<<
>>

§ 3. ПРОГНОСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Назначение наказания следует понимать как процесс подготовки и принятия решения о применении к виновному в совершении преступления уголовно-правовой санкции. Эту функцию, как известно, осуществляют судебные органы.

Судебная деятельность по назначению наказания оказывает существенное влияние не только на состояние преступности, но и непосредственно или опосредованно на общественную жизнь в целом. Поэтому обеспечение функционирования правосудия по уголовным делам в соответствии с наиболее актуальными общественными потребностями приобретает важное социальное значение. В литературе справедливо отмечается, что «выявление складывающихся в области судебной деятельности проблемных ситуаций — одно из важнейших условий плодотворности научного поиска»236. Судебная деятельность по рассмотрению конкретных уголовных дел генетически и функционально связана с прошлой преступностью. Применением уголовного наказания судебная система стремится изменить в желательном для общества направлении состояние будущей преступности посредством частного и общего предупреждения преступлений. Совокупность прогнозируемых, планируемых или полученных положительных изменений в будущей преступности образует предупредительный эффект судебной деятельности по уголовным делам. Однако состояние будущей преступности предопределяется ее причинами, и в этом плане непосредственным объектом судебной деятельности являются также субъективные причины преступного поведения, т.е. тот элемент криминогенного комплекса, который находится в пределах досягаемости уголовного наказания. Названные причины сосредоточены в личностных характеристиках виновных в совершении преступлений, а также потенциальных правонарушителей, т. е. лиц, склонных к совершению преступлений. Вопросы о назначении наказания являются частью общей проблемы взаимоотношения общества и личности, поэтому принципы рассматриваемого уголовно-правового института, в конечном счете производны от тех общих начал, на которых строятся отношения между обществом и личностью в условиях правового государства.
Практика судебной деятельности показывает, что общих законодательных начал назначения наказания недостаточно для выбора и назначения максимально-целесообразного вида и размера наказания. Поэтому ни в какой другой области судебной деятельности не допускается столько судебных ошибок, сколько при решении вопросов, связанных с назначением наказания.

Так, примером может служить уголовное дело, рассмотренное Санкт-Петербургским городским судом по обвинению С. в совершении преступлений, предусмотренных п. «к» ч. 2 ст. 105 и п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК Российской Федерации. 10 января 2002 г. С., имея неснятую и непогашенную судимость за кражу, совершенную с незаконным проникновением в квартиру, совершил новые преступления — убийство гр. Н. и кражу из квартиры гр. Н. имущества на общую сумму 120 000 рублей.

Как видно из материалов дела в 1999 г., С. за совершение квартирной кражи был приговорен Петроградским районным судом Санкт-Петербурга к четырем годам лишения свободы условно. Во время испытательного срока С., совершая хищение имущества из квартиры Н., был застигнут потерпевшим на месте преступления, после чего С. с целью скрыть совершенное им преступление совершил убийство Н. и с похищенным скрылся, но был изобличен и задержан сотрудниками милиции237.

Данное уголовное дело является наглядным примером ошибки Петроградского районного суда Санкт-Петербурга при назначении

С. наказания. С. являлся профессиональным преступником, специализирующимся на квартирных кражах, и условное наказание ничем не было оправдано и привело к совершению С. нового особо тяжкого преступления.

Дело в том, что указание закона и рекомендации вышестоящих судебных инстанций относительно того, что мера наказания должна быть назначена в пределах санкции с учетом характера и степени общественной опасности преступлений и личности виновного, не дают суду конкретного ответа на вопрос, следует ли назначить данному подсудимому 3 или 5 лет лишения свободы, а может быть год исправительных работ. Этот вопрос решается каждый раз во время изучения психологии, социологии, уголовно-исправительной педагогики и других дисциплин.

Конечно, можно положиться и на собственный опыт, на сложившуюся практику. Но было бы куда более эффективно, если бы судья знал хотя бы основные положения теории по этим вопросам.

«Вместе с тем определить необходимую меру наказания на практике далеко не просто, — пишет Г. П. Новоселов, — тем более что многие вопросы, связанные с этой проблемой, не разрешены законодательно и не освещены в научно-теоретической литературе»238. Итак, определяя вид и размер назначенного наказания, суд во время вынесения приговора не знает, будут ли достигнуты цели наказания или нет, ибо судебное решение о возможности достижения этих целей предназначено для будущего. А это приводит к тому, что для эмпирической интерпретации ст. 58 УК Азербайджанской Республики («Общие начала назначения наказания») каждый судья в каждом конкретном случае ищет ответ на вопрос: справедливо ли назначено наказание?

Можно умело расследовать дело, хорошо с точки зрения профессионального мастерства и культуры провести судебный процесс, а затем неправильным, несправедливым назначением наказания свести на нет всю эту работу. 3. Астемиров и Ю. Байбаков правильно отмечают, что «приговором подводится итог всей предшествующей работе по воспитательному влиянию на правонарушителя, оказанному в ходе расследования и разбирательства дела, а также намечается на будущее процесс его исправления и перевоспитания»239.

Ввиду того, что решение суда оказывает существенное влияние на судьбу лица, совершившего преступление, общество вправе требовать от суда предвидеть: какое необходимо оказывать воздействие на то или иное лицо и какое действительно воздействие окажет приговор на осужденного в ходе отбывания наказания, к которому он его осудил. Следовательно, определяя вид и размер назначенного наказания, суд тем самым обязан дать не только конкретную оценку характера и степени общественной опасности преступления и личности преступника, но и должен сделать конкретный вывод о том, что определенного им видом и размером наказания объема уголовно-исправительного воздействия будет достаточно для достижения целей исправления и перевоспитания данного осужденного, общего и специального предупреждения240.

А это значит, что судебное решение о наказании предназначено для будущего.

Прогностический аспект назначения наказания заключается в двух моментах. Во-первых, судебное решение необходимо рассматривать, как предписание поместить осужденного в такие условия, в рамках которого определенное судом исправительнокарательное воздействие будет способствовать наиболее эффективному достижению основных целей наказания. Во-вторых, судебное решение следует понимать как средство для удержания как самого осужденного, так и других лиц от совершения преступления.

Поэтому назначенное наказание есть вероятностное логическое осуждение, т. е. прогноз. Лайош Надь пишет: «Назначенное наказание — это прогноз, силлогизм, выведенный из существующих в данное время причин в отношении последствий, которые должны наступить в будущем, предвидение того, что назначенное в настоящем наказание в будущем приведет к осуществлению его цели, а именно — обеспечит восстановление социальной справедливости, исправления осужденного и предостережет членов общества от совершения преступления»241.

Прогностическая сущность наказания состоит в том, что все цели наказания — восстановление социальной справедливости, исправление осужденного, общее и специальное предупреждение направлены на будущее. Поэтому при решении вопроса о назначении наказания, т. е. при выборе вида и размера наказания, суд исходит прежде всего из того, что наказание содержит не то, что есть, а то, что должно быть.

Лайошь Надь совершенно правильно подчеркивает: «Хотя наказание назначается на основе фактов, соответствующих действительности, с соблюдением требований закона и справедливости, оно является лишь выводом о будущем, прогнозом, сделанным с большей или меньшей точностью и, в конечном счете, имеющим вероятностный характер. Вывод здесь осуществляется путем движения от причин (эффективности примененной санкции)»242. Сколь бы ни был обширен информационный материал, на основе которого суд принимает окончательное решение относительно наказания, все же важная роль, вследствие прогностического характера этой проблемы, принадлежит вероятностным элементам при определении эффективности уголовного наказания.

Поэтому вероятность есть элемент, присутствующий в назначенном наказании. Таким образом, получается, что суд при назначении наказания не располагает никакой информацией относительно будущих результатов принятого решения. А это значит, что суд, используя только прошлую и настоящую информацию о преступлении и подсудимом, ограничивается в своей деятельности только «простым» назначением наказания, учитывающим лишь «чисто» юридические требования, указанные в ст. 58 УК Азербайджанской Республики. Но практика свидетельствует, что этих общих законодательных начал недостаточно для максимально-целесообразного и справедливого выбора вида и размера наказания. Для того чтобы судебное решение о наказании было справедливым и действенным, необходимо обеспечить суд соответствующей информацией относительно будущих результатов назначенного наказания. А этого можно добиться, как нам кажется, путем прогнозирования результатов уголовного наказания. Но возможно ли такое прогнозирование?

В. Г. Виноградов пишет: «Предвидение того, что только возможно возникнет, — самый трудный вид предвидения»243. Являясь одной из задач любой науки, прогноз необходим и возможен как в социальных, так и в естественных науках, ибо любая наука имеет описательную, объяснительную и предсказательную функцию244. Б. С. Грязнов совершенно правильно отмечает, что «в конечном итоге задача любой науки заключается в том, чтобы уметь предсказать поведение изучаемой системы, будь то машина, живой организм, человек или же общество в целом245. Отрицание возможности прогнозирования, по существу, ведет к отрицанию существующих связей между прошлым, настоящим и будущим246.

Для прогноза характерно и то, что в нем содержится обоснованная оценка будущего развития прогнозируемого объекта, его потребностей и возможностей их удовлетворения, предвидение характера действия этого объекта и ожидаемых последствий такого действия на каждом из этапов прогностического периода247.

Итак, возможность прогнозирования вообще, судебного прогнозирования в частности, основывается на принципиальном гносеологическом положении о том, что нет вещей непознаваемых, а есть лишь непознанные.

Б. Г. Кузнецов пишет: «Характерная особенность нынешнего этапа в развитии науки — включение прогнозов в само содержание научных теорий. Поэтому вопрос о возможности прогнозов ставится теперь по-новому. Вернее было бы сказать, что подобный вопрос уступил место другому: возможно ли сейчас развитие науки без прогнозов? Ответ отрицательный»248. Таким образом, вопрос не в том, возможно ли прогнозирование при назначении наказания, а в том, что можно и чего нельзя прогнозировать.

Суд нуждается в прогнозировании лишь основных тенденций, направлений логики развития будущих результатов назначенного им уголовного наказания, а не каких-либо отдельных, маловажных деталей. «Практическая роль прогнозирования, — отмечает И. М. Рагимов, — состоит в том, что оно необходимо для успешной реализации уголовного наказания, оно дает возможность подготовиться к будущим результатам этого наказания, влиять на них, целенаправленно формировать, изменять и развивать нужные нам процессы»249.

Развивая эту идею, можно отметить, что практическое значение прогнозирования особенно важно при разработке уголовной политики, которая содержит основные направления борьбы с преступностью. Научный анализ состояния преступности, причин и условий совершения различных преступлений, реальных результатов примененных наказаний и некоторых других аспектов криминогенной обстановки позволяет правильно определить главные направления уголовной политики государства. В ходе такого научного анализа приходится прогнозировать будущую динамику развития преступности, качественные изменения в социальной среде, которые могут способствовать росту или снижению преступности. С учетом результатов такого анализа суды обязаны прогнозировать достигаемость тех или иных целей наказания и все это иметь в виду при выборе и назначении конкретного наказания.

Прогнозирование в деятельности суда по применению наказания должно осуществляться по двум основным направлениям, что соответствует основным группам целей наказания: а) прогнозирование в общем плане; б) прогнозирование в индивидуальном плане. В первом случае суд обращает основное внимание на общепредупредительную цель наказания. При этом учитываются такие факторы, как распространяемость совершенного преступления, реальная угроза социальным отношениям, отношение широкой общественности к данному виду преступления и т. д. Именно эти факторы являются тем основанием, в результате анализа которого суд определяет эффективность назначаемого наказания с позиции достижения целей восстановления социальной справедливости и общего предупреждения.

В индивидуальном плане судебное прогнозирование непосредственно касается уже личности самого преступника. При этом основной акцент делается на то, способно ли назначаемое конкретное наказание исправить данное лицо и способствовать его превращению в социально полезную личность.

Несомненно, разделение прогнозирования на два направления имеет весьма условный характер, поскольку это составная часть деятельности суда по назначению наказания. Правильное прогнозирование позволяет более успешной индивидуализации наказания и тем самым обеспечивает справедливость, законность и обоснованность судебного приговора.

В итоге следует особо подчеркнуть, что совершенствование судебной деятельности по назначению наказания посредством прогнозирования является проблемой весьма перспективной, хотя прогнозирование в этой области отличается и будет отличаться небольшой точностью. Но надо исходить из того, что даже несовершенный прогноз лучше неопределенности.

<< | >>
Источник: Велиев С. А.. Принципы назначения наказания. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс. — 388 с.. 2004

Еще по теме § 3. ПРОГНОСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ:

  1. Актуальность исследования.
  2. 1.2. Юридические основания подхода к личности преступника как к объекту психологического исследования
  3. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ
  4. 2.2. Концепция и организация психологического исследования криминогенной сущности личности преступника
  5. 3.3. Типология содержательных характеристик криминогенных склонностей личности преступника и основных условий их проявления
  6. § 1. Понятие военной безопасности
  7. Статья 105. Убийство
  8. Статья 105. Убийство
  9. 3.2. Основные направления уголовной политики в сфере налогообложения.
  10. § 3. ПРОГНОСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ
  11. § 5. ЛИЧНОСТЬ ВИНОВНОГО И ЕЕ УЧЕТ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ
  12. § 3. РОЛЬ СУБЪЕКТИВНЫХ ФАКТОРОВ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ
  13. § 2. Формулирование целей уголовно-правовых норм
  14. Глава II КОМПЛЕКСНОЕ ИЗУЧЕНИЕ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ С ПСИХИЧЕСКИМИ АНОМАЛИЯМИ
  15. Правовые отношения и правовая культура
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -