3.3.1. Структура судебного разбирательства

Судебное разбирательство по делам о применении принудительной меры медицинского характера имеет ту же систему, что и судебное разбирательство по уголовным делам. Оно делится на несколько взаимосвязанных этапов, последовательно сменяющих друг друга.
Каждый этап имеет свои самостоятельные цели, определяющие содержание процессуальных действий и отношений, порядок их проведения и характеризующие своеобразие процессуальных форм и методов деятельности суда и участников судебного разбирательства.

Специфика судебного разбирательства определяется тем, что по делам о применении принудительных мер медицинского характера не осуществляется функция уголовного преследования (изобличения виновного), не ставится цель справедливого наказания, при применении принудительной меры медицинского характера нельзя говорить о восстановлении нарушенной общественно опасным деянием социальной справедливости; по делам данной категории невозможно вести речь о воспитательной роли судопроизводства; при производстве в порядке главы 51 УПК РФ в деле всегда фигурируют сведения, составляющие врачебную тайну.

Следует согласиться с П.С. Элькинд, которая выделяла следующие основные особенности судебного рассмотрения дел данной категории: 1) оно должно происходить при обязательном участии прокурора и адвоката; 2) душевнобольной привлекается к участию в судебном заседании лишь постольку, поскольку это позволяет состояние его здоровья и вызывается необходимостью; 3) в судебном заседании должен принимать участие эксперт- психиатр; 4) суд должен заслушать в качестве свидетеля родителя, опекуна или попечителя душевнобольного; 5) дела эти могут слушаться (по усмотрению суда) при закрытых дверях даже тогда, когда они не подпадают под ст. 19 УПК РСФСР; 6) результатом рассмотрения таких дел может быть только

-147215

определение, но не приговор» .

Судебное разбирательство по делам о применении принудительной меры медицинского характера состоит из подготовительной части судебного заседания, судебного следствия, прений сторон и вынесения определения.

Подготовительная часть судебного разбирательства призвана создать все условия для установления оснований применения принудительных мер медицинского характера.

В связи с тем, что судебное разбирательство осуществляется на основании общих условий, правила главы 36 УПК РФ должны распространяться на всех участников производства о применении принудительных мер медицинского характера. Однако в данной главе не указывается на необходимость разъяснения лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, его прав (если этому не препятствует характер его психического заболевания). То же относится и к его законному представителю. Непонятна логика законодателя, который, с одной стороны, наделил законного представителя процессуальным статусом (в том числе правом участия в судебном разбирательстве), но с другой, - не закрепил обязанность суда разъяснить ему его права. В этой связи, думается, целесообразно дополнить главу 36 УПК РФ статьей 270 (1) «Разъяснение прав законному представителю». Если по заключению эксперта-психиатра будет определена возможность участия лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, в судебном разбирательстве, то ему также должны быть разъяснены его права. В соответствии с требованиями ст. 265 УПК РФ председательствующий должен установить личность подсудимого и выяснить вопрос о своевременном вручении копии обвинительного заключения или акта. Возникает вопрос, как должен поступить суд с лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера? Во-первых, такое лицо не является подсудимым, а, во-вторых, на основании п.6 ст.439 копия постановления о направлении дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера вручается только защитнику и законному представителю. Думается, что данный пробел в законодательстве должен быть урегулирован путем введения отдельной нормы в соответствующей редакции, либо дополнения ст. 265 УПК РФ, которая бы регламентировала положение такого участника процесса.

После рассмотрения и разрешения по существу всех вопросов, связанных с подготовкой дела к рассмотрению, суд переходит к судебному следствию.

В ходе судебного разбирательства дела о применении принудительных мер медицинского характера должны быть исследованы следующие вопросы: 1)

имело ли место деяние, запрещенное уголовным законом; 2)

совершило ли деяние лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера; 3)

совершено ли деяние лицом в состоянии невменяемости; 4)

наступило ли психическое расстройство у данного лица после совершения преступления, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение; 5)

представляет ли психическое расстройство лица опасность для него или других лиц либо возможно ли причинение данным лицом иного существенного вреда; 6)

подлежит ли применению принудительная мера медицинского характера и какая именно (ст. 442 УПК РФ).

Судебное следствие начинается с изложения прокурором доводов, содержащихся в постановлении следователя о направлении дела в суд, о необходимости применения к невменяемому или к лицу, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, принудительной меры медицинского характера. Порядок исследования доказательств в судебном следствии осуществляется с участием сторон по общим правилам, установленным в ст. 274 УПК РФ за исключением: прокурор в суде не поддерживает государственное обвинение, не произносит обвинительной речи, а высказывает мнение по вопросам, перечисленным в ст. 442 УПК РФ.

Защитник не защищает от обвинения лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, а способствует выяснению обстоятельств, ограждающих права и законные интересы этого лица.

В судебном следствии отсутствует допрос лица, в отношении которого ведется такое производство, даже если оно присутствует в суде, поскольку сообщения этого лица не являются доказательством (ст. 74 УПК РФ).

Вместе с тем С.Н. Шишков считает, что лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, может быть допущено к даче объяснений в ходе судебного следствия, а также к произнесению последнего слова. Объяснения могут помочь в проверке и правильной оценке доказательств. Предоставление лицу последнего слова - дополнительная гарантия защиты его прав и законных интересов. Для решения вопроса о возможности дачи лицом объяснений и произнесения им последнего слова надлежит исследовать доказательства о его психическом состоянии (заключения и показания экспертов-психиатров,

медицинские документы из психиатрических учреждений, в которых лицо

216

находилось после прохождения им экспертизы, и др.) . Целесообразность допроса лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, обусловлена тем, что показания такого лица могут являться не только важным средством установления истины по делу, но и способствовать защите его прав и законных интересов. Показания лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, должны и могут использоваться в качестве судебных доказательств, должны оцениваться в совокупности с другими доказательствами (конечно, при условии, что такое лицо способно по своему психическому состоянию давать показания).

Вызывает сожаление, что сегодняшняя практика идет по пути полного отказа не только от использования в качестве доказательств показания такого лица, но и его присутствия на стадии судебного разбирательства. По материалам изученных мною уголовных дел, в 85 % лица, в отношении которого велось производство о применении принудительной меры медицинского характера, не вызывались в судебное заседание.

Для того чтобы не нарушались законные права и интересы такого лица, считаю необходимым дополнить ст. 74 УПК РФ самостоятельным видом доказательств - показаниями лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера.

Исходя из закрепленного в ст. 442 УПК РФ перечня вопросов, которые необходимо разрешить судье на первоначальном этапе судебного следствия, судья должен установить, что общественно опасное деяние совершено лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, и совершило ли оно деяние в состоянии невменяемости. Достоверное установление факта невменяемости осуществляется посредством исследования заключения экспертизы, допроса эксперта, а также оценки данного вида доказательств в совокупности с другими.

Небезынтересно привести различные позиции юристов и врачей- психиатров на предмет определения невменяемости и возможности помещения лица в психиатрический стационар.

По мнению Р.И. Михеева и А.И. Сергеева, «вопрос об установлении невменяемости - юридический. Он возникает в процессе разрешения уголовного дела. И разрешать его должен юрист, а не психиатр. Каждый практический работник органов правосудия должен глубоко осознать, что на него, а не на эксперта закон возложил обязанность и право принять решение о вменяемости и ответственности субъекта, либо о его невменяемости и применении к невменяемому принудительных мер медицинского характера. Предпосылкой для такого осознания является овладение юристами основами знаний в области судебной психиатрии (так как иначе судебный работник не сможет разобраться в сложной экспертизе и критически ее оценить). С другой стороны, эксперты должны овладевать основами правовых знаний и в своих заключениях ограничиваться сообщением суду сведений, не определяя правовых последствий, что явилось бы ложным пониманием ими своей

217

роли» .

Вот что писал по этому поводу известный врач-психиатр В.П. Сербский: «Вопрос о том, может ли больной находиться в больнице или нет - вопрос чисто медицинский, и как таковой, требует, прежде всего, специальных сведений. Уверенность, что его разрешение доступно суду, разве не сводится к той же коренной ошибке, что всякое проницательное лицо не только может определить болезнь, но и указать наиболее подходящий способ лечения, так как помещение в больницу очень часто, прежде всего, необходимо - именно, как способ лечения.

Двери наших заведений должны быть широко раскрыты для контроля со стороны представителей правосудия; во многих отношениях мы просим их вмешательства и ждем их помощи; но это вмешательство может касаться только той области, которая им доступна. Иначе легко оправдывается замечание одного из выдающихся французских врачей, что законодатели - самые худшие врачи для душевно-больных. Во всех делах, где возникает вопрос о душевном расстройстве подсудимого, самая главная, выдающаяся роль, несомненно, принадлежит заключению врачей-специалистов. При этом критика, проверка или оценка этого заключения по существу не доступна судьям, потому что она предполагает такие специальные знания и такую опытность в решении научных медицинских вопросов, которыми судьи не обладают и не будут обладать, если только не ознакомятся с полным курсом

медицинского факультета»132.

Право давать юридическую оценку психическому состоянию лица во время совершения общественно опасного деяния, т.е. делать вывод о невменяемости, принадлежит исключительно суду, Установленный законом порядок признания лица вменяемым или невменяемым имеет глубокий социально-политический смысл: это одна из важных правовых гарантий охраны личности, ее законных прав и интересов, исключающая субъективизм и произвол в решении важного социально-политического вопроса, имеющего юридическое значение. Решение вопроса о вменяемости и невменяемости экспертами (а он в известной степени довлеет над следователем и судом) есть выход экспертов за пределы представленной им законом компетенции, вторжение их в решение правового вопроса133.

Эксперт-психиатр определяет лишь один критерий невменяемости (вменяемости), содержанием которого является диагностирование заболевания. Суд же, опираясь на юридический критерий, способен установить вменяемость (невменяемость) лица. Вместе с тем, заключение эксперта-психиатра должно содержать не только вывод о диагнозе заболевания, но и отразить его влияние на поведение лица, в момент совершения им общественно опасного деяния или после его совершения.

При оценке заключения экспертов суд и следователь обязаны: 1) проверить соблюдение процессуального порядка подготовки, назначения и проведения экспертизы; 2) проверить, достаточна ли научная квалификация экспертов для ответа на поставленные вопросы и не вышли ли они за пределы своих специальных познаний; 3) убедиться в полноте экспертных исследований и экспертного заключения; 4) оценить научную обоснованность примененных экспертом специальных методов, а также научную (предметно-специальную) и логическую обоснованность его выводов «экспертными доказательствами»; 5)

<1 оценить содержащиеся в заключении доказательства с точки зрения их

относимости, допустимости и места в системе других доказательств134Круг обстоятельств, подлежащих доказыванию на судебном следствии, определен предметом доказывания по данной категории дел.

' Применение принудительной меры медицинского характера возможно лишь при доказанности совершения лицом, в отношении которого ведется производство, запрещенного уголовным законом деяния, содержащего признаки конкретного преступления. Тщательной проверке подлежат и доказательства, свидетельствующие об общественной опасности психически больного лица.

^ По окончании судебного следствия проводятся прения сторон, порядок

которых определяется в соответствии с общими требованиями (ст. 292 УПК РФ). Выступление в прениях является одним из способов защиты участниками судебного разбирательства своих или представляемых прав и законных интересов. В ходе судебных прений все обстоятельства дела освещаются сторонами с различных позиций. Тем самым, обеспечиваются условия для разрешения дела и вынесения законного и обоснованного постановления. По содержанию они должны включать в себя ответы сторон на основные вопросы, которые подлежат разрешению судом при вынесении постановления о применении принудительной меры медицинского характера.

Ф По окончании исследования доказательств суд должен выслушать мнение

прокурора, защитника. Законный представитель и лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, также имеют право высказать свое мнение.

Для прокурора и защитника участие в прениях - процессуальная обязанность. По делам рассматриваемой категории прокурор не поддерживает государственное обвинение, а обосновывает от имени государства необходимость применения принудительной меры медицинского характера лицу, в отношении которого ведется такое производство. Поэтому выступление прокурора должно быть первым.

П. А. Колмаков считает, что речь прокурора должна состоять из нескольких логически взаимосвязанных частей, последовательность и содержание которых может различаться в зависимости от обстоятельств дела. Однако в любом случае, речь прокурора должна включать в себя следующие содержательные элементы: 1.

Обязательным элементом выступления прокурора является уголовно- правовая квалификация общественно опасного деяния, совершенного этим лицом. Эту юридическую оценку необходимо увязать с конкретными обстоятельствами деяния, в каком они были установлены судебным следствием. Прокурор должен привести аргументы, указывающие на то, что в действиях лица, нуждающегося в применении принудительных мер медицинского характера, имеется состав общественно опасного деяния, и оно должно быть квалифицировано по определенной статье Особенной части УК РФ. 2.

Прокурором должен быть обоснован и соответствующий вид принудительного лечения, подлежащий, по его мнению, применению в отношении рассматриваемого лица. Поэтому в своей речи он со ссылкой на материалы дела раскрывает характеризующие личность обстоятельства (например, поведение в обществе, характер и степень психического расстройства, степень его общественной опасности и т.п.), которые должны быть приняты судом во внимание при определении соответствующего вида принудительного лечения. 3.

В речи прокурора могут быть проанализированы обстоятельства, способствовавшие совершению общественно опасного деяния, и предложения по их устранению. При наличии ущерба он также предлагает свое решение

вопроса по его возмещению

После речи прокурора выступают защитник и законный представитель. Речь защитника по своему содержанию включает в себя изложение мнения защиты по вопросам, которые анализируются в речи прокурора. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не определяет право участия самого лица, в отношении которого ведется производство, в судебном заседании и соответственно в прениях. Думается, что если лицо способно по своему психическому состоянию участвовать в судебном заседании, то оно может принимать участие в прениях и высказывать свое мнение по поводу вопросов, разрешаемых в отношении него.

После произнесенных речей все участники судебных прений могут выступить еще раз с репликой, содержанием которой могут быть любые вопросы, -являющиеся предметом прений. Право последней реплики должно быть предоставлено защитнику и лицу, о котором рассматривалось дело.

После заслушивания прокурора, защитника, законного представителя и лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительного лечения, суд удаляется в совещательную комнату для вынесения постановления.

В соответствии с положениями ст.443 УПК РФ суд может принять одно из следующих решений: -

об освобождении лица от уголовной ответственности и назначении в отношении данного лица принудительной меры медицинского характера; -

о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера: -

при наличии оснований, предусмотренных ст. ст. 24-28 УПК РФ выносит постановление о прекращении уголовного дела независимо от наличия и характера заболевания лица; -

о возвращении уголовного дела прокурору в соответствии с положениями ст. 237 УПК РФ.

Постановление об освобождении лица от уголовной ответственности и о назначении ему принудительной меры медицинского характера выносится в тех случаях, когда в процессе судебного разбирательства будет доказан факт совершения деяния, запрещенного уголовным законом, лицом, находящимся в состоянии невменяемости.

Постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительной меры медицинского характера выносится тогда, когда доказаны факты совершения деяния, запрещенного уголовным законом, невменяемым лицом, но оно не представляет по своему психическому состоянию общественной опасности и не нуждается в применении принудительной меры медицинского характера.

Необходимо обратить внимание на формулировку ч.1 ст. 443 УПК РФ, которая указывает, что, признав доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, суд выносит постановление в соответствии со ст. ст. 21 и 81 УК РФ об освобождении этого лица от уголовной ответственности (выделено мною - М.Б.) и о применении к нему принудительных мер медицинского характера. Возникает вопрос, почему на основании ст. 81 УК РФ может быть вынесено постановление об освобождении от уголовной ответственности, когда редакция указанной статьи определяет, что лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания. Представляется, что редакция ст. 443 УПК РФ должна быть изменена, поскольку в таком изложении она отождествляет понятия «освобождение от ответственности» и «освобождение от наказания». Вместе с тем, освобождение от уголовной ответственности является полным и безусловным, ибо невменяемость исключает ответственность и наказуемость. Освобождение же от наказания не освобождает лицо от уголовной ответственности. Психическое заболевание может оказаться обратимым и тогда, освобожденный от наказания по выздоровлении может быть привлечен к уголовной ответственности со всеми вытекающими отсюда последствиями.

<< | >>
Источник: Буфетова М. Ш.. Производство о применении принудительных мер медицинского характера / Диссертация /. 2004

Еще по теме 3.3.1. Структура судебного разбирательства:

  1. 3 ОБЩИЕ УСЛОВИЯ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА
  2. Пределы судебного разбирательства
  3. Отложение и приостановление судебного разбирательства
  4. ПРЕДМЕТ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В СУДЕ КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ
  5. ОТМЕНА ПРИГОВОРА С НАПРАВЛЕНИЕМ УГОЛОВНОГО ДЕЛА НА НОВОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО
  6. 3.2. Специфика применения общих условий судебного разбирательства при рассмотрении дел о применении принудительных мер медицинского характера
  7. 3.3. Особенности стадии судебного разбирательства при рассмотрении дел о применении принудительных мер медицинского характера
  8. 3.3.1. Структура судебного разбирательства
  9. 3.3.2. Основания прекращения уголовного дела о применении принудительных мер медицинского характера на стадии судебного разбирательства
  10. §5. Судебное разбирательство в Конституционном Суде РФ
  11. §3. Участие адвоката-защитника в судебном разбирательстве. Особенности работы адвоката в различных частях судебного разбирательства и по делам о преступлениях несовершеннолетних. Реализация принципа состязательности в суде. Особенности участия адвоката в суде присяжных
  12. 2.4. Порядок рассмотрения гражданского иска в ходе судебного разбирательства
  13. Структура судебно-медицинской службы РФ. Объекты судебно-медицинской экспертизы. Виды экспертиз, организация, оформление.
  14. 3.3.1. Структура судебного разбирательства
  15. 23.3, Структура и содержание судебного разбирательства
  16. 27.2. Структура судебного разбирательства в суде присяжных и краткая характеристика его элементов
  17. § 2. Суд и участники судебного разбирательства
  18. § 2.2. Особенности подготовки дела о расторжении брака к судебному разбирательству
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -