<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Еще в начале XIX века выдающийся русский юрист Ф.Ф. Мартенс не допускал возможности создания постоянно действующего международного суда, обладающего в отношении государств обязательной юрисдикцией[1].

Но уже в 1922 году при Лиге Наций был образован международный судебный орган - Постоянная палата международного правосудия (фр.: La Cour permanente de Justice internationale, англ. Permanent Court of International Justice), юрисдикция которого, однако, носила факультативный характер. Вместе с тем сам факт учреждения подобного органа свидетельствовал о новых тенденциях в развитии международного правосудия, что привело в настоящее время к дискуссии по вопросу «правосудиализации» международных отношений, т.е. широкому созданию и использованию международных судов и трибуналов для урегулирования международных споров различного характера. Как представляется, такая тенденция является не только значительным компонентом либерального подхода к пониманию международного правопорядка, но и в некотором смысле совершенно необходимым сопутствующим компонентом «юридизации» международных отношений[2].

Современный этап развития международных отношений и международного права характеризуется активным ростом межгосударственного взаимодействия и появлением новых более интегрированных форм такого сотрудничества. Особое проявление данного феномена современности наблюдается в области судебного сотрудничества. Если ранее оно осуществлялось преимущественно на уровне национальных органов исполнительной власти в области правосудия (так называемое, классическое сотрудничество), то в настоящее время наблюдается тенденция к установлению прямых интеграционных связей между национальными судебными органами, что ведет к прямому взаимодействию, исключающему любое посредничество.

Более того, появление в современном мире международных универсальных и региональных судебных органов и постепенное

3

увеличение их количества стало одной из предпосылок возникновения новой формы международного судебного сотрудничества - взаимодействия национальных судебных органов с международными региональными

4

судами .

В этой связи наибольший интерес для теоретического анализа международного правового регулирования взаимодействия судебных органов представляет изучение опыта такого взаимодействия на европейском пространстве[3] [4] [5], на котором действуют самые «старые» международные региональные судебные органы - Суд Европейского Союза, который был образован в 1952 году и назывался Суд Европейского объединения угля и стали[6], а также Европейский суд по правам человека Совета Европы, образованный в 1959 году.

Не претендуя на признание их «идеальными моделями» в отправлении правосудия на межгосударственном уровне, тем не менее отметим, что правовая природа и формы взаимодействия национальных судов европейских государств с названными международными региональными судами, а также международных региональных судов между собой, представляет особый интерес для научного анализа, что объясняется как значительным опытом судебного сотрудничества, накопленного ими, так и новизной правовых форм и механизмов сотрудничества, настоятельно требующих теоретического осмысления.

С учетом того, что Российская Федерация и Азербайджанская Республика являются членами Совета Европы, изучение данных вопросов приобретает особую актуальность.

Кроме того, именно на европейском пространстве планируется создание «европейского пространства правосудия». Впервые о «пространстве свободы, безопасности и правосудия» упоминалось в Договоре о Европейском Союзе 1992 г. Специальная глава, посвященная «пространству свободы, безопасности и правосудия», была также включена в Договор о введении Европейской Конституции 2004 г., который так и не вступил в силу. Вместе с тем одноименная глава содержится в тексте Договора о функционировании Европейского Союза. Таким образом, в доктрине под европейским пространством правосудия большинство ученых понимают комплекс мер и механизмов, действующих в рамках только Европейского Союза7.

Региональные интеграционные процессы, происходящие в настоящее время на евразийском пространстве, также обостряют интерес к исследованию правовой природы и форм сотрудничества национальных органов с судами, образованными в соответствующих интеграционных объединениях. Указанные процессы на определенном этапе своего развития делают необходимым сотрудничество участвующих в них государств в сфере правосудия, вначале между органами исполнительной власти в сфере правосудия, а затем и судебных органов указанных государств между собой. Так, например, в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ) были [7] [8]

созданы: Координационный совет генеральных прокуроров государств - участников СНГ; Совет председателей высших арбитражных,

хозяйственных, экономических и других судов, рассматривающих дела по

о

спорам в сфере экономики и т.д.

Первый на евразийском пространстве международный судебный орган Экономический Суд СНГ был создан в целях обеспечения обязательств, вытекающих из заключенных между государствами СНГ экономических соглашений и договоров, путем разрешения споров, возникающих в процессе экономических отношений. Решение о создании Хозяйственного Суда Содружества (так изначально назвался Экономический Суд СНГ) было принято при заключении Соглашения о мерах по обеспечению улучшения расчетов между хозяйственными организациями стран - участниц СНГ от 15 мая 1992 года в г. Ташкенте.

При подготовке статутных документов суда в соответствии с задачами, стоящими перед ним, было принято решение переименовать его в Экономический Суд Содружества Независимых Государств, что наиболее полно отражало задачи, которые предстояло решать.

6 июля 1992 года на заседании высшего органа Содружества — Совета глав государств СНГ в г. Москве было подписано Соглашение о статусе Экономического Суда Содружества Независимых Государств, которым одновременно утверждено Положение об Экономическом Суде Содружества Независимых Государств.

См.: Бадаев А.Г. Проблемы и перспективы сотрудничества и взаимодействия органов налоговых (финансовых) расследований государств - участников СНГ по обеспечению экономической безопасности // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2010. № 5. С. 88-92; Литвишко П.А. Создание и деятельность совместных следственно-оперативных групп в СНГ: текущий этап нормотворчества // Российский следователь. 2010. № 4. С. 34-38; Волобуев В.П. К вопросу о проблемах международного сотрудничества органов прокуратуры РФ с государствами - участниками СНГ и другими государствами в сфере выдачи лиц, осуществления уголовного преследования и оказания правовой помощи при расследовании преступлений // Уголовное судопроизводство. 2006. № 1. С. 39-42; Григорьева Л. Первое заседание Совета министров юстиции государств-участников СНГ // Адвокат. 2006. № 5. С. 54-57.

7

В соответствии с Договором об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 года был создан Суд Евразийского экономического сообщества. 5 июля 2010 года государствами - членами Евразийского экономического сообщества был подписан Статут Суда Евразийского экономического сообщества, которым были регламентированы вопросы организации деятельности Суда, компетенции Суда, судопроизводства, в том числе особенности судопроизводства в рамках Таможенного союза.

В связи с созданием Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в 2015 году Суд ЕврАзЭС был преобразован в Евразийский экономический суд (Суд ЕАЭС), который стал функционировать в целях обеспечения применения государствами-членами и органами Евразийского экономического союза Договора о ЕАЭС и иных международных договоров и актов ЕАЭС.

Достигнутый уровень развития интеграционных процессов на евразийском пространстве, обусловливающий необходимость создания судебных структур в международных евразийских организациях, свидетельствует о том, что всестороннее международно-правовое исследование правовой природы и форм взаимодействия судебных органов, в частности, в Европейском Союзе, Совете Европы, Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), Бенилюксе представляется весьма актуальным. Положительный опыт международно-правового регулирования взаимодействия судебных органов в рамках европейских интеграционных организаций может быть востребован при разработке концептуальных моделей сотрудничества действующих судебных органов евразийских интеграционных объединений (СНГ, ЕАЭС и т.д.) между собой, а также с судебными органами государств - членов этих интеграционных объединений; при создании в будущем судебных органов ШОС, БРИКС и др., способных органично встроиться в евразийское правовое пространство.

Принимая во внимание важную роль Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - ЕКПЧ) в формировании региональных стандартов прав человека, можно предположить, что со временем она может стать единым правозащитным стандартом всех интеграционных процессов в «Большой Европе». В этих условиях особое значение приобретает анализ перспектив возможного присоединения к данной Конвенции европейских интеграционных организаций, к примеру, Европейского Союза[9]. Кроме того, учитывая возрастающую активность в гармонизации национальных законодательств в рамках евразийских интеграционных объединений (ЕАЭС и т.д.), подобное исследование будет представлять интерес и в контексте международно-правового регулирования взаимоотношений Совета Европы, Европейского Союза с ЕАЭС.

Таким образом, возрастает актуальность выработки в порядке академического прогнозирования международно-правовой модели использования стандартов ЕКПЧ в деятельности интеграционных организаций в Европе и на евразийском пространстве, а также в практике их судебных органов.

Изложенное свидетельствует об объективной необходимости исследования международно-правового регулирования сотрудничества между судами не только на горизонтальном уровне (т.е. между судебными органами различных государств, а также между международными региональными судами различных правопорядков), но и в вертикальном разрезе (между судебными органами государств и международными региональными судами).

Объектом диссертационного исследования являются международные отношения, складывающиеся между судебными органами государств - членов ЕС, между национальными судами европейских государств и международными региональными судами (Европейским судом по правам человека, Судом ЕС, Судом ЕАСТ, Судом Бенилюкса), а также между международными региональными судами в процессе их деятельности по отправлению правосудия.

Предметом диссертационного исследования являются системы международно-правовых норм европейских организаций (Совета Европы, Европейского Союза, ЕАСТ, Бенилюкса) и национального права, судебная практика национальных и международных региональных судов (Суда ЕС, Европейского суда по правам человека и т.д.), а также российская и европейская доктрины.

Развитие международно-правового взаимодействия судебных органов датируется второй половиной ХХ века, т.е. является сравнительно новым явлением международной жизни, что объясняет относительную новизну предмета настоящего исследования: до этого периода исследование могло ограничиваться лишь изучением сотрудничества правопорядков или органов исполнительной власти в сфере правосудия, поскольку для сотрудничества судебных органов (органов судебной власти) различных государств между собой и с международными судебными органами не сложились в то время необходимые условия.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является изучение международно-правовой природы, различных механизмов и средств международного взаимодействия судебных органов, а также перспектив развития соответствующего международно-правового регулирования.

Достижение поставленной цели осуществлялось посредством решения следующих основных задач:

- сформулировать и исследовать юридическое содержание понятия «международно-правовое взаимодействие судебных органов», определить его соотношение с понятиями «взаимодействие судебных органов» и «механизмы и средства взаимодействия судебных органов», выработать научные критерии и классифицировать сложившиеся международно-правовые средства и механизмы взаимодействия судебных органов;

- исследовать факторы, способствующие становлению

взаимодействия судебных органов на европейском пространстве, определить принципы международно-правового регулирования сотрудничества судебных органов и его международно-правовые основы;

- определить международно-правовую природу и формы взаимодействия судебных органов государств - членов ЕС в общем ряду правовой регламентации отношений судебных органов, складывающихся в рамках их деятельности по отправлению правосудия, а также классифицировать данные формы сотрудничества в сфере уголовного и гражданского правосудия;

- проанализировать международно-правовые нормы и

национальное законодательство европейских государств в сфере регулирования отношений между судебными органами различных государств, возникающих при осуществлении деятельности по отправлению правосудия, и исследовать возможность применения в рамках международно-правового регулирования таких отношений механизмов и инструментов взаимодействия судебных органов, используемых на национальном уровне;

- исследовать механизмы и способы взаимодействия судебных органов европейских государств с судебными органами ЕС и Совета Европы и определить правовые последствия влияния судебной практики ЕСПЧ на национальную судебную практику;

- выявить проблемы международно-правового взаимодействия национальных и международных региональных судов, в том числе отдельные аспекты, отрицательно влияющие на его эффективность, и выработать научные рекомендации по их разрешению;

- на основе концепции дружественного диалога проанализировать основные черты международно-правовой модели взаимодействия европейских и евразийских судов с ЕСПЧ;

- сформулировать предложения по правовому прогнозу развития и совершенствованию существующих механизмов международно-правового взаимодействия судов, предложить новые механизмы такого взаимодействия, а также рекомендации по использованию новых механизмов международно-правового взаимодействия национальных и международных региональных судов.

Степень научной разработанности темы. Учитывая новизну исследуемой темы, следует констатировать отсутствие монографических или диссертационных исследований по заявленной теме. Отдельные аспекты данной темы получили полное и всестороннее изучение как в российской, так в зарубежной науке международного права, однако комплексный анализ международно-правовых аспектов взаимодействия судов на европейском правовом пространстве в науке не проводился.

Например, отношения судебных органов государств - членов ЕС с Судом ЕС являлись предметом исследования на протяжении более чем полувековой истории европейских интеграционных объединений. Среди зарубежных представителей науки международного права, заинтересовавшихся данной тематикой, необходимо в первую очередь выделить представителей французской, немецкой и итальянской научных школ, а также ученых-юристов стран Бенилюкса. Наиболее значительный вклад в изучение отношений судебных органов государств - членов ЕС с Судом ЕС внесли работы таких исследователей, как Г. Вандерсанден[10], М. Вателет[11], Х.П. Ипсен[12], П. Пескаторе[13], Ж. Ж. Сальмон[14] и др.

Помимо указанных авторов эти вопросы стали предметом исследования ученых практически всех европейских государств14 [15].

Российские ученые-правоведы также посвятили множество трудов этой теме[16]. Среди них следует отметить С.А. Бартенева[17], А.Я. Капустина[18], С.Ю. Кашкина[19], Д.Д. Ландо, М.Н. Марченко[20], И.В. Орина[21] [22] [23] [24] [25], Е.А. Пушечникову , Ю.М. Родионову , В.И. Самарина , Д.С. Тихоновецкого , Б.Н. Топорнина[26], С.А. Трыканова, Л.М. Энтина[27], Е.Е. Юрьева[28] и др.

Менее изученным является вопрос организации взаимодействия между судебными органами государств - членов ЕС28 [29] [30]. Изначально организованные в рамках двусторонних межправительственных отношений, а также на основе конвенций, разработанных в рамках Совета Европы, отношения государств - членов ЕС в сфере правосудия вышли на уровень прямого взаимодействия судебных органов сравнительно недавно: наработанная база норм международного права была интегрирована, совершенствована и развита в праве Европейского Союза лишь начиная с конца 90-х гг. прошлого века.

Такие аспекты темы, как вопросы взаимодействия между Судом ЕС и Европейским судом по правам человека, практически не были изучены в российской науке международного права. Научные работы по данной тематике появились в России сравнительно недавно, что обусловлено интересом к предстоящему присоединению Европейского Союза к Европейской конвенции по правам человека. Тогда как зарубежная наука права ЕС отнеслась с большим интересом к теме взаимодействия Суда ЕС с Европейским судом по правам человека (см., например, работы И. Бос- Платьер, С. Дево, Д. Деро-Буньи , Р. Лебут , С. Рапопорт , Ф. Сюдра , Ф.

Тулкенс[31] [32] [33] [34] [35]и др.), что объясняется необходимостью применения судами государств - членов ЕС судебной практики двух европейских судебных органов. Разночтения в судебных практиках этих судебных органов и даже явные противоречия между ними ставят суды государств - членов ЕС, обязанных учитывать их судебную практику в затруднительное положение. В зарубежной научной доктрине данный вопрос изучается уже довольно продолжительное время, можно отметить ряд работ, в которых рассмотрены в первую очередь теоретические аспекты взаимодействия двух этих судебных органов .

Иные аспекты исследования, в частности взаимодействие судов государств - членов Совета Европы с Европейским судом по правам человека, были проанализированы и в российской, и в азербайджанской науке международного права. Присоединение Российской Федерации и Азербайджанской Республики к Европейской конвенции по правам человека не могло не вызвать интереса науки международного права к вопросам взаимодействия национальных судебных органов с Европейским судом по правам человека. Так, вопрос о соблюдении обязательств, взятых на себя Российской Федерацией, и применении судебной практики Европейского суда по правам человека российскими судебными органами часто становился предметом исследования в российской науке международного

права[36]. Данное обстоятельство свидетельствует, что интерес к такому вопросу является не только научным, но и практически значимым.

Теоретическую основу исследования, в первую очередь, составили фундаментальные труды российских ученых в области международного права. В их числе следует назвать работы А.Х. Абашидзе, К.А. Бекяшева, М.М. Бирюкова, И.П. Блищенко, А.Н. Вылегжанина, А.Я. Капустина, С.Ю. Кашкина, А.И. Ковлера, И.И. Лукашука, В.Л. Толстых, Б.Н. Топорнина, В.А. Туманова, Г.И. Тункина, В.Е. Чиркина, Л.М. Энтина, М.Л. Энтина, Ю.М. Юмашева и т.д.

При рассмотрении отдельных правовых аспектов, касающихся вопросов международного правосудия, были использованы работы Л.П. Ануфриевой, Г.М. Вельяминова, А.М. Джафарова, С.Е. Егорова, В.Д. Зорькина, В.В. Лазарева, П.А. Лаптева, Е.Г. Ляхова, Ф.Ф. Мамедова, М.Н. Марченко, Т.Н.Нешатаевой, О.И. Тиунова, Ю.С. Тихомирова, Г.Г. Шинкарецкой, Б.С. Эбзеева и др.

Диссертационное исследование базируется также на теоретических разработках таких известных зарубежных правоведов, как И. Бос-Палтьер, К. Грабенвартер, С. Дево, Д. Деро-Буньи, Ж.-П. Коста, Р. Лебут, С. Рапопорт, М. де Сильва, Ф. Сюдр, Ф. Тулкенс и иных зарубежных специалистов.

Нормативную базу исследования составили основополагающие (учредительные) акты Европейского Союза и Совета Европы, законодательство Европейского Союза (вторичное право ЕС), резолюции, судебная практика национальных и международных региональных судов (Суда ЕС, Европейского суда по правам человека и т.д.), статистические данные, внутренние регламенты международных региональных судебных

органов и ряд других официальных документов, разработанных органами Совета Европы и Европейского Союза.

Эмпирическая база исследования основывается на судебной практике международных региональных и национальных судов, включая судебную практику судов Российской Федерации и Азербайджанской Республики, на материалах научно-практических конференций, а также на статистических данных.

Методологическую основу диссертационного исследования

составляют общенаучные и частно-научные диалектические методы познания. В процессе работы использовались методы анализа и синтеза, комплексного подхода, логический и функциональный, сравнительного правоведения, формально-юридический метод и методы научного моделирования, толкования закона и толкования права.

Особую важность для настоящего исследования имеет метод сравнительно-правового анализа, использование которого объясняется тем, что предметом исследования являются правовые нормы различных европейских региональных и национальных правопорядков.

Научная новизна исследования определяется тем, что впервые комплексно исследован вопрос взаимодействия судебных органов на европейском пространстве.

Классическое взаимодействие между государствами осуществляется органами исполнительной власти (министерствами иностранных дел и дипломатическими службами), а взаимодействие в сфере правосудия реализуется министерствами юстиции сотрудничающих государств. Сотрудничество органов государств, не относящихся к исполнительной ветви власти, а именно судебных органов, является новым явлением в современной международной жизни. Как следствие, исследование международно-правового взаимодействия судебных органов обладает несомненной новизной для науки международного права. Пример сотрудничества данных органов на европейском пространстве является

17

наиболее актуальным, так как процессы интеграции в Европе достигли наивысшего уровня, который особенно благоприятствует организации прямого (без посредничества органов исполнительной власти) взаимодействия судебных органов.

В работе разработаны классификация и типология механизмов международно-правового взаимодействия судебных органов, определены уровни и направленность их взаимодействия, дана характеристика их взаимодействия и т.п. На основе такого подхода выявлена

взаимозависимость уровня интеграции различных правопорядков и уровня взаимодействия их судебных органов, а также используемых при этом инструментов судебного права. Комплексный анализ также позволил продемонстрировать возможность подчинения, т.е. иерархической

структуры судебных органов при отсутствии системных связей между ними, характерных для отдельно взятых судебных систем того или иного правопорядка. К основным результатам используемого подхода следует отнести идентификацию международно-правового взаимодействия судебных органов при отсутствии специально предназначенных для этого механизмов процессуального права - нормативное международно-правовое взаимодействие судебных органов.

Впервые на уровне докторской диссертации проведено изучение права Европейского Союза и права Совета Европы, регулирующего вопросы взаимодействия судебных органов на европейском пространстве, в том числе вторичное право ЕС, имеющее первостепенное значение в организации взаимодействия судебных органов государств - членов ЕС, судебной практики как национальных, так и международных региональных судебных органов, являющихся основой взаимоотношений между судебными органами европейских государств и международными региональными судебными органами, внутреннее право государств - членов Совета Европы и Европейского Союза, научной доктрины международного права.

Положения, выносимые на защиту:

1. На современном этапе международных отношений

увеличивается потребность в согласованной деятельности государств по защите интересов личности, общества, государства, международного сообщества от транснациональных преступных посягательств, а также по обеспечению законных прав и интересов граждан и юридических лиц и содействию эффективному отправлению правосудия. Анализ

взаимоотношений между национальными судебными органами различных государств, а также отношений национальных судов с международными судебными органами позволил определить основные факторы, способствующие расширению взаимодействия судебных органов в Европе. К ним относится юридическая глобализация, наиболее полно осуществляемая в области основных прав и свобод человека, которая сопровождается процессом «нормативной инфляции», порождающей потребность не только гармонизации законодательства, но и диалога судебных органов, а также увеличения их роли в обеспечении основных прав и свобод.

Следующим фактором является «юридическая регионализация», которая в Европе имеет свои особенности, выражающаяся в большей степени интегрированности государств и субъектов национальных правовых систем, более сложным характером и структурой отношений между европейскими государствами. Европа характеризуется наличием нескольких международных региональных организаций с близкой, или даже пересекающейся компетенцией (Совет Европы, Европейский Союз, ОБСЕ и др.), а также появлением нескольких европейских судебных органов, что порождает конкуренцию международных юрисдикций. Правовая интеграция в форме гармонизации законодательства европейских государств, ведущая в ряде случаев (ЕС) к интеграции их правопорядков, рассматривается как юридический феномен, способствующий взаимодействию судебных органов в Европе.

19

Формирование и развитие интеграционного правопорядка в ЕС, характеризуемого своеобразными принципами его взаимоотношений с национальными правовыми системами его государств-членов (прямое действие норм права ЕС, верховенства права ЕС, обязательство применять право ЕС внутригосударственными органами государств - членов ЕС), привело к усилению взаимодействия судебных органов в ЕС.

Развитие механизма контроля за соблюдением ЕКПЧ в Совете Европы усилило роль данного судебного органа и его влияние на практику применения ЕКПЧ в государствах - участниках конвенции. Это обстоятельство также способствует расширению взаимодействия (информационного и иного) между судами европейских государств. Объективно уже само существование судебной системы ЕС (Суд ЕС) и ЕСПЧ представляется необходимым условием становления и развития взаимодействия судебных органов в Европе на различных уровнях (между судами различных государств и европейскими судами межгосударственного характера). Таким образом, объективные предпосылки взаимодействия судебных органов в Европе сформировались в результате взаимовлияния международных процессов (юридическая глобализация, регионализация и интеграция) и формирования необходимых правовых (интеграционные правопорядки) и институциональных (контрольные конвенционные механизмы и судебные органы международных региональных организаций) условий.

С учетом изложенного и исходя из объективного характера интеграционных процессов в Европе, можно прогнозировать дальнейшую диверсификацию форм и методов взаимодействия судов на европейском пространстве.

2. Международно-правовой статус региональных судебных

органов характеризуется рядом институционно-правовых особенностей,

позволяющих им оказывать влияние на судебное правоприменение в

национальных правовых системах и, соответственно, способствовать

20

судебному взаимодействию в Европе. К таковым можно отнести следующие.

Судебные органы европейских организаций имеют международно - правовую основу либо в форме учредительных актов указанных международных организаций (учредительные договоры ЕС), либо в форме отдельных международных договоров государств - членов европейской международной организации (Суд ЕАСТ, ЕСПЧ, Суд Бенилюкса). В ряде случаев государства - члены европейских международных организаций заключают дополнительно особые международные договоры (протоколы к учредительным актам) о статусе и полномочиях соответствующих судов (статуты или уставы). Наличие договорной основы у судебных органов европейских региональных организаций позволяет обеспечить юридически значимый признак - постоянный характер их деятельности, придающий завершенность правовым системам указанных международных организаций.

Среди значимых принципов деятельности европейских региональных судебных органов можно выделить обязательный характер их юрисдикции, определенность компетенции каждого регионального судебного органа, не исключающие в ряде случаев ее конкуренцию; независимость европейских судебных органов (институциональную, независимость состава судебных коллегий, несовместимость судебного мандата с другими видами деятельности, установление иммунитета от уголовного преследования, права регламентации собственной деятельности); обязательный характер принимаемых европейскими региональными судами решений, которые в ряде случаев формируют их судебную практику, имеющую прецедентный характер (как минимум де-факто).

3. Выявлено три вида взаимодействия судебных органов в Европе: классическое международное сотрудничество в сфере правосудия; углубленное взаимодействие судебных органов различных государств; взаимодействие на основе принципа «взаимного признания судебных решений».

Классическое международное сотрудничество государств в сфере правосудия осуществляется посредством взаимодействия национальных органов исполнительной власти (органы юстиции, ведомства иностранных дел). Оно, как правило, осуществляется на основе международных договоров о правовой помощи, в которых обязательства возлагаются на государства, а не непосредственно на судебные органы. Данный вид характерен для сотрудничества государств - членов Совета Европы в сфере правосудия, а также для взаимоотношений Суда ЕАСТ и Суда Бенилюкса.

Второй вид - углубленное взаимодействие государств, в процессе которого отношения в правовой сфере выстраиваются непосредственно между национальными судами. Такое взаимодействие исключает посредничество органов исполнительной власти интегрирующихся стран. Данный вид взаимодействия можно наблюдать в ЕС как между судами государств - членов ЕС, так и между национальными судами и Судом ЕС. Международно-правовой основой такого взаимодействия являются акты институтов ЕС, принятие которых предусмотрено учредительными договорами Европейского Союза. Формой подобного взаимодействия является Европейская сеть контактных пунктов в сфере правосудия, представляющая собой достаточно гибкое средство поддержания связей судебных органов государств - членов ЕС.

Третий вид взаимодействия судебных органов получает выражение в

принципе «взаимного признания судебных решений», который выступает

одной из основополагающих норм строительства пространства правосудия

ЕС - так называемого «европейского пространства правосудия». Данный

вид взаимодействия судебных органов является уже менее значимым, так

как взаимное признание судебных решений предполагает, что суды одного

правопорядка в определенной мере являются судами другого правопорядка,

с которым устанавливается взаимодействие в сфере правосудия.

Международно-правовой основой данного вида взаимодействия выступает

доктрина европейского права, получившая выражение в актах «мягкого

22

права» ЕС, и акты вторичного права ЕС (Рамочное решение, касающееся Европейского ордера на арест; Рамочное решение, касающееся ордера на выдачу доказательств и др.), имеющие юридически обязательный характер.

Выявленные разновидности взаимодействия судебных органов позволяют утверждать о незавершенности формирования в настоящее время как европейского пространства правосудия (в рамках ЕС), так и общеевропейского пространства правосудия, которое в работе определено как формирование правовых основ для взаимодействия между международными региональными судами, действующими на общеевропейском пространстве (Судом ЕС, Судом Бенилюкса, Судом ЕАСТ и ЕСПЧ), их взаимодействия с национальными судами государств - членов этих региональных образований с учетом соблюдения права Совета Европы, и в первую очередь Европейской конвенции по правам человека.

Обоснован вывод о том, что строительство общеевропейского пространства правосудия осуществляется посредством двухуровневого взаимодействия судебных органов различных правопорядкові «вертикального» и «горизонтального» взаимодействия. На «вертикальном» уровне взаимодействие реализуется между региональными судами (Судом ЕС, ЕСПЧ и т.д.) и национальными судами государств. На «горизонтальном» уровне отношения складываются между национальными судами стран ЕС, а также между региональными судами (между Судом ЕС и ЕСПЧ).

При этом для отношений судебных органов как «вертикального», так и «горизонтального» уровней в рамках ЕС характерным является применение механизмов прямого взаимодействия (преюдициальный запрос, европейский исполнительный лист, европейское распоряжение об уплате, принцип взаимного признания судебных решений и т.д.), предусмотренных либо учредительными актами ЕС, либо актами вторичного права ЕС. В отличие от права ЕС, взаимодействие национальных судов государств -

членов Совета Европы с ЕСПЧ выстраивается в отсутствие таких механизмов прямого действия.

В Совете Европы влияние судебной практики и постановлений ЕСПЧ на решения и судебную практику судов государств - членов Совета Европы осуществляется на основе принципа приоритета применения международного права по отношению к национальному праву, а также на основе обязательной юрисдикции Европейского суда по правам человека и обязательной юридической силе его постановлений, закрепленных в ЕКПЧ и в национальном законодательстве государств - членов. В результате такие отношения предложено квалифицировать как опосредованное взаимодействие национальных судебных органов с ЕСПЧ.

4. Аргументировано положение о том, что характер международно-правового взаимодействия судебных органов (слабо или сильно интегрированный) зависит либо от уровня интеграции национальных правопорядков государств-членов и их судов, либо от наличия или отсутствия специальных процессуальных механизмов обеспечения единства правоприменения в правопорядке такой региональной организации (например, в рамках региональной организации (ЕС) механизм преюдициального производства в Суде ЕС). Так, например, отношения национальных судов государств - членов ЕС, а также их отношения с Судом ЕС характеризуются более высоким уровнем интегрированности. Объясняется это тем, что правовые системы государств - членов ЕС на современном этапе развития отличает высокий уровень гармонизации между собой и высокую степень интеграции с правопорядком ЕС. В ЕС функционируют специальные судопроизводственные механизмы взаимодействия между судебными органами, которые регулируют отношения как между судами государств - членов ЕС (нормы вторичного права ЕС регулируют сотрудничество судов по уголовным и гражданским делам), так и между судами государств - членов ЕС и судебными органами ЕС (производство по преюдициальным запросам).

24

5. Взаимодействие между судами на европейском пространстве, отличающееся наиболее высокой степенью интегрированности, основано на праве ЕС и установленных принципах формирования пространства правосудия ЕС, среди которых выделяется в качестве определяющего принцип взаимодействия судов различных государств - членов ЕС в виде взаимного признания судебных решений. Анализ современного уровня взаимодействия судебных органов государств - членов ЕС, построенного на основе принципа взаимного признания судебных решений, позволил сделать вывод о существовании глубоко интегрированных связей в сфере правосудия между судами государств - членов ЕС, которые определены в работе как международно-правовая основа формирования «европейского пространства правосудия ЕС».

6. Выявлено, что для разновидности углубленного взаимодействия между национальными судебными органами характерно заимствование отдельных элементов и механизмов регулирования отношений, которые ранее были присущи судебным системам отдельно взятых национальных правопорядков. Примером такого заимствования является производство Суда ЕС по преюдициальным запросам, направляемым Суду ЕС любым судом государств - членов ЕС. Изначально адаптированное для взаимодействия национального органа конституционной юстиции с судами общей юрисдикции отдельно взятого правопорядка данное производство с успехом было применено к отношениям судебных органов государств - членов ЕС и Суда ЕС в рамках единого интеграционного правопорядка ЕС.

Данное заимствование обусловлено тем, что взаимодействие судебных органов отдельных государств также характеризуется большей (например, между судами нижней и кассационной инстанций) или меньшей (например, между конституционными судами и судами общей юрисдикции, а также между последними и специализированными судебными органами) степенью иерархичности.

Проведенный анализ особенностей функции преюдициального производства в Суде ЕС позволяет сделать вывод, что подобное заимствование национально-правовых процессуальных механизмов, основанное на положениях международного договора, не меняет принципиального характера складывающихся отношений между Судом ЕС и национальными судами государств-членов. Суд ЕС не становится в силу этого общим конституционным судом Союза, а организация отношений между этим судом и национальными судами государств - членов ЕС посредством преюдициального производства е приводит к формированию единой судебной системы Союза, включающей национальные суды и Суд ЕС. Движение в этом направлении станет возможным лишь в результате параллельного заключения соответствующего международного договора с осуществлением конституционных реформ во всех государствах - членах ЕС.

7. Обоснован вывод о том, что взаимодействие между региональными и национальными судами, реализуемое в отсутствии специальных судопроизводственных механизмов, осуществляется исключительно посредством влияния судебной практики региональных судов на национальную судебную практику. Такие отношения, основанные на приоритете регионального правопорядка над национальными правопорядками государств-членов, поддерживаются обязательной в отношении национальных органов правосудия силой решений региональных судов. Они складываются в международных региональных организациях (например, в Совете Европы). Кроме того, рассматриваемые отношения являются наименее интегрированными, что также обусловлено отсутствием во взаимодействии региональных и национальных судов классических судопроизводственных механизмов подчинения нижестоящих судов вышестоящим, характерных для отношений в рамках национальных судебных систем (кассация, апелляция, надзор и т.п.).

С учетом того, что механизм одностороннего влияния судебной практики регионального суда (ЕКПЧ) не урегулирован в достаточной мере ни международно-правовыми нормами, ни нормами национального законодательства, в практике некоторых национальных судов иногда наблюдается нежелание добровольно соблюдать принятые международные обязательства и придерживаться судебной практики регионального суда, что в ряде случаев усугубляется наличием «пересекающихся» юрисдикций европейских региональных судебных органов. Урегулирование подобных ситуаций предлагается путем использования международно-правовых средств.

8. Аргументировано положение о юридической природе взаимодействия национальных судов государств - членов Совета Европы и Европейского Союза и международных региональных судебных органов (Судом ЕС и Европейским судом по правам человека). Данный тип взаимодействия судебных органов, с одной стороны, не может быть отнесен к отношениям международной иерархии, так как они действуют в различных правопорядках (международных региональных и национальных). С другой стороны, юридическая обязательность решений региональных судов для национальных судов, имеющая в ряде случаев императивный характер, придает этому взаимодействию «квазииерархичный» характер, отличный от традиционной концепции «координационной природы» международных организаций и их органов.

Нельзя согласиться с мнением, высказанным в зарубежной науке международного права, в соответствии с которым отношения между национальными и международными региональными судами строятся на основе диалога или равноправного взаимного отношения. Такая позиция, обосновываемая отсутствием санкций за несоблюдение национальными органами (в том числе и судами) обязательной силы решений международного регионального суда, а также отсутствием других механизмов принуждения судов государств-членов, аналогичных тем,

27

которые существуют в рамках судебных систем отдельно взятого правопорядка (апелляция, кассация, надзор и т.п.), представляется ошибочной.

Принимая во внимание сложившийся порядок в отношениях судов двух уровней (национальных и региональных), согласно которому в них отсутствует системность классических судопроизводственных механизмов подчинения нижестоящих судов вышестоящим (верховным), предлагается определить их в качестве взаимодействия судов, связанных между собой установленными в международно-правовом порядке принципами распределения компетенции по согласованным вопросам.

9. Проанализированы перспективы развития отношений между судебными органами Европейского Союза и Совета Европы (Суда ЕС и Европейского суда по правам человека), характер которых изменится в результате возможного присоединения Европейского Союза к Европейской конвенции о защите прав человека. В настоящее время, ввиду неприсоединения ЕС к Европейской конвенции, несмотря на положения Договора о Европейском Союзе и Хартии Европейского Союза об основных правах, судебные органы Европейского Союза литерально обязаны соблюдать положения ЕКПЧ, но не судебную практику и решения Европейского суда по правам человека. Иначе говоря, в настоящее время отношения между Судом ЕС и ЕСПЧ можно квалифицировать как отношения международных судов, один из которых признал приоритет компетенции другого суда (ЕСПЧ), несмотря на отсутствие полноценного юридического обязательства Суда ЕС применять решения и судебную практику Европейского суда по правам человека.

Обоснован вывод о том, что в случае присоединения ЕС к ЕКПЧ Суд

ЕС по отношению к Конвенции и ЕСПЧ окажется в положении, аналогично

ситуации суда одного из государств - членов ЕС, в связи с чем отношения

между Судом ЕС и ЕСПЧ будут идентичны отношениям, существующим

между судами государств - членов Совета Европы и Европейским судом по

28

правам человека. Иными словами, без формального изменения своего правового статуса Суд ЕС исключит из своего ведения вопросы, входящие в компетенцию ЕСПЧ.

В перспективе развитие отношений между судами на европейском пространстве приведет ко все более сложносоставной системе, что может отрицательно сказаться на положении лиц, участвующих в судебных разбирательствах. В частности, развитие взаимоотношений европейских судов как многоуровневой системы, окончательно выстроенной в случае присоединения ЕС к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, будет состоять из следующих звеньев: классических судебных систем государств - членов ЕС; Суда ЕС, который является единственным судебным органом интеграционного правопорядка по отношению к судебным системам государств - членов ЕС; последний, в свою очередь, в случае присоединения ЕС к Европейской конвенции будет признавать юрисдикцию Европейского суда по правам человека, который, соответственно, будет обладать исключительной юрисдикцией толкования ЕКПЧ, решения которого будут обязательными как для судебных органов государств - членов ЕС (и государств - членов Совета Европы), так и для Суда Европейского Союза.

Такая система предполагает возможное существование как минимум пяти инстанций: трех в рамках судебной системы государства - члена ЕС (первая инстанция, апелляция, кассация) и двух - на международном региональном уровне, в рамках судебной системы ЕС и Европейского суда по правам человека. Представляется, что увеличение количества судебных гарантий прав граждан ЕС отрицательно отразится на их качестве, поскольку процессы, состоящие из большого количества (национальных и международных региональных) судебных инстанций, приведут к длительному разбирательству.

10. Обоснован феномен «мультиполярности» международноправовых отношений судебных органов, который создает сложности в

29

деятельности и функционировании как отдельных судов, так и судебных систем различных европейских правопорядков в целом.

Так, довольно сложным остается вопрос использования судебной практики региональных судебных органов в деятельности судами европейских государств: судебная практика европейских региональных судебных органов часто либо игнорируется последними, либо не учитывается ими в связи с недостатком информации. Данный феномен можно наблюдать в отношении судов государств - членов Совета Европы, которые в некоторых случаях не соблюдают обязательства, установленные судебной практикой Европейского суда по правам человека.

Кроме того, противоречия в судебной практике международных региональных судебных органов и высших судебных органов отдельных государств создают объективные сложности для нижестоящих судов, так как последним приходится соблюдать решения как вышестоящих судебных органов, так и международных региональных судов, которые нередко противоречат друг другу. В частности в отношении судов государств - членов ЕС, которые одновременно участвуют в Совете Европы, неоднократно отмечалась проблематичность соблюдения судами этих государств судебной практики двух европейских судебных органов, которая зачастую в отношении определенных вопросов бывает противоречивой.

В связи с этим делается вывод о необходимости упорядочения процедур согласования правовых позиций европейских судебных органов путем разработки и принятия международно-правовых актов между европейскими организациями и их государствами - членами.

11. Анализ международно-правовых норм, доктрины и практики взаимодействия судебных органов в Европе позволяет сделать вывод, что в науке международного права в рамках формирующейся отрасли по изучению институтов международного правосудия складывается самостоятельное направление исследования международно-правовых основ

взаимодействия судов в отдельных регионах.

30

Теоретическая и практическая значимость исследования. В

диссертации проанализированы международно-правовые основы взаимодействия европейских региональных и национальных судов, исследована возможность применения в рамках международно-правового регулирования национальных механизмов и инструментов взаимодействия судебных органов, на основе концепции дружественного диалога проанализированы основные черты международно-правовой модели взаимодействия европейских и евразийских судов с ЕСПЧ, сформулированы научные рекомендации и предложения по дальнейшему совершенствованию механизмов международно-правового взаимодействия судов, предложены новые механизмы такого взаимодействия.

Вместе с тем, интеграционные процессы на евразийском (постсоветском) пространстве также требуют от евразийских государств налаживания сотрудничества в сфере правосудия. Российская Федерация и Азербайджанская Республика являются государствами - членами Совета Европы и, соответственно, на них распространяется обязательная юрисдикция Европейского суда по правам человека.

Выводы, полученные в результате исследования, обогащают правовую науку новыми знаниями и могут быть использованы в процессе изучения взаимодействия между судебными органами евразийских региональных организаций при дальнейшем углублении интеграционных процессов на евразийском пространстве.

Предложения и рекомендации, сформулированные в диссертации, могут быть использованы при выработке государственной политики в рассматриваемой области, в правотворческой деятельности по совершенствованию законодательства в рамках евразийских интеграционных процессов, в качестве рекомендательной базы при последующих научных исследованиях, при подготовке учебников и учебных пособий по соответствующим дисциплинам.

Апробация результатов исследования. Научные результаты диссертационного исследования опубликованы в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, монографиях и иных научных изданиях, изложены на научно-практических конференциях, семинарах, круглых столах, а также применяются диссертантом в процессе его практической деятельности в качестве члена Бюро Европейской комиссии по эффективности правосудия (ЕКЭП) Совета Европы и эксперта Комитета по оценке европейских судебных систем этой комиссии.

Структура и основное содержание работы обусловлены целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, девяти параграфов, заключения и библиографического списка.

<< | >>
Источник: ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ судебных органов НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Баку- 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ВТОРОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. §3. Введение волостного управления
  11. Введение
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -