<<
>>

§ 1.1. Эволюция представлений о коллизиях в отечественной юридической науке

С позиций юридической науки представляет несомненный интерес то, как в отечественном правоведении развивались представления о коллизиях в праве, коллизиях правовых норм, юридических коллизиях.

Эти используемые в российской юридической науке термины тесно связаны между собой, но в то же время различаются по содержанию. В общей теории права и государства имеет несомненное значение понимание того, как разворачивались представления о коллизиях в период перехода от советского к постсоветскому обществу, когда радикальным образом трансформировался правопорядок, изменилась система законодательства, произошло количественное накопление законодательных актов. Одновременно разрабатывались типы понимания права в науке (наряду с юридическим позитивизмом - естественно-правовой, интегративный, социологический).

Необходимо разобраться в том, как коллизии в праве и юридические коллизии трактуются учеными в рамках теоретико-правовой науки, а также отраслевых юридических наук - конституционного, гражданского, трудового права. Если теоретики права разрабатывают содержание понятий, разграничение их со смежными категориями, то представители отраслевых наук в круг своих изысканий чаще привлекают практику, эмпирические и статистические данные, конкретные примеры, которые обогащают теоретический материал. Тем самым представления о правовых явлениях и отражающих их терминах и понятиях становятся всесторонними и объективными.

Как известно, 60-е гг. прошлого столетия в нашей стране принято называть периодом «оттепели», связанным с развертыванием демократических начал в общественной жизни, в том числе и в праве, правовой науке. В данный период появляется свобода выражения мнения, проходит широкомасштабная

кодификация отраслей советского социалистического права, получает развитие международное сотрудничество.

Изначально проблема коллизий в работах отечественных ученых- правоведов стала рассматриваться с позиций разрешения противоречий частноправовых норм в рамках правопорядков различных государств (С.Б.

Крылов, И.С. Перетерский, М.И. Брагинский, Л.А. Лунц и др.).

Сотрудничество с зарубежными странами способствовало появлению научных трудов по проблемам коллизий в рамках международного частного права. Данный подход к коллизиям в праве в период «оттепели» оставался доминирующим. Вместе с тем стали публиковаться работы, где предпринимались попытки рассмотрения коллизий с позиций общей теории права. Несмотря на то, что в рамках научных исследований, изданных в то время, наличие противоречий в советском праве скорее отрицалось, чем признавалось, уже тогда была начата работа по изучению этой проблематики. Однако четких определений и подходов к решению указанной проблемы на тот момент так и не было выработано.

Так, А.А. Тилле является первым автором, кто открыто заявил, что «коллизии законов во внутреннем советском праве не только возможны, но на современном этапе неизбежны»[1].

Одним из первых ученых в советский период проблему коллизий затронул Н.Г. Александров. Под «коллизией юридических норм» он понимал ситуацию, когда при решении одного и того же вопроса, орган, рассматривающий соответствующие дела, встречается с наличием нескольких норм, расходящихся по содержанию[2].

Аналогично трактуют коллизии В.Н. Кудрявцев - это «несогласованность между нормами по их содержанию» [3] и М.Д. Шаргородский - «две не скоординированные между собой нормы права»[4]. Авторы рассматривают нормы, установленные и санкционированные государством.

А.В. Мицкевич определяет коллизию как «одновременное действие различных норм по одному и тому же вопросу»[5]. Ученый прямо не говорит о наличии противоречия, однако обозначает темпоральный характер коллизии.

Как видим, авторы предлагают определения, которые характеризуют понятие «коллизия» применительно к правовым явлениям и ситуациям, в самых общих чертах.

В период 70-80-х гг. идет процесс накопления материала по проблемам коллизий и его более глубокое осмысление. В это время появляются монографии, специально посвященные проблемам коллизий.

С.С. Алексеев отмечает, что «между отдельными нормативными актами могут возникать противоречия, "столкновения^. Такие противоречия и называются коллизиями»[6]. Автор говорит не об абстрактном расхождении, а о конкретном противоречии. Одновременно с этим С.С. Алексеев отмечает, что «в самом праве выработаны такие "внутренние механизмы", которые в ряде случаев дают возможность преодолеть просчеты законодателя, обеспечить действие юридических норм в соответствии с требованиями развивающихся общественных отношений»[7].

Таким образом, несмотря на то, что автор характеризует коллизии как противоречия норм, он обращает внимание на значимость именно общественных отношений в процессе правового регулирования.

М.Т. Баймаханов представляет коллизии как противоречия двух видов. Первый вид отражает противоречия между общественными отношениями и направленными на их регулирование правовыми нормами и институтами. Автор различает противоречия между материальными потребностями и их реализацией в праве, на основе объективных и субъективных факторов. Второй вид противоречий наблюдается между самими правовыми институтами и нормами, это «противоречия между разными формами субъективного, внутри самой

правовой системы»[8]. Автор выделяет противоречие не только между нормами или нормативными правовыми актами, но и между общественным отношением и его нормативным закреплением в определенном правовом акте.

По замечанию В.В. Лазарева, если в тех случаях, где существует несоответствие права социально-экономическим потребностям, когда действующие предписания вступают в противоречие с требованиями жизни, в этой ситуации нужно обращать внимание не на пробелы в праве, а на необходимость преобразования правового регулирования[9]. Автор выделяет так называемые «коллизионные» пробелы, которые возникают при несогласованности между обязывающими и запрещающими нормами, когда реализация одной нормы исключает реализацию другой и по сути определенное общественное отношение остается неурегулированным[10].

Необходимо отметить, что значительный шаг на пути углубленного изучения и проведения более детального исследования проблемы коллизий делает Н.А. Власенко, посвятив проблеме коллизий диссертационное исследование и предприняв попытку рассмотрения коллизий в праве с позиций его системности. Так, ученый констатирует, что для правовой системы, как и для любой системы, характерны различного рода «рассогласованности» как внутреннего, так и внешнего характера. Именно последние и являются коллизиями в праве [11]. В целом автор говорит о коллизии правовых норм, определяя ее как «отношение между нормами, выступающее в форме различия или противоречия при регулировании одного фактического отношения» [12] . Здесь наблюдается более развернутое понимание коллизии, поскольку подразумевается не только соотношение норм в их текстуальном выражении, но и в форме различия («несогласованность предписаний норм права» [13]), и в форме противоречия

(«решения, содержащиеся в норме взаимоисключают друг друга»[14]). По мнению Н.А. Власенко, «понятие коллизии характеризуется тем, что коллизионные отношения возникают между правовыми нормами»[15].

И.Н. Сенякин определяет коллизию как «противоречие между двумя или несколькими юридическими нормами (или выражающими их законами и другими нормативными актами) в процессе правоприменительной деятельности»[16], когда выявляется факт несоответствия между правовыми предписаниями не только по их содержанию, но и по форме выражения. Автор отмечает, что коллизия юридических норм является одним из видов противоречий в праве[17]. Данное определение трактует коллизии как противоречие между нормами, а значит, между текстуально зафиксированными правилами поведения.

А.С. Пиголкин под коллизией подразумевает расхождение двух или более формально действующих нормативных правовых актов, изданных по одному и тому же вопросу[18]. В данном контексте также прослеживается понимание коллизии как противоречия нормативных правовых актов.

Период 90-х - начала 2000-х гг. в России был связан с изменением правовой системы и в связи с этим - широкомасштабным обновлением законодательства. Появляется много работ, новых с точки зрения концептуального осмысления права. В 90-е гг. началось также активное изучение проблем коллизий, что позволило в 2000-е гг. получить множество работ по данной проблематике.

Если говорить о научных трудах по указанной проблематике, появившихся в начале 2000-х годов, то в этот период авторы проводят уже более детальные исследования, предлагают развернутые определения коллизий в праве, акцентируют внимание на способах их преодоления и устранения.

По мнению В.В. Ершова, «коллизия норм ... характеризуется полным или частичным противоречием права, действующих законов и подзаконных

нормативных актов»[19]. В данном определении речь идет о противоречии норм, содержащихся в различных нормативных правовых актах, актах разного уровня.

Н.И. Матузов под юридической коллизией понимает расхождение или противоречие между отдельными нормативными правовыми актами, регулирующими одни и те же либо смежные общественные отношения, а также противоречия, возникающие в процессе правоприменения и осуществления компетентными органами и должностными лицами своих полномочий[20]. Речь идет о выявляющихся в ходе применения права противоречиях между нормативными правовыми актами, о нормативном закреплении общественных отношений.

А.Ю. Буяков отмечает, что противоречия в сфере правового регулирования являются одним из видов социальных противоречий, при их исследовании необходимо прежде всего учитывать место, которое занимает право среди иных сфер жизни общества, поскольку право может быть правильно понято лишь в системе общественных отношений [21] . Автор определяет юридическую коллизию как «обусловленное объективными и субъективными факторами общественного развития формальное противоречие между нормами права и актами толкования, направленными на регулирование одних и тех же общественных отношений, и порождающее трудности в процессе правореализации» [22] .

А.Ю. Буяков, хотя и объясняет причины возникновения коллизий объективными и субъективными факторами, тем не менее под юридической коллизией он понимает формальные противоречия между положениями нормативных правовых актов и актов толкования (интерпретационных актов).

Особое внимание следует обратить на определение коллизии, данное Ю.А. Тихомировым. Юридическая коллизия, по мнению автора, представляет

собой «противоречие между правовыми нормами, актами и институтами и притязаниями, действиями по их изменению, нарушению, отторжению»[23]. Сам термин «юридическая коллизия» получил обоснование и развитие в работах этого ученого.

Ю.А. Тихомиров выделил следующие условия разрешения коллизий: законная процедура рассмотрения коллизий; использование и оценка доказательств в юридическом споре; наличие органа, уполномоченного разрешать коллизии; признание обязательной силы решений по данному спору как в силу достигнутого согласия, договоренности, примирения сторон, так и императивных предписаний соответствующего органа; компенсация, то есть применение санкций и возмещение ущерба и упущенной выгоды, восстановление прежнего юридического состояния одного или всех субъектов[24].

Следует подчеркнуть, что под юридической коллизией автор понимает не только нормы или нормативные акты, но и притязания, которые кроются в самих общественных отношениях. Ю.А. Тихомиров, таким образом, является первым автором, кто, используя термин «юридическая коллизия», попытался описать данное понятие в более широком формате, чем это было принято в отечественной юридической литературе. Ученый утверждает, что юридические коллизии следует рассматривать не только как несоответствие норм, правил, но и как противоречие притязаний, то есть желаний, намерений, источником которых являются социальные отношения между субъектами права.

Позже в своем обширном труде «Коллизионное право» Ю.А. Тихомиров дал другое определение юридической коллизии: это «противоречие между существующим правовым порядком и намерениями и действиями по его изменению. Происходит своего рода соизмерение этого притязания либо с действующим правопорядком, либо с принципами права»[25]. Под «притязанием» автор понимает: во-первых, гарантированную возможность легально защищать

свой статус; во-вторых, стремление реализовать законный интерес; в-третьих, намерение изменить требований действующего права с целью добиться осуществления своих интересов[26]. То есть притязание видится и как право, и как интерес, и как действие. Таким образом, предложенное Ю.А. Тихомировым определение дает еще более обширную трактовку понятия юридической коллизии, когда во внимание берется не отдельный нормативный правовой акт, не норма права, а общий правопорядок, то есть такое состояние общественных отношений, когда реализуются все законы и иные нормативные правовые акты в соответствии с намерениями, стремлениями, интересами субъектов, создающих реальные общественные отношения.

Ю.А. Тихомиров говорит о том, что данное им определение юридической коллизии имеет более широкое понимание, но одновременно с этим автор подчеркивает, что трактовка юридической коллизии как столкновения норм не исчезает, но из единственной и универсальной она становится одним из аспектов понятия[27].

О.А. Поляков делает немаловажное замечание о том, что «юридические коллизии следует определять как противоречия между положениями нормативных актов государственных органов власти и управления, выражающиеся в несоответствии совокупного действия норм указанных актов и общими принципами национального и международного права»[28]. Здесь автор пытается истолковать термин «юридическая коллизия» шире, нежели это принято в юридической литературе, не ограничивая его лишь рамками нормы, статьи или нормативного акта. В качестве объекта противоречия рассматривается более масштабное понятие принципов, то есть таких общих начал, которые имеют более широкую сферу применения.

Далее О.А. Поляков говорит о том, что юридические коллизии представляют собой результат перешедших в высшую стадию юридических

конфликтов, которые являются разновидностью социальных конфликтов[29]. Здесь автор рассматривает юридическую коллизию не только как противоречие норм, но как разновидность социальных конфликтов, то есть противоречий, которые возникают в русле общественных отношениях. В данном случае можно увидеть переход от традиционного понимания юридических коллизий с точки зрения юридического позитивизма к социологическому правопониманию. Автор также добавляет, что «истоки юридических коллизий следует искать не только в правовой сфере. В поисках причин следует вскрывать более обширный пласт общественных отношений (экономических, политических, духовных, социально­нравственных и т.д.) - поскольку законодательство по своей природе является регулятором социальных отношений со всеми присущими им противоречиями» [30].

В.В. Денисенко отмечает, что возникновение коллизий обусловлено различными факторами - экономическими, политическими, в том числе и социокультурными, которые неизбежно возникают в процессе общественного развития[31]. В данном случае автор обозначает, что коллизии берут свое начало не из норм как таковых, а из реально существующих общественных отношений.

По мнению Э.В. Сухова, «правовая коллизия - это противоречие между юридическими нормами. Представляется, что правоотношения, возникающие при этом, имеют свое содержание и свой субъектный состав. Круг субъектов коллизионных правоотношений специфичен, поскольку к ним могут относиться лишь государственные органы и должностные лица, принимающие нормативно­правовые и правоприменительные акты в пределах своей компетенции. Это - инициаторы коллизионных ситуаций, спорящие стороны, различные арбитры, посредники, свидетели и “оценщики", органы с правом окончательного решения и др.»[32]. Здесь важно подчеркнуть, что в «коллизирующую ситуацию» включен субъект, а значит, речь идет о правоотношении между субъектами, которое

порождается общественными отношениями, в результате чего возникает «коллидирующий» конфликт.

Р.А. Гончаров в работе, посвященной механизму разрешения коллизий, под юридической коллизией понимает формальное противоречие (различие) между двумя и более правовыми явлениями в рамках объективного права (между структурными элементами правовых норм, между нормативными правовыми актами и иными источниками права, актами толкования в рамках конкретного государства или между различными правовыми системами), обусловленное объективными и субъективными факторами общественного развития[33]. Автор констатирует, что юридические коллизии являются разновидностью социальных противоречий[34] и возникают между уровнем развития общественных отношений и направленными на их урегулирование правовыми нормами и институтами, то есть эти противоречия представляют собой коллизии между обществом и правом, социумом и правовой системой, которые «кроются в социальном поле, а не

35 только в правовом»[35].

А.А. Петров, исследуя иерархические коллизии в праве, полагает, что «узконормативное понимание коллизий в праве не позволяет максимально полно раскрыть многогранность противоречий и различий в праве, зачастую препятствуя выработке общетеоретического инструментария анализа противоречий во внутренней форме права, в содержании права, а также среди таких важных вспомогательных правовых актов, несущих в себе “заряд юридической энергии”, как интерпретационные и правоприменительные акты»[36]. Поэтому, по мнению автора, изучать проблему коллизий следует не только применительно к нормам права, но и к иным нормативным регулятивным средствам: правовым целям, принципам, презумпциям, фикциям, дефинициям и

др. [37] . На наш взгляд, данная позиция отражает социологический подход к пониманию сути юридических коллизий.

Р.Ф. Ярмухамедов под коллизией правовых норм понимает «обладающее признаком автономности, нормативное столкновение двух или более правовых предписаний, имеющее свой объем (характеристику), выражающееся в форме различия или противоречия, требующее применения комплекса мер по ее разрешению»[38]. Здесь речь идет о коллизирующих нормативных предписаниях, разрешение которых требует комплексного подхода, применения различных средств к их устранению и преодолению.

М.А. Занина, исследуя проблему коллизий норм права, обозначает следующие признаки: они обусловлены регулированием одного и того же круга общественных отношений, в рамках которых реализуются права и обязанности субъектов права; характеризуются отсутствием точного, последовательного нормативного установления; имеют текстуальное выражение, фиксируются на бумажном носителе в виде письменных знаков; выступают результатом правотворческой деятельности федеральных и региональных органов законодательной или исполнительной власти, органов местного самоуправления и других компетентных субъектов; являются следствием нарушения требований, гарантирующих законность нормативных правовых актов; устраняются правовыми средствами, реализуемыми в процессуальном порядке; препятствуют достижению целей и реализации прав и свобод граждан и охраняемых законом интересов личности и ухудшают их правовое положение[39].

Особо следует отметить, что М.А. Занина говорит о коллизиях как о факторе, препятствующем реализации прав, свобод и интересов личности. В данном контексте помимо описания коллизий через их признаки имеется и указание на ценностный аспект - защиту прав и свобод человека. В целом же

автор занимается исследованием именно коллизий норм права. Под ними она понимает противоречащий технико-юридическим правилам результат деятельности нормотворческого органа, который квалифицируется судебными органами в качестве ошибочного путем признания нормативного правового акта неконституционным или недействующим и не подлежащим применению, или признанным таковым самим нормотворческим органом, принявшим данный акт, путем его отмены или внесения изменений[40].

Некоторые авторы рассматривают коллизии с точки зрения системности права в целом. Как уже было сказано, впервые данная проблема была поставлена Н.А. Власенко, который исследовал системность как одно из основных свойств права.

И.В. Синица, руководствуясь системным подходом, под коллизией понимает «противоречие (конфликт) либо расхождение между структурными элементами правовой системы (нормами, актами, принципами и т.д.) как “внутри" нее, так и на “стыках" с другими правовыми системами (либо подсистемами), т.е. между различными правопорядками» [41]. Особо следует отметить, что И.В. Синица в качестве элемента противоречий выделяет не только норму или акт, но и принципы, то есть более широкие регуляторы общественных отношений.

Отдельно следует рассмотреть, как понятие «коллизия» интерпретируется учеными в рамках отраслевых юридических наук.

И.В. Аленина в исследовании проблем коллизий в трудовом праве под коллизиями понимает соотношение между нормами права, а также нормами права и социальной действительностью. При этом автор отмечает, что включение в понятие коллизий столкновения между фактически сложившимся общественным порядком и официально установленными правилами необходимо, так как оно обусловлено производным характером последних[42]. Кроме того, она предлагает рассматривать проблему коллизий с точки зрения различных типов

правопонимания - позитивистского, социологического и естественно-правового. По замечанию И.В. Алениной, «при социологическом подходе коллизирующими сторонами будут выступать нормы и общественные отношения, при естественно - правовом - возведенная в закон воля господствующего класса и общечеловеческие ценности при следовании же “позитивистской” концепции права, рассматривающей последнее как систему общеобязательных норм, выраженных в законах или иных признаваемых государством источниках, деление несогласованностей на коллизии в праве и коллизии норм вообще утрачивает всякий смысл»[43].

И.В. Аленина утверждает, что в первую очередь нужно обращать внимание на развитие самих общественных отношений, так как изначально именно в них зарождаются противоречия, которые затем «переходят» в плоскость нормативных правовых предписаний.

С.И. Некрасов под коллизией понимает споры публично-правового характера - между федеральными органами государственной власти, между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации, между государственными органами субъектов Российской Федерации [44] . В данном определении автор отражает понимание коллизии как противоречий между различными органами власти.

И.А. Стародубцева, рассматривая проблему коллизий в конституционно­правовом аспекте, под коллизией понимает несогласованность (противоречие или различие) правовых предписаний, направленных на регулирование одних и тех же либо смежных общественных отношений[45]. Здесь автор подчеркивает значимость именно общественных отношений при возникновении юридических коллизий.

А.В. Иньков под коллизией (автор использует термин «юридическое противоречие») понимает обусловленное объективными и субъективными факторами общественного развития несоответствие между общественными

отношениями, предусмотренными нормами права, и общественными отношениями, сложившимися в реальной действительности, и порождающие трудности в процессе правореализации[46].

Н.И. Хлуденёва, исследуя коллизии в экологическом праве, выделяет два подхода к определению понятия коллизии - широкий и узкий. В широком понимании коллизия может быть представлена в качестве противоречия юридического характера, которое может переходить в открытый юридический конфликт, выражающийся не только в нормах, но и в правовых взглядах, правопонимании, правовых позициях, обусловленных несовпадающими интересами субъектов права. В узком значении коллизия представляет собой противоречие между отдельно взятыми правовыми нормами, направленными на регулирование одних и тех же отношений [47] . Особый интерес представляет заявленный автором широкий подход к понятию юридической коллизии. Немаловажное значение имеет и тот факт, что в понятие юридической коллизии Н.И. Хлуденёва включает конфликт интересов.

Аналогичную точку зрения на проблему коллизий выражает и С.В. Сибилева. Она предлагает два подхода к определению коллизий: «В широком смысле коллизии представляют собой противоречия между правовыми нормами, нормативными правовыми актами, правовыми взглядами, компетенцией органов государственной власти (органов местного самоуправления), актами применения права, правовыми системами. В узком смысле правовые коллизии рассматриваются как противоречие между правовыми нормами или между правовыми актами. Коллизии в публичном праве предстают как противоречие между правовыми нормами и между правовыми актами, регламентирующими отношения в публично-правовой сфере» [48] . Как видим, автор предпринимает попытку рассмотрения коллизий в широком и узком значении, но в целом

склоняется к тому, что под коллизией необходимо понимать противоречие правил, норм, нормативных актов, а также и противоречие правовых взглядов.

И.В. Шестерякова определяет юридическую коллизию как ситуацию, при которой «на решение вопроса претендует сразу несколько нормативных актов одной или различной юридической силы» [49] . В данном аспекте проблема рассматривается с точки зрения коллизирующих нормативных правовых актов.

Таким образом, можно констатировать, что начиная с 60-80 гг. прошлого столетия происходил процесс накопления материала по проблемам коллизий и его более глубокое осмысление, появились первые попытки анализа данного правового явления в русле социологического типа правопонимания (С.С. Алексеев, М.Т. Баймаханов и др.). Начиная с 90-х гг. в научных кругах четко обозначилась тенденция к исследованию проблемы коллизий с точки зрения социологического подхода, то есть к изучению непосредственно юридических коллизий (Ю.А. Тихомиров). Даже если авторы об этом прямо не заявляют, то из контекста работ отчетливо прослеживаются попытки сделать акцент на понимание данного вопроса с позиции противоречий между нормами права и реально существующими общественными отношениями. Это касается как исследований по теории права (А.Ю. Буяков, Р.А. Гончаренко, В.В. Денисенко, О.А. Поляков, Э.В. Сухов, А.А. Петров и др.), так и работ отраслевых наук (И.В. Аленина, А.В. Иньков, И.А. Стародубцева, Н.И. Хлуденева и др.)

Отдельно следует осветить вопрос о соотношении понятий «коллизии норм законодательства» и «коллизии норм права» или «коллизии правовых норм».

В.С. Жеребин выделяет такое понятие, как «законодательные коллизии». Автор объясняет: «.термин “законодательство" значительно шире понятия “закон"»[50]. Право, нормативные правовые акты не следует сводить к закону. Понятие «закон» имеет и более узкий смысл, поэтому «понятие коллизии законов

провоцирует на суженное истолкование юридической сферы их распространения»[51].

А.Р. Лаврентьев, рассматривая коллизии в контексте института юридической ответственности, говорит о том, что наиболее приемлемым является термин «коллизия норм права», поскольку исходным элементом системы права служит ее норма. Закон как разновидность нормативного правового акта выступает формой выражения и закрепления норм права, поэтому в коллизию могут вступать не законы, а их содержание в виде общеобязательных предписаний государственного характера[52].

И.А. Стародубцева, используя системный подход, предлагает ввести новую категорию - «фактические коллизии», то есть такие коллизии, которые отражают противоречия между элементами правовой системы. В рамках же объективного права, по мнению автора, можно выделить формальные коллизии, которые в целом обозначаются как «коллизии норм». «Коллизии законов» также относятся к формальным коллизиям, но акцент здесь делается не на несогласованность норм, а на столкновение законов. И.А. Стародубцева также отмечает, что термин «коллизия законов» преимущественно используется в международном частном праве, поскольку там речь идет о коллизирующих законах разных государств. Автор при дальнейшем рассмотрении проблемы коллизий применяет термин

53

«коллизия норм права»[53].

И.В. Синица исходит из той посылки, что коллизии могут проявляться в трех сферах: в рамках позитивного права, в формате правовой системы, между различными правопорядками и правовыми культурами. Если в первом случае коллизии выступают в качестве правовых норм (актов), то в других - между разными типами правопонимания, поэтому коллизии первого рода автор

рекомендует называть коллизиями позитивного права (коллизиями в праве), все остальные - правовыми или юридическими коллизиями. [54]

Ю.А. Тихомиров делает важное замечание о том, что юридические коллизии выражаются в разном правопонимании, столкновении правовых актов, неправомерных действиях государственных, межгосударственных и общественных структур, в притязаниях и действиях по изменению существующего правопорядка[55]. Автор, не умаляя значимости уже имеющихся определений коллизии в современной науке с точки зрения юридического позитивизма, акцентирует внимание на то, что помимо традиционной трактовки, исследование данной проблемы возможно и в ином, более широком формате. Ученый отмечает, что правовые концепции, взгляды, правосознание задают праву определенный вектор движения, поэтому одно из главных объяснений юридических коллизий лежит в плоскости правопонимания[56].

Фактически эту же мысль проводят В.В. Пономарев и Т.А. Щелокаева. Авторы поясняют, что юридические коллизии необходимо рассматривать в трех плоскостях: правопонимании, объективном праве и правовой практике [57] . Коллизии в правопонимании означают столкновение различных концепций о праве, которое проявляется в научных трудах, научных дискуссиях. Коллизии объективного права видятся в столкновении самих норм права. Коллизии в сфере юридической практики - в столкновении государственно-властных актов индивидуального характера[58]. Все указанные виды юридических коллизий всегда существуют связано и взаимозависимо[59].

В Учебнике по теории государства и права под редакцией М.Н. Марченко сделано пояснение, что необходимо различать «коллизии в праве» и

«юридические (или правовые) коллизии», так как последние могут выходить за пределы собственно права и охватывать всю правовую систему. Однако в то же самое время и те, и другие коллизии, как подчеркивает автор, в рамках общей для них правовой сферы тесно взаимосвязаны и поэтому рассматриваются в едином контексте[60].

В Учебнике по теории права М.М. Рассолова отмечается, что под «коллизией в праве» следует понимать коллизии, содержащиеся в пределах собственно права, а под «юридической коллизией вообще» - коллизии, которые выходят за рамки права и охватывают всю правовую систему. В то же время в теории государства и права существует понятие «коллизия законов», которое подразумевает расхождение или несогласованность между законодательными актами, регулирующими одни и те же либо смежные общественные отношения, а также противоречия, возникающие в процессе правоприменения и осуществления субъектами правоприменения своих законодательных полномочий. Как отмечает М.М. Рассолов, некоторые теоретики исследуют только «коллизии статей нормативных правовых актов», то есть противоречия между ними, имея в виду коллизии в законодательстве. В итоге автор приходит к выводу, что понятия «коллизия в праве» и «юридическая коллизия» в целом идентичны[61]. С подобным выводом вряд ли можно согласиться, поскольку понятие «юридическая коллизия» следует рассматривать как более широкое, что, впрочем, отмечает и автор учебника.

Необходимо отметить, что в учебно-методической литературе нередко встречается замечание о том, что «юридическая коллизия» и «коллизия в праве» - это не идентичные, а смежные понятия. Юридические коллизии, согласно этой точке зрения, значительно шире по объему и в отличие от коллизий в праве

включают в себя противоречия не только норм права, но и иных правовых явлений[62].

Наиболее обоснованной представляется точка зрения, согласно которой понятия «юридическая коллизия» и «коллизия в праве» имеют определенные различия. В рамках отраслевых наук чаще всего используется дефиниция «коллизия в праве» (например, коллизия в конституционном, налоговом, трудовом праве и др.). Однако следует отметить, что, употребляя данный термин, авторы чаще всего подразумевают коллизии норм права или даже коллизии норм законодательства в рамках конкретной отрасли права.

Термины «коллизии в праве», или «правовые коллизии», как они чаще всего называются в отечественном правоведении, означают коллизии правовых норм, а еще точнее - норм законодательства. Существующее в отечественной правовой науке понимание коллизий как противоречий законодательных норм предопределено доминированием в ней концепта юридического позитивизма. В рамках социологического концепта понимания права юридические коллизии следует рассматривать прежде всего в русле противоречий реально существующих общественных отношений и их нормативной правовой регламентации, нашедшей отражение во всем многообразии источников права (законодательных актов, обычаев, правил корпораций, доктрин и др.).

Использование в обороте правовой науки понятия «юридические коллизии» позволяет отграничить в общественных отношениях сферы юридического от неюридического, когда, например, могут коллизировать нормы права и морали, нормы актов государства и корпоративных актов, нормы законов и обычаев. Основная проблема, или основное противоречие, охватываемое понятием «юридические коллизии», видится в расхождении между реально существующими в обществе отношениями и их нормативно-правовой регламентацией. И в этой ситуации правовые акты с массивом содержащихся в них норм должны отражать существующие общественные отношения.

Также необходимо отметить, что коллизии правовых норм следует отличать от коллизий нормативных правовых актов, когда речь идет о противоречиях в подходах к регулируемым этими актами общественных отношений общей направленности, в концептуальном построении нормативных правовых актов, в заложенных ими принципах. Такого рода противоречия могут возникать, к примеру, в ситуации, когда меняется правовая система общества. Так, принятый 14 июля 1990 г. Закон РСФСР «О собственности на территории РСФСР»[63], заложивший принципиально иные экономические основы жизнедеятельности российского общества, вступил в противоречие с огромным массивом принятых в советский период законодательных актов, отрицавших частную собственность и все то, что с ней связано.

При рассмотрении проблем юридических коллизий авторы так или иначе касаются вопросов типологии правопонимания. Это имеет особую актуальность, поскольку проблема типов правопонимания занимает центральное место, причем не только в теоретическом, но и в прикладном аспекте, что не может не затронуть и проблему юридических коллизий, ее научное осмысление.

Вместе с тем представляется, что некоторые авторы допускают смешение терминов, включая в понятие «юридическая коллизия» проблему противоречий различных теоретических взглядов, научных концепций. На наш взгляд, данная позиция ошибочна. Дефиниция «юридическая коллизия» подразумевает противоречие между нормой права и реально существующим общественным отношением. Противоречия же в рамках типов правопонимания не входят в понятие юридической коллизии, поскольку, как уже было сказано, одним из ее элементов всегда выступает нормативное закрепление какого-либо правила поведения (норма права, нормативный акт). Несоответствия в формате теоретического осмысления той или иной проблемы, противоречия в вопросах правопонимания необходимо рассматривать «за скобками» юридических коллизий.

Для более полного уяснения существа коллизии многие авторы считают необходимым отграничить данное понятие от смежных правовых дефиниций, таких как «конкуренция норм права», «правовой конфликт», «ошибка в праве», «дублирование в праве» и др.

Если обратится к первым исследованиям по проблемам коллизий в отечественном правоведении, то дискуссия в те времена шла по вопросу о различении понятий «коллизия в праве» и «конкуренция норм права».

Так, А.Ф. Черданцев считает, что коллизия и конкуренция норм совпадают по своему содержанию[64]. В свою очередь, В.П. Малков утверждает: коллизия выступает как частный случай конкуренции правовых норм[65].

По мнению В.Н. Кудрявцева, конкуренцию норм часто смешивают с коллизией. При конкуренции норм, по мнению автора, никакой коллизии быть не может. Коллизия двух или более норм существует независимо от того, имеются или нет конкретные факты, подпадающие под эти нормы. Коллизия, как пишет В.Н. Кудрявцев, представляет собой несогласованность между нормами по их содержанию, в то время как о конкуренции норм речь идет в конкретных случаях применения закона[66].

И.Н. Сенякин, отграничивая понятие коллизии от конкуренции норм, отмечает: «Конкурирующие нормы в разной степени регулируют один и тот же круг общественных отношений и не находятся в противоречии между собой. Конкуренция будет иметь место и в том случае, когда правовые нормы, совпадая по содержанию и объему, имеют различную юридическую силу. Словом, в правоприменительной деятельности речь о конкуренции может идти лишь тогда, когда какой-то один факт, случай охватывается признаками нескольких норм, и эти нормы взаимосвязаны между собой»[67].

А.И. Буяков говорит о необходимости разграничения понятий «юридическая коллизия» и «конкуренция юридических норм». По словам автора, данные понятия близки по содержанию, но существование конкурирующих норм обусловлено самой природой правового регулирования. Конкуренция возникает, когда нужно конкретизировать правовые предписания, имеющие абстрактный характер к определенному виду общественных отношений[68]. Автор отмечает, что термин «конкуренция» является более общим понятием, чем «коллизия», и в большей степени имеет объективные причины своего возникновения.

Наиболее верной представляется точка зрения Д.В. Агашева, который рассуждает о том, что «правовая коллизия» и «конкуренция в праве» - это две самостоятельные категории, имеющие разное содержание. Конкуренция норм, по мысли автора, связана со специализацией законодательства и должна рассматриваться как результат целенаправленной реализации метода дифференцированного правового регулирования отношений. При конкуренции норм необходимость в выборе правовой нормы остается, но она значительно отличается от сущности коллизии. В первую очередь необходимо решить проблему исследования юридического факта, когда основное внимание уделяется не правовой норме, а конкретному правонарушению или другому юридическому факту и его характеристикам[69].

Р.Ф. Ярмухамедов по вопросам соотношения коллизии и конкуренции норм права акцентирует внимание на том положении, что наличие конкуренции определяется содержанием конкретных фактических обстоятельств. При конкуренции норм права, по мнению автора, отсутствует обязательный признак коллизии - автономность существования спорных норм. Конкуренция может содержать противоречие, которое имеет лишь одну отраслевую принадлежность. Коллизия в данном случае является общим понятием по отношению к конкуренции. Понятие «конкуренция», по мысли Р.Ф. Ярмухамедова, имеет

фиксированные, обязательные признаки: она предполагает наличие нескольких норм, которые с различной полнотой регулируют один и то же вопрос, и имеет место только в связи с конкурентным правоотношением [70]. В данном высказывании прослеживается две линии размышления автора. Согласно первой условием возникновения коллизии всегда является автономность конкретных норм, то есть отсутствие их смысловой взаимозависимости с другими нормами, вступающими в противоречие; согласно второй - конкуренция представляет собой более узкое понятие в сравнении с коллизией.

Петров Д.Е. говорит о том, что «конкуренция в праве не может считаться частным проявлением коллизий, так как она имеет место исключительно в том случае, если какое-либо общественное отношение охватывается регулирующим воздействием двух (или более) не противоречащих друг другу норм, различие между которыми состоит лишь в объеме и степени урегулированности ситуации, т.е. между общими и специальными нормами права», конкуренция нормативных предписаний в отличие от коллизий положительно сказывается на эффективности механизма правового регулирования, реализации и защите прав и законных интересов участников правовых отношений[71].

Таким образом, авторы предлагают различные варианты соотношения понятий «коллизия в праве» и «конкуренция правовых норм», однако некоторые из них допускают смешение указанных понятий, в то время как они имеют разное значение и по своей сути являются разнопорядковыми.

Особую актуальность в работах отечественных ученых-правоведов по проблемам коллизий имеет вопрос соотношения понятий «юридическая коллизия» и «юридический конфликт».

Т.В. Худойкина определяет юридический конфликт как сложное, многоаспектное социально-правовое явление. Понятие юридического конфликта, по мнению автора, необходимо выводить из родовой категории «конфликт».

Юридический конфликт либо непосредственно связан с правовыми отношениями сторон, и тогда он представляет собой противоборство субъектов права с противоречивыми правовыми интересами, возникшее в связи с созданием, реализацией, применением, изменением, нарушением, толкованием права. Либо юридический конфликт - это противоборство, имеющее хотя бы один элемент или объективную сторону юридического характера, при котором стороны или третьи лица обязательно прибегают к необходимой юридической процедуре, позволяющей в дальнейшем его завершение юридическим способом. То есть, юридический конфликт напрямую связан либо с правовыми отношениями сторон, либо с юридизированными отношениями в обществе[72].

В.С. Жеребин говорит о том, что понятия «коллизия» и «правовой конфликт» нельзя смешивать. Коллизии характерны для норм права, правовой же конфликт может возникнуть только между субъектами права. Как отмечает автор, «сами по себе законы государства не “стоят” и “не противостоят”, таким качеством обладают люди, так как только они способны на физические и практические действия, ведущие к борьбе либо к согласованию их потребностей и интересов» [73]. Поэтому, по мнению В.С. Жеребина, едва ли правомерно употреблять такие термины, как «конфликтные нормы», «конфликтные законы», так как они могут быть только противоречивыми, и в этом смысле данное положение соотносимо с понятием юридической коллизии[74].

Похожую точку зрения отстаивает и А.Ю. Буяков. При сравнении понятий «юридическая коллизия» и «юридический конфликт» автор отмечает, что сторонами конфликта могут быть люди или группы людей, но никак не правовые нормы или акты. Противоречия между нормами (актами) выступают в качестве причины или следствия конфликта[75].

Ю.А. Тихомиров в работе «Коллизионное право» уделяет достаточно много внимания проблеме конфликтов в праве. Автор говорит о том, что понятие юридического конфликта является базовым и отражает спор, так или иначе связанный с правовыми отношениями сторон (их юридически значимыми действиями или состояниями). Следовательно, субъекты, либо мотивация их поведения, либо объект конфликта обладают правовыми признаками, а сам конфликт влечет юридические последствия[76]. Таким образом, Ю.А. Тихомиров обращает особое внимание на то, что спор или конфликт первоначально возникает между субъектами, а затем уже трансформируется или переносится в плоскость правоотношений, которые регулируются конкретными нормами права, вступающими в противоречие, создавая тем самым юридическую коллизию. В основе противоречия, которое сначала возникает в результате конфликта между субъектами, затем переходит в сферу регулирования правом, автор видит отношения между людьми, субъектами права.

Также следует отметить, что в одном из своих исследований Ю.А. Тихомиров рассматривает юридическую коллизию в качестве конфликта интересов[77]. Данный аспект имеет немаловажное значение, поскольку «в конфликте интересов сталкиваются цели, интересы, а подчас и мотивы поведения»[78], что по сути означает столкновение элементов самих общественных отношений. Здесь отражается необходимость рассмотрения интереса личности во взаимосвязи с интересом общества[79] в контексте самих общественных отношений.

Как отмечает Г.В. Мальцев, «когда некоторые интересы и потребности не отражены в нормах права и нормативных институтах общества либо представлены в них весьма приблизительно, неудачно, фрагментарно и неопределенно, возникают случаи “нормативного вакуума", недостатка официального нормативного материала для урегулирования определенной

ситуации, тогда. интересы и потребности начинают действовать как непосредственные регуляторы, показывают субъекту близкий ему вариант поступка. Здесь они выступают как нормы, не будучи ими в строгом смысле слова»[80].

Ю.В. Мухина отмечает, что противоречия в сфере правового регулирования, как и общие социальные противоречия, имеют свои, только им присущие особенности. Однако необходимо помнить, что право может быть правильно оценено лишь в системе общественных отношений, которые, с одной стороны, определяют содержание правовых норм, а с другой - регулируются ими[81].

Э.В. Сухов отстаивает точку зрения, согласно которой противоречия в праве являются лишь частью социальных противоречий, однако при этом выступают наиболее важной, существенной частью этих противоречий[82].

В.В. Денисенко говорит о том, что коллизия правовых актов - «это противоречие (несогласованность) двух и более предписаний правовых актов, в то время как конфликт или спор в правовой сфере может быть связан с расхождением (или прямым противостоянием) субъектов правоотношений по поводу одного, но по-разному трактуемого предписания (акта)»[83].

И.В. Синица утверждает: право - это средство разрешения социальных конфликтов. Их разрешение регламентируется специальными процессуальными нормами и не входит в предмет коллизионного права как средства разрешения коллизий между структурными элементами правовой системы либо разными правопорядками[84].

Как видно из приведенных выше суждений, большинство авторов считают,

что конфликт - это некий спор, который может возникнуть между субъектами права. В случае же столкновения противоречий правовых предписаний более уместно употреблять понятие «коллизия». Некоторые авторы отмечают особую связь понятий конфликта и коллизии, имея в виду именно юридическую коллизию.

Также подвергается дискуссии вопрос о различии понятий «коллизия» и «дублирование в праве». Под словосочетанием «дублирование норм права» обычно понимают наличие двух и более норм одного или разных иерархических уровней, регулирующих одно и то же фактическое отношение аналогичным образом. Дублирование норм, как правило, возникает вследствие нарушения предметно-функциональной связи актов между собой[85].

Н.А. Власенко выделяет два вида дублирования: первое - простое, когда текст и смысл совпадают по содержанию; второе - смысловое, когда основная идея (смысл) не совпадает с внешней формой выражения [86] . Сложности в разграничении смыслового дублирования и коллизии норм права состоят в том, что оба понятия предполагают наличие двух или нескольких норм, призванных урегулировать одно и то же фактическое отношение, и в обоих случаях необходимо преодолеть их текстуальную неопределенность. Отличие же между данными понятиями заключается в том, что при смысловом дублировании содержание претендующих на применение норм едино, а при коллизии - оно различно.

Н.А. Власенко предлагает различать понятия «коллизия» и «антиномия правовых норм». Под антиномией правовых норм автор понимает противоречия юридических норм, предлагающих разное решение одного и того же вопроса. Под коллизией - «продолжение или следствие данного дефекта, возникающее в связи с появлением юридического факта, требующего правовой регламентации»[87].

И.В. Аленина предлагает разграничивать понятия «коллизия» и «логическое

противоречие в законе». Под словосочетанием «логическое противоречие в законе» подразумевается, что формально разногласие между содержанием отдельных норм отсутствует, но имеет место дисбаланс между целью, поставленной законодателем при регулировании определённого вида общественных отношений, и средствами, выбранными для ее достижения[88].

Авторы рассуждают также о соотношении понятий «коллизия» и «ошибка в праве».

По мысли Р.Ф. Ярмухамедова, при возникновении юридической ошибки фиксируются противоречивость и неполнота процессов взаимодействия социально-экономических и правовых факторов, а также отражаются имеющиеся в обществе противоречия между правом и окружающей реальностью, поэтому «правовая ошибка предельно абстрактно выражает природу юридических коллизий и препятствует достижению поставленной цели» [89] . В данном высказывании прослеживается социологический аспект. Р.Ф. Ярмухамедов говорит о том, что ошибки в праве возникают в большей степени не по причине юридико-технического свойства, а из-за недостаточного учета общественных отношений, что способствует возникновению ошибок в праве или в правоприменении в виде юридических коллизий.

И.В. Понкин относит правовую коллизию к «дефекту содержания нормативного правового акта» [90] , фактически отождествляя данное явление с ошибкой в праве.

В рамках XVIII Международного научно-практического форума «Коллизии законодательных, интерпретационных, правоприменительных актов: доктрина, практика, техника преодоления», состоявшемся 22-23 сентября 2016 г. в Нижегородской академии МВД России, были предложены следующие подходы к проблеме коллизий.

Согласно позиции М.В. Барановой, о коллизиях следует рассуждать,

придавая этому понятию «широкий смысл»[91].

По мнению В.Н. Карташова, юридическая коллизия - «это расхождение между отдельными юридическими явлениями (например, правовыми предписаниями, юридическими актами, средствами, приемами и процедурами), которые противоречиво разрешают (закрепляют, регулируют и пр.) сходные социально-правовые ситуации»[92].

C точки зрения В.С. Плетникова, М.С. Плетниковой, юридические коллизии необходимо понимать как «столкновение интересов и потребностей одного лица, отраженных в конкретном правовом предписании, с интересами и потребностями другого лица (личности, общества, государства), также отраженными в конкретном правовом предписании»[93].

В.А. Толстик полагает, что юридические коллизии представляют собой «столкновение между правовыми явлениями и даже между правовыми явлениями и иными социальными явлениями»[94].

Таким образом, авторы предлагают более широкие варианты определения коллизии, основанные на понимании данного явления в качестве противоречия нормативного правового закрепления и интереса и социальной реальности.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы.

Понятие «юридические коллизии» шире, нежели понятие «коллизии в праве». Использование в научном обороте категории «юридические коллизии» позволяет отграничить в общественных отношениях сферы юридического от неюридического, когда, например, могут коллизировать право и мораль, нормативные правовые акты государства и корпоративных акты, а также содержащиеся в них конкретные нормы. Основное противоречие, охватываемое

понятием «юридические коллизии», видится в расхождении между существующими в обществе отношениями и их нормативной правовой регламентацией. И в этой ситуации нормативные правовые акты с массивом содержащихся в них норм должны отражать непосредственным образом реальные общественные отношения.

Научное понимание коллизий как противоречий в законодательстве было предопределено доминированием в отечественном правоведении концепта этатистского позитивизма. В рамках социологического концепта понимания права, возобладавшего в последние годы, юридические коллизии следует рассматривать прежде всего в русле противоречий реальных общественных отношений и их нормативной правовой регламентации, нашедшей отражение во всем многообразии источников права.

В российском правоведении, начиная с 90-х гг. прошлого века, четко обозначилась тенденция к исследованию проблем коллизий под углом зрения социологического подхода. Если даже авторы об этом прямо не заявляют, то из контекста работ отчетливо прослеживается понимание данного вопроса с позиции противоречий между нормами права, нормативными правовыми актами и реально существующими общественными отношениями.

Коллизии правовых (законодательных) норм следует отличать от коллизий нормативных правовых актов, когда речь идет о противоречиях в подходах к регулируемым этими актами общественных отношений общей направленности, в концептуальном построении нормативных правовых актов, в принципах, заложенных в основу их регулирования.

Понятие «юридические коллизии» отражает противоречия между нормой права и реально существующими общественными отношениями. Противоречия же в рамках различных правовых взглядов не входят в понятие юридической коллизии, поскольку одним из элементов юридической коллизии всегда выступает нормативное правовое воплощение какого-либо правила поведения (норма права, нормативный акт). Несоответствия в плоскости теоретического

осмысления той или иной правовой проблемы, противоречия в вопросах правопонимания необходимо рассматривать за рамками юридических коллизий.

<< | >>
Источник: АХМЕТЖАНОВА КРИСТИНА ВИКТОРОВНА. ЮРИДИЧЕСКИЕ КОЛЛИЗИИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 1.1. Эволюция представлений о коллизиях в отечественной юридической науке:

  1. 2.1. Учение и подходы в понимании правового сознания и отечественной юридической науке
  2. § 1. Эволюция представлений о предмете гражданско-правового регулирования и гражданском правоотношении
  3. 2.3.2. Возникновение и развитие отечественной науки о праве
  4. Концепция «государственного крепостного права» и общинно-государственная модель правовой эволюции российского крестьянства
  5. РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В КОНЦЕ XIX- ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВВ. И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕАСПЕКТЫ НАУЧНОГО ТВОРЧЕСТВА Б.И.СыРОМЯТНИКОВА
  6. 39 Правопонимание: эволюция представлений о праве, характеристика ученй о сущности и истоках права
  7. 61. ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПРАВЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ
  8. ЮРИДИЧЕСКИИ ФИКЦИОНАЛИЗМ В ЗАРУБЕЖНОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПРАВОВОЙ НАУКЕ
  9. 13. Изучение личности преступника в отечественной криминалистической науке: предпосылки и содержание исследований
  10. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. ТЕОРИЯ ПРАВА КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА
  11. ПРОГРАММА КУРСА по дисциплине «Теория государства и права»
  12. Генезис интегративного отечественного правопонимания
  13. ГЛАВА 2 Интегративные концепции правопонимания в современной отечественной юридической доктрине
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -