<<
>>

3.2. Понятие и содержание отдельных принципов уголовного процесса

Принцип законности (ст. 7 УПК РФ и др.). Под принципом законности понимается точное и неуклонное исполнение участниками уголовного процесса уголовно-процессуальных норм и правильное применение всеми органами, осуществляющими уголовное судопроизводство, норм международного права и материального (уголовного) закона.

Современное содержание принципа законности в уголовном процессе состоит в:

а) запрете суду, прокурору, следователю, органу дознания и дознавателю применять федеральные законы, противоречащие нормам уголовно-процессуального закона;

б) обязанности суда принимать решения в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона.

Если в ходе производства по уголовному делу суд установит несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта нормам указанного закона, то он должен принимать решения в соответствии с уголовно-процессуальным законом;

в) признании доказательств недопустимыми в случаях нарушения уголовно-процессуального закона судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства;

г) требовании закона принимать решения в сфере уголовного судопроизводства, которые должны быть законными, обоснованными, мотивированными и, на наш взгляд, справедливыми.

Верховный Суд Российской Федерации постоянно обращает внимание нижестоящих судов на необходимость строгого соблюдения уголовно-процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел22.

Принцип осуществления правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ).

Содержание этого принципа заключается в том, что никакой другой государственный орган, кроме суда, не вправе осуществлять правосудие как специальную (специфическую, исключительную) деятельность государства.

Только суд в своем приговоре может признавать лиц виновными в совершении преступления и назначать им наказание.

При этом подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено уголовно-процессуальным законом.

В данном принципе уголовного судопроизводства законодательно закреплено положение, известное в теории уголовного процесса как право любого гражданина, а не только подсудимого, на так называемый естественный суд.

Принцип уважения чести и достоинства личности (ст. 9 УПК РФ). Честь — это хорошая, незапятнанная репутация, доброе имя либо достойные уважения и гордости моральные качества и этические принципы личности; ее принципы, которые она исповедует.

Достоинство — положительное качество, совокупность высоких моральных качеств человека и уважение этих качеств в самом себе23.

Настоящий принцип означает обязанность должностных лиц и государственных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, в ходе общения с иными участниками уголовного процесса соблюдать принятые в обществе правовые, нравственные и религиозные нормы.

Этот принцип запрещает в ходе уголовного судопроизводства:

а) осуществление действий и принятие решений, унижающих честь и достоинство участников уголовного процесса;

б) обращение с участниками уголовного судопроизводства, унижающее их человеческое достоинство либо создающее опасность для их жизни и здоровья;

в) подвергать участников уголовного процесса насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

В соответствии со ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод никто не должен подвергаться пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

В практике применения этой Конвенции к «бесчеловечному обращению» относится обращение, когда оно носит, как правило, преднамеренный характер, имеет место на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения человеку были причинены реальный физический вред либо глубокие психические страдания.

Унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги, напряженности и собственной неполноценности24.

Принцип неприкосновенности личности (ст.

10 УПК РФ). Неприкосновенность личности в сфере уголовного судопроизводства проявляется в том, что:

а) никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований.

При этом до принятия судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию в качестве подозреваемого на срок более 48 часов;

б) суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного или лишенного свободы, или помещенного в медицинский либо в психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, установленного уголовно-процессуальным законом.

Федеральный закон от 15 июля 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» предоставил начальникам мест содержания под стражей право сво- им постановлением освобождать подозреваемого или обвиняемого, если истекли сроки содержания под стражей (ст. 49, 50), которое они, к сожалению, не используют;

в) лица, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лица, которые задержаны по подозрению в совершении преступления, должны содержаться в соответствующих учреждениях в условиях, исключающих угрозу их жизни и здоровью.

При обнаружении такой угрозы должностные лица, осуществляющие уголовный процесс и содержание подозреваемого или обвиняемого под стражей, обязаны принять действенные меры к обеспечению их безопасности в соответствии с требованиями уго- ловно-процессуального закона и Федерального закона о защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства от 20 августа 2004 г.

Принцип охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ).

Этот принцип предполагает:

а) разъяснение подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, частному обвинителю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и другим участникам процесса прав, обязанностей и в необходимых случаях ответственности и обеспечение им возможности осуществления имеющихся прав;

б) предупреждение лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, о том, что в случае дачи ими показаний содержащиеся в них сведения (фактические данные) могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и в случае отказа от них в дальнейшем (ст.

42, 44, 46, 47 УПК РФ и др.);

в) принятие мер безопасности в отношении лиц, указанных в законе, если им угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями;

г) возмещение по основаниям и в порядке, предусмотренных в законе, вреда, причиненного должностными лицами органов, осуществляющих уголовное судопроизводство.

В соответствии с этим принципом мерами безопасности обеспечиваются подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель и иные участники уголовного судопроизводства (например, эксперт), а также их близкие родственники, родственники или близкие лица.

Близкие родственники (п. 4 ст. 5 УПК РФ) — супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки25.

Родственники (п. 37 ст. 5 УПК РФ) — все иные лица, состоящие в родстве, за исключением близких родственников.

Близкие лица (п. 3 ст. 5 УПК РФ) — все иные, за исключением близких родственников и родственников, лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем или иным участником уголовного процесса, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги этим участникам процесса в силу сложившихся личных отношений.

В уголовном судопроизводстве могут быть приняты следующие меры безопасности.

При необходимости обеспечения безопасности указанных в законе лиц дознаватель и следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности.

В этом случае дознаватель с согласия прокурора, а следователь с согласия руководителя следственного органа выносит постановление, в котором излагает причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывает псевдоним участника следственного действия и приводит образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием.

Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу (ст. 166 УПК РФ).

В соответствии со ст. 186 УПК РФ при наличии угрозы совершения преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля, близких родственников, родственников или близких им лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров этих лиц допускаются по письменному их заявлению.

При отсутствии этого заявления следственное действие производится на основании судебного решения по инициативе дознавателя с согласия прокурора либо следователя с обязательного согласия руководителя следственного органа.

Другой мерой обеспечения безопасности личности является возможность производства опознания подозреваемого или обвиняе- мого в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего (ст. 193 УПК РФ).

В системе рассматриваемых мер безопасности важное место занимает рассмотрение уголовного дела в закрытом судебном заседании при наличии обстоятельств, указанных в п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ.

Суд (или судья) имеет право в целях обеспечения безопасности свидетеля и близких ему лиц произвести допрос без оглашения его данных о личности и в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства.

Однако эти меры обеспечения безопасности показали низкую эффективность, которую признали практически все процессуалисты и криминалисты.

В связи с этим отечественный законодатель на основе предложений российских специалистов, анализа международного опыта и с учетом слабой эффективности уголовно-процессуальных мер обеспечения безопасности принял специальный закон, которым он существенно расширил меры безопасности участников уголовного судопроизводства и других лиц26.

Правительство РФ подготовило Правила применения отдельных мер безопасности и выплат единовременных пособий лицам, в отношении которых принято решение о государственной защите, а также защиты сведений об осуществлении государственной защиты участников уголовного судопроизводства27.

Принцип неприкосновенности жилища (ст. 12 УПК РФ).

Данный принцип предусматривает правила, в соответствии с которыми:

а) осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных ч. 5 ст. 165 УПК РФ;

б) обыск и выемка в жилище, личный обыск производятся на основании судебного решения, кроме случаев, предусмотренных ч. 5 ст. 165 УПК РФ.

В связи с введением в уголовное законодательство конфискации имущества законодатель допустил в случаях, не терпящих отлагательства, наложение ареста на имущество по постановлению следователя (ст. 165 УПК РФ).

Для уяснения сущности рассматриваемого принципа нужно рассмотреть понятие жилища.

Жилище — индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, используемое для временного проживания (п. 10 ст. 5 УПК РФ).

Под проживающими в жилище следует понимать всех совершеннолетних лиц, постоянно или временно проживающих в жилище или владеющих им на праве частной собственности, независимо от факта их регистрации в этом жилище (п. 10 ст. 5 УПК РФ)28.

Принцип защиты (охраны) тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 13 УПК РФ).

В соответствии с этим принципом:

а) ограничение прав граждан на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения;

б) наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров производятся лишь на основании судебного решения.

В связи с этим вряд ли можно признать обоснованной позицию авторов, полагающих, что на производство перечисленных следственных действий распространяется положение ч. 5 ст. 165 УПК РФ29.

Наш вывод базируется на том, что данный принцип является конституционным, не знающим исключений. Поэтому ограничивать его действие федеральным законом недопустимо.

Принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ).

Презумпция (от лат. praesumptio) — предположение, которое условно принимается за истину.

Презумпции в отечественном праве делятся на опровержимые и неопровержимые.

Рассматриваемая презумпция относится к опровержимым, ибо она может быть устранена (или опровергнута) вступившим в законную силу приговором.

В самом общем виде этот принцип заключается в реальном правовом состоянии подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, при котором перечисленные участники уголовного процесса считаются невиновными до тех пор, пока их виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном уголовно-процессуальном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В основе этого принципа лежит древнеримская формулировка (praesumptio boni viri), сущность которой заключается в том, что участник судебной тяжбы считается действующим добросовестно, пока иное не доказано.

Родоначальником этого принципа, как полагают не совсем справедливо, на наш взгляд, многие исследователи, является Ч. Беккарио, который в своем известнейшем труде «О преступлениях и наказаниях» сформулировал тезис: «Никто не может быть назван преступником, пока не вынесен обвинительный приговор».

Рассматриваемый принцип предполагает:

а) состояние невиновности обвиняемого (а также подозреваемого, подсудимого) до тех пор, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в установленном законом порядке и не признана вступившим в законную силу приговором суда;

б) отсутствие обязанности у подсудимого, обвиняемого, подозреваемого доказывать свою невиновность;

в) наличие бремени доказывания обвинения и опровержения доводов защиты у представителей стороны обвинения;

г) толкование неустранимых или неустраненных сомнений в пользу обвиняемого.

Неустранимые сомнения — это не только сомнения в существовании обстоятельства, установление которого обязательно в силу требований ст. 73 УПК РФ, но и сомнения, которые возникают в связи с тем, что сторона обвинения при наличии реальной возмож- ности не предприняла мер к собиранию доказательств, необходимых для подтверждения обвинения1;

д) недопустимость постановления обвинительного приговора на основе предположений.

Принцип состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ).

Под принципом состязательности специалисты понимают построение (организацию) и функционирование уголовного судопроизводства, которое обеспечивает:

а) отделение друг от друга функций обвинения, защиты и юстиции (судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела по существу);

б) невозможность возложения различных процессуальных функций на один и тот же орган или на одно и то же должностное лицо;

в) независимость суда, который создает необходимые условия для исполнения сторонами своих обязанностей и осуществления ими предоставленных уголовно-процессуальным законом прав;

г) недопустимость выступления суда на стороне обвинения или защиты;

д) равноправие сторон обвинения и защиты перед судом.

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому (подсудимому, осужденному или оправданному) права на защиту (ст. 16 УПК РФ).

Этот принцип включает в себя:

а) право указанных лиц защищать свои права и законные интересы лично (самостоятельно);

б) право этих лиц пользоваться услугами (помощью) защитников и законных представителей;

в) обязанность органов, осуществляющих уголовный процесс, разъяснять этим лицам возможность защиты средствами, не запрещенными уголовно-процессуальным законом, и обеспечивать участие защитника в процессе, в том числе и на бесплатной основе.

Принцип свободы оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ).

Появление этого принципа в уголовно-процессуальном законодательстве следует оценивать положительно.

Разумеется, он присутствовал и в ранее действовавшем законодательстве, на что указывали многие отечественные авторы.

Тем не менее, в ранее действовавшем законодательстве он был закреплен не в качестве принципа уголовного судопроизводства, а лишь в качестве отдельного правила (положения) оценки доказательств.

Между тем оценка информации (доказательств, оперативно- розыскных данных, анонимных сообщений) в уголовном судопроизводстве пронизывает все его стадии и институты в полном объеме.

В соответствии с этим принципом все участники уголовного процесса:

а) оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению;

б) основывают внутреннее убеждение на совокупности имеющихся в деле доказательств;

в) руководствуются при оценке доказательств законом и совестью30;

г) учитывают, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Принцип национального языка судопроизводства (ст. 18 УПК РФ).

Настоящий принцип устанавливает правила, в рамках которых:

а) уголовное судопроизводство в России ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик;

б) судопроизводство в Верховном Суде Российской Федерации и военных судах ведется только на русском языке;

в) лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком судопроизводства, предоставляется возможность реализации своих прав с помощью бесплатных для них услуг переводчика.

Им разъясняется и обеспечивается право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют;

г) уголовно-процессуальные документы, подлежащие обязательному вручению, передаются участникам уголовного процесса в переводе на родной язык или на язык, которым они владеют.

Принцип права на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК РФ).

Этот принцип заключается в том, что:

а) действия (бездействие) и решения суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя могут быть обжалованы в порядке, установленном уголовно- процессуальным законом (ст. 124 и 125 УПК РФ);

б) каждый осужденный или оправданный имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом (главы 43—45, 48 и 49 УПК РФ).

Следует заметить, что право на пересмотр приговора вышестоящим судом имеют не только осужденный или оправданный, но и потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

Порядок заявления ходатайств, обжалования действий (бездействия) и решений государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство в досудебных стадиях, регулируется ст. 119—127 УПК РФ.

Анализ системы принципов отечественного уголовного судопроизводства позволяет сделать следующие выводы.

Разработчики нового уголовно-процессуального законодательства совершенно справедливо, на наш взгляд, исключили из системы принципов уголовного процесса принципы установления объективной истины и участия в процессе общественности (народного элемента).

Такой подход обусловлен мировоззренческой идеологией нового уголовно-процессуального законодательства, которую в целом следует поддерживать теоретикам и практическим работниками в сфере уголовного судопроизводства.

Очевидно, что устанавливаемая в уголовном судопроизводстве истина является объективной, материальной.

Однако при этом она относится к истине юридического характера в силу наличия в уголовно-процессуальном законодательстве и практике его применения презумпций, преюдиций, общеизвестных фактов, особого порядка принятия решений в судебном разбирательстве и т.п.31

Вместе с тем вряд ли заслуживает положительной оценки отсутствие в законе указания на то, что достижение объективной истины является целью уголовного судопроизводства.

Например, в законодательстве ФРГ прямо указано на то, что установление истины является одной из задач уголовного судопроизводства.

Устранение из системы принципов уголовного судопроизводства участия общественности (или народного элемента) обусловлено, как нам представляется, следующими обстоятельствами:

во-первых, желанием законодателя ликвидировать в уголовном судопроизводстве элементы зрелища, шоу;

во-вторых, стремлением законодателя уменьшить влияние «толпы», в том числе организованной, на результаты уголовного судопроизводства;

в-третьих, необходимостью приведения уголовно-процессуального закона в соответствие со ст. 32 Конституции Российской Федерации, которая указывает на то, что граждане России имеют право участвовать только в отправлении правосудия.

Вызывают сомнение справедливость и обоснованность перевода из системы принципов уголовного судопроизводства в общие условия судебного разбирательства гласности уголовного процесса.

Возможно, такое решение продиктовано узким пониманием гласности в уголовном процессе как возможности присутствия при разбирательстве уголовного дела не только участников уголовного процесса, но и иных (посторонних) лиц.

Между тем значение гласности выходит далеко за рамки интересов судебного разбирательства, хотя именно в нем она находит наиболее яркое выражение, в силу чего приобретает признаки принципа уголовного судопроизводства.

В правовой литературе справедливо подчеркивается, что гласность означает возможность обсуждения хода и результатов уголовного процесса с общественностью, общественный контроль не только по рассмотрению и разрешению уголовных дел, но и по возбуждению и предварительному расследованию преступлений32.

В то же время нельзя смешивать понятие гласности с понятиями открытости и публичности уголовного судопроизводства.

Открытость уголовного судопроизводства представляет собой в основном его доступность физическим лицам, заинтересованным в уголовном процессе.

Публичность — официальность уголовного преследования, о чем более подробно будет сказано ниже.

В то же время законодатель совершенно безосновательно, на наш взгляд, устранил из судопроизводства в законодательной формулировке ряд принципов, в том числе конституционного характера.

К ним относятся, в частности, принципы независимости судей и подчинение их только закону (ст. 120 Конституции Российской

Федерации), осуществления судопроизводства на началах равенства граждан перед законом и судом (ст. 19 Конституции Российской Федерации) и т.д.

Разумеется, основная сфера действия перечисленных принципов « в формулировке закона ограничивается только судебными стадиями уголовного процесса. Однако трудно не заметить, что они непосредственно и в большой степени опосредованно оказывают влияние на построение досудебного производства в уголовном процессе.

В связи с изложенным представляется, что в систему принципов уголовного судопроизводства входят дополнительно следующие основополагающие начала уголовного процесса.

Принцип независимости судей и подчинение их только закону (ст. 120 Конституции Российской Федерации).

При осуществлении правосудия по уголовным делам судьи и присяжные заседатели независимы и подчиняются только закону.

Независимость судей обеспечивается лишь строгим следованием ими предписаниям закона.

В свою очередь только истинная независимость судей позволяет им подчиняться уголовно-процессуальному закону.

Вмешательство в деятельность судей, присяжных заседателей недопустимо и влечет в зависимости от характера правонарушения ответственность административного или уголовного характера.

Принцип осуществления судопроизводства на началах равенства граждан перед законом и судом (ст. 19 Конституции Российской Федерации).

Этот принцип означает равенство всех лиц перед законом и органами, осуществляющими судопроизводство, независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, владения языком уголовного судопроизводства, от принадлежности к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств33.

Принцип публичности (ст. 21 УПК РФ).

Сущность этого принципа заключается в обязанности стороны обвинения осуществлять уголовное преследование при обнаружении признаков преступления независимо от волеизъявления других участников процесса.

В соответствии с этим принципом:

а) уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель;

б) прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель при обнаружении деяния с признаками преступления обязаны принять предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по установлению события преступления и уголовному преследованию (изобличению) лица или лиц, виновных в его совершении;

в) уголовное преследование от имени государства по делам частного или частно-публичного обвинения в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, осуществляют следователь, а также дознаватель с согласия прокурора независимо от волеизъявления потерпевшего или его законного представителя;

г) требования, поручения и запросы должностных лиц органов, осуществляющих предварительное расследование (досудебное производство), обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Следует особо отметить, что нашу позицию по существу разделили судьи Конституционного Суда Российской Федерации, которые в одном из своих решений непосредственно указали на то, что публичность является принципом уголовного процесса.

Современные авторы воспринимают публичность как социальную открытость уголовного судопроизводства, как способность последнего слышать голоса всех, а не только сильнейших своих участников34.

В других отраслях процессуального права принципу публичности противостоит принцип диспозитивности, означающий свободное распоряжение участником процесса своими правами.

Диспозитивные начала в отечественном уголовном судопроизводстве имеют ограниченную сферу действия35.

Взаимосвязь, взаимодействие и взаимообусловленность публичных и диспозитивных начал в уголовном процессе, зависящих от характера и тяжести совершенного преступления, обеспечивают существование в нем трех видов обвинения (уголовного преследования): частного, частно-публичного и публичного.

К уголовному преследованию, включая обвинение в суде, в частном порядке отнесены уголовные дела потому, что совершенные преступления в основном касаются частных (личных) интересов пострадавших.

В связи с этим уголовное преследование виновных отдано государством на усмотрение потерпевших (жертв, пострадавших) или их законных представителей.

Вмешательство государства в уголовный процесс по этим уголовным делам осуществляется в минимальных пределах.

Уголовные дела о преступлениях частно-публичного преследования (обвинения) сочетают в себе частные (личные) и публичные (общественные) интересы.

Эти преступления затрагивают прежде всего частные интересы конкретного лица.

Однако они представляют определенную опасность для функционирования общества и государства, в связи с чем они «включают» государственный механизм в процесс привлечения виновного к уголовной ответственности.

Уголовные дела о преступлениях, всегда представляющих опасность для общества и государства, относятся к уголовному преследованию (обвинению) в публичном порядке.

Поэтому государственные органы, осуществляющие уголовное преследование, должны реагировать на все случаи готовящихся или совершенных преступлений.

Согласно ч. 2 ст. 20 УК РФ делами частного обвинения считаются уголовные дела о преступлениях, предусмотренных:

а) ч. 1 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью при отсутствии хулиганских побуждений);

б) ч. 1 ст. 116 (побои при отсутствии хулиганских побуждений);

в) ч. 1 ст. 129 (клевета без отягчающих обстоятельств);

г) ст. 130 УК РФ (оскорбление).

Особенности производства по этим делам заключаются в следующем: 1)

уголовное дело возбуждается не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ; 2)

заявление подается непосредственно в суд (мировому судье); 3)

заявление, отвечающее требованиям уголовно-процессуального закона, практически автоматически влечет возбуждение уголовного дела при принятии судьей заявления к своему производству; 4)

предварительное расследование по уголовному делу, как правило, не проводится; 5)

уголовное дело подлежит прекращению за примирением сторон; 6)

примирение сторон допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора;

7) следователь, а также дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния или по иным причинам не может самостоятельно защищать свои права и законные интересы.

К иным причинам относится также случай совершения лицом, данные о котором не известны (ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

При этом осуществляется предварительное расследование.

Вступление прокурора в уголовное дело не препятствует его прекращению в связи с примирением сторон (ч. 4 ст. 318 УПК РФ).

Согласно ч. 3 ст. 20 УК РФ к делам частно-публичного обвинения относятся преступления, предусмотренные:

а) ч. 1 ст. 131 (изнасилование без отягчающих обстоятельств);

б) ч. 1 ст. 132 (насильственные действия сексуального характера без отягчающих обстоятельств);

в) ч. 1 ст. 136 (нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина без отягчающих обстоятельств);

г) ч. 1 ст. 137 (нарушение неприкосновенности частной жизни без отягчающих обстоятельств);

д) ч. 1 ст. 138 (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений без отягчающих обстоятельств);

е) ч. 1 ст. 139 (нарушение неприкосновенности жилища без отягчающих обстоятельств);

ж) ст. 145 (необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет);

з) ч. 1 ст. 146 (нарушение авторских и смежных прав без отягчающих обстоятельств);

и) ч. 1 ст. 147 (нарушение изобретательских и патентных прав)36.

Особенности уголовно-процессуального производства по этим

делам состоят:

1) в возбуждении уголовного дела не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ; 2)

в обязательном производстве предварительного расследования; 3)

в запрете прекращения уголовного дела за примирением сторон, за исключением случаев, установленных ст. 25 УПК РФ; 4)

в возможности возбуждения уголовного дела следователем, а также, с согласия прокурора, дознавателем при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом, беспомощном состоянии или по иным причинам не способного воспользоваться своими правами (ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

Уголовные дела о совершении всех иных преступлений, за исключением дел частного и частно-публичного обвинения, считаются делами публичного обвинения (ч. 5 ст. 20 УПК РФ).

Потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе принимать участие в уголовном преследовании обвиняемого по уголовным делам частно-публичного и публичного характера.

По делам частного обвинения они имеют право выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном уголовно- процессуальным законом (ст. 22 УПК РФ).

Причинение вреда преступлениями против службы в коммерческих и иных организациях (глава 23 УК РФ, ст. 201—204) интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющихся государственным или муниципальным предприятием, влечет возбуждение уголовного дела только по заявлению руководителей этих организаций или с их согласия.

Это правило действует, если указанными преступлениями не причинен общественно опасный вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества и государства.

В противном случае лица, виновные в совершении этих преступлений, преследуются в публичном порядке (ст. 23 УПК РФ).

Принцип сочетания начал единоличности и коллегиальности (ст. 30, 31, 163 УПК РФ и др.).

Сущность этого принципа заключается в том, что уголовное судопроизводство в различных его стадиях осуществляется как единолично, так и коллегиально.

Как правило, предварительное расследование преступлений производится следователем или дознавателем единолично.

Однако в случае сложности уголовного дела, большого количества преступных эпизодов или большого объема расследование в форме предварительного следствия может быть поручено нескольким следователям, т.е. группе (или бригаде) следователей (ст. 163 УПК РФ).

Данной группе могут быть приданы оперативные работники органов исполнительной власти, на которых возложены функции по осуществлению оперативно-розыскной деятельности.

Наиболее ярко этот принцип реализуется в судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Так, рассмотрение и разрешение уголовного дела в суде первой инстанции моїуг быть осуществлены единолично, в составе трех профессиональных судей или судом с участием присяжных заседателей.

Более подробно этот вопрос будет освещен при рассмотрении судебных стадий уголовного судопроизводства.

Принцип уголовно-процессуальной экономии.

Настоящий принцип уголовного судопроизводства не нашел законодательного закрепления в России.

Между тем он на законодательном уровне используется в некоторых государствах (например, в Польше).

Сущность и содержание этого принципа заключаются в том, что уголовно-процессуальное законодательство должно обеспечивать достижение целей и решение задач уголовного судопроизводства с минимально возможными затратами сил и средств процессуального и оперативно-розыскного характера (содержания), а также времени производства по уголовному делу.

Существование настоящего принципа вытекает, на наш взгляд, из наличия в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве: 1)

особого порядка судебного разбирательства (ст. 314—317 УПК РФ); 2)

производства в мировом суде (у мирового судьи — ст. 318—323 УПК РФ); 3)

особого порядка производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц (ст. 447—452 УПК РФ); 4)

возможности примирения сторон по уголовным делам о преступлениях не только небольшой, но и средней тяжести (ст. 25 и 28 УПК РФ).

В настоящее время вряд ли кто из специалистов будет отрицать сложность и громоздкость уголовно-процессуальной процедуры. При этом уголовное судопроизводство не способствует достижению Целей и решению задач контроля над состоянием преступности в России.

В связи с изложенным представляется необходимым закрепить этот принцип в уголовно-процессуальном законодательстве и приступить к активной работе по его реализации как в законодательстве, так и в практике применения.

<< | >>
Источник: Гельдибаев, Мовлад Хасиевич.. Уголовный процесс: учебник для студентов вузов, обучающихся по юридическим специальностям / М.Х. Гельдибаев, В.В. Вандышев. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право. - 719 с.. 2012

Еще по теме 3.2. Понятие и содержание отдельных принципов уголовного процесса:

  1. § 3. Место принципа публичности (официальности) в системе принципов уголовного судопроизводства
  2. ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА
  3. 2.1. Понятие законности в уголовном процессе
  4. § 3.2. Фрагментарное соблюдение принципов уголовного процесса и общих условий судебного разбирательства при проведении его в особом порядке
  5. Глава 1 Понятие, сущность и задачи российского уголовного процесса
  6. 1.1. Понятие уголовного процесса, его назначение, задачи и значение
  7. Глава З Принципы уголовного процесса
  8. 3.1. Понятие принципов уголовного процесса и их классификация
  9. 3.2. Понятие и содержание отдельных принципов уголовного процесса
  10. 8.1. Понятие, виды и социально-правовое значение ходатайств в уголовном процессе
  11. § 1. Объективная истина как принцип гражданского процесса: история и современность
  12. 3.1. Понятие и значение принципов уголовного судопроизводства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -