<<
>>

1.2. Понятие и юридическая природа принудительных мер медицинского характера

Еще в 1929 г. известный психиатр И.Н. Введенский писал: «Вопрос о так называемом принудительном лечении, поскольку это лечение назначается не врачом, а юристом, поскольку оно регламентируется, не медициной, а уголовным кодексом, является в высокой степени и важным и актуальным.
Важность, значение и интерес этого вопроса - в разных плоскостях, несоответственно тем разным сторонам науки и жизни, которые охватываются 4| этим понятием. Поскольку это принудительное лечение оказывается

определенным практическим мероприятием, осуществляемым в определенных конкретных случаях, и ни в коем случае не является понятием абстрактным и чисто принципиальным, необходима большая ясность, прежде всего, в определении этого условного термина, необходимо определение его объема и границ; но кроме вопроса формально-терминологического, необходимо влить в этот термин еще определенное жизненное, мы бы позволили сказать клиническое содержание» .

Закон не раскрывает понятия «принудительных мер медицинского характера». Данное определение отсутствует как в уголовно-правовом, так и в ^ уголовно-процессуальном законодательстве. Тем не менее, понятие

принудительных мер медицинского характера, выяснение их юридической природы, целей и правовых оснований применения к лицам, страдающим психическими расстройствами, имеет принципиальное значение для реализации на практике законоположений, соблюдении и защите прав и законных интересов таких лиц.

В юридической литературе существует несколько подходов к определению принудительных мер медицинского характера: юридический, медицинский и смешанный (медико-юридический).

Большинство авторов считают их исключительно юридическими мерами26. ? " Так, по мнению П. А. Колмакова, принудительные меры медицинского характера представляют собой особый вид государственного принуждения, предусмотренный уголовным законодательством, применяемый судом в определенном уголовно-процессуальном порядке к лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости или страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемости, либо делающим невозможным назначение или исполнение наказания, а также к лицам, нуждающимся в лечении от алкоголизма и наркомании и представляющим общественную опасность, вызванную психическим состоянием здоровья и характером этого деяния, с целью улучшения их психического состояния, ограждения общества от совершения ими повторных общественно опасных деяний, охраны безопасности личности больного от собственных действий и проведения мер социальной реабилитации27.

В.И, Горобцов считал, что под принудительными мерами медицинского характера понимается предусмотренная уголовным законодательством разновидность уголовно-правового принуждения, применяемая судом к лицам, нарушившим уголовно-правовые запреты в состоянии невменяемости либо ограниченной вменяемости, либо совершившим преступления в состоянии вменяемости, но заболевшим после их совершения психическим расстройством, делающим невозможным назначение и исполнение наказания, а также совершившим преступления и нуждающимся в лечении от алкоголизма или наркомании, и заключающаяся в принудительной реализации медицинского (лечебного) воздействия и специально-предупредительных мер в целях излечения или улучшения психического состояния этих лиц, предупреждения совершения ими новых общественно опасных деяний, обеспечения безопасности общества, так и больного, проведения мер социальной реабилитации28. P.P.

Галиакбаров полагает, что, принудительные меры медицинского характера - это меры государственного принуждения, предусмотренные уголовным законом и применяемые судом помимо уголовного наказания или наряду с ним. Они выражаются в принудительном лечении лиц, совершивших общественно опасные деяния, с помещением их в специальные лечебные учреждения. Ограничение прав лица при их применении связано с определением (приговором) суда»29.

Сторонники иной позиции дают определение принудительных мер медицинского характера, делая акцент на их медицинской характеристике.

Так, в частности, А.А. Хомовский полагал, что «принудительные меры медицинского характера по своему содержанию являются чисто медицинскими. Они носят исключительно медицинский характер»30.

Представители смешанного подхода считают, что принудительные меры

44

медицинского характера являются и юридическими и медицинскими .

По мнению Б.А. Протченко, принудительные меры медицинского характера — это установленные законом медико-судебные меры, назначаемые судом представляющим опасность по своему психическому состоянию и характеру содеянного невменяемым, а также заболевшим после совершения преступления хронической или временной душевной болезнью вменяемым лицам. Принудительные меры медицинского характера не являются наказанием, они преследуют цели восстановления психического здоровья указанных лиц и предупреждения совершения ими новых общественно опасных деяний, обусловленных расстройством психической деятельности, а в отношении совершивших преступление вменяемых лиц и предупреждение новых преступных действий»31.

С.В. Бородин обращает внимание на двойственный характер

принудительных мер медицинского характера, справедливо отмечая, что в них

46

сочетаются элементы юридических и медицинских мер .

Медицинскими принудительные меры медицинского характера могут быть названы, поскольку имеют строго медицинский характер: рекомендации по их назначению дают комиссия врачей-психиатров, в предусмотренных законом случаях, - судебно-психиатрическая, комплексная психолого- психиатрическая экспертиза, а содержание этих мер определяется персоналом психиатрических учреждений в соответствии с медицинскими показаниями.

Юридическими они являются потому, что их цели, основания и виды, порядок применения и прекращения определяется уголовным законом; правовая процедура назначения этих мер регламентирована уголовно- процессуальным кодексом; реализация принудительных мер медицинского характера предусмотрена уголовно-исполнительным законодательством.

Более правильной представляется позиция В.П. Котова, считающего, что «принудительные меры медицинского характера являются мерами принуждения, назначаемые судом в рамках уголовного процесса в отношении лиц, совершивших деяния, предусмотренные статьями Уголовного кодекса. В этом смысле их можно назвать юридическими. Однако содержание этих мер сводится к лечению, проведению восстановительных (реабилитационных) мероприятий, а также диагностическим обследованиям, клиническому наблюдению, госпитализации - в этом смысле они являются медицинскими»32.

Большинство ученых-юристов отмечают, что по своей юридической природе принудительные меры медицинского характера не являются наказанием, представляя собой разновидность государственного принуждения свободного от элементов кары, преследующего иные цели, чем наказание, не влекущее за собой судимости33.

По мнению Ю.К. Якимовича, «принудительные меры медицинского характера, хотя и предусмотрены уголовным законодательством, по своей природе уголовно-правовыми не являются. Их применение не направлено на достижение целей уголовного закона. В данном случае уголовный процесс обусловливает применение норм, не носящих уголовно-правового характера, т.е. выполняет не свойственную ему функцию. Причина такого положения заключается, во-первых, в серьезном характере государственного принуждения, осуществляемого при применении принудительных мер медицинского характера. Во-вторых, дело еще в том, что в определении суда устанавливается и закрепляется факт совершения лицом, в отношении которого применяются принудительные меры медицинского характера, общественно опасного деяггия, предусмотренного уголовным законом»34.

По своему содержанию, сущности и целям принудительные меры медицинского характера отличны от наказания. Вместе с тем, необходимо заметить, что принудительные медицинские меры, не являясь уголовным наказанием, все же имеют с ним определенное сходство.

Прежде всего, они имеют ряд общих признаков:

а) применяются за совершение общественно опасных деяний, предусмотренных уголовным законом;

б) назначаются от имени государства;

в) сопряжены с различного рода лишениями;

г) выступают в качестве правового последствия нарушения уголовно- правовых запретов;

д) их перечень и основания применения предусмотрены уголовным законодательством;

е) их применение, отмена и изменение осуществляются в соответствии с нормами уголовного законодательства;

ж) их реализация направлена на решение задач, стоящих перед УК РФ50.

Различия между этими двумя категориями заключаются в том, что уголовное наказание в соответствии с ч. 1 ст, 43 УК РФ является мерой государственного принуждения, назначаемой по приговору суда. Принудительные меры медицинского характера как один из видов таких мер государственного принуждения назначаются по постановлению (определению) соответствующего суда (443 УПК РФ). Как известно, процессуальная природа приговора и постановления (определения) неодинакова. Уголовное наказание может быть назначено по приговору суда и применяется только к лицу, признанному виновным в совершении преступления. Принудительные меры медицинского характера могут назначаться по постановлению или определению суда при обязательном наличии следующих условий: 1)

наличие у лица психического расстройства либо такого заболевания, как хронический алкоголизм или наркомания (ч. 1 ст. 97 УК РФ); 2)

применение, продление, изменение и отмена принудительного лечения производится не иначе как по основаниям и в порядке, установленном уголовным и уголовно-процессуальным законодательством, и только в отношении психически больных, совершивших общественно опасные деяния, которые предусмотрены Особенной частью УК РФ.

Лица, не совершавшие таких общественно опасных деяний, но по своему болезненному состоянию представляющие опасность для общества, для себя или других лиц, не вовлекаются в орбиту уголовного судопроизводства, их действия не составляют предмета уголовно-правового регулирования. Забота о здоровье и лечении этих лиц всецело лежит на органах здравоохранения.

Принудительные меры медицинского характера являются мерами принуждения, поскольку применяются независимо от желания самого лица, его близких родственников и иных лиц и сопряжены с ограничениями личной свободы и других прав этих лиц.

Подчеркнем, что уголовное наказание и принудительные меры медицинского характера всегда применяются только в отношении конкретного гражданина и носят личностный характер.

Закон должен быть справедливым - это требование постоянно сопровождало и продолжает сопровождать практически все исследования, посвященные изучению общества и его нормативных установлений. Чтобы быть справедливым, закон, по сути дела, должен решать две основные задачи: обеспечение безопасности общества от правонарушений и учет тех обстоятельств, которые способствовали совершению противоправного акта. Первая решается благодаря тому, что существуют более или менее строгие санкции, предусматривающие ответственность за игнорирование запретов. Вторая задача сложнее и требует системного подхода к изучению поведения человека, включающего анализ не только нормативности, но и психофизиологической детерминированности поступков. Оперируя такими важными юридическими понятиями, как вина и ответственность, правоприменитель, аксиоматично исповедующий принцип субъективного вменения, должен непременно отдавать аксиологическую (оценочную) дань внутреннему законодательству, велениям которого подчинено все живое. В противном случае справедливость субъективного вменения будет постоянно уступать место правовой несправедливости объективного, игнорирующего мотивационные детерминанты поведения35.

«Никто не догадывался, что человек подчинен своему собственному законодательству»36 - этот тезис И. Канта носит скорее полемический характер, поскольку философ, хорошо знакомый с творчеством мудрецов Эллады, не мог не знать сочинения Платона, в которых утверждалось, что душа человека представляет собой соединение трех начал, руководящих всей жизнедеятельностью индивида, - разумного, аффективного (яростного) и вожделеющего . И. Кант, будучи наследником протестантского религиозного Ф юридизма, обоснованно полагал, что судить поступки человека при полном

безразличии к его внутреннему мотиву, выступающему в качестве внутреннего закона, непозволительно. В этом случае справедливость как универсальный принцип и основа категорического императива уничтожается.

При решении вопроса о привлечении или освобождении лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших общественно опасные деяния, от уголовной ответственности и о применении принудительных мер медицинского характера ключевое место занимает проблема невменяемости.

Неотъемлемой предпосылкой вины, имеющей решающее значение для уголовной ответственности, является вменяемость лица, совершившего ^ общественно опасное деяние. Если лицо не способно сознавать совершаемое,

не в силах руководить своими действиями и предотвращать их общественно опасные последствия, оно не может быть признано за них ответственным. Значение проблемы вменяемости (невменяемости) и ответственности с точки зрения их фундаментального теоретического решения, практической ценности для соблюдения прав и свобод человека, его политической, социальной, нравственной и правовой защищенности в правовом обществе и государстве трудно переоценить. От того, как эти нравственно-этические, социально- психологические и политико-правовые категории разрешены наукой права и законодателем на базе современных научных знаний с учетом опыта Щ применения названных категорий права социальной практикой, в решающей

степени зависит практическая реализация прогрессивных принципов правового государства - гуманизма, законности и справедливости, дальнейшее утверясдение, углубление, и развитие личных прав и свобод граждан, усиление политических, социальных и юридических гарантий и механизмов, направленных на усиление охраны прав психически больных людей, в том числе невменяемых. Понятие вменяемости включает способность отдавать отчет в своих действиях (интеллектуальный признак) и способность руководить своими поступками (волевой признак). «Душевная болезнь лишает человека воли и способности мышления. Она выражает утрату или ослабление организующей ведущей роли высших отделов головного мозга, что приводит человека «в трудные, тяжелые, вредоносные столкновения как с природой, так и с другими людьми»37.

Соответственно, вменяемость как правовая категория характеризуется такими основополагающими понятиями, как «сознание» и «воля». На этот аспект совершенно правильно указывает В.Г. Павлов: «Сознание и воля представляют собой наиболее важные психические функции, которые вообще определяют повседневное поведение любого человека»38. Не вызывает сомнений, что «если личность не имеет возможности контролировать и оценивать свои действия, так как непосредственно причиной оных явлений является психическое заболевание, следует говорить о невменяемости субъекта, а значит, поведение не может рассматриваться как преступное»39.

Особенностью сознания человека является; во-первых, то, что оно способно правильно, адекватно отражать окружающий мир, познавать объективную истину, не зависящую от человека. Это позволяет вменяемому лицу сознавать фактическую сторону совершаемых действий (бездействия) и их социальную значимость, предвидеть результаты своих действий (бездействия) и дает возможность руководить ими; во-вторых, то, что отражение есть одновременно и отношение человека к окружающей действительности. Внешние факторы и внутренние побуждения, проходя через его сознание и волю, потребности человека, преломляясь в его сознании, порождают цели и мотивы, которые детерминируют социальное поведение

человека40.

Психическое отношение человека избирательно и опосредованно его потребностями, взглядами, убеждениями, опытом, навыками, системой его социально-ценностных ориентаций (т.е. установками - этическими, социальными, нравственными, психологическими и иными). Социальная позиция личности влияет на содержание и оценку отражаемых (адекватно или искаженно) сознанием человека общественно значимых фактов и явлений окружающей его действительности. Она проявляется в его поведении. Поэтому лицо может быть признано вменяемым ответственным за свои действия (бездействие) и их результаты потому, что отражение человеком действительности есть одновременно и его отношение к социально-значимым

« 58

интересам, к окружающей действительности .

При нервно-психических заболеваниях в результате нарушения отражательной аналитико-синтетической деятельности понятийная и волевая формы болезненно изменяются, расщепляются и проявляются в виде «психопатологической продукции» и различных эмоциональных и волевых расстройств41. Это обусловливает невменяемость субъекта, при которой нарушается адекватное отражение сознанием объективной действительности, утрачивается социально-психологическая способность личности осознавать свои отношения с обществом. Именно поэтому вина и ответственность невменяемого субъекта за свои общественно опасные деяния исключается.

Преобразующий потенциал человека в окружающем мире заложен в активной роли человеческого сознания и воли. В поведении человека выражается отношение самой личности к внешним обстоятельствам. Принимая волевые решения, человек как носитель сознания, как мыслящее существо способен оценивать фактические обстоятельства, при которых он действует, а также характер, значение и последствия своих действий. Он может сознательно использовать (а иногда и создавать сам) определенные обстоятельства для достижения своих целей, выбрать определенный вариант («модель») поведения из тех реальных возможностей, которые имеются в конкретной обстановке.

При невменяемости дело обстоит иначе. Человек с больной психикой утрачивает социально-психологическую способность действовать осмысленно. Поведение невменяемого детерминировано не окружающей его внешней средой и сложившейся в действительности обстановкой во время совершения общественно опасного деяния, а их болезненным субъективным истолкованием. У невменяемого под влиянием болезни (или болезненного состояния) нет свободы выбора модели поведения. Возможность поступить иначе утрачивается не по его воле, и это исключает его ответственность. Только человек, психика которого не исключает свободы воли, может быть признан вменяемым, виновным и ответственным за свои действия. Невменяемый не может реализовать самого себя. Он объективно лишается существенно значимых индивидуальных и общественных связей, исключающих возможность невменяемого согласовать свое поведение с социальными и правовыми требованиями общества42.

Лицо может быть признано виновным и нести уголовную ответственность только тогда, когда оно осознавало происходящее, понимало социальную сторону совершенного деяния, действовало умышленно или по неосторожности, предвидело причинные связи и последствия криминального акта, саморегулировало познавательную и волевую деятельность43.

Субъективная сторона деяния при определении общественной опасности лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, в ее уголовно-правовом значении не учитывается. Вместе с тем, болезненные мотивы и побуждения, психологические реакции и намерения больного имеют существенное значение для оценки психического состояния такого лица и степени его опасности как для себя, так и для окружающих, а поэтому обязательно принимаются во внимание органами предварительного расследования и судом. Мотивы, побуждения и намерения лица, страдающего психическим расстройством, при определении общественной опасности могут быть приняты во внимание только в психопатологическом аспекте, главным образом для оценки его психического состояния. Однако именно последняя позволяет установить степень общественной опасности человека с расстроенной психикой. Совершенно очевидно, что психически больной человек, совершивший общественно опасное деяние, как и психически здоровый преступник, представляет опасность как для себя, так и для других

лиц. Эта опасность тем больше, чем, с одной стороны, тяжелее совершенное им

62

деяние, а с другой, - чем более выражена психотическая симптоматика .

Возможность предупреждения общественно опасных деяний лиц, страдающих психическим расстройством, заключается в стабилизации психического состояния, значительном улучшении здоровья или даже полном выздоровлении от заболевания, приведшего в прошлом к неосознанным действиям, представляющим общественную опасность.

Отсутствие опасности такого лица исключает применение принудительных мер медицинского характера. О его общественной опасности можно говорить лишь тогда, когда то или иное психическое состояние проявилось в определенных действиях, запрещенных нормами уголовного закона. Лица, представляющие опасность для себя или других членов общества, вне связи с совершением общественно опасного деяния, подвергаются неотложной госпитализации в порядке исполнения законодательства о здравоохранении.

Раскрывая юридическую природу, основания и цели применения принудительных мер медицинского характера, необходимо отметить, что понятие указанных мер следует формулировать исходя из взаимосвязи уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права как «неразрывных, неотделимых и нерасторжимых составных частей уголовно- правового комплекса» .

Действительно, содержание уголовно-процессуального права в значительной степени предопределяется содержанием норм уголовного права. Так, в частности, концепция вменяемости - невменяемости, закрепленная в уголовном законодательстве существенно воздействует на порядок процессуального производства применения принудительных мер медицинского характера.

Согласно ч,1 ст. 81 УК РФ лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, не подлежат юридической ответственности. Однако, совершая предусмотренное законом общественно опасное деяние, гражданин неизбежно вступает в определенные отношения с государством. Такие отношения носят юридический - уголовно- правовой характер. Любое государство обязано ограждать как общество в целом, так и отдельных членов общества от подобных, хотя совершаемых без вины и ненаказуемых, но, тем не менее, общественно опасных деяний путем применения к лицу, страдающему психическим расстройством, специфических правовых мер принуждения - принудительных мер медицинского характера. Отношения, возникающие при применении ст. 21 УК РФ и гл. 15 УК РФ, по своей юридической природе являются уголовно-правовыми За совершение общественно опасного деяния применяются принудительные меры медицинского характера, предусмотренные именно в уголовном законе и именно нормами уголовного права. Уголовное право охраняет от общественно опасных деяний наиболее важные объекты. Это значит, что степень общественной опасности деяний, предусмотренных в уголовном законе, за которые применяются принудительные меры медицинского характера в порядке уголовного судопроизводства, выше, чем иных уголовно наказуемых деяний.

Принудительные меры медицинского характера характеризует особая судебная процедура их применения и особая система юридических гарантий прав лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера. Только суд может назначить, изменить или вообще отменить эти меры.

Уголовное правоотношение, порождаемое деянием лица, страдающего психическими расстройствами, возникает объективно во время совершения лицом общественно опасного деяния. Оно может существовать и латентно, когда никакой деятельности по поводу содеянного органы государства еще не осуществляют.

Юридическим фактом, обусловливающим момент возникновения данного вида правоотношений, является факт совершения психически больным лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Моментом окончания данного вида уголовно-правового отношения является прекращение применения принудительных мер медицинского характера к невменяемому лицу в случае его выздоровления или такого изменения характера психического заболевания, при котором отпадает необходимость в дальнейшем применении принудительных мер медицинского характера к данному лицу. Однако уголовно-правовое отношение, порождаемое деянием лица, страдающего психическими расстройствами, прекращается не только в этих случаях. Оно может быть прекращено и по другим основаниям: в связи со смертью лица; если суд не сочтет необходимым применить к лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, специальную уголовно-правовую меру; при недоказанности невменяемости субъекта, а также в других случаях, предусмотренных ст. 24-27 УПК РФ.

Признав гражданина невменяемым, суд от имени государства констатирует -42в постановлении, что такое лицо не подлежит уголовной ответственности. В

реализации норм уголовного права фактически проявляется уголовно-правовое

отношение, существующее между государством и гражданином, признанным

судом невменяемым. Наличие такого отношения - необходимое условие для

применения принудительных мер медицинского характера. Оно проверяется в

процессе уголовного судопроизводства в порядке, специально

предусмотренном для дел такой категории (гл. 51 УПК РФ). Своим

определением суд констатирует наличие такого правоотношения.

Устанавливая наличие и содержание данного вида уголовного правоотношения, суд признает гражданина невменяемым и определяет правовые последствия признания данного гражданина таковым: применяет к нему принудительные меры медицинского характера либо выносит определение, при наличии к тому законных оснований, о неприменении этих мер.

Уголовно-правовое отношение, субъектом которого является лицо, страдающее психическим расстройством, характеризуется наличием самостоятельного объекта. Данное отношение направлено на то, чтобы применением соответствующих мер государственного принуждения, предусмотренных уголовным законом, оградить общество от рецидива общественно опасных действий лиц страдающих психическими расстройствами, обезопасить само лицо, совершившее запрещенное уголовным

64

законом деяние и нейтрализовать его социально опасные тенденции .

Содержание уголовно-правового отношения, одним из субъектов которого является лицо, страдающее психическими расстройствами, раскрывается при анализе прав и обязанностей участников этого отношения, его субъектов. Субъектами данного вида уголовно-правового отношения являются, с одной стороны, государство, а с другой - гражданин, в отношении которого ведется

производство о применении принудительных мер медицинского характера.

Уголовно-правовое отношение, субъектом которого является лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, носит сложный и динамический характер. Как и любое другое правоотношение, оно проходит определенные этапы: а) возникновение уголовно-правового отношения в результате совершения лицом, страдающим психическими расстройствами, общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом; б) установление и конкретизацию уголовно- правового отношения в ходе предварительного и судебного следствия; в) констатацию наличия данного вида уголовно-правового отношения и определение формы государственно-правового реагирования в определении суда; г) реализацию и прекращение уголовно-правового отношения в ходе исполнения определения суда44.

* * *

Итак, принудительные меры медицинского характера представляют собой меры уголовно-правового характера, назначаемые судом в отношении лиц с психическими расстройствами, совершивших деяния, запрещенные уголовным законом и преступления, и нуждающихся в принудительном лечении.

По своей правовой природе принудительные меры медицинского характера являются мерами безопасности, сущность которых заключается в принудительном лечении лиц, совершивших уголовно-противоправные деяния и представляющих по своему психическому состоянию опасность для себя и других лиц.

Применение принудительных мер медицинского характера следует рассматривать как ответную реакцию государства на совершение психически больными лицами уголовно-противоправных деяний, которая проявляется в деятельности его специальных органов, направленной на осуществление мер, обеспечивающих общественную безопасность.

<< | >>
Источник: Буфетова М. Ш.. Производство о применении принудительных мер медицинского характера / Диссертация /. 2004

Еще по теме 1.2. Понятие и юридическая природа принудительных мер медицинского характера:

  1. Статья 92. Понятие и цель принудительных мер медицинского характера
  2. Статья 94. Виды принудительных мер медицинского характера
  3. Статья 95. Продолжение, изменение или прекращение применения принудительных мер медицинского характера
  4. 1Л. Развитие уголовного и уголовно-процессуального законодательства, регулирующего принудительные меры медицинского характера
  5. 1.2. Понятие и юридическая природа принудительных мер медицинского характера
  6. 1.3. Основания применения принудительных мер медицинского характера
  7. 2.1. Процессуальный статус лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера
  8. 2.3. Общая характеристика предварительного следствия по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  9. 2.3.1. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  10. 2.3.2. Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы (назначение, проведение и оценка ее заключения) по делам о применении принудительной меры медицинского характера
  11. 3,1. Подготовка дела к судебному заседанию и предварительному слушанию по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  12. 3.2. Специфика применения общих условий судебного разбирательства при рассмотрении дел о применении принудительных мер медицинского характера
  13. ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА И ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ЛЕЧЕНИЕ
  14. 1.2. Понятие и юридическая природа принудительных мер медицинского характера
  15. 1.3. Основания применения принудительных мер медицинского характера
  16. 2.1. Процессуальный статус лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера
  17. 2.3.2. Обязательное производство судебно-психиатрической экспертизы (назначение, проведение и оценка ее заключения) по делам о применении принудительной меры медицинского характера
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -