<<
>>

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ И ПРИНЦИПЫ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

В настоящее время перед наукой уголовного права стоит задача формирования концептуальных основ дифференциации уголовной ответственности на методологическом уровне, обусловленная объективными требованиями современного развития и познания. Переходные процессы, происходящие в обществе, смена социальных идеалов и ценностей, актуализация различных философских взглядов и методологических подходов к исследованию уголовно-правовых понятий, явлений, процессов требует вновь обращения к фундаментальным и устоявшимся положениям науки уголовного права, осмысления их на современном методологическом уровне.

Рассматривая вопросы дифференциации уголовной ответственности, следует заметить, что до настоящего времени в понятийном аппарате некоторые определения являются достаточно спорными, не достигнуто согласованной точки зрения по некоторым проблемам. В частности, что понимать под дифференциацией уголовной ответственности, каковы ее виды, средства, что является ее основанием и т. п. Сложность самого определения дифференциации уголовной ответственности, а также его дискуссионность обусловлены многогранностью, многосторонностью предмета исследования. В целях определения собственной позиции по этому вопросу очевидна необходимость изучения различных точек зрения относительно вопросов понимания дифференциации уголовной ответственности.

Согласно точке зрения Т.А. Лесниевски-Костаревой, «под дифференциацией уголовной ответственности понимается градация, разделение, расслоение ответственности в уголовном законе, в результате которой законодателем устанавливаются различные уголовно-правовые последствия в зависимости от типовой степени общественной опасности преступления и личности виновного»[2]. К приведенному определению близка позиция Е.А. Тимофеевой, полагающей, что «дифференциация уголовной ответственности – это градация уголовной ответственности с учетом определенного рода обстоятельств и с помощью правовых средств Общей и Особенной частей Уголовного кодекса самим законодателем в уголовном законе»[3].

Э.В. Кабурнеев солидарен с данными авторами, понимая под дифференциацией уголовной ответственности «разграничение на различные группы, категории в зависимости от выбранного критерия с целью назначения в конечном итоге более справедливого наказания»[4]. Однако из данного определения не видно, на какие группы и категории может разделиться уголовная ответственность, каков критерий этого деления. Кроме того, цель дифференциации уголовной ответственности автор видит в «назначении более справедливого наказания». Но здесь возникает вполне обоснованный вопрос: бывает ли «менее справедливое наказание»?

В свою очередь П.В. Коробов, посвятивший свои работы исследованию дифференциации уголовной ответственности, считает, что она «представляет собой установление государством в уголовном законе различного объема неблагоприятных уголовно-правовых последствий для лиц, совершивших преступления, основанное на учете характера и степени общественной опасности содеянного, личности и степени общественной опасности виновного»[5].

Позднее этим же автором сформулировано определение рассматриваемого понятия, согласно которому дифференциацией уголовной ответственности является предусмотренное в федеральных законах деление обязанности лица, совершившего преступление, подвергнуться осуждению, наказанию и судимости, основанное на учете характера и степени общественной опасности преступления и степени общественной опасности личности преступника[6].

Критикуя, в свою очередь, данное Т.А. Лесниевски-Костаревой определение дифференциации уголовной ответственности, П.В. Коробов отмечает, что уголовная ответственность раскрывается автором словами «ответственность в уголовном законе». При этом он говорит, что понятие дифференциации уголовной ответственности, данное Т.А. Лесниевски-Костаревой, содержит в себе тавтологию – определение, в котором определяющее понятие повторяет определяемое. На основании этого П.В. Коробов делает вывод о том, что в определении Т.А. Лесниевски-Костаревой, сущность дифференциации уголовной ответственности осталась неясной[7].

С точки зрения Ю.Б. Мельниковой, дифференциация уголовной ответственности – это «установление в уголовном законе ее форм, объема и меры в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного и обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих ответственность»[8].

Представляет научный интерес и точка зрения А.А. Магомедова, который, рассматривая вопросы дифференциации уголовной ответственности, пишет о том, что она осуществляется только законодателем в уголовном законе и непосредственно выражается в классификации преступлений по характеру и степени общественной опасности, в перечне признаков отдельных составов преступления, в установлении системы наказаний и конструировании санкций уголовно-правовых норм, а также определении оснований и условий, при наличии которых допускается освобождение от уголовной ответственности и наказания. Автор также соглашается с понятием, утвердившимся в науке уголовного права, согласно которому под дифференциацией уголовной ответственности понимается установление государством в уголовном законе различного объема ответственности для лиц, совершивших преступления, основанное на учете характера и степени общественной опасности содеянного и личности виновного[9].

В свою очередь профессор Л.Л. Кругликов определяет «дифференциацию ответственности как осуществляемое законодателем разделение последней, дозировку с учетом определенного рода обстоятельств, целью которой является создание для правоприменителя желаемого режима при определении меры (вида и размера) ответственности за совершенное правонарушение»[10].

Представитель ярославской научной школы А.В. Васильевский полагает, что «дифференциация уголовной ответственности – это изменение предусмотренного законом вида, размера и характера меры ответственности в зависимости от изменения общественной опасности деяния и лица, его совершившего, а также с учетом принципа гуманизма и других важных обстоятельств»[11].

Другой представитель этой же школы – Е.Е. Пухтий отмечает, что «дифференциация уголовной ответственности – это осуществляемое законодателем разделение уголовной ответственности, изменение ее пределов на основании указанных в уголовном законе обстоятельств путем выделения различных ее форм, видов, размеров»[12]. Поддерживая эту точку зрения, О.Г. Соловьев приходит к выводу, что «дифференциация уголовной ответственности в самом общем виде представляет собой разделение законодателем уголовной ответственности на формы и установление объема каждой из этих форм на основании указанных в уголовном законе обстоятельств»[13].

От приведенных выше определений отличается интерпретация дифференциации в работе А.А. Ширшова, определяющего ее как «регламентацию на законодательном уровне вида, объема, пределов и формы реализации уголовной ответственности в зависимости от типовой степени общественной опасности преступного деяния, личности преступника и формы его вины»[14].

Интересную точку зрения высказывает С.Е. Кротов, отмечающий, что дифференциация уголовной ответственности состоит «в разграничении ответственности по всем значимым уголовно-правовым институтам в целях достижения принципа законности, равенства перед законом и справедливости и предполагает выделение преступлений различной тяжести, использование юридически и социально обоснованных квалифицирующих признаков и исчерпывающего перечня отягчающих обстоятельств»[15].

Очевидно, что приведенное определение отличается оригинальностью.

В связи с изложенным выше определением понятия дифференциации уголовной ответственности обратим внимание на два момента, которые, на наш взгляд, требуют уточнения. Во-первых, как представляется, квалифицирующие признаки должны быть не только юридически и социально, но еще и криминологически обоснованными. Не только посредством квалифицирующих признаков происходит дифференциация уголовной ответственности, но и за счет привилегирующих признаков. Во-вторых, обращает на себя внимание, что С.Е. Кротов указывает лишь на отягчающие уголовную ответственность обстоятельства, не называя при этом смягчающих, хотя они тоже влияют на уголовную ответственность, имея значение при ее индивидуализации.

В рамках научной дискуссии считаем необходимым привести еще одно определение дифференциации уголовной ответственности, данное А.В. Андреевым и Л.В. Лобановой. Под ней авторы понимают «осуществляемый в рамках законотворческой деятельности по формированию уголовных законов целенаправленный процесс, заключающийся в установлении различных нормативных моделей такой ответственности, результатами которого являются различия в формах ее проявления и объемах реализации, обусловленные разницей в характере общественной опасности моделируемых видов преступлений и типовой степени общественной опасности преступления и преступника, а также иных типичных свойств личности»[16].

В свою очередь, на основе накопленного опыта изучения вопросов дифференциации уголовной ответственности С.А. Иванов определяет ее как «установленное законодателем, на основе учета определенных обстоятельств, различие в характере и объеме уголовной ответственности, которая может быть возложена на лицо, виновное в совершении преступления»[17].

Обобщая изложенные выше точки зрения, отметим, что все определения заслуживают внимания, их авторы на основе проведенных серьезных исследований внесли существенный вклад в понятия дифференциации уголовной ответственности. Между тем нельзя утверждать, что указанные определения безупречны и полностью отвечают сегодняшним потребностям исследования теоретических и практических вопросов дифференциации уголовной ответственности. Различные подходы к определению дифференциации уголовной ответственности – «суть отражения объективного в субъективном сознании человека», который в той или иной степени в ходе научного познания может приблизиться к истине.

Рассматриваемая дефиниция является двухкомпонентной, состоящей из двух элементов: 1) дифференциация; 2) уголовная ответственность. Следовательно, сущность дифференциации уголовной ответственности должна выражаться через анализ двух указанных элементов.

Определение непосредственно понятия «дифференциация» не вызывает таких затруднений, как понятие самой уголовной ответственности. Дифференциация означает разделение, расчленение, расслоение целого на части, на взаимосвязанные элементы. В данном случае этим целым или предметом названного процесса (деятельности) является уголовная ответственность, дифференциация которой представляет собой ее деление на составляющие.

Как видим, в приведенных выше понятиях единого мнения относительно предмета дифференциации, т. е. уголовной ответственности нет. В качестве такового указанные выше авторы называют следующее: «формы, объем и мера ответственности» (Ю.Б. Мельникова); «вид, размер и характер меры ответственности» (Л.Л. Кругликов, А.В. Васильевский); «вид, объем, пределы и формы реализации» (А.А. Ширшов); «ответственность по всем значимым уголовно-правовым институтам» (С.Е. Кротов). Авторы занимают одинаковую позицию лишь в том, что субъектом дифференциации уголовной ответственности выступает законодатель, а на вопрос, что именно он дифференцирует, определенного ответа нет.

Итак, предваряя собственное определение понятия дифференциации уголовной ответственности, необходимо в качестве отправной общетеоретической посылки рассмотреть следующие основные положения. Важным является определение понятия самой уголовной ответственности в контексте рассматриваемого вопроса, так как именно она выступает в качестве предмета дифференциации. Необходимо определиться с содержанием уголовной ответственности с целью составления четкого представления о том, что именно дифференцируется.

В доктрине уголовного права определению понятия уголовной ответственности уделено весьма существенное внимание. Не вдаваясь глубоко в полемику относительно данного вопроса, представляется необходимым занять определенную позицию по отношению к понятию уголовной ответственности с целью выработки собственного понятия дифференциации уголовной ответственности. Отметим, что в научной литературе можно выделить следующие основные точки зрения относительно понятия уголовной ответственности.

1. Уголовная ответственность тождественна уголовному наказанию.

По мнению О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородского, «уголовная ответственность – это мера государственного принуждения, основанная на юридическом и общественном осуждении поведения правонарушителя и выражающаяся в установлении для него определенных отрицательных последствий в форме ограничений личного и имущественного характера»[18]. Указанные авторы отождествляют в своем понятии уголовную ответственность и наказание, связывая ее с теми или иными лишениями, которым подвергается правонарушитель. Такая точка зрения обоснованно критикуется многими исследователями проблемы. В этой связи И.С. Ной отмечал, что такое понимание ответственности сужает объем понятия, не раскрывает его специфическую особенность, которая выражается в том, что лицо, нарушившее нормы права, подвергается осуждению со стороны государства. Применение санкции – одна из форм ответственности, но не ее сущность. Сущность уголовной ответственности, по мнению И.С. Ноя, состоит в осуждении лица от имени государства в форме обвинительного приговора[19].

Согласно мнению профессора А.В. Наумова, «среди принудительных мер уголовно-правового характера главное место занимает, конечно же, наказание, которое и составляет основное содержание уголовной ответственности. Однако уголовная ответственность и наказание – это не совпадающие понятия. Уголовная ответственность подразделяется на наказание и иные меры уголовно-правового характера (например, принудительные меры медицинского характера), не являющиеся наказанием»[20].

Понятие уголовной ответственности и наказания близки, но не тождественны, они различны по своему содержанию, на что указывает ряд авторов[21]. В настоящее время уголовный закон разграничивает эти понятия, закрепляя, например, основания освобождения от уголовной ответственности и наказания (главы 11 и 12 УК РФ).

Интересна в рассматриваемом ключе позиция М.Н. Каплина, полагающего, что уголовной ответственностью в качестве объекта дифференциации могут выступать лишь конкретные меры государственного принуждения, т. е. наказание. Именно наказания чаще всего «дозируются» применительно к определенным в законе ситуациям[22].

2. Уголовная ответственность – обязанность лица, совершившего преступление, отвечать за содеянное в соответствии с уголовным законом[23].

А.А. Пионтковский писал, что «уголовная ответственность есть обязанность лица нести за совершенное преступление определенный личный или имущественный ущерб, указанный в санкции соответствующей статьи уголовного закона»[24]. По этому поводу А.А. Чистяков отмечает, что «под негативной уголовной ответственностью следует понимать обязанность лица, совершившего деяние, содержащее все признаки состава преступления, претерпеть неблагоприятные для него последствия в виде мер уголовно-правового характера, предусмотренных законом, применяемых специально на то управомоченными органами»[25].

Говоря о сущности уголовной ответственности, А.И. Рарог подчеркивает, что она «выражается именно в обязанности лица, совершившего преступление, дать отчет перед государством в содеянном, подвергнуться осуждению, наказанию и иным неблагоприятным юридическим последствиям, предусмотренным уголовным законом»[26].

В свою очередь В.С. Прохоров отмечает, что уголовную ответственность нельзя определять как обязанность, лежащую на субъекте права в силу требований, вытекающих из уголовно-правовой нормы. Уголовная ответственность не равнозначна уголовно-правовому запрету, т. е. установленной в уголовном законе обязанности. Автор, признавая наличие позитивного аспекта уголовной ответственности, определяет ее как разновидность правовой ответственности, заключающуюся в выполнении общественно полезных функций, вытекающих из норм уголовного права, обеспечиваемых авторитетом и принудительной силой государства. В.С. Прохоров делает вывод о том, что с нормативной точки зрения уголовная ответственность – санкция уголовно-правовой нормы в действии, если под санкцией понимать все правовые последствия преступления: осуждение деяния и лица, его совершившего, и наказание[27].

3. Уголовная ответственность – уголовно-правовое отношение в целом, т. е. урегулированное уголовным законом отношение между преступником и государством[28].

В этом аспекте интересно данное И.Я. Козаченко развернутое понятие уголовной ответственности через правоотношение. Он определяет ее как специфические правоотношения, возникающие с момента совершения преступления, в рамках которых и на основании закона уполномоченный на то государственный орган порицает (осуждает) преступное деяние, человека, его совершившего, ограничивает его правовой статус и возлагает на него обязанность вынужденно претерпевать лишения личного или имущественного характера исключительно в целях восстановления нарушенных законных прав потерпевшего и положительной ресоциализации сознания и поведения преступника[29].

Уточняя понятие уголовной ответственности, В.Д. Дуюнов говорит, что под ней следует понимать «карательное уголовно-правовое отношение, возникающее в связи с совершением преступления между государством, установившим уголовно-правовую норму, и нарушившим ее лицом, складывающееся из предусмотренных законом и определенных приговором суда взаимных прав и обязанностей его сторон, направленных на утверждение социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение новых преступлений»[30]. Из понятия видно, что автор отождествляет цели уголовной ответственности и наказания. Однако они не тождественны, по нашему мнению, в силу того, что сами понятия не тождественны. Понятие уголовной ответственности шире, соответственно, и ее цели тоже.

С.А. Жовнир пишет, что уголовная ответственность действительно реализуется в рамках правоотношения, но не совпадает с ним по содержанию, поскольку один из субъектов правоотношения – преступник – с момента возникновения правоотношения наделяется обязанностью претерпеть от государства ограничения или лишения. Кроме того, он считает, что ответственность – это не обязанность претерпеть, а фактическое претерпевание. По его мнению, ответственность составляет часть правоотношения и начинается с момента вступления приговора суда в законную силу[31].

Безусловно, приведенные точки зрения вносят существенный вклад в развитие изучения вопросов, касающихся понятия уголовной ответственности. В рамках темы исследования научный интерес представляет понятие уголовной ответственности, в соответствии с которым под ней понимается сложное социально-правовое последствие преступления, основанное на обязанности лица подвергнуться государственному принуждению, на что указывает А.И. Рарог[32].

Вместе с тем следует обратить внимание на то, что с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. категориальный аппарат уголовного права обогатился новым законодательным термином «меры уголовно-правового характера». В этой связи представляется необходимым провести соотношение понятий мер уголовно-правового характера и уголовной ответственности, чтобы понять разделение чего осуществляет законодатель, дифференцируя уголовную ответственность.

Меры уголовно-правового характера, исходя из положений Уголовного кодекса Российской Федерации, включают в себя наказание и иные меры уголовно-правового характера (ч. 2 ст. 2 УК РФ). Кроме того, на основании содержания норм уголовного закона можно сделать вывод, что не все меры, которые относятся к «иным», являются формой реализации уголовной ответственности.

Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. А иные меры уголовно-правового характера могут применяться не только к виновным в совершении преступления, но и к лицам, совершившим общественно опасное деяние, не содержащее всех признаков состава преступления. Так, основанием применения принудительных мер медицинского характера выступает общественно опасное деяние, предусмотренное Особенной частью УК РФ, совершенное в состоянии невменяемости (п. «а» ч. 1 ст. 97 УК РФ).

Таким образом, иные меры уголовно-правового характера подразделяются на:

1) непосредственно связанные с уголовной ответственностью (основанием их применения является совершение деяния, содержащего все признаки преступления);

2) не связанные с уголовной ответственностью (основанием является совершение в состоянии невменяемости деяния, предусмотренного уголовным законом).

Следовательно, в уголовном законе при дифференциации уголовной ответственности происходит разделение мер уголовно-правового характера, включающих в себя наказание и иные меры уголовно-правового характера, основанием применения которых является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.

На основании изложенного в рамках темы исследования представляется целесообразным дать следующее понятие дифференциации уголовной ответственности. Под дифференциацией уголовной ответственности следует понимать разделение мер уголовно-правового характера, применяемых за совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, на основании характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного в целях достижения баланса между строгостью ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления и мягкостью за преступления небольшой и средней тяжести.

Из данного понятия вытекает цель дифференциации уголовной ответственности, которая состоит в разработке на законодательном уровне соответственно строгих мер уголовно-правового характера к лицам, виновным в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, менее строгих мер – к лицам, виновным в совершении преступлений небольшой и средней тяжести.

Речь идет, по мнению профессора С.Г. Келиной, о разработке на уровне закона такого разнообразия мер уголовно-правового характера, которое в наибольшей степени соответствовало бы разнообразию типов преступлений и лиц, их совершивших[33]. А.И. Коробеев в свою очередь замечает, что уже на стадии законотворчества важно разработать такую классификацию преступлений, которая давала бы практике четкие ориентиры в применении мер уголовно-правового воздействия к различным категориям преступников в зависимости от характера совершенного деяния[34].

Законодатель, разрабатывая и закрепляя в уголовном законе нормы, дифференцирующие уголовную ответственность, должен учитывать ряд обстоятельств, влияющих на ее содержание и форму. Во-первых, сложившиеся в обществе реалии, взгляды на справедливость. Во-вторых, основополагающие принципы уголовного права, подлежащие обязательному учету при формировании уголовно-правовых норм.

Одной из задач дифференциации уголовной ответственности является построение системы мер уголовно-правового характера с учетом тяжести воздействия каждой отдельной меры и конкретизация оснований ее применения. Другая не менее важная задача, которая связана и вытекает из первой, заключается в установлении пределов судейского усмотрения и его оптимизации. Более подробная дифференциация уголовной ответственности в санкциях статей Особенной части УК РФ должна иметь своим следствием сужение судейского усмотрения. Это достигается в том числе уменьшением диапазона между нижними и верхними границами санкций. Вместе с тем не следует устанавливать абсолютно определенные санкции либо относительно определенные санкции с узкими границами, но и широкие рамки относительно определенных санкций ничем не обоснованы.

При рассмотрении вопросов дифференциации уголовной ответственности необходимо обратить внимание и на ее принципы, как основополагающие идеи и положения. Представляется, что, дифференцируя уголовную ответственность, законодатель должен руководствоваться, во-первых, теми общими принципами, которые присущи уголовному праву. Это принципы законности, справедливости, гуманизма, вины и равенства всех граждан перед законом. Принципы вплетены в ткань уголовно-правовой материи и находят проявление в различных сферах действия уголовного права, прежде всего – в сферах дифференциации ответственности за преступление, что отметил в своей работе Э.С. Тенчов[35]. Они взаимосвязаны, вытекают один из другого, уравновешивают друг друга, предопределяют содержание уголовно-правовых норм и институтов. Приоритетное значение применительно к дифференциации уголовной ответственности должны иметь такие принципы, как принцип справедливости, гуманизма и равенства всех перед законом.

Во-вторых, законодателю необходимо руководствоваться и другими принципами, не закрепленными прямо в законе, но выработанными теорией и практикой применения норм уголовного закона. Одним из важнейших принципов дифференциации уголовной ответственности должен быть принцип системности[36]. Вместе с тем, несмотря на принятие УК РФ 1996 г. и на многочисленные его изменения и дополнения, оснований для утверждения, что системность уголовного законодательства обеспечена в полной мере, нет. Одним из условий системности уголовного законодательства является научная обоснованность и непротиворечивость вносимых изменений. Напротив, поправки, касающиеся конкретных вопросов, научно и криминологически необоснованные, могут привести к рассогласованности системы как диспозиций, так и санкций. Следствием этого становятся противоречия в правоприменительной практике.

Наглядным подтверждением сказанного являются поправки в УК РФ, внесенные в него Федеральным законом от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, исключившие, как уже отмечалось, нижние пределы наказания в виде лишения свободы в санкциях статей, предусматривающих ответственность за тяжкие и особо тяжкие преступления[37]. В результате таких изменений границы наказания в виде лишения свободы значительно увеличились. Например, от 2 месяцев до 15 лет лишения свободы предусмотрено в настоящее время наказание за совершение преступления, установленного ч. 4 ст. 111 УК РФ. Это повлекло за собой и увеличение судейского усмотрения, и появление в судебной практике случаев, когда при совершении одного и того же по своему характеру деяния разные лица осуждаются на значительно отличающиеся сроки наказания, о чем далее в работе будет подробно сказано.

Кроме того, осуществляя дифференциацию уголовной ответственности, законодателю необходимо исходить из того, что этот процесс должен быть направлен на оптимизацию дифференциации. Соблюдение принципа оптимальности при дифференциации уголовной ответственности позволит избежать нарушения принципов справедливости и равенства граждан перед законом. Несомненно, в определенный период при определенных условиях уголовная ответственность должна расширяться и углубляться, при этом она должна соответствовать основным принципам уголовного права, закрепленным в законе.

Дифференцируя уголовную ответственность, законодатель должен руководствоваться принципом целесообразности как одним из основополагающих принципов демократического государства. Если целесообразность отсутствует, то теряется всякий смысл, появляется противоречие с принципами законности и гуманизма. Одновременно дифференциация уголовной ответственности должна гарантировать гражданам свободу от злоупотреблений репрессивной властью, а также устанавливать пропорциональность уголовно-правовых последствий тяжести совершенного общественно опасного, противоправного деяния. Несомненно, в этом отношении данный принцип тесным образом связан с принципом справедливости. Кроме того, раскрывая сущность принципа целесообразности, следует отметить, что следование ему предполагает в некоторых случаях, предусмотренных законом, освобождение от уголовной ответственности. Особо необходимо отметить связь принципа целесообразности и принципа законности, которая предполагает следование правилу: целесообразность должна быть законной, а законность целесообразной.

Кроме того, среди принципов дифференциации уголовной ответственности, на наш взгляд, следует выделить такие, как универсальность и стабильность. Синонимами универсальности являются разносторонность, глобальность, всеохватность, многосторонность, многогранность, многофункциональность. Дифференцируя уголовную ответственность, законодатель должен учитывать многогранность и многосторонность тех общественных отношений, которые регулируются нормами уголовного права. При этом указанные общественные отношения находятся в постоянном развитии. Поэтому перспективность решения проблем дифференциации уголовной ответственности должна соответствовать объективным закономерностям развития общества.

Стабильность можно определить как способность системы функционировать, не изменяя собственную структуру, и находиться в равновесии. Сложно говорить о стабильности уголовного законодательства в настоящее время. Для поддержания динамики состояния уголовного законодательства при одновременном выявлении действительно назревших уголовно-правовых проблем, требующих решения, необходимо сочетать ее с обеспечением стабильности законодательства[38].

Конфликт динамизма и поддержания стабильности законодательства остается постоянно действующим фактором формирования основных направлений развития современного российского уголовного законодательства. По мнению ряда ученых, «политическая конъюнктура нередко служит главным импульсом для внесения многочисленных предложений об изменении действующего уголовного законодательства»[39].

На нестабильность и противоречивость российского уголовного законодательства указывают большинство ученых-специалистов и практиков, действующий уголовный закон вызывает у них неоднозначные, зачастую противоположные оценки[40]. По мнению профессора А.И. Рарога, российское уголовное законодательство относится к числу наименее стабильных[41]. О нестабильности уголовного закона свидетельствует то, что за период действия УК РФ 1996 г. по настоящее время в него значительным числом федеральных законов было внесено огромное количество изменений и дополнений. При этом данные изменения и дополнения так или иначе касались вопросов дифференциации уголовной ответственности. Отнюдь не всегда это говорит об эффективности принятых законодателем решений в деле борьбы с преступностью.

Не может не сказываться на уголовном законодательстве и недостаточность внимания теории уголовного права к проблемам дифференциации уголовной ответственности. Экспертный опрос специалистов в области уголовного права (докторов юридических наук, профессоров), проведенный Саратовским центром по исследованию организованной преступности и коррупции, показал, что большинство опрошенных (71,7 %) считают динамизм уголовного закона неоправданно высоким. При этом дифференциация уголовной ответственности и индивидуализация уголовного наказания не является главной тенденцией многочисленных реформ УК РФ. Почти половина опрошенных (47,2 %) отметили, что главной тенденцией реформирования уголовного законодательства можно назвать реализацию в уголовном законе актуальных политических идей[42]. Это действительно так. Поскольку уголовное право – одно из важных средств в руках государства для поддержания правопорядка, то любое его понятие, любой институт и норма уголовного права представляют собой явление политическое, являются, по образному выражению А.Э. Жалинского, ресурсом государственной власти.

Таким образом, принцип стабильности заключается в том, что познание объективных закономерностей развития общества позволяет выработать оптимальную уголовную политику в области дифференциации уголовной ответственности, обеспечивающую своевременное совершенствование законодательства посредством приведения его в соответствие с уровнем развития общественных отношений. Устанавливая и дифференцируя уголовную ответственность, законодатель должен относить к преступным только такие деяния, которые длительное время будут опасны с точки зрения уголовной политики и правосознания. Очевидно, что беспрерывные изменения законодательства, даже под предлогом его совершенствования, вносят дестабилизацию и приносят больше вреда, чем пользы.

Дифференциация уголовной ответственности также отчасти соотносится и с принципом экономии уголовной репрессии. На стадии законотворчества экономия репрессии выражается в установлении оснований и условий для освобождения от уголовной ответственности и для ее смягчения при наличии привилегирующих признаков.

Обобщая сказанное, отметим, что:

1) дифференциация уголовной ответственности, будучи общим понятием уголовного права, определяется как разделение мер уголовно-правового характера, применяемых за совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, на основании характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного в целях достижения баланса между строгостью ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления и мягкостью за преступления небольшой и средней тяжести;

2) задачами дифференциации уголовной ответственности являются, во-первых, построение системы мер уголовно-правового характера с учетом тяжести преступлений и конкретизация оснований ее применения, во-вторых, установление пределов судейского усмотрения;

3) основными принципами дифференциации уголовной ответственности, помимо закрепленных в уголовном законе, являются системность, целесообразность, универсальность, стабильность, оптимальность, экономия уголовной репрессии.

<< | >>
Источник: Рогова Е.В.. Теоретико-правовое понимание и средства дифференциации уголовной ответственности в современном уголовном праве России: монография / Е.В. Рогова – Иркутск: ФГКОУ ВО ВСИ МВД России,2016. – 129 с.. 2016

Еще по теме ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ И ПРИНЦИПЫ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ:

  1. § 1. Понятие военной безопасности
  2. § 2. Роль и место ответственности в правовом регулировании социалистических общественных отношений
  3. 4. Преступления, препятствующие исполнению работниками правоохранительных органов их обязанностей по осуществлению целей и задач правосудия
  4. 5. Должностные преступления по уголовному праву США, Франции и ФРГ
  5. Регламентация возраста наступления уголовной ответственности по российскому законодательству
  6. §1. Понятие и социально-правовая сущность соучастия в преступлении по Уголовным кодексам России и Армении
  7. §1. Уголовно-правовой анализ специального состава преступления
  8. §4. Ограничения ответственности за соучастие в преступлении по свойствам личности специального субъекта
  9. ГЛАВА IV. Право, мораль и свобода в трактовке современной западной юриспруденции
  10. Цели и задачи дисциплины, её место в учебном процессе
  11. Понятие нормативного правового предписания. Его структура
  12. ГЛАВА 3. ПУТИ УСТРАНЕНИЯ КРИМИНОГЕННЫХ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ НА РАННЕМ ЭТАПЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И МОЛОДЁЖИ
  13. ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -