок[187] Плодо­творной является ее идея реализации ряда норм права «не непо­средственно в правоотношении, а через другие нормы, опреде­

ляющие конкретные права и обязанности»[188]. Норма права вряд ли может быть реализована через другую норму. Точнее, она реализу­ется в правоотношении посредством стимулирующего юридиче­ского факта, приводящего ее в действие.

В контексте учения Р.О. Халфиной мы все же усматриваем ее принятие идеи корреспондирующих юридических фактов, но ин­терпретированных несколько своеобразно и не совсем точно.

Общепризнанная классификация юридических фактов В.Б. Исакова (юридические действия; юридические события; правомер­ные действия; юридические поступки; юридические акты)[189] посто­янно дополняется новыми их видами. Так, Ю.К. Толстой, С.И. Вильнянский, А.К. Стальгевич - сторонники признания юридиче­скими фактами юридических обстоятельств или состояний[190] С.Р. Кечекьян вообще не признает состояние юридическим фактом, подчеркивая, что юридическую значимость имеет не само состоя­ние, а те последствия, которые в нем происходят[191]. Представляется, что обстоятельства (состояния) являются юридическими фактами в силу того, что они порождают юридические последствия. Многие из них содержатся в гипотезах правовых норм (состояние аффекта, родства, беременности, невменяемости и т.п.).

Юридические факты обычно классифицируют по трем при­знакам. Общепризнанным из них принято считать волевой, яв­ляющийся критерием подразделения их на действия и события. Коль скоро бездействия также порождают правоотношения, то и они являются юридическими фактами. Юридические факты под­разделяются на деяния и события. Отличительной особенностью деяния является проявление воли участников общественных отно­шений. В таких сложных составах юридических фактов, как пра­

вонарушения, волевые начала воплощаются в понятии деликтоспо­собности правонарушителя, которые принято считать субъектив­ной стороной, выражающейся в основном в умысле и неосторож­ности[192]

Умысел и неосторожность являются квалифицирующими при­знаками состава правонарушения. Они обстоятельно разработаны в теории уголовного права, учитываются в определении меры нака­зания, чего нельзя сказать о других отраслях права. В связи с этим, есть настоятельная необходимость их теоретической разработки в контексте общей теории права и других правовых наук. Полагаем, что первоочередной задачей является использование уже имею­щихся наработок криминологов и цивилистов, например, в обяза­тельственном праве, особенно в институте обязательств, возни­кающих из причинения вреда.

Анализ и классификация юридических фактов могут позво­лить сократить количество тех из них, которые не соответствуют интересам общества. С другой стороны, с помощью поощритель­ных мер повысить количество действий, в которых нуждается об­щество, личность, государство. Юридические факты-действия под­разделяются по критерию правопорядка на правомерные и непра­вомерные.

Правомерное действие - волевое поведение лица, которое со­ответствует правовым предписаниям и согласуется с правосубъек­тивностью.

Наукой выработан ряд критериев деления правомерных юри­дических фактов-действий: по субъекту (действия граждан, госу­дарства, организаций); по юридической направленности (юриди­ческие акты, юридические поступки, результативные действия)* по отраслевой принадлежности (материально-правовые, процес­суальные); по способу совершения (лично, через представителя); по способу выражения и закрепления (молчание, жест, документ и др-)-

Особую значимость приобретает разграничение правомерных юридических действий на юридические акты, поступки и результа­тивные действия.

Под юридическим актом обычно понимают действия, порож­дающие юридические последствия. Юридические акты относятся к тем действиям, в которых лицо руководствуется заранее постав­ленной задачей в определенных законом рамках. Совершая акт по целевому назначению, субъект стремится вызвать определенные юридические последствия. Для совершения юридического акта не­обходимо не только сознавать характер своего деяния, но и его це­левое назначение. Юридический акт может совершить только дее­способное лицо, в чем и состоит основное различие между юриди­ческим актом и юридическим поступком[193]. Последний может со­вершаться лицами, не обладающими гражданской дееспособно­стью.

Юридические акты в свою очередь делятся по отраслевому признаку: административно-правовые; гражданско-правовые, се­мейно-правовые, судебные и др. акты. Эту классификацию юриди­ческих актов предложил О.А. Красавчиков, с которой следует со­гласиться в силу ее логичности.

Бесчисленное множество гражданско-правовых юридических актов в своей системе неоднозначны по юридической силе, регуля­тивным, охранительным и другим свойствам. Поэтому в качестве

юридических актов признаются лишь те из них, которые оказыва­ют существенное воздействие на правоотношения и по существу определяют их судьбу.

Гражданско-правовой юридический акт это правомерное юридическое действие, совершенное дееспособным лицом, на­правленное на установление, изменение и прекращение граждан­ско-правовых отношений. Так, в гражданском праве понятие сдел­ки имеет два различных значения:

- сделка как юридический факт;

- сделка как форма существования правоотношения.

Наряду с гражданско-правовыми существуют и администра­тивно-правовые акты. В силу своей вертикальности, все они без исключения носят императивный характер и подразделяются по критерию юридической силы и сферы действия: акты президента (указы); акты правительства (постановления, распоряжения, инст­рукции); акты парламента (законы, постановления); акты органов прокуратуры; акты местных муниципальных органов, акты руко­водителей предприятий и воинских частей.

Судебные акты являются юридическими фактами потому, что они в силу своей значимости способны изменить сложившееся ме­жду лицами правоотношение. Но вынесение решения невозможно без нормы права и юридических фактов до процессуального разви­тия правоотношения. Фактически не сам акт порождает юридиче­ские последствия, а те нормы, на которых он базировался в про­цессе их применения. Чаще всего судебный акт дополняет факти­ческий состав в целях дальнейшего изменения правоотношения.

Семейному праву известны такие юридические акты как: брачные (заключение, расторжение брака); усыновления; призна­ния отцовства; опеки и попечительства; изменения фамилии, имени идр.

Те или иные семейно-правовые акты сами по себе (или в виде возникающих на их основе семейно-правовых отношений) могут входить в правообразующие, правоизменяющие и правопрекра­щающие юридические составы гражданских правоотношений.

Содержание семейно-правовых и гражданско-правовых актов не всегда совпадает, так как предметом гражданского права явля­

ются личные имущественные и неимущественные права, а семей­но-брачные отношения прежде всего характеризуют личные не­имущественные отношения. Имущественные отношения здесь не имеют доминирующего значения.

Юридический поступок есть правомерное действие лица, с ко­торым право связывает правовые последствия, независимо от того, хотело ли лицо породить юридические последствия или нет. Юри­дические поступки многообразны, они выражаются в различных формах деятельности. К их числу относятся те правомерные юри­дические действия, в результате которых создаются новые объек­ты, а, следовательно, возникают и новые права. Так, создание но­вого материального или духовного блага (постройка дома, созда­ние произведения литературы или искусства и т.п.) есть юридиче­ский факт.

Юридическими поступками являются действия лиц, которыми не создаются, а правомерно уничтожаются (потребляются) те или другие вещи или производится их существенная переработка. Сле­дующий вид юридических поступков складывается из тех право­мерных юридических действий, которыми осуществляется принад­лежащее данному лицу право (досрочный возврат предмета займа должником кредитору, в результате чего уменьшается ранее уста­новленная сумма процентов по договору). К юридическим поступ­кам также относится широкий круг действий по защите лицом принадлежащих ему прав и охраняемых законом интересов. Дейст­вия лица в условиях необходимой обороны или крайней необходи­мости рассматриваются как правомерные действия, порождающие юридические последствия.

И последним видом юридических поступков является уведом­ление об определенных фактах (заявление о находке, пригульном скоте, обнаружении трупа и др.). Здесь лицо может иметь или не иметь претензий на какие-либо юридические последствия, т.к. они могут быть, а могут и не быть. Юридические поступки в большей части являются правомерными действиями. Направленность дейст­вия лица на юридические последствия носит здесь чаще факульта­тивный характер. Юридических поступков в нашей .жизни большое множество, что не дает возможности предусмотреть их все в нор­мах права.

Квалифицирующим признаком правомерного действия являет­ся его результативность. Оно представляет собой действие, с кото­рым нормы права связывают правовые последствия в силу дости­жения известного объективированного практического результата. Таковыми обычно являются результаты трудовой, научной, лите­ратурной и др. деятельности.

Неправомерное действие - волевое поведение, не соответст­вующее правовым предписаниям. Оно ущемляет субъективные права, не согласуется с возможными юридическими обязанностя­ми. Эти действия можно классифицировать по степени обществен­ной опасности (проступок и преступление); по субъекту (действия индивидов, организации, должностных лиц и т.д.); по объекту (против общественного и государственного строя, государственной или частной собственности, против личности и т.д.); по отраслям права (гражданские, административные, уголовные и т.д.); по фор­ме вины (умышленные и неосторожные); по мотиву (хулиганские, корыстные и др.). Практическое значение имеет классификация неправомерных действий по степени общественной опасности (проступки и преступления).

Правонарушение в широком социальном контексте - виновное, противоправное действие (бездействие). Преступления в отличие от проступков выражают большую опасность перед обществом, чем объясняется острота государственной принудительной реакции на факт совершения преступления.

Юридические события - такие жизненные обстоятельства, ко­торые не зависят от воли человека. Тем не менее, они, как само­стоятельно, так и в составе с другими юридическими фактами, спо­собны вызывать возникновение, изменение или прекращение пра­воотношения. Чаще всего события проявляются в виде сил приро­ды. Человек не может их отменить и только некоторые из них мо­жет использовать в процессе производственной деятельности. По­этому в теории права и практике юридические события имеют оп­ределенное значение, так как они способны самостоятельно, либо в составе с другими юридическими фактами порождать, изменять или прекращать правоотношение. В этом случае законодатель стремится учесть их в механизме правового регулирования.

Многие события в своем зарождении, становлении и развитии могут зависеть от воли человека (рождение, смерть). Но в своем дальнейшем развитии выходят из-под его контроля. Так, смерть человека может быть вызвана:

- естественными изменениями в организме;

- деятельностью людей, которая имеет юридическое значение (умышленное убийство);

- действиями людей, которые юридически значимы, но не по­рождают, а прекращают правоотношения (убийство при необходи­мой обороне).

Смерть, вызванная деятельностью человека, является юриди­ческим событием, а действием она является для убийцы, если со­вершено преступление. Такого рода обстоятельства О.А. Красав­чиков предложил показывать «относительными событиями»[194] С другой стороны, имеются абсолютные события, которые не в коей мере не вызваны волей людей и не выступают в какой-либо зави­симости от нее. Значимость разграничения этих событий состоит в том, что абсолютные события порождают один ряд юридических последствий, а относительные могут иметь иные последствия. В последнем случае норма права может связать правовые последст­вия не только с событием как таковым, но и с причиной их поро­дившей (умысел, неосторожность, корысть, месть и т.п.).

Юридически значимое событие имеет место лишь в том слу­чае, если «пересекаются» независимые причинно обусловленные процессы (деятельность человека, развитие природного явления).

Событие, как правило, самостоятельно не порождает юриди­ческих последствий, а только в едином юридическом составе с другими юридическими фактами. Оно чаще выступает как под­чиненный (второстепенный) юридический факт, который способен в совокупности с данным юридическим составом повлечь юриди­ческие последствия. Так, смерть может породить алиментное, пен­сионное, наследственное отношение в совокупности с фактами родства, гражданства, трудового стажа и др.

Юридические факты могут быть правообразующими, право­изменяющими, правопрекращающими. Правообразующие юриди­ческие факты предопределяют возникновение прав и обязанностей. Это первоначальные способы приобретения прав.

Правопрекращающие юридические факты составляют основу прекращения конкретного права и обязанности лица. Эти факты бывают абсолютно правопрекращающие (потребление вещи) и от­носительно правопрекращающие (отчуждение вещи).

Правоприменяющими юридическими фактами являются те из них, с которыми связывается изменение конкретного права. На­пример, в гражданском праве изменение правоотношения может осуществляться по двум направлениям: по линии носителей кон­кретного права - цессия и перевод долга, а также по линии содер­жания этого права - замена исполнения. Таким образом, по крите­рию правонаделения все юридические факты по своей природе яв­ляются правообразующими, правоизменяющими, либо правопре­кращающими.

В дореволюционной юридической литературе В.М. Гордон высказал мнение о правопрепятствующих фактах, таких как за­блуждение, принуждение, обман[195]

Д.М. Мейер полагал, что юридические факты можно подраз­делить на положительные и отрицательные[196]

Под положительным юридическим фактом он понимал деяние, содержание которого представляет собой наличие (или имевшее место ранее) явление действительности. К числу таких юридиче­ских фактов относятся: факты причинения вреда, заключения бра­ка, договора и т.п.

Под отрицательным юридическим фактом понимается юриди­ческий факт, отражающий в своем содержании отсутствие опреде­ленного явления (обстоятельства), с которым закон связывает юри­дические последствия. Так, в семейном праве существуют положе­ния, предусматривающие обстоятельства, при которых брак не

подлежит регистрации: определенная степень родства врачующих­ся, другой зарегистрированный брак и прочее. В данном случае норма права требует отрицательного факта, то есть отсутствия дру­гого зарегистрированного брака, определенного родства между врачующимися и так далее.

Отличие положительных юридических фактов от отрицатель­ных состоит в форме их проявления. В первом случае явление, составляющее содержание факта, должно быть, во втором - оно исключается.

Некоторые правоведы (В.Б. Исаков) выделяют такие юридиче­ские факты, как состояния. Юридическим состоянием называют сложные юридические факты, характеризующиеся относительной стабильностью и длительным периодом существования, в течение которого они могут неоднократно (в сочетании с другими фактами) вызывать наступление правовых последствий[197] По мнению Е.Н. Трубецкого, «право может изменяться не только вследствие мимо­летных явлений, но и под влиянием длящихся состояний». К по­следним можно отнести состояние войны, когда появляются новые юридические факты, нормы и правоотношения.

Наряду с событиями и действиями, состояния иногда выделя­ют в особый вид юридических фактов. Факты-состояния в ряде случаев расцениваются как юридические действия, так и юридиче­ские события[198]. Р.О. Халфина указала, что состояние иногда трудно отграничить от длящегося правоотношения, поэтому нецелесооб­разно выделять состояния в отдельный вид юридических фактов[199] Само состояние, как юридический факт, способно породить юри­дические последствия. К ним относятся: состояние в трудовом до­говоре, состояние родства и т.п. Так, трудовой договор влечет обя­занность выполнения его условий; состояние гражданства вызыва­ет необходимость выполнения прямых обязанностей гражданина и соответственно государства.

В свою очередь состояние обусловливается определенными общественно значимыми предпосылками. Но динамизм его суще­ствования как бы отрывается от своей фактической основы, приоб­ретая самостоятельность как юридический факт, включаясь в фак­тические составы различных правоотношений. С этой позиции все юридические факты делятся на краткосрочные (аффект) и факты длительного действия (невменяемость).

Факты-состояния, как правило, отражают длящиеся стабиль­ные общественные отношения. С другой стороны, они обладают сильным составообразующим свойством, способным вызвать как существование, так и возникновение разнообразных правоотноше­ний. Если деформируется факт-состояние, то это может изменить правоотношение.

По мнению Красавчикова О.А., все факты-состояния можно классифицировать по определенным принципам:

- по физиологическим принципам (пол, возраст, здоровье);

по социальным признакам (национальность, гражданство, место жительства);

по характеристике семейно-брачных отношений (брак, раз­вод, дети, родители);

по характеристике трудовой деятельности (учитель, служа­щий, ученый и др.);

- по общественно-политической деятельности (премьер, депу­тат, директор и др.);

- по отношению к собственности (бедность, бездомность, за­житочность);

по характеристике отношения к правопорядку (судимость, законопослушность);

Юридическим фактом выступают длящиеся состояния право­отношения (гражданство, брак), хотя не всякое из них является правоотношением (состояние здоровья в форме обычного недомо­гания).

Признаком классификации юридических фактов иногда назы­вают дихотомию, что вряд ли привносит научность в изучение их правовой природы. Скорее можно предположить критерии систем-

ности, дуализма, парности и др., чем впадать в неисчислимое их множество до бесконечности.

По критерию фиксации юридические факты подразделяются на оформленные и неоформленные. Они могут быть зафиксирова­ны документально (свидетельство о браке, смерти, разводе), но мо­гут и не оформляться (обещание, согласие, устная сделка), хотя неоформленными могут быть и юридические события (рождение, смерть)[200]

Значительная часть фактических (юридических) обстоятельств имеет юридическое значение только в зафиксированном виде (су­димость, нотариально удостоверенные договоры и др.).

Классификация оформленных и неоформленных юридических фактов значима в силу того, что часть из них может иметь место не будучи оформленными (безвестное отсутствие, истечение сроков исковой, приобретательной давности и др.). В таком виде они не порождают юридических последствий, практически не влияя на правоотношения. Соответственно они не включаются в механизм правового регулирования.

По структуре нормативной модели юридические факты под­разделяются на определенные и относительно-определенные. К определенным относятся такие из них, которые исчерпывающе очерчены в норме права и не требуют какой-либо конкретизации. Это возраст, гражданство, наличие трудового отношения, семейное положение и др. Относительно-определенные юридические факты составляют фактические обстоятельства, которые конкретизиру­ются компетентным органом в процессе применения права в трех основных формах: альтернативной, факультативной, ситуативной[201]. Первая форма предполагает выбор одной из определенных в законе

альтернатив, например, одно из возможных наказаний за правона­рушение. Факультативная сходна с альтернативной. Здесь один вариант указан основным, другие, как дополнения, исключения. Наиболее свободная форма конкретизации - ситуативная. Право­применитель здесь не связан какими-либо вариантами, кроме соответствия решения обстоятельствам дела, которое принимается в конкретной ситуации.

Юридические факты могут быть первичными и производны­ми. В основе этого деления лежит содержание юридических фак­тов и их системность. В правовом регулировании есть такие фак­тические обстоятельства, которые как бы пирамидальны над пер­вичными юридическими фактами, представляя их обобщенное и систематизированное выражение. Так, первичным фактом может быть нуждаемость в жилье - необходимое условие для постановки на учет и получение жилой площади. Первый из них (нуждаемость) предопределяет конкретные обстоятельства (состав семьи, граж­данство, наличие и качество имеющегося жилья и др.).

В реальной действительности существуют расчетные юриди­ческие факты - фактические данные (статотчеты), ЕНИРЫ, показа­ния приборов, проектно-сметная документация, показатели типа коэффициентов, скидок, усушек, утрусок и т.п. Они могут служить основанием снижения налога, вознаграждения, штрафа, премии, скидки, дисциплинарного и др. взыскания и т.п.

Предложенная в основном отечественная классификация юри­дических фактов существенна. Но в силу развивающихся общест­венных отношений она несколько устарела и, естественно, должна быть дополнена. Так, в любом государстве существуют конститу­ционно закрепленные (легитимные) его символы и атрибуты типа гимна, герба, флага, конституции, олицетворяющие личность, об­щество и само государство. Как их квалифицировать с позиции конституционных и других отраслевых правоотношений? Порож­дают ли они юридические последствия? Ответ на поставленные вопросы должен быть положительным. Да, они порождают консти­туционные правоотношения и, соответственно, юридические по­следствия. Сама Конституция как источник конституционного пра­ва чаще всего является правовым документом прямого действия. Она источник всех отраслей национальной правовой системы.

Она - клятвенный источник правоотношений президентства. В це­лом, ее отдельные нормы и правовые институты - порождают пра­вовые последствия. Знамя воинской части такой же факт воинских правоотношений и т.д. В этом смысле символы и атрибуты госу­дарства могут быть квалифицированы как юридические факты.

Своеобразный юридический факт являют президентские, рек­торские, воинские и другие присяги. К примеру, присягнувший на верность Отечеству, нарушив затем клятвенное обещание, может быть привлечен к соответствующему виду юридической ответст­венности. Здесь налицо как бы парный юридический факт - клят­венное обещание и его нарушение, в совокупности порождающие соответствующее основание возникновения деликтного правоот­ношения и, естественно, юридической ответственности. Данная классификация юридических фактов позволяет сделать вывод о крайней необходимости принятия Закона РФ о механизме реали­зации конституционных основных правонарушений, в первую очередь, применительно к таким атрибутам государства Россий­ского, как герб, гимн, флаг, присяга.

Сложными представляются юридические факты интеллекту­альной собственности. Это в основном факты плагиата, компиля­ции, принудительного соавторства и т.п. Так, в Архангельской об­ластной газете «Правда Севера» А. Вертячих опубликовал статью о путанах г. Архангельска в прошлом столетии. Этот материал был ранее подготовлен историками Р. Давыдовым и Р. Бондаруком и под рубрикой «Путаны старого Архангельска» доложен на Соло­вецком научном семинаре, а затем опубликован в «Газете АТК». Статья завершалась критикой о факте плагиата Вертячих. В марте 1998 г. Вертячих вновь опубликовал эту статью о жизни путан- землячек в другой газете «Негоциант Архангельска». В Октябрь­ском суде г. Архангельска был предъявлен иск историков к ответ­чику Вертячих о защите своих авторских прав. Иск был удовлетво­рен на основе двух юридических фактов:

- выписок из журнала регистрации посещения архива молоды­ми историками;

- доклада материала историками на научном семинаре[202]

Судебное толкование этих фактов с позиции теории граждан­ско-процессуального права расценено как доказательство автор­ского права истцов-историков. Толкование этих обстоятельств в контексте общей теории права квалифицируется юридическими фактами. Они - основания авторского правоотношения. Приве­денная различная интерпретация одних и тех же обстоятельств не является ошибочной. Это - лишь свидетельство того, что термино­логическое различие однопорядковых обстоятельств еще не под­тверждает их разночтения. Доказательства и юридические факты в контексте приведенного примера одноразовые категории, имеющие лишь различное терминологическое обозначение. Мно­гообразная судебная практика, базирующаяся на самых различных доказательствах, подтверждает, что последние в своей совокупно­сти - это и есть юридические факты, предусмотренные в гипотезах правовых норм. Отсюда следует вывод о том, что классификация юридических фактов может быть осуществлена на базе доказа­тельств научных достижений цивилистики, криминалистики и уго­ловного процесса, что, естественно, потребует исследования их системы, соотношения, правовой природы и др.

Практическую значимость в этой связи имеет классификация юридических фактов, предложенная М.К. Треушниковым:

- юридические факты материально-правового характера;

- доказательные факты;

- факты, имеющие исключительно процессуальное значение;

- факты, установление которых необходимо для выполнения воспитательных и превентивных задач правосудия[203].

Традиционно сложившаяся точка зрения о природе юридиче­ских фактов сводится к тому, что они закреплены в гипотезе нормы материального, а не процессуального права. Поэтому правильнее

говорить, что предмет доказывания определяется нормой матери­ального права[204]. Источником его формирования являются:

основание иска и возражение против него;

гипотеза и диспозиция одной или совокупности норм ма­

териального права[205].

На наш взгляд, нет оснований приемы, способы и методы под­тверждения юридических фактов сводить к понятию самих фактов. Нельзя ставить вопрос и о «пределах доказывания» юридических фактов, так как это противоречит основным принципам судебного процесса, ограничивает объективность и всесторонность рассмот­рения юридических дел[206]

Оригинальностью отличается классификация презумпций и фикций в истории права, исследованная З.М. Черниловским. Тол­куя презумпцию (praesumptie - предполагаю, ожидаю), он сделал вывод о том, что она заключает в себе гипотезу, подтверждение или опровержение которой является средством искомых обстоя­тельств, юридических фактов и следствий[207]. Первой из них он на­зывает презумпцию знания закона (номонологическая презумпция правознакомства). Второй - презумпцию привилегированного тол­кования права, как привилегию правоприменительного органа вла­сти, прежде всего суда. Третьей - презумпцию рационального тол­кования закона, то есть эквитативной ( от лат. aeguitas - справедли­вость). Четвертой - герменевтику, правила которой приравнива­лись к презумпции. Из всех правил толкования должно быть учте­но последнее по времени издания; изъятия закона должны толко­ваться ограничительно. В случаях противоречивости законов суды вправе путем свободного толкования остановиться на одном из них.

Английская доктрина предлагает обобщенную двуединую сис­

тему презумпций: презумпции права, выведенные из существа де­ла; презумпции факта, установленные судом[208].

По своей сути презумпции бывают двух видов: позитивные и негативные. Последние часто встречаются в цивилистике. Так, при нарушении условий договорных обстоятельств презюмируется ви­на ответчика. Есть презумпции ненадлежащего контроля и надзора в сфере промышленного производства, презумпции вины учителей, родителей, воспитателей, тренеров за вред, причиненный несовер­шеннолетним. Презумпции неоднозначны в различных правовых системах. В одних они признаются доказанными фактами, в других наоборот, требуют доказательств.

Наиболее распространенным юридическим фактом принято считать презумпцию невиновности (praesumptio bona viri), главным признаком которой считается античное правило: «сомнения тол­куются в пользу обвиняемого»[209] Как и всякие другие факты, пре­зумпция невиновности не свободна от исключений. Многие право­вые системы отказывают подозреваемому в презумпции невинов­ности, если в его доме обнаружены:

секретные документы, не имеющие отношения к его роду занятий (профессии);

наркотические средства; краденные вещи у рецидивиста и т.п.

Преюдиционный характер судебных решений и приговоров всегда привлекал внимание советских и российских ученых, выра­зивших неоднозначное отношение к проблеме[210] Теория преюдици­

альности судебных и административных правоприменительных актов в настоящее время имеет проблемы. Законодатель, судейский и административный корпус в свою очередь по-разному относятся к преюдиции своих актов. В теории и практике сложилось два под­хода к проблеме преюдициальности приговоров и судебных реше­ний как юридических фактов. Ярко выраженную позицию, осно­ванную на большом эмпирическом и теоретическом материале, занял и высказал Я.О. Мотовиловкер. По его мнению, не случайно действующий УПК в разделе «Общие положения» не содержит обязательности (связанности) решения по уголовному делу с реше­нием по другому уголовному делу. Если сказать иначе, то связан­ности последующих и предыдущих приговоров законодатель не предусматривает. И, напротив, такая связанность приговора с су­дебным решением по гражданскому делу узаконена (ст. 28 УПК РСФСР).

Отсюда сделан вывод о том, что ст. 28 УПК РСФСР следует рассматривать в контексте ст. ст. 68-71 УПК РСФСР, что само по себе сомнительно. Общей закономерностью при рассмотрении лю­бого уголовного дела является то, что суд, рассматривая дела, обя­зан тщательно, всесторонне и объективно проверить все доказа­тельства (ч. 3 ст. 70 УПК РСФСР). По категоричному мнению Я.О. Мотовиловкера, преюдициальность (ст. 28 УПК РСФСР) в уголов­ном процессе должна быть исключена. Суд не должен быть связан «решением другого судебного органа или иного органа»[211]. В такой интерпретации любые акты не только судебных, но и администра­тивных органов для суда ничтожны, с чем нельзя согласиться. Они преюдициальны и являются юридическими фактами. Другое дело, если собранные доказательства по делу опровергают преюдицию, естественно, она должна быть отвергнута.[212]

Презумпция общее правило, выражающее устойчивые, по­вторяющиеся связи между явлениями, событиями, физическими и юридическими лицами. Суть ее состоит в том, что при наличии (установлении) одного факта логически выводится другой факт, «последний, таким образом, выводится из презумпции»[213]. В логиче­ском аспекте - это условие или гипотетическое вероятное суждение типа: «Если есть море, то весьма вероятно, что есть и корабли».

Презумпции как юридические факты разграничиваются на правовые и фактические. Правовые предусмотрены нормами права, либо вытекают из их судебной и следственной практики. Они по­зволяют сделать предположительный вывод об искомом факте.[214]

Правовая (легальная) презумпция - правило, закрепленное в законе, «согласно которому при доказанности одного факта пред­полагается наличие или отсутствие фактов до опровержения их в установленном законом порядке»[215] Презумпции подразделяются на опровержимые и неопровержимые. Опровержение трактуется как невозможность ее применения к данному конкретному слу­чаю[216] По мнению И.Л. Петрухина, неопровержимые презумпции могут быть опровергнуты[217], с чем следует согласиться в силу того, что юридические факты могут быть признаны незаконными, т.е. опровергнуты. В части презумпции знания закона существует пра­вило: если последний не зарегистрирован Минюстом РФ и не опубликован в официальных СМИ, она является опровержимой. Опровержимыми являются законы и подзаконные нормативные

акты, признанные Конституционным Судом РФ не соответствую­щими Конституции РФ[218]

Существенное значение имеют логические презумпции, хотя их существование иногда отрицается. Их обычно относят к чис­лу опровержимых[219] А.Р. Белкин называет эти презумпции факти­ческими. Если следовать законам логики, то получается, что фак­тические презумпции - есть следствие фактических обстоятельств, что первые (фактические) выводятся из вторых (фактических). Во избежание недоразумений и тавтологии предпочтительнее классифицировать их логическими.

Многообразие общественных отношений пока не позволяет классифицировать логические презумпции. Но все же в первом приближении возможно определить их групповой критерий - об­щеизвестность, хотя последняя, по мнению М.К. Треушникова, от­носительна и зависит от времени, истекшего после события, терри­ториальной распространенности (засуха, землетрясение, война, ре­волюция, наводнение, катастрофа)[220] Общеизвестность этого юри­дического факта (презумпции) разграничивается на два вида:

по объективному признаку известность факта широкому кругу лиц;

- по субъективному признаку известность факта членам суда[221].

Интересным представляется сравнительный анализ презумп­ций как юридических фактов общетеоретического свойства с кри­миналистическими версиями, под которыми также понимается обоснованное предположение относительно отдельного или

группы фактов, указывающее на их наличие, происхождение, со­держание, взаимную связь[222]. Этимология презумпций и версий име­ет значительную идентичность, ■ что дает основание предположить сходство классификаций этих категорий. Все дело в том, что тео­рия процессуального права и криминалистика в части классифика­ции версий имеет более весомые результаты, чем общая теория права. Подпитку и развитие, последней обеспечивают отраслевые науки и, наоборот, чем, собственно, и обеспечивается системность национальной правовой науки[223]

Как и криминалистические версии, презумпции можно клас­сифицировать следующим образом:

по критерию отдельных или групповых обстоятельств - на общие и частные;

по критерию системно-интегративных связей - на единич­ные и групповые;

по критерию справочных данных обобщающего характера науки и практики - на типичные[224]

Так, одного факта отсутствия пломбы на транспортном • сред­стве достаточно для предположения недостачи товара. Факт со­вместного проживания супругов презюмирует отцовство и мате­ринство ребенка> ,. совместно нажитое имущество и т.д.

По признакам субъективного состава, объему и степени опре­деленности презумпции классифицируются соответственно на: официальные, частные, судебные, экспертные; общие и частные; типичные и конкретные.

По правилам логического закона исключенного третьего пре­зумпции классифицируются на два вида: утвердительные и отрица­

тельные. Под отрицательной презумпцией иногда понимают «от­сутствие какого-либо факта, события, действия»[225], а в ряде случаев их классифицируют на утвердительные и отрицательные. Так, Е.П. Никитин пишет: «Дело в том, что объяснимым может быть не только существование (наличие), но и несуществование (отсутст­вие) какого-либо индивидуального объекта. Объясняемое первого типа описывается посредством утвердительного фактуального по­ложения, которое мы будем называть утвердительным фактом. Объясняемое второго типа описывется посредством отрицательно­го фактуального положения, которое мы назовем отрицательным фактом»[226]

Непризнание отрицательных фактов объясняется по той при­чине, что факт - есть категория «объективно существующая», а несуществующее не может быть признано фактом[227]

В дореволюционный период С.В. Познышев по этому поводу утверждал: «Доказываемы могут быть как утвердительные, так и отрицательные положения... Но доказываемы могут быть лишь по­ложения, отрицающие конкретный факт, а не носящие общий не­определенный, отрицательный характер»[228]

Действительно, отрицательными фактами могут быть различ­ные обстоятельства, явления, события. Некоторые из них могут образовывать собой отдельные составы преступлений (отказ от службы в армии, отказ от выполнения приказа военачальника и т.п.). Признание отрицательных фактов феноменом предпосылок правоотношений аргументируется возникновением, изложением и прекращением субъективных прав и корреспондирующих им пра­вовых обязанностей[229]

Новым юридическим феноменом современности, бесспорно, является европейское право, образованное на базе Европейского союза, объединившего 15 государств. Становление и развитие еди­ного права сообществ внесло много нового не только в его пони­мание, но и в общую теорию права. В частности, в такие институ­ты, как нормы права, правоотношения, правовые системы, юриди­ческие факты, европейский правопорядок, гражданство ЕС и др. Вопрос о природе европейского права менее всего носит академи­ческий характер. Речь, скорее, идет о правоприменительной прак­тике, рецепции права - заимствовании правовых идей с целью вне­дрения их в систему СНГ.

Западная доктрина и практика применения европейского пра­ва исходит из концепции единства и одновременного его дуализма. Доктрина классифицирует его на две части: первичное и вторичное право[230].

Первичное право составляют учредительные договоры и дого­воры о вступлении в сообщество. По своей юридической силе эти договоры равнозначны. Источниками первичного права являются:

- Парижский договор о ЕОУС 1951 г.;

- два Римских договора 1957 г. - о ЕЭС и о Евроатоме;

- Единый европейский акт 1987 г.;

- Маастрихтский договор 1992 г.;

- Амстердамский договор 1997 г.;

- договоры о вступлении новых государств в сообщества и Ев­ропейский союз и др.

Договоры и другие акты первичного права представляют со­бой свод не только принципов, но и весьма конкретных и деталь­ных правовых норм. Их логика состоит в следующем:

1. Они содержат принципы общего рынка.

2. Довольно подробно определяют политику в основных сферах интеграции.

3. Определяюторганизационяиюструктурусообществиобъ- ем их полномочий[231]

В состав источников первичного права также включаются ре­шения и заключения Суда европейских сообществ.

Наряду с этим, существует и вторичное право, которое часто называют последующим или производным правом. Это совокуп­ность правовых актов, принимаемых институтами и др. органами сообществ в рамках своей компетенции. Вторичное право по сво­ему объему намного значительнее первичного, но по содержанию и изначальным причинам его издания оно полностью зависимо от первичного права. В целом оно охватывает акты прямого, непо­средственного и опосредованного действия первичного права. По уровню юридической иерархии первичное право, бесспорно, пре­валирует. Если проанализировать весь правотворческий процесс и соответствующие правоотношения по принятию актов вторичного права, то, естественно, бесспорным будет вывод о том, что первич­ное право в целом, его нормы и институты составляют основу вто­ричного права, т.е. практически они являются юридическими фак­тами возникновения не только отдельных правоотношений, но и в целом системы права.

В целях обеспечения европейского правопорядка скоордини­ровано Европейское право по критерию двух непременных усло­вий:

- соотношение их призвано отражать баланс интересов сооб­щества и национальных государств - участников;

- соблюдение строгой иерархии правовых актов двух правовых систем с учетом современных технологий их реализации.

Из этого следует вывод о том, что Европейское право в целом и в частях выступает юридическим фактом национальных право­вых систем государств - участников сообщества. Нечто подобное в эмбриональном виде наблюдается в интеграции правовых систем СНГ, но, к сожалению, пока что этот процесс не стал государст­венной политикой РФ. Эта проблема характерна и для самой РФ,

где децентрализация законотворчества может изменить федерацию в конфедерацию[232] Таким образом, интеграция и дезинтеграция за­конотворчества являются юридическими фактами, потому как влекут за собой очень серьезные юридические последствия, хотя либерально настроенные политики, ученые, представители нацио­нальных республик, губернаторы и др. в децентрализации усмат­ривают благо в форме некой безбрежной демократии[233]

Первичные и вторичные юридические факты имеют место в простых обычных правоотношениях типа: зачатие - рождение; вы­стрел - смерть; молния - пожар; засуха - неурожай и т.п. Диалекти­ка их первичности и вторичности часто влияет на изменение стату­са физических и юридических лиц. Так, сдача вступительных, кур­совых, государственных экзаменов, выписка из экзаменационных ведомостей все это система первичных юридических фактов, предопределяющая вторичный юридический факт - выдачу дипло­ма. Последний завершающий факт является решающим в опреде­лении статуса специалиста. В свою очередь юридические факты, нормы права и правоотношения имеют свои системы, где прояв­ляются их качественные характеристики первичности и вторично­сти (производности). Так, часто уголовное правоотношение (пер­вичное) предопределяет гражданское правоотношение (вторичное) в случаях, например, предъявления гражданского иска в уголовном процессе. Первичное правоотношение в этом случае является осно­ванием (юридическим фактом) возникновения вторичного пра­воотношения. В случае возникновения уголовного правоотношения предпосылкой его чаще всего бывают существующие отношения (гражданства, собственности, налогообложения и др.). Таким обра­зом, первичность и вторичность правоотношений как юридических фактов различных отраслей права - понятие относительное. Хре­стоматийным в юридической науке стал пример пенсионного правоотношения как производного от трудового правоотношения.

Из этого следует, что по признаку имплантации (включения) пра­вовых институтов, отраслей права, правовых систем в механизм правового регулирования иных однопорядковых категорий, вызы­вающих правовые последствия, необходимо различать первичные и вторичные юридические факты[234] Во-вторых, в системе Юридиче­ских фактов обнаруживает себя иерархичность в форме первично­сти и вторичности (причины и следствия). В-третьих, первичные юридические факты должны отвечать требованиям достаточности, объективности и полноты[235].

Резюмируя изложенное, можно констатировать:

- классификация юридических фактов имеет не только науч­ное, но и прикладное значение. Она способствует изучению, обоб­щению и отбору фактических жизненных обстоятельств положи­тельного и отрицательного свойства и закреплению их в нормах права. Этим подтверждается их роль как -предпосылок нормотвор­чества;

- классификация их значима для всех правоприменительных органов и должностных лиц, так как последние, применяя право, в каждом конкретном случае (юридическом деле) анализируют их в контексте сравнения с фактами реальной действительности, под­тверждая или отрицая их идентичность. В зависимости от этого квалифицируются действия и бездействия, другие обстоятельства с вытекающими отсюда юридическими последствиями;

- важным критерием их разграничения, по учению Н.Г. Алек­сандрова, является признак «материального содержания», куда, на наш взгляд, он вкладывал смысл и специфику общественных от­ношений, то есть исходил все-таки из их первоосновы - фактиче­ских жизненных обстоятельств;

- современная отечественная доктрина юридических фактов разграничивает их по критерию отраслей российского права, в чем не усматривается возражений при одном условии, если конкретная

отрасль права в теоретическом и практическом аспектах имеет на­дежное обоснование предмета и метода правового регулирования. Там, где этого еще нет, наиболее приемлемым критерием их клас­сификации являются общественные отношения. Пренебрежение этой закономерностью приводит к разного рода курьезам, когда, например, предмет экологического права некоторыми учеными объясняется через отношения человека с природой, а не человека с человеком по поводу непользования природы по волевому призна­ку. Отсюда появляются «нововведения» соответствующих право­отношений ответственности (экологическая, налоговая, таможен­ная и т.п.);

- вопреки волевому признаку, в науке предпринята попытка деления юридических фактов «по способам внешнего выражения», куда отнесены факты, выраженные средством обычного языка, факты-числа, факты - процентные соотношения, факты-формулы, факты-символы (сигналы, товарные знаки, показания приборов и др. (В.Н. Ситнюков);

- по волевому признаку все юридические факты делятся на действия и события (В.И. Данилин, С.И. Реутов), на действия, со­бытия, состояния (Л.С. Явич). Е.А. Крашенинников к ним относит процессуальные действия участников гражданского судопроизвод­ства и внепроцессуальные факты, влекущие заинтересованность в судебной защите, что само по себе является дискуссионным;

- в самостоятельную группу выделяются юридические факты по продолжительности их существования (состояние гражданства, родства, временных или бессрочных трудовых отношений и т.п.);

- по критерию правовых последствий юридические факты раз­граничиваются на правопорождающие, правопрекращающие, пра­воизменяющие;

- по характеру правовых последствий они различаются на еди­ничные и совокупные в форме сложного их фактического состава;

- по доказательственному значению юридические факты могут быть общеизвестные и преюдициально установленные;

- они могут быть презумптивными, то есть достоверно извест­ными (презумпция невиновности), аксиомами, фикциями, дефини­циями, правоприменительными актами.

В контексте учения В.И. Данилина, С.И. Реутова юридические факты классифицировании на правопорождающие, правоизме­няющие, правовосстанавливающие, правопрепятствующие. Допол­нительно сюда можно включить правоугрожающие, шантажирую­щие, провоцирующие и др.

<< | >>
Источник: Горюнова Е.Н.. Диалектика юридических фактов в системе правовых норм / Под ред. профессора Н.П. Курцева. - Белгород: Везелица,2002. - 299 с.. 2002

Еще по теме Классификация юридических фактов:

  1. 5.1. Понятие и виды юридических фактов
  2. § 1. Юридические факты и их составы. Классификация юридических фактов
  3. 4. Понятие и классификация юридических фактов
  4. Понятие юридических фактов в семейном праве
  5. Понятие юридических фактов в семейном праве
  6. 11 Понятие юридических фактов в семейном праве
  7. 11. Понятие и классификация юридических фактов
  8. 2. Понятие и классификация юридических фактов
  9. 80 Юридический факт в теории правоотношений. Виды юридических фактов, фактический состав
  10. 57. Понятие и классификация юридических фактов
  11. 15. Понятие и классификация юридических фактов
  12. Особенности отдельных видов юридических фактов. Юридические действия
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -