Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 1.2. Внешние свойства приговора, вступившего в законную силу

Законность, обоснованность, мотивированность и справедливость, яв­ляясь воплощением предъявляемых к приговору требований, являются внут­ренними свойствами как вступившего, так и не вступившего в законную силу приговора.

Внешние же свойства приговора могут проявиться только после вступления его в законную силу.

Будучи властным актом органа судебной государственной власти, при­говор не создает норм права, являясь по своей правовой природе актом при­менения общих правовых норм к конкретным правоотношениям. Однако в отношении обязательности исполнения приговор приравнивается к закону. Только в приговоре государство может реализовать уголовно-правовую санкцию, защищая тем самым личность, общество, собственный строй, а также мир и безопасность человечества от преступных посягательств. Приго­вор служит укреплению законности и правопорядка, становлению правового государства в России.

Проявление внешних свойств приговора возможно не иначе как после вступления его в законную силу. Законная сила приговора является такой ка­тегорией судебной деятельности (власти), без которого сама эта деятельность (власть) была бы немыслима, так как именно в законной силе приговора реа­лизуется воля законодателя по принуждению к определенному поведению конкретных лиц[51].

Приговор суда первой инстанции вступает в законную силу по истече­нии срока на апелляционное или кассационное обжалование, если он не был обжалован сторонами; приговор суда апелляционной инстанции - по истече­нии срока на кассационное обжалование, если он не был обжалован сторона­ми. Если суд кассационной инстанции не отменяет приговор, он вступает в законную силу в день вынесения кассационного определения (ст. 390 УПК)[52].

Учеными высказываются различные суждения о законной силе приго­вора. Так, одни полагают, что законная сила приговора - это особое правовое свойство, которое он приобретает после истечения срока на кассационное обжалование, опротестование либо после вынесения определения кассацион­ной инстанцией[53].

Другие трактуют законную силу приговора лишь как вполне опреде­ленное действие норм материального и процессуального права[54]. Третьи счи­тают, что законная сила приговора есть особое качество правосудия, уподоб­ляющее его закону, т. е. акту высших органов государственной власти[55]. По мнению четвертых, законная сила приговора есть особое качество правосу­дия по уголовному делу, являющееся воплощением силы и авторитета судеб­ной власти и наделяющее приговор такими характеризующими его свойства­ми, как обязательность, непоколебимость, исключительность и преюдици­альность. Эти свойства означают, что приговор приобретает силу закона от­носительно уголовного дела, по которому он вынесен[56].

Каждое из этих определений содержит рациональное зерно, но ни одно не охватывает в полной мере всех признаков рассматриваемого понятия.

Так, в первых трех суждениях отсутствует указание на то, что законная сила приговора является воплощением силы и авторитета судебной власти. Что касается четвертой дефиниции, то она изложена без учета того, что идеа­лом правосудия является справедливое судебное решение о назначении ви­новным наказания либо об освобождении невиновных от уголовного пресле­дования (ч.

2 ст. 6 УПК).

Не всякий акт, основанный на законе и подлежащий обязательному ис­полнению, наделяется законной силой. Понятие законной силы приговора не

тождественно понятию юридической его силы[57], т. к. последнее имеет более широкое содержание. Прокурор, следователь, дознаватель вправе в установ­ленном порядке прекратить уголовное дело по предусмотренным законом основаниям (ст. ст. 24, 25, 212 УПК). Такому акту законная сила не придает­ся, хотя он и обладает юридической силой. Последняя так или иначе присуща любому акту любого органа, должностного или физического лица, основан­ному на норме права и реализующему содержащееся в ней предписание или дозволение. Юридическую силу приговору придают реализуемые в нем ма­териально-правовые и процессуальные нормы, однако содержание и назна­чение понятия «законная сила приговора» определяется не этим. Она заклю­чается в тех особых качествах, которыми государство наделяет акты право­судия в силу специфического положения суда в системе государственных ор­ганов[58]. Не было бы необходимости вводить специальный термин «законная сила», если бы имелось в виду то же самое применительно к судебному при­говору[59] [60] [61], который при условии предоставленной суду законом компетенции получает силу закона и охраняется презумпцией истинности судебного при­говора.

В юридической литературе существуют различные суждения по вопро­су о внешних свойствах приговора, вступившего в законную силу. Так, Ф. Н. Фаткуллин считает, что ему (приговору) придаются такие конкретные право­вые черты закона, как общеобязательность, непоколебимость и исключи­тельность10. Сходно мнение И. М. Гуткина, именующего одно из данных внешних свойств обязательностью11. По мнению Т. Г. Морщаковой, по всем вопросам, разрешенным в уголовном деле, приговор, вступивший в законную

силу, обладает свойствами общеобязательности, исключительности и имеет преюдициальное значение[62], и т. д.

Анализируя и критически обобщая изложенные выше системы внеш­них свойств приговора, приходим к выводу, что после вступления судебного приговора в законную силу он получает такие закрепленные в нормах УПК внешние свойства, как общеобязательность, стабильность, исключитель­ность и преюдициальность.

Как справедливо отмечает О. Ю. Гай, «в законную силу может всту­пить не только приговор, соответствующий требованиям законности, обос­нованности, мотивированности и справедливости, но и не соответствующий этим требованиям». Независимо от выполнения указанных требований при­говор вступает в законную силу, его истинность презюмируется, пока в ней не возникнут сомнения[63].

Законная сила приговора есть особое правовое проявление материалы • но-правового и уголовно-процессуального закона в конкретном акте право­судия, оказывающее воздействие на прикосновенную к нему социально- правовую действительность. Законная сила является воплощением силы, ав­торитета и справедливости судебной власти, наделяет соответствующий при- - говор, являющийся актом индивидуального правоприменения, такими спе­цифическими свойствами, как общеобязательность, стабильность, исключи­тельность и преюдициальность. Поскольку внешние свойства вступившего в законную силу приговора весьма важны и категоричны в своих проявлениях, государство не наделяет ими приговор с момента его постановления. Уста­навливается определенный срок, в течение которого заинтересованным уча­стникам процесса предоставляется возможность оспаривать правосудность постановленного приговора[64].

Важными гарантиями нормального разрешения уголовного дела судом первой инстанции в российском правосудии являются институты апелляци­онного и кассационного обжалования, которое производится прокурором пу­тем принесения представления, а прочими участниками уголовного судопро­изводства — жалобы.. До истечения сроков апелляционного и (или) кассаци­онного обжалования приговор не может вступить в законную силу.

Если по результатам поступивших жалобы или представления приго­вор не отменен, он вступает в законную силу с момента провозглашения кас­сационного определения (ч. 4 ст. 391 УПК) и обращается к исполнению в день его вынесения (ч. 1 ст. 391 УПК). Измененный частично вышестоящим судом приговор вступает в законную силу с того же момента, но с учетом изменений, внесенных в его содержание кассационным определением. При частичном обжаловании (одним из нескольких подсудимых, по отдельному эпизоду, только в отношении меры наказания, гражданского иска и т. п.) и изменении приговора последний вступает в законную силу единомоментно, будучи единым и неделимым документом[65], с учетом внесенных изменений.

На основании изложенного полагаем, что вступление приговора в за­конную силу состоит в приобретении им свойств общеобязательности, стабильности, исключительности и преюдициальности после истечения сроков апелляционного или кассационного обжалования, если на приго­вор не были принесены соответственно апелляционные или кассацион­ные жалоба и (или) представление, либо с момента вынесения судом кассационной инстанции определения по пересмотру приговора суда первой или апелляционной инстанции.

Внешними свойствами приговора обусловлена его общественно­правовая значимость. Общеобязательность, стабильность, исключительность и преюдициальность составляют, в противовес рассмотренным выше внут-

ренннм[66], систему внешних свойств приговора, т. е. его последствия - раз­нородные социально-правовые изменения, вносимые им в общественную жизнь. Такие изменения могут носить как безусловно-позитивный (т. е. ре­ально осуществленный), так и потенциально-возможный (т. е. реализуемый при определенных условиях) характер.

Поскольку уголовное и уголовно-процессуальное законодательство на­ходятся в ведении Российской Федерации (п. «о» ст. 71 Конституции РФ), к факторам, диктующим необходимость вынесения всеми судами приговоров именем Российской Федерации, относится и установленная ст. 296 УПК обя­зательность приговоров, определений и постановлений суда для всех госу­дарственных и общественных предприятий, учреждений и организаций, должностных лиц и граждан, а также обязательность исполнения судебных актов на всей территории страны. Приговор - единственное судебное реше­ние по уголовному делу, которое выносится именем, государства, что под­черкивает особую роль приговора как акта осуществления правосудия[67].

Государство уполномочивает суд осуществлять правосудие от своего имени и обеспечивает проведение его решений в жизнь. Вынесение пригово­ра именем государства повышает авторитет этого акта и ответственность су­дей за правильное осуществление правосудия[68].

Общеобязательность приговора выражает два тесно связанных между собой требования.

1. Вступивший в законную силу приговор суда не требует никакого подтверждения иными органами, являясь обязательном для всех органов го­сударственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, прочих юридических и физических лиц и подлежит неукоснительному исполнению ими. Никто не вправе считать для

себя необязательной какую-либо часть или приговор в целом, отвергнуть те или иные его моменты, пока вступивший в законную силу приговор не отме­нен или не изменен в установленном законом порядке.

2. Содержащиеся в судебном приговоре решения подлежат безогово­рочному исполнению на всей территории, подпадающей под юрисдикцию Российской Федерации[69] (ст. 2, ч. 1 ст. 392 УПК).

Без общеобязательности приговора его законная сила приобретает формальный характер и теряет реальное значение. Поэтому в случае необхо­димости исполнение приговора обеспечивается государственным принужде­нием в различных формах, вплоть до привлечения лиц, виновных в неиспол­нении судебного решения, к уголовной ответственности (ст. 315 УК). Оба эти положения вытекают из ст. 392 УПК[70].

Вступивший в законную силу приговор стабилен, неотменим и неизме­нны в апелляционном и кассационном порядке. Никто, в том числе и сами судьи, не могут подвергать его сомнению и изменять его существо, предпри­нимать какие-либо меры, которые могли бы поколебать акт правосудия, от­рицательно сказаться на его силе, авторитете и правовых последствиях. Жа­лобы на вступивший в законную силу приговор сами по себе не влекут его пересмотра. Вопрос об отмене или изменении такого приговора может ре­шаться лишь в порядке исключительных стадий уголовного судопроизводст­ва (ст. ст. 402 - 419 УПК).

В юридической литературе рассматриваемое свойство приговора, всту­пившего в законную силу, трактуется и именуется по-разному.

Ю. М. Грошевой отождествляет стабильность (неизменность, непоко­лебимость) приговора с его законной силой[71]. С. П. Сереброва полагает, что законная сила является внешним свойством приговора, однопорядковым с

исключительностью и обязательностью (последняя далее именуется обще­обязательностью)[72].

Согласиться с мнением указанных авторов нельзя. Данное свойство яв­ляется одной из составляющих законной силы, частным аспектом ее прояв­ления вовне, т. е. в объективно существующей социально-правовой действи­тельности.

Ф. Н. Фаткуллин называет указанное свойство окончательностью, подразумевая под ним, впрочем, то, что «по предъявленному подсудимому обвинению по существу принимается одно единственное судебное решение, после чего при неотмененном приговоре обвинение по существу вторично никем не разрешается, что постановленное по этому обвинению решение са­мим судом первой инстанции изменяться не может, равно как и не подлежит пересмотру в апелляционном порядке»[73]. Слово «окончательный» имеет смысловые оттенки: «последний», «полученный в конечном итоге», «не под­лежащий отмене или пересмотру»[74]. Поэтому такое наименование представ­ляется неудачным из-за смешения в нем черт окончательности как противо­положности изменчивости, т. е. стабильности, и окончательности в смысле постановления решающей инстанцией, т. е. исключительности*[75].

На наш взгляд, используемое Б. С. Тетериным и П. Ф. Пашкевич на­звание «стабильность»[76] [77] наиболее соответствует рассматриваемому явлению.

«Стабильность» происходит от прилагательного «стабильный», означающего ~ 87

«прочный, устойчивый, постоянный» .

Семантически близкими являются такие наименования рассматривае­мого свойства, как:

- неизменность[78] - от «неизменный» - не подвергающийся изменениям, постоянный[79];

- непоколебимость[80] - от «непоколебимый» - такой, который нельзя поколебать, стойкий, надежный[81].

Однако в российском уголовном процессе такое проявление законной силы приговора, как его стабильность, не приравнивается к абсолютной не­опровержимости[82]. Приговор, если он незаконен или необоснован, может и должен быть пересмотрен в порядке надзора или по вновь открывшимся об­стоятельствам, что диктуется интересами установления по делу истины как основы постановления законного, обоснованного, мотивированного и спра­ведливого приговора, обеспечения законности и гарантий прав личности. По­этому представляются не слишком удачными наименования «неизменность», «непоколебимость» вследствие того, что они означают полную невозмож­ность изменений.

Специальный, достаточно усложненный порядок пересмотра пригово­ров, вступивших в законную силу, сконструирован законодателем на основе баланса между противоположными тенденциями. С одной стороны, необхо­димо обеспечить стабильность приговора, вступившего в законную силу. С другой стороны, существует потребность окончательно устранить недостат­ки, способные превратить постановленный приговор в акт, противоречащий целям и задачам российского правосудия.

Оставление неправосудного приговора в силе повлекло бы наступление непоправимого ущерба и для правосудия, и для участников судопроизводст­ва, чьи личные права и интересы непосредственно затрагиваются (подсуди­мый, потерпевший, гражданский истец и ответчик). Во избежание негатив­ных последствий государство в лице судебной власти обязано отказаться от законной силы приговора, который является ошибочным. С опровержением

неизменности наступает аннулирование действия презумпции истинности вступившего в законную силу приговора, расцениваемой некоторыми авто­рами как принцип93.

Итак, под стабильностью судебного приговора, вступившего в закон­ів ную силу, следует понимать невозможность его отмены или изменения в су­

де второй инстанции, ибо он подлежит пересмотру только в порядке надзора или возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь

открывшихся обстоятельств.

Исключительность вступившего в законную силу приговора заключа­ется в запрещении повторного обсуждения и разрешения заново отраженных в приговоре фактов и выводов, недопущении нового обвинения лица за то же

Ф деяние, которое признано доказанным или, напротив, отвергнуто судом.

Удостоверенные в приговоре факты имеют преюдициальное значение. Один из аспектов преюдициальности состоит в невозможности вторичного рас­смотрения дела о том же предмете процесса. Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление (ч. 1 ст. 50 Конституции РФ).

Однако, несмотря на исключительность вступившего в законную силу приговора, он может быть изменен или отменен, если будет признана его ошибочность. Так, еще в ст. 3 УПК РСФСР 1923 г. указывалось: «Лица, в от­ношении коих приговор суда вошел в законную силу, не могут быть привле­чены вновь к судебной ответственности по обвинению в том же преступле- ф нии, иначе как в случаях, предусмотренных ст. ст. 373, 374, 428 и 441 Уго­

ловно-процессуального кодекса», то есть в случаях пересмотра приговора по

вновь открывшимся обстоятельствам и в порядке надзора.

В то же время п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК содержит категоричную формули­ровку о том, что наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению является ос­нованием прекращения уголовного преследования. Указанное положение со-

93

См.: Алиев Т. Т., Белоносов В. О., Громов Н. А. Указ. соч. С. 20.

держит противоречие с возможностью пересмотра приговоров, вступивших в законную силу.

Не оспаривая принцип «поп bis in idem», заметим, что случаи пере­смотра и изменения вступивших в законную силу приговоров хотя и являют­ся скорее исключением, чем правилом, однако далеко не единичны. Поэтому отсутствие в тексте п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК исключения, аналогичного ст. 3 УПК РСФСР 1923 г., следует признать пробелом, который необходимо воспол­нить, внеся предусматривающую такой пересмотр оговорку.

Изложенное позволяет прийти к выводу о том, что исключительность вступившего в законную силу приговора означает запрет нового обвинения за то же деяние, которое признано доказанным или, напротив, отвергнуто су­дом. Удостоверенные в приговоре факты имеют преюдициальное значение.

Публичность остается одним из основополагающих начал в россий­ском уголовном судопроизводстве, которое реализуется в совокупности обя­зательств государственных органов и должностных лиц в уголовном процес­се перед личностью, обществом и государством. Это является гарантией вы­полнения назначения уголовного судопроизводства при соблюдении прав всех участников этой специфической деятельности и в конечном счете - вос­становления нарушенной социальной справедливости9^.

Поскольку российский уголовный процесс имеет ярко выраженный публичный характер, он объективно не может устраниться от цели установ­ления по делу истины, причем в первую очередь материальной, а не фор­мальной. В концепции же нового УПК заложена логика формально­методологического подхода, ориентированного на вероятную (юридическую, судебную, формализованную) истину, где формальная юридическая доказан­ность имеет решающее значение по сравнению с содержанием. «Обоснован­ность» превалирует над достоверностью полученных и положенных в основу

94 См.: Бандурин С. Г. Публичность как принцип уголовного судопроизводства и его действие в стадии воз­буждения уголовного дела: Автореф. дис ... канд. юрид. наук. Саратов. 2004. С. 9.

приговора сведений95. Однако принцип объективной истины сохраняет свое значение, хотя создатели УПК и попытались отодвинуть его на задний план. Так, согласно ч. 4 ст. 152 УПК «предварительное расследование может про­изводиться по месту нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в целях обеспечения его полноты, объективности». В ч. 2 ст. 154 УПК сказано: «Выделение уголовного дела в отдельное производство для завершения предварительного расследования допускается, если это не отразится на все­сторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела». Объективность и беспристрастность именуются «принци­пом» в ч. 6 ст. 340 УПК. Но требование объективности, всесторонности и полноты исследования обстоятельств дела — это и есть содержание принципа объективной истины96.

Преюдициальность приговора в узком уголовно-процессуальном смысле означает признание судом и прочими субъектами доказывания без дополнительной проверки обстоятельств, установленных вступившим в за­конную силу приговором (ст. 90 УПК). Однако реализация в современном российском уголовном процессе принципа римской юриспруденции «res ju­dicata pro veritatehabetur» (судебное решение принимается за истину) имеет и более широкое значение.

Приговор суда после вступления в законную силу считается истинным, что подразумевает не только достоверность установления фактов, но и пра­вильность уголовно-правовой квалификации содеянного, соразмерность на­казания и решения всех других вопросов, связанных с применением уголов­ного, уголовно-процессуального и иных отраслей права97.

Правовая презумпция - это закрепленное в законе правило, предпола­гающее наличие или отсутствие фактов до представления доказательств про­тивного (опровержимая презумпции) или запрещающее их опровержение

95 См.: Быков В. M., Печников Г. А. Об установлении истины в уголовном судопроизводстве // Журнал рос­сийского права. 2004. № 3. С. 50-51.

96 См.: Алексеев Н. С., Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Во­ронеж. 1980. С. 46; Смирнов А. В. Объективная истина // А. В. Смирнов, К. Б. Калиновский. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. А. В.Смирнова. СПб, 2004. С. 76.

9’См.: Алиев Т. T., Белоносов В. О, Громов Н. А. Указ. соч. С. 19.

(неопровержимая презумпция). Это правило применяется лишь при досто­верном установлении факта (принятии акта), с которыми закон связывает действие презумпции. Правовая презумпция учитывает реальные связи и за­висимости и потому правильно отражает подавляющее большинство ситуа­ций, на которые рассчитана[83].

Так, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу при­говором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не уча­ствовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле (ст. 90 УПК).

Общий смысл уголовно-процессуальной преюдиции заключается в том, что фактические обстоятельства, установленные судом по ранее рас­смотренному уголовному делу и содержащиеся во вступившем в законную силу приговоре, при расследовании или судебном рассмотрении нового уго­ловного дела не подлежат обязательной ревизии; они могут приниматься без доказывания, в «готовом» виде. Такие обстоятельства могут касаться только объективной стороны преступления, но не вопроса о виновности.

В практике уголовного судопроизводства вопрос о преюдициях обычно возникает в случаях, когда по поводу одного и того же преступления возбуж­дается, расследуется, рассматривается и разрешается не одно, а несколько уголовных дел. Речь идет о преступлениях, совершенных группой лиц, из ко­торых одни попадают на скамью подсудимых раньше, а другие, например, в связи с тем, что они скрывались, - позже. В такой ситуации при расследова­нии и рассмотрении более позднего дела органу расследования и суду, как правило, нет необходимости вновь исследовать все без исключения обстоя­тельства события преступления (время, место, способ и другие объективные факты), поскольку оно уже установлено вступившим в законную силу приго­вором по делу, рассмотренному ранее. Вопросы же о причастности подсуди-

мого к преступлению, о его виновности и степени вины, а равно об иных об­стоятельствах, установление которых необходимо для назначения справед­ливого наказания, подлежат разрешению в общем порядке; в этом отношении преюдиции не действуют".

Т. Г. Морщакова полагает, что «преюдициальное значение вступивше­го в законную силу приговора заключается в том, что содержащиеся в нем выводы об установленных судом по делу фактах являются обязательными (курсив мой - А. И.) для судов, рассматривающих те же обстоятельства в по­рядке уголовного и гражданского судопроизводства и-других правопримени­тельных органов»1 θθ.

Однако правовая оценка фактов, являвшихся предметом предыдущего судебного разбирательства, не имеет для суда заранее установленной силы[84] [85] [86]. Преюдициальность не означает для суда, рассматривающего уголовное дело, обязанности принять без проверки и доказывания факты, установленные вступившим в законную силу приговором суда по другому уголовному делу. Преюдициальность является правом, предоставленным субъектам доказыва­ния в целях соблюдения процессуальной экономии, для чего законодателем специально сделана оговорка: «если эти обстоятельства не вызывают сомне­ний у суда» (ст. 90 УПК).

«Правила, касающиеся преюдиции, не могут ограничивать действия принципа оценки обстоятельств по внутреннему убеждению»[87]. Преюдици­альное принятие без дополнительной проверки обстоятельств, установлен­ных вступившим в законную силу приговором суда, является правом, а не обязанностью суда, рассматривающего находящееся в его производстве уго­ловное дело. Только такая трактовка преюдициальности следует из того, что

никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 17 УПК).

Поэтому если «в процессе производства по делу будут получены дока­зательства, ставящие под сомнение истинность ранее вынесенного и всту­пившего в законную силу приговора, то решение должно быть принято по внутреннему убеждению суда с последующим пересмотром в порядке надзо­ра двух противоречащих друг другу процессуальных актов»[88]. Впрочем, по нашему мнению, пересмотр должен в данном случае касаться одного из про­тиворечивых приговоров, как правило, ранее постановленного.

Сказанное означает пределы сферы действия преюдициальности при­говора. Рассматривающий уголовное дело суд оценивает обстоятельства, ус­тановленные вступившим в законную силу приговором по другому уголов­ному делу, со следующими ограничениями:

1) указанные в приговоре как установленные обстоятельства не могут

предрешать виновности лиц, не участвовавших в уголовном деле, по которо­му постановлен данный приговор (ст. 90 УПК); ⅞

2) эти обстоятельства оцениваются по общим правилам оценки доказа­тельств, наряду и на равных основаниях с прочими доказательствами, соб­ранными по уголовному делу;

3) субъекты доказывания (судья, коллегия профессиональных судей, коллегия присяжных заседателей) имеют право признать преюдициально ус­тановленные обстоятельства и не подвергать их дополнительному исследо­ванию, если они не противоречат прочим материалам уголовного дела;

4) при установлении противоречий между обстоятельствами, преюди­циально установленными приговором по ранее рассмотренному делу, и ис­следованными самостоятельно, суд оценивает все собранные в процессе рас­смотрения уголовного дела доказательства по своему внутреннему убежде­нию, основанному на их совокупности, руководствуясь при этом законом и

совестью (ст. 17 УПК). По нашему мнению, все субъекты доказывания впра­ве не согласиться с преюдициально установленными обстоятельствами, если последние противоречат комплексу иных фактов, установленных в ходе «собственного» производства по уголовному делу;

5) представляется, что обстоятельства, непосредственно установленные судом и другими субъектами доказывания при расследовании «собственно­го» уголовного дела, имеют некоторое преимущество перед установленными в ранее вынесенном приговоре. Этот приоритет - следствие соблюдения в полном объеме принципа непосредственности исследования доказательств судом (ст. 240 УПК). Данное положение не действует безусловно, но должно учитываться судом при совокупной оценке исследованных самостоятельно доказательств и установленных более ранним приговором фактов и обстоя­тельств.

Подобная оценка преюдициально установленных приговором обстоя­тельств должна рассматриваться как исключение, однако практическая цен­ность подобного теоретического допущения очевидна. Еще И. Я. Фойницкий писал: «Судебное решение почитается за истину, но если эта презумпция па­дает, если решение оказывается ошибочным, оно должно быть заменено дру­гим, справедливым. Истина - высший закон правосудия, стремлением к ней должны быть проникнуты все меры его»104.

Кроме уголовно-процессуальной, существуют и иные виды преюди­ций, связанные с приговором суда по уголовному делу. Так, ч. 4 ст. 61 ГПК предусматривает, что вступивший в законную силу приговор суда по уголов­ному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско- правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приго­вор. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что для рассматривающего гражданское дело суда приговор обязателен при разрешении вопросов о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным ли­цом. Суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не

104

Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. I. С. 510.

вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения[89].

Часть 4 ст. 69 АПК устанавливает аналогичное правило для арбитраж­ного суда.

В юридической литературе выделяется презумпция истинности всту­пившего в законную силу приговора[90], под которой понимается:

а) постулирование адекватности обстоятельств, установленных в при­говоре, фактическим обстоятельствам события общественной жизни, ретро­спективно исследованного в судебном разбирательстве уголовного дела;

б) недопустимость подвергать сомнению вступивший в законную силу приговор суда;

в) обязательность исполнения приговора всеми должностными, юри­дическими и физическими лицами, независимо от их личной оценки уста­новленных в приговоре обстоятельств и справедливости.

Таким образом, самостоятельное понятие презумпции истинности - интегрированное выражение некоторых его свойств (причем как внутренних, так и внешних). Презумпция истинности приговора трактуется как источник преюдиции. «Последовательное применение презумпции истинности приго­вора ... ведет к преюдиции, т. е. обязательности решения одного суда для другого»[91]. Преюдициальность приговора, исходя из предпосылки правиль­ного и единообразного применения законов вообще и правил доказывания в частности, направлена также на экономию сил, средств и времени, затрачи­ваемых судом на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. «Придание преюдициальной силы фактам, установленным приговором или решением суда, влияет на доказывание по другим делам, где эти факты фигурируют как уже доказанные»[92].

Преюдициальность приговора содержит результат проверки презумп­ции невиновности, которая действует вплоть до вступления приговора в за­конную силу (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК). Предположение истинно­сти обвинительного приговора - опровержение презумпции невиновности, презумпция истинности приговора оправдательного - подтверждение неви­новности подсудимого. Некоторые авторы считают даже, что после вступле­ния приговора в законную силу на смену презумпции невиновности прихо­дит презумпция «виновности» (в случаях вынесения обвинительных приго­воров) или презумпция «отсутствия виновности» (при оправдательных при­говорах)[93].

Внешние свойства приговора также тесно взаимосвязаны. Например, вступивший в законную силу приговор общеобязателен, так как существу­ет признаваемая большинством правоведов презумпция его истинности, и содержащиеся в нем решения не могут быть заменены никакими другими (исключительность). Установленные таким приговором факты имеют ис­ключительное значение для данного уголовного дела и фактически- преюдициальное — для всех правоприменителей, рассматривающих иные дела, пока приговор не будет аннулирован либо изменен в установленном законом порядке[94]. Приговор общеобязателен до тех пор, пока сохраняет свойство стабильности, и т. д.

<< | >>
Источник: Ивенский Андрей Иванович. Приговор-акт правосудия, осуществляемого в общем и особом порядках судебного разбирательства. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2006. 2006

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1.2. Внешние свойства приговора, вступившего в законную силу:

  1. 10 Апелляционное и кассационное обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу
  2. 25.6. Апелляционное и кассационное обжалование судебных решений, не вступивших в законную силу
  3. Тема 18 СТАДИЯ ПЕРЕСМОТРА ПО ВНОВЬ ОТКРЫВШИМСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ РЕШЕНИЙ, ОПРЕДЕЛЕНИЙ И ПОСТАНОВЛЕНИЙ АРБИТРАЖНОГО СУДА, ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ
  4. ПЕРЕСМОТР ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ ПРИГОВОРОВ, ОПРЕДЕЛЕНИЙ И ПОСТАНОВЛЕНИЙ СУДА
  5. 7. ПЕРЕСМОТР ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ ПРИГОВОРОВ, ОПРЕДЕЛЕНИЙ И ПОСТАНОВЛЕНИЙ СУДА
  6. Глава 19. ПЕРЕСМОТР В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ РЕШЕНИЙ, ОПРЕДЕЛЕНИЙ, ПОСТАНОВЛЕНИЙ
  7. Глава 20. ПЕРЕСМОТР ПО ВНОВЬ ОТКРЫВШИМСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ РЕШЕНИЙ, ОПРЕДЕЛЕНИЙ И ПОСТАНОВЛЕНИЙ, ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ
  8. Тема 22 ОБЖАЛОВАНИЯ И ПРОВЕРКА СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ И ОПРЕДЕЛЕНИЙ, НЕ ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ
  9. 5.1.10. Дела о восстановлении на работе лиц, уволенных в связи с однократным грубым нарушением трудовых обязанностей, выразившимся в совершении по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения, установленных вступившим в законную силу приговором суда или постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях (п. 4 ч. 1 ст. 77, подп. "г" п. 6 ч. 1
  10. § 1.2. Внешние свойства приговора, вступившего в законную силу
  11. § 3.3. Специфика свойств приговора, постановленного в особом порядке судебного разбирательства
  12. Тема 19.Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений, вступивших в законную силу
  13. § 2. Порядок принесения кассационных жалоб и кассационных представлений на приговоры и иные решения судов, не вступившие в законную силу
  14. 2.3. Участие прокурора в пересмотре судебных актов, вступивших в законную силу
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -