<<
>>

Глава 2. Криминальный субъект с позиций криминологии и Концепции национальной безопасности России.


Преступление субъектно в любом случае - в случае умышленного или неумышленного, действенного или бездейственного, случайного или детерминированного преступного деяния.
Масштаб преступности в современном обществе характеризуется количественным ростом преступлений, то есть увеличением числа преступников, ростом качественного разнообразия сфер и способов совершения преступлений, следовательно, разнообразия субъектов преступления, организационным усложнением криминализации общества в географическом измерении, следовательно, развитием криминальных субъектов в местные, региональные, национальные и транснациональные структуры (формы). Это значит, что происходит совершенствование и развитие субъекта преступления. Преступные сообщества субъектны еще и в том смысле, что они используют наисовременнейшие формы организации, информационного обеспечения, современную технику, интеллектуальные технологии, экономические, юридические, психологические технологические знания. Поэтому они стали, по крайней мере, равномощными легальным целереализующим институтам общества - государственным организациям, предпринимательским структурам регионального, национального и транснационального масштаба, силовым и правоохранительным органам государства, инновационным и финансовым структурам общества.
Рассмотрим возможности и, соответственно, познавательные пределы распознавания масштабов и свойств криминальной субъектности с позиций нового УК Российской Федерации (1997), современной "Криминологии" (1997) и федерального законодательства по национальной безопасности, главным образом, Концепции национальной безопасности РФ (1997) и Закона РФ "О безопасности" (1992).
Во вступительной статье Комментария к УК Российской Федерации (авторы - Генпрокурор РФ Ю.И.Скуратов, Председатель Верховного Суда РФ В.М.Лебедев, советник Генпрокурора РФ Э.Ф.Побегайло) очерчены причины разработки и принятия нового УК РФ, концептуальные положения реформы уголовного законодательства России.
1.Проблема преступности в последние годы приобрела для российского общества особое значение, став подлинно социальным бедствием, угрожающим самим устоям российской государственности и национальной безопасности. Старый УК РСФСР не был рассчитан на  "взрыв" преступности.
2. Принципиально изменились ценностно-нормативные приоритеты борьбы с преступностью. В Кодексе признано, что человек в цивилизованном мире является высшей социальной ценностью, последовательно проведен принцип приоритета общечеловеческих ценностей, провозглашена ориентация на максимальное обеспечение безопасности личности, охрану жизни, здоровья, чести, достоинства, прав и свобод граждан. Вместе с тем сохраняется смертная казнь за особо тяжкие преступления (посягательство на жизнь человека) что обусловлено а)общественным правосознанием в России, в котором укоренилось представление о справедливости и целесообразности смертной казни за преступления, связанные с умышленным лишением жизни другого человека; б)устрашающим превентивным воздействием смертной казни на определенный (экспертно 14-18%) контингент лиц.
3. Новый УК проводит принципы законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости, ответственности и гуманизма. Цель наказания - быть необходимым и достаточным для восстановления социальной справедливости, исправления виновных и предупреждения новых преступлений. Принцип наказания или иных мер уголовно-правового воздействия - соответствие степени общественной опасности преступления, обстоятельствам совершения и личности виновного.

4. При определении уголовной ответственности критерием являются интересы общественной безопасности. Вводится дифференциация уголовной ответственности и соответствующая система уголовных наказаний (штраф, социальные ограничения, ограничение и лишение свободы, смертная казнь).
5. Приоритет международного договора перед внутригосударственным правом.
6. Соответствие современного отечественного уголовного законодательства новым экономическим условиям российского обществ. Самая большая глава УК (гл.22) посвящена преступлениям в сфере экономической деятельности и содержит описание 32 составов преступлений, подавляющее большинство которых являются для УК новыми.
7. УК РФ содержит меры по соответствию законов криминологической реальности в стране. Вместе с тем концепция реформы уголовного законодательства не учитывает выявленных и прогнозируемых тенденций преступности, ее новых видов, контингента преступников, не дает ясного и четкого понимания границ воздействия правовых институтов и норм на изменения в состоянии, структуре и динамике преступности.
Так, организованная преступность в России давно вышла за рамки института соучастия. Она связана с функционированием особого рода криминальных структур - управляемых преступных сообществ (организаций). В УК сделана попытка закрепить норму о преступных сообществах (организациях) и об особенностях ответственности их участников. Однако ни в одной норме Особенной части УК нет составов преступления, к особо квалифицируемым признакам которых было бы отнесено совершение преступления преступным сообществом (преступной организацией).
8. В УК повышена профилактическая функция уголовного закона, эффективность специальной и общей превенции преступлений. Вместе с тем УК не предусматривает санкции, которые делали бы невыгодными занятия преступной деятельностью. Так в сфере налоговых преступлений гражданам и организациям выгоднее нести ответственность за уклонение от уплаты налогов, нежели их платить.
Характеристики криминального субъекта в Уголовном кодексе можно разделить на философско-антропологические и социально-опасные. Общая часть УК в разделах II. Преступление и III. Наказание и соответствующий комментарий трактуют субъект преступления и его свойства, отталкиваясь от понятия "общественно опасное деяние", запрещенное под угрозой наказания.
Преступления могут образовывать все виды человеческой деятельности, независимо от их сложности. Это очень важная посылка Комментария, из которой законодатель, как будет показано ниже, не делает всех необходимо следующих выводов. Подчеркивается, что уголовную ответственность, преступный субъект несет не за свои антиобщественные (точнее говоря, представляющие для общества, государства, личности потенциальную угрозу) личностные свойства, помыслы и убеждения, а за деяние (и бездействие), т.е. за фактически нанесенный ущерб (вред) объекту безопасности. Здесь УК следует двухтысячелетней традиции римского права: никто не несет наказания за "плохие" мысли. Но в соответствии с УК преступный субъект несет уголовную ответственность за свою "злую" волю.
Субъект - это индивид, обладающий свободной волей, сознанием (способностью мыслить), способностью волей регулировать свое поведение (направлять или останавливать умственные и физические усилия, направленные на достижение цели) и рефлексией - способностью мысленно оценить свой преступный умысел и совершенное преступное деяние.
Действие (деяние) - это волевой акт, свободно избираемый человеком в пределах своего сознания и в конкретной ситуации. Воля - это усилие, способность воздействовать на внешние факторы. Уголовное право рассматривает волю человека более конкретно: Воля - это либо желание, либо согласие.
Преступное поведение включает преступное деяние и характеризуется сознательностью (субъект отдает себе отчет с своих поступках) преступного деяния - активного, пассивного и смешанного.
Действие в УК всегда физическое (механическое) и выражается в телодвижении, отражающем мысли, слова и мимику и вызывающем изменения во внешнем мире: в случае преступного действия - ущерб, вред объектам внешнего относительно криминального субъекта мира.
Среди категорий, характеризующих преступления, одно из центральных мест занимает понятие вины. Вина - это отрицательное отношение к интересам объектов преступления - личности и общества, выраженное психически субъектом преступления в форме умысла или неосторожности к совершаемому преступному деянию и к его деструктивным последствиям. Сознание (интеллект) и воля, их соотношение - базовые категории для характеристики вины и формы вины. Волевое содержание вины определяет законодатель в уголовно-правовой норме. Предмет волевого отношения субъекта - обстоятельства, которые осмысливаются с преступным умыслом и завершаются преступлением через норму, т.е. преступным деянием.
Комментаторы УК указывают на то, что в законодательной формулировке форм вины - умысла и неосторожности, нет упоминания о мотиве, целях и эмоциях (?, психического переживания жизненного смысла явлений и обстоятельств), что, однако, не значит, что последние не входят в содержание вины. Мотив, цель, эмоции составляют субъективную сторону преступления, которая выражается далее через форму вины - умысел и неосторожность, т.е. волевое отношение и далее превращаются в преступное деяние.
Комментаторы следующим образом характеризуют (предполагаемый законодателем, но явно не выраженный) психологический механизм (взаимодействие основных свойств личности) преступного поведения и деяния, как и любого (общечеловеческого) поведения и деяния:
Потребность, нужда в чем-либо - исходное состояние любой деятельности. Потребность пробуждает интерес как направленность (интенцию) на предмет (или состояние), способный его удовлетворить. Мотив - лежит между потребностью и интересом, это осознанное влечение к удовлетворению потребности. Интерес определяет предмет, мышление (интеллект) формирует цель как обладание объектом, конкретизирующим предмет удовлетворения потребности. Воля запускает механизм поведения и деяния и регулирует его вплоть до реализации цели.
Комментаторы отождествляют по форме психологический механизм общечеловеческого и преступного деяния. Это справедливо постольку, поскольку предполагается, что криминальные субъекты психически нормальны, и только в этом случае относятся к юрисдикции уголовного права. Это несправедливо, когда предметы некриминального и криминального интереса (нужды) рассматриваются рядоположенно (пища, тепло, одежда, алкоголь, наркотики и т.д., стр.24). Потребности, нужды и интересы бывают социально опасными, деструктивными и социально допустимыми, конструктивными.
Именно от меры деструктивности для личности, общества, государства, природы, культуры и т.д. зависит степень вины преступника, которая в законодательстве не раскрывается. Комментарий содержит важную догадку о том, что степень вины непосредственно выражает меру искажения ценностных ориентаций виновного. Указание на то, что степень вины является количественным выражением отрицательного отношения криминального субъекта к интересам личности и общества ориентирует (в неявной форме) на те области знания, где следует искать и количественную и качественную конкретизацию сути отрицательного отношения индивида к интересам других индивидов общества и его структур. Мы имеем в виду философскую антропологию, аксиологию и теорию нигилизма.
Указание на общественную опасность как критерий обнаружения вины и ее вменения криминальному субъекту содержит точно и глубоко не раскрываемый в УК, но прямо зафиксированный в федеральном законе "О безопасности" и "Концепции национальной безопасности РФ" уровень и направление угроз жизненно важным интересам личности, общества и государства. Жизненно важный - это предельный для самого существования индивидов как живых существ, социальных структур как живых биосоциальных структур - этносов, народов, народностей, социальных и природных систем жизнеобеспечения.
Определение общественной опасности трактуется как способность деяния причинить вред общественным отношениям, как объективное свойство преступного деяния, как критерий дифференциации деликтов (поступков) на преступления, административные и гражданско-правовые деликты и правонарушения.
Впервые в уголовном законодательстве России категории преступлений представлены в зависимости от характера и степени общественной опасности. Категория особо тяжкого преступления относится к квалифицированным видам преступлений (например, убийство). Категория тяжкого преступления относится к легализации денежных средств, нарушение правил безопасности движения на различных видах транспорта. К преступлениям средней тяжести УК относит умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, незаконное предпринимательство.
По этим квалификациям видно, что общественная опасность трактуется в УК более частично, нежели угроза национальной, экономической, политической и другим видам безопасности в соответствии с законом "О безопасности" и "Концепцией национальной безопасности РФ".
Трактовка понятия "преступление" в УК непосредственно связана с субъектностью преступника - антиобщественными свойствами его личности, психологическим механизмом преступления, понятием вины и формы вины, соотнесением категории преступления со степенью его общественной опасности.
Трактовка понятия "наказание" в УК непосредственно связана с субъектностью государства, ибо наказание есть мера государственного принуждения в трех целях:
  • восстановления социальной справедливости,
  • исправления осужденного,
  • превенции новых преступлений.

Государственный характер меры принуждения означает:
  • наказание может быть назначено только от имени государства (государство есть высший и монопольный субъект, имеющий право наказывать),
  • только государство имеет право на принуждение, т.е. подчинение лиц органам государства,
  • государство имеет право применять предусмотренные законом способы и меры (в том числе физические) наказания,
  • государство имеет право ограничивать права и свободы лиц, к которым применено наказание,
  • государство защищает законные интересы и права, обеспечивает возможность возмещения вреда, причиненного преступлением,
  • государство имеет право на исправление осужденных (перевоспитание) и на специальное предупреждение преступлений (общего и специального рецидива).

Таким образом, в преступлении и наказании друг другу противостоят криминальный субъект и правовой субъект - государство в лице своих правоохранительных органов. Криминальный субъект совершает преступление, государство за эти преступления наказывает. Уголовный кодекс (ст.44) содержит 13 видов наказаний от штрафа до смертной казни. Предписания о видах наказания представляют собой действующее право, т.е. легитимную волю государства, направленную на системное воздействие на осужденного - лишение имущества, ограничение прав и свобод, воздействие на психику личности, ограничение профессионального и криминального поведения в будущем. Предельное наказание - смертная казнь есть абсолютное ограничение криминальной активности субъекта лишением его жизни, т.е. преступной субъектности. Пожизненное заключение есть пожизненная изоляция криминального субъекта от общества, лишение его всех прав и свобод кроме жизни.
Взаимодействие криминального субъекта и легитимного субъекта происходит посредством волевых актов - противоправных (преступных) и правовых (легитимных). Особо отметим, что психологическая структура поведения криминального и легитимного субъекта формально тождественны (интеллект, воля, интерес, цель, мотив, деяние, основание интересов, мотивов и целей - ценности).
Содержательное различие - государство защищает интересы личности, общества и свои, преступник угрожает общественной безопасности, причиняет вред и ущерб обществу и личности, в пределе - разрушает личность и жизнь граждан, общественные устои и государственное устройство, подвергает деструкции культуру и природу. Именно в своих предельных проявлениях криминальный субъект, но уже как преступная организация, представляет угрозу национальной и международной безопасности, становится силой революционной государству и международным правозащитным органам. Уголовное право страны в современном его виде снова отстает от адекватной классификации соотношения между угрозами национальной безопасности и сложностью, уровнем развития криминальных качеств субъекта преступления.
Социальная экспансия криминала угрожает обществу уже не вредом, не ущербом, а тотальным перерождением цивилизованного общества в нечто иное. Иное цивилизации - это современное варварство, это изменение направления исторического процесса, возможно, возврат к еще более ранним состояниям общества. Феномен криминализации общества требует нового подхода к социологическим теориям прогресса. Если движение к прогрессу и не отменяется этим феноменом, то вносит идею петлевого цикла, включающего фазу возврата на доцивилизационный уровень, критерием которого являются отсутствие демократического права и правового государства.
Базисным различием, в пределе - антагонизмом между легитимным субъектом - государством, которое в своем уголовном законодательстве допускает разрешение антагонизма физическим уничтожением преступника посредством смертной казни, и криминальным субъектом, который в форме преступных организаций национального и международного масштаба бросает вызов государственной власти и международному сообществу является система ценностных оснований легитимного и криминального поведения одного и другого субъекта.
Парадокс между предельной мерой вины - перерождением общества, его деградацией и мерой наказания (даже предельной) состоит в том, что в рамках уголовного права государство не может остановить процесс деструкции общества.
Сама идея права, в том числе уголовного, оказалась бессильной против современных форм отрицания права, т.е. правового нигилизма. Это указывает на предел юридического знания криминала, за которым остается только философский анализ криминализации общества.
Структура ценностей, защищаемая легитимным субъектом уголовного права, весьма велика и разнообразна. Если под ценностью понимать онтологическое основание целесообразной деятельности людей и социальных структур, включая государство, то можно сказать, что криминализация общества даже в рамках классификаций Уголовного Кодекса уже имеет тотальный характер, ибо по ценностям, защищаемым Уголовным Кодексом можно утверждать, что для преступности в России нет ничего мало-мальски ценного, нет ничего святого.
Богатство ценностей, защищаемых государством в рамках только уголовного права, отражает социальное разнообразие субъектов, цели и поведение которых определяют эти ценности.
Скудость собственных ценностей криминальных субъектов отображает факт несимметричности этих ценностей относительно попираемых ими ценностей социума. Ценности криминальных субъектов сводятся к свободе воли в форме произвола, жажде обогащения в форме неограниченной корысти, к достижению власти над индивидами, государственными структурами и обществом в форме правового нигилизма, т.е. абсолютного отрицания и попирания любых прав любых субъектов кроме самого криминального субъекта.
Выводы, которые следуют из этих констатаций:
- не существует социально значимых ценностей, которые не были бы объектом аксиологического нигилизма - первопричины преступного деяния криминального субъекта;
- обратная сторона этого вывода - если ценность становится объектом аксиологического нигилизма, значит, она социально значима, и поэтому ее носители подвергаются воздействию криминального мира;
- чем более значима ценность, тем больше различных преступных умыслов на нее направлены. Например, жизни и здоровью, т.е. основе безопасности личности, общества и государства, угрожают просто убийство, терроризм, бандитизм, экоцид, наркотики, психотропные вещества, микробиологические агенты, токсины, патогены, радиоактивные вещества, атомная энергия, наемничество, некоторые религиозные обряды, все виды войн, угрозы транспортной, экономической, продовольственной, демографической безопасности, преступления против собственности и экономической деятельности, катастрофы всех видов и т.д.
Далее, самая большая глава в Уголовном Кодексе посвящена преступлениям в сфере экономической деятельности, где описано 32 состава преступления. Они, очевидно, не охватывают всех видов экономических преступлений, основанных на криминальном, сугубо корыстном присвоении экономических ценностей.
Поскольку подавляющее большинство ценностей завязано на человеческую жизнь и деятельность,  то жизнь и здоровье человека принимают удары преступности на себя и как таковые, т.е. непосредственно, и опосредованно, поскольку существует множество ситуаций, когда преступный умысел достигается только пре-ступлением через человеческую жизнь.
Здесь вскрывается следующая коллизия: постулируя индивидуальную человеческую жизнь в качестве высшей ценности, Конституция РФ и УКРФ закрывают себе путь к адекватной квалификации преступлений, направленных против естественных и социальных основ индивидуальной человеческой жизни - экономических, социальных, культурных и природных систем воспроизводства жизни и жизнеобеспечения, против самой исторической направленности развития по линии прогресса.
Коллапс (схлопывание и отчуждение) разнообразия социальных ценностей личности, индивида или группы до произвола, корысти и безмерной жажды власти характеризует психологические предпосылки формирования криминального субъекта:
- коллапс разнообразия ценностей, т.е. обесценение высших ценностей, в обществе есть предпосылка его криминализации;
- освобождение энергии потенциально-криминального субъекта посредством революций, войн, реформ, переворотов запускает и раскручивает социальный механизм криминализации общества.
Особенная часть УК РФ (ст.210, комментарий) характеризует феномен и механизм формирования организованной преступности, организации преступного сообщества:
- объединение на основе преступных замыслов,
- иерархия строения преступной организации,
- система руководства и дифференцированные функции,
- масштабность,
- устойчивость,
- транснациональность.
Слабым местом этой характеристики является отсутствие аксиологического анализа, т.е. вычленения ценностей, формирующих и консолидирующих преступное сообщество как сложный криминальный субъект.
Сильным местом является фиксирование симметричности легитимных и криминальных структур общества по уровню их организованности, мощности, управляемости и масштабности.
Динамика роста и взаимодействия легитимных и криминальных структур может теперь определяться и исследоваться по формальным критериям равновесия и неравновесия между правоохранительными органами и преступными сообществами. Потеря равномощности их означает запуск необратимого, вероятно, экспоненциального процесса криминализации общества. В этом случае уже не УК, не деятельность правоохранительных органов процесс криминализации общества остановить не могут.
Пределы криминализации общества - деградация его до варварства и дикости, застойное существование до следующего цикла возрождения культуры или до полного его обесчеловечивания.
Дадим краткую характеристику криминального субъекта с позиций современной российской криминологии. Достаточно полное представление дает новейший учебник “Криминология” под редакцией доктора юридических наук, профессора А.И.Долговой (М., 1997), первый учебник по криминологии, написанный с учетом нового УК РФ и криминальной реальности в России в период реформ.
Соотношение криминологии и философии формулируется так: “Криминология, в отличие от философии, изучает преступность в конкретных формах места и времени, определенных пространственно-временных границах. Наиболее общие закономерности преступности, как одного из явлений человеческого общества, служат предметом философских исследований в связи с изучением общих закономерностей природы и общества” (стр.22).
Криминология - это типичная теория среднего уровня, дифференцирующая преступность на отдельные виды, изучающая динамику преступности, непосредственные причины преступного поведения, анализирующая эффективность борьбы с преступностью.
Криминология не дает всеобъемлющих политических, юридических, экономических, социологических, психологических рекомендаций, она информирует общество и его институты о тенденциях криминализации и возможностях декриминализации общества.
На указанных установках криминологии как одной среди наук о человеке, обществе, государстве и праве, сказался 30-летний запрет в СССР на криминологические исследования (с начала 30-х до начала 60-х гг.). Прежде всего это повлияло на исследования личности преступника, свойства которой не могли быть теоретически дедуцированы из доктринально постулированных свойств “советского народа” и “советского человека”. Ибо исследование свойств личности криминального субъекта, как мы уже показали, ведет к далеко идущим последствиям относительно свойств общества и человека, самой направленности исторического процесса. Такое исследование, по понятным причинам, само считалось идеологическим преступлением.
Молодой возраст новейшей отечественной криминологии влияет и на ее квалификацию как преимущественно юридическую науку, ибо границы преступного устанавливает закон и борьба с преступностью регулируется законом.
Криминология западных стран ориентируется на социологию преступности, в последнее время - на психологию человеческого поведения и превращается в комплексное, междисциплинарное знание.
Масштабы криминализации общества и требование адекватности этого феномена и системы знаний о нем, на наш взгляд, порождает тенденцию к интеграции теоретической криминологии с философской антропологией, социальной философией, философией истории, социологией, экономической теорией, политологией, социальной и общей психологией, статистикой и другими философскими и конкретными науками.
Авторы "Криминологии" справедливо подчеркивают, что преступность - это постоянно развивающееся явление, которое пронизывает все сферы общественной жизни и тесно связано с проблемой человека и его исторической судьбой, но сильно зауживают объект и предмет своей науки.
Схема механизма индивидуального преступного поведения (в основе разработанная и обоснованная академиком В.Н.Кудрявцевым, 1968г.), предлагаемая в "Криминологии", представляет собой поведенческую (бихевиористскую) структуру, где базисные элементы заключаются в принципах "внешний фактор - реакция" и "управление - целереализация": Среда воздействует на индивида и формирует мотивацию и цели его социального поведения и статуса, которое может быть легитимным и преступным. Далее - принятие решения, планирование, реализация цели, посткриминальное поведение.
Термином “среда” камуфлируются те фундаментальные - философско-антропологические, аксиологические социально-философские и историко-философские предпосылки криминализации общества.
Схема механизма организованной преступной деятельности включает цикличность и описывает последовательный во времени ряд преступлений. Эта схема весьма упрощенно и “механистично” характеризует сложившийся феномен организованной преступности.
В анализе механизма преступной деятельности личности в отечественной криминологии существенную роль играет проблема выбора между нормативно-допустимой и уголовно-наказуемой деятельностью. Растущие масштабы преступности и криминализация общества показывают, что проблема выбора преступной деятельности решается или предрешается гораздо раньше, только последствия которой вскрываются возникновением ситуации социальной аномии, психологически изощренным анализом криминальными субъектами "праведных" или "неправедных" актов и траекторий своего социального поведения.
В механизме преступного поведения в криминологии не затрагивается более существенная стадия редукции огромного разнообразия ценностей и потребностей личности до произвола, корысти и власти, свойственных криминальному субъекту. Этими редуцированными ценностями предопределяется, детерминируется пре-ступление, трансценденция как выход преступной воли через все запреты, нормы и возможные наказания.
Вряд ли российский криминальный субъект может быть подобен рационально-экономическому человеку западных теорий, вряд ли он просчитывает выгоды от преступления и ущерб от наказания. Само понятие "механизм преступной деятельности", укоренившееся в криминологии, не является адекватным сложности психических процессов "подготовки" преступления, феноменологии преступления, интенции к преступлению, телеологии преступления, криминального способа существования, самой криминализации общества.
Криминология продвигается в познании преступности особым акцентированием объектной стороны этого явления, системно-структурных его характеристик, организованности и воспроизводства преступного мира, причинно-следственной детерминации преступности, встроенности организованной преступности как особой системы в социум и т.д. Эта сторона данной науки отвечает росту масштабов криминализации общества.
Но криминология весьма скромное внимание уделяет криминальному субъекту, его социальным, биологическим, психологическим, философско-антропологическим свойствам в их целостности. В подходах к классификации криминальных субъектов и криминальной субъектности не используются результаты философии человека и выделенных в ее рамках философско-антропологических типов, и менее всего - возможности выделения криминальных субъектов различного уровня среди субъектов глобально-цивилизационного процесса в рамках социальной философии и философии истории.
Отметим следующее: авторы учебника "Криминология" находят у Ф.Энгельса теоретическое определение преступности как социальной войны за себя против всех остальных. Дело, конечно, не в том, что не Энгельс первым сформулировал тезис "общество - это война всех против всех" и следующую из этого необходимость государства, права и общественного договора - социальных институтов, сдерживающих скатывание общества к самоуничтожению.
Дело в том, что авторы отделяют преступность (как чисто эгоистический расчет) от революционной борьбы, идеалами которой является улучшение условий социальной жизни народа (стр.106). Здесь открывается затруднение авторов советской и современной отечественной криминологии в характеристике криминального субъекта. Индивид, группа и организация, бросающие вызов общественной безопасности, экономическому порядку, государству и закону во имя своего эгоистического интереса, но от имени целого класса (то ли буржуа, то ли пролетариев) и именем законов исторического материализма, (всего лишь постулированных теоретиками коммунизма) - не являются криминальными субъектами. Наоборот, они - благодетели человечества и двигатели истории.
Здесь видно, что проблема теоретической, т.е. абстрактной и всеобщей идентификации криминального субъекта, тем более, криминального субъекта, равномощного легитимному субъекту - государству не может быть решена в рамках криминологии. Поэтому криминология, и это не может быть поставлено ей в вину, ограничивается в изучении преступности объектом исследования, распределенным по отдельным видам преступности:
насильственная преступность,
общеуголовная корыстная преступность,
экономическая преступность,
коррупционная преступность,
экологическая преступность,
налоговая преступность,
государственная преступность,
военная преступность,
организованная преступность,
профессиональная преступность,
преступность в экстремальных ситуациях,
пенитенциарная преступность,
женская преступность,
преступность несовершеннолетних,
преступность мигрантов,
рецидивная преступность,
региональная преступность и т.д.
По отдельным видам преступления легче определить криминальный субъект для практической борьбы с отдельными видами преступлений, даже с организованной преступностью. Этим подходом, однако, устраняется необходимость понять и определить свойства криминального субъекта, пытающегося "переопределить", трансформировать в свою пользу общественные устои и институты.
Криминология подчиняет изучение преступника, личности преступника выявлению закономерностей преступного поведения, преступности как массового явления, их детерминации и разработке научно-обоснованных рекомендаций по борьбе с преступностью.
Криминология не ставит задачу исследования наката и волн преступности, тотальной криминализации общества и выработке стратегии его декриминализации. Привычка к словосочетанию "борьба с преступностью", которое звучит достаточно сурово, скрывает от нас подлинный смысл этих слов - не победа над преступностью, не декриминализация общества, но борьба, по всей вероятности, нескончаемая, перманентная. Для криминологической мысли этого достаточно, для философской - нет.
Криминология удовлетворяется тем, что криминологическое изучение преступника не может быть исчерпывающим исследованием всей комплексной проблемы человека и его деятельности. Она выявляет ближайшие к преступлению и преступности причинные связи, причинные комплексы и цепочки.
Философия человека знает, что исчерпывающее исследование всех свойств человека невозможно. Неисчерпаемость человеческого феномена и массовая криминализация позволяют рассмотреть склонность к криминалу как свойство человека, характеризующее его трансцендентность, как частный случай прехождения (переступления) человека через все пределы естественного и социального порядка. Философия преступности вписывается в философию человеческой трансценденции. Это не значит, что преступление придется признать нормой, хотя к криминалу произошло привыкание, а уголовное преступление стало элементом структуры повседневности российского общества.
Норма всегда была и будет  необходимым условием общественного и глобального порядка и всегда будет преступаться субъектами этого порядка. При этом важно понимать не только то, что социальная норма всегда подвижна, условна и не абсолютна, будь то норма религиозная, моральная, правовая, политическая, экономическая и т.д. Важно понимать, что норма есть необходимый, но не достаточный элемент социальной регуляции, что любая норма производна от общественно-признанной и актуальной ценности: обесценивается ценность - ослабевает норма. Следовательно, вопрос устойчивости и социальной силы нормы - это вопрос устойчивости ценности, закономерности ее циклического воздействия на общество (возникновение, рост, обесценение).
Движением криминологии к пониманию и осмыслению аксиологического подхода в изучении преступления является появление его среди объективных (социально-ролевые, деятельностные, демографические, биологические и др.) и специфически субъективных, точнее субъектных характеристик. Это - потребностно-мотивационная и собственно ценностно-нормативная характеристика преступления и его носителя криминального субъекта.
Содержание этих характеристик неглубоко, местами тривиально. Выделяются основные мотивы криминального поведения:
  • участие в управлении государством и обществом,
  • тот или иной уровень удовлетворения материальных потребностей,
  • неограниченное самоутверждение, агрессивность,
  • безответственность.

Выделяются основные ценностные ориентации криминального субъекта:
  • личное материальное благополучие,
  • неограниченная свобода своего “Я”,
  • клановый интерес.

Если эти мотивы и ценности преступного мира, выделенные криминологией и соответствуют деятельности, то за рамками понимания, почему именно эти мотивы и ценности детерминируют преступное поведение, остаётся ответ на вопрос, как именно и почему в массовых масштабах на данной стадии мировой истории они формируются. Главный же вопрос - какими мерами и какими субъектами они преодолеваются, и возможно ли это преодоление?
На вопрос о том, почему криминального субъекта не остановил закон, криминология отвечает: наличие неадекватного правосознания у такого субъекта. Тем самым она ограничивает себя в исследовании преступления рамками юридического подхода. В стране, народу которой три четверти века прививалось понятие права как “воли класса, возведенной в закон” со всеми тоталитарными партийно-государственными атрибутами его реализации, а затем освобожденной от всех видов государственного регулирования и патернализма, трудно опираться в исследовании преступления на “правосознание”, под идеалом которого имеется в виду отношение к праву и закону населения западных стран.
Криминология обсуждает вопрос: что такое личность преступника - абстракция или специфический тип личности? Криминологи начинают разрабатывать личностные характеристики социального типа криминогенной личности, среди которых - формирование личности в условиях противоправного поведения микросреды, противоправное поведение, адаптация к отрицательной оценке, совершение преступления без серьезных внешних поводов. По признаку доминирования либо ситуации либо личности как ведущей стороны в совершении преступления выделяются последовательно-криминогенный, ситуативно-криминогенный, и ситуативный подтипы.
Далее покажем, что новый УК РФ и новейшая отечественная криминология, демонстрируя продвижение в деле учета новой социальной реальности, которая сложилась в России после начала радикальных реформ, реагируя на взрыв преступности как на социальное бедствие, угрожающее устоям государственности и национальной безопасности, тем не менее, не в должной мере отражает глубину, степень и разнообразие этих угроз.
Разделы УК РФ, посвященные преступлениям против личности, преступлениям в сфере экономики, преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка, преступлениям против государственной власти, против мира и безопасности человечества отражают высокий уровень претензий законодателя на блокирование этих деструктивных процессов, порождающих угрозы национальной безопасности.
Однако в УК РФ и криминологии мы не находим самого термина «национальная безопасность». Понятно, что не только санкции уголовного закона являются контрмерами против угроз национальной безопасности. Но внутренние и внешние угрозы в конечном счете являются результатом деяний различных субъектов, следовательно, уголовной ответственности за деяния, которые наносят вред и разрушают общество.
Концепция национальной безопасности РФ, утвержденная Указом Президента РФ в декабре 1997г., содержит характеристику положения России в мировом сообществе, характеристику национальных интересов России, оценку угроз национальной безопасности РФ, перечень основных направлений и принципов обеспечения национальной безопасности РФ. Концепция базируется на следующих определениях безопасности и жизненно-важных интересов согласно Закону РФ “О безопасности” (1992г.):
а) безопасность - это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз;
б) жизненно-важные интересы - совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.
К основным объектам безопасности закон относит:
- личность - ее права и свободы,
- общество - его материальные и духовные ценности,
- государство - его конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность.
Выделим основания определения безопасности. Это само существование личности, общества и государства. Угроза безопасности - это угроза существованию, в более общем философском смысле - бытию этих объектов. Из этого следует, что безопасность - это онтологическая сфера, противоположность которой - несуществование, небытие, исчезновение объектов безопасности. Далее, безопасность - это возможность развития. Угроза безопасности - это угроза застоя, регресса, деградации личности, общества и государства, возврата на более низкие уровни развития.
С философской точки зрения сущность безопасности определяется федеральным законом как устойчивое бытие объектов безопасности и производных от их бытия ценностей- личности (права и свободы), государства (конституционный строй, суверенитет и целостность) и общества (материальные и духовные ценности).
Система национальных интересов России определяется в Концепции национальной безопасности совокупностью основных интересов личности, общества и государства. Концепция развивает понятие жизненно важных интересов, данных в законе “О безопасности” как национальных интересов:
- для личности - это реальное обеспечение прав и свобод, личной безопасности, повышение качества и уровня жизни, духовное и интеллектуальное развитие;
- для общества - упрочение демократии, общественное согласие, повышение созидательной активности населения, духовное возрождение России;
- для государства - защита конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности, установление политической, экономической стабильности, поддержание законов и правопорядка, развитие международного сотрудничества на основе партнерства.
Согласно Концепции, совокупность основных интересов личности, общества и государства определяет национальные интересы России в области экономики, во внутриполитической, международной, оборонной и информационной сферах, в социальной области, духовной жизни и культуре.
Таким образом, национальные интересы - это ранжированная система ценностей страны, сохранение и упрочение которых обеспечивает существование и развитие России в современном мире. Приоритеты в системе ценностей определены важностью сфер (экономика, политика, оборона и т.д.), в которых разворачивается жизнедеятельность и развитие страны.
Отметим, что Особенная часть УК РФ также опирается на эту систему ценностей, но в более дифференцированной и редуцированной, применительно к реальным уголовным преступлениям и их опасности, форме. Уголовный кодекс оперирует понятием “общественная опасность преступной деятельности” и дифференцирует субъекты преступной деятельности, меру их вины, меру ущерба, меру наказания.
В Концепции национальной безопасности используется понятие “национальная безопасность и угрозы национальной безопасности”. Угрозы не отождествляются с точно определенными субъектами угроз. Угроза в Концепции - это интегрированное воздействие на тот или иной национальный интерес некоторой совокупностью субъектов, не определяемых с точностью, необходимой для уголовного права.
Сила и действенность УК - в локализации преступного деяния, в реакции на непосредственный криминальный субъект, будь то индивид, группа или криминальное сообщество. Слабость УК в недооценке интегральных угроз обществу на уровне национальной безопасности России, в неумении (нежелании, неспособности) законодателя подняться на уровень глобальных оценок совокупности угроз самому существованию России, подобно тому как это сделано в Концепции национальной безопасности РФ.
Концепция расставляет приоритеты национальных интересов так, что борьбе с преступностью и коррупцией отводится третье место, следующее за национальными интересами в сфере экономики и внутренней политики. Концепция требует “резкого ограничения экономической и социально-политической основы этих противоправных явлений, выработки комплексной системы мер правового, специального и иного характера для эффективного пресечения преступлений и правонарушений, для обеспечения защиты личности, общества и государства от преступных посягательств, создания системы контроля за уровнем преступности”. В этих требованиях различимы, с одной стороны - неудовлетворенность системой борьбы с преступностью, с другой стороны, - требование другого уровня эффективности построения этой системы, в том числе, правового обеспечения пресечения и превенции преступлений.
Систему угроз национальной безопасности РФ Концепция ранжирует следующим образом:
  • кризисное состояние экономики;
  • утеря стратегических ресурсов;
  • разрушение научно-технического потенциала;
  • экономическое расслоение и обнищание населения;
  • сокращение численности населения (депопуляция);
  • истощение природных ресурсов и ухудшение экологической ситуации;
  • этноцентризм, этноэгоизм, шовинизм, национализм;
  • региональный и этнонациональный сепаратизм;
  • провалы национальной политики России и стран СНГ;
  • принятие субъектами РФ правовых актов и решений, противоречащих Конституции РФ и Федеральному законодательству;
  • криминализация общественных отношений, складывающихся в процессе реформирования социально-политического устройства общества и экономической деятельности;
  • угроза физическому здоровью нации;
  • противодействие укреплению России как одного из влиятельных центров многополярного мирового порядка.

Оценки угрозы криминализации общества в России Концепцией национальной безопасности выходят за границы сугубо правовых отношений в двух смыслах:
  • криминализация общественных отношений в России заключается на только в росте масштабов и разнообразия преступлений, представляющих угрозу общественной безопасности (УК РФ) и национальной безопасности (Концепция). Она заключается в том, что общественные отношения в постсоветской России не регулируются ни законом, ни политической властью, ни законами рыночной экономики. Они развиваются независимо от конституционных правовых норм социального регулирования. Они входят с этими нормами в соприкосновение, но от них практически не зависят. Более того, они приспосабливают их к себе, поглощают их и парадоксально криминализуют;
  • криминализация общественных отношений заключается в сращивании исполнительной и законодательной власти с криминальными структурами, проникновении их в сферу управления банковским бизнесом, крупными предприятиями, торговыми организациями и товаропроводящими сетями. “Преступный мир, по существу, бросил вызов государству, вступив с ним в открытую конкуренцию. Борьба с преступностью и коррупцией носит не только правовой, но и политический характер”.

В Концепции утверждается: в результате ошибок в проведении реформ в экономической, военной, правоохранительной деятельности и ослабления системы государственного регулирования и контроля, вследствие масштабного и, в силу этого, конфликтного раздела бывшей государственной собственности и борьбы за власть преступность в стране перерастает в терроризм.
Обратим внимание на квалификацию Концепцией действий, породивших криминализацию общества, и приводящих к политической и вооруженной борьбе кланов и корпораций, к терроризму, как “ошибки”. Это слабая и уклончивая оценка действий первого поколения реформаторов, которая открыла шлюзы для организованной преступности “советского” образца и в условиях разрушения старого порядка и отношений собственности породила массовое поведение людей не знающих права и закона и вне наскоро сочиненных новых законов, в том числе нового уголовного права. Термин “правовой нигилизм”, используемый в Концепции имеет, по контексту, не только смысл отрицания права и закона. Правовой нигилизм по-российски в настоящее время - это способ существования в обществе, находящемся в хаотическом, квази-правовом состоянии, когда тоталитарное право партии и советского государства разрушено, а новое - демократическое право и закон, хотя и написаны и приняты, но фактически не являются основой правосознания массы граждан. Они живут, но живут по неписаным и государственно не опосредуемым законам и правилам.
Констатация политического характера борьбы с преступностью и коррупцией также означает необходимость вынесения этой борьбы между носителями современной российской государственности и правовым нигилизмом криминальных сообществ за пределы существующего и неадекватного ситуации права и закона. В этом смысле Концепция помогает вскрыть “внеправовой” характер криминализации общества, свойственный периодам слома общественных устоев и порядка в периоды политических и духовных революций, в периоды глобальных войн и становления нового мирового порядка. Концепция национальной безопасности не дает характеристики субъектов угроз национальной безопасности, подобно характеристикам личности преступника, или более широко - криминального субъекта в УК и в криминологии. В этом ее слабость, поскольку в таком качестве она является текстом, а не стратегией достижения национальной безопасности, в том числе, декриминализации нашего общества.
Этот недостаток смягчает указание на то, что Концепция является только основой для разработки конкретных программ и документов, в том числе и нормативно-правовых, в области обеспечения национальной безопасности РФ.
Вместе с тем масштабы и ранги угроз, очерченные в Концепции, дают представление об уровне субъектности и мощности стоящих за ними субъектов, которым противостоит идея и система национальной безопасности. Главный вывод из этого заключается в противоречии: криминализация общества как качественная квалификация возможна только на основе существования права и закона и вместе с тем криминализация современного общества содержит черты, выходящие за компетенцию уголовного права и закона вообще.
Это значит, что проблема криминализации как декриминализация теоретически не разрешима в рамках теории права. Ее разрешение возможно в рамках знания, которое оперирует доправовыми, правовыми, неправовыми, “внеправовыми” отношениями соответственно, рядоположенно рассматривающей свойства субъекта, действующего в правовом поле и в поле правового нигилизма (вне права, над правом, неправа). Такие возможности предоставляет философия человека, философия права, социальная философия и философия истории, в которых исследуются не только действие или бездействие государства и права, но и само их происхождение, появление на траектории новоисторического развития общества и, возможно, их исчезновение или замена другими институтами подобно тому, как абсолютистско-феодальное государство и право в Европе (под контролем христианской церкви и в борьбе с ней) в результате буржуазных революций XVII-XIX веков было исторически замещено гражданским обществом и правовым государством современного типа.
Попытка создать в России и в СССР на основе отечественной разновидности марксизма “Советское государство”, “Советскую демократию”, “Советское право” не удалась. Попытка разрушить тоталитарный режим и сразу заместить его наскоро декретированным демократическим порядком, где права человека положены в основу текста Конституции РФ, также не удалась. Старый режим генерировал свои волны криминализации, новый режим вызвал “цунами” криминализации, охарактеризованные в нашем исследовании в предшествующих разделах. Криминализация российского общества развивается на фоне и в контексте глобальной криминализации. Рассмотрим далее вероятные процессы развития криминализации на трёх уровнях - глобальном, национальном и региональном.
<< | >>
Источник: Дубнов А.П., Дубовцев В.А.. Философия преступности: проблемы криминализации российского общества. - Екатеринбург, Издательский дом «Ява», 95 с.. 1999
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Глава 2. Криминальный субъект с позиций криминологии и Концепции национальной безопасности России.:

  1. 3. Общая характеристика структуры Особенной части Уголовного кодекса РФ
  2. ПРОБЕЛЬНОСТИ В ТЕМАТИКЕ ДИССЕРТАЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПО ПРАВОВЫМ НАУКАМ
  3. § 3. Развитие форм международного сотрудничества в борьбе с преступностью и международный правопорядок
  4. Глава 1. Гносеологический потенциал  философского анализа феномена криминализации общества
  5. Глава 2. Криминальный субъект с позиций криминологии и Концепции национальной безопасности России.
  6. 1.1. СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И ПРАВОСУДИЕ: ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ ОБОСТРЕНИЕ ПРОБЛЕМ
  7. 1.3. ЭВОЛЮЦИЯ ПРИНЦИПОВПРАВОСУДИЯ. ЛОГИКА ВОЗНИКНОВЕНИЯ АЛЬТЕРНАТИВНОГО ПРАВОСУДИЯ
  8. 0 выборе принципов общественной экспертизы для организации в России действенного гражданского общества
  9. § 3. Развитие ферм международного сотрудничества в борьбе с преступностью и международный правопорядок
  10. § 1. Преступления коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики как объект исследования
  11. § 3. Превентивная деятельность руководителя территориального органа МВД по профилактике правонарушений среди сотрудников
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -