<<
>>

Общие условия правильной квалификации преступлений против жизни

1.

В регулировании социалистических общественных отношений важная роль отводится исполнению законодательства. Как указывал Л. И. Брежнев, «закон живет, действует лишь тогда, когда он исполняется»29.

Уголовный закон исполняется во всех тех случаях, когда он, во-первых, не нарушается и исполнение его решает задачу общего предупреждения и, во-вторых, когда он применяется в связи с конкретным преступлением и исполнение его решает задачу частного предупреждения.

Одним из видов исполнения уголовного закона при решении задачи частного предупреждения является квалификация преступления. При квалификации преступления происходит применение нормы Особенной части Уголовного кодекса. Для осуществления правосудия и укрепления социалистической законности важна только правильная квалификация, когда преступление получило оценку в соответствии с точным смыслом уголовно-правовой нормы и установленными фактическими обстоятельствами его совершения. Известно ленинское положение о том, что «закон есть мера политическая, есть политика»30. Поэтому правильная квалификация преступления включает не только его правовую, но и общественно-политическую оценку. Правильная квалификация преступления является важной гарантией осуществления советского правосудия в точном соответствии с законом. Она необходима для привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности. Только при такой квалификации вынесенный судом приговор может быть признан законным и обоснованным, выражающим оценку Советским государством преступления и личности осужденного.

Прежде всего правильная квалификация служит обеспечению назначения справедливого наказания виновному, достижению целей наказания, указанных в ст. 20 УК. В самом деле, квалификация убийства или доведения до самоубийства по закону, предусматривающему менее строгую ответственность, чем это необходимо, ведет к ослаблению борьбы с ними.

Применение более сурового закона может привести к несправедливости и даже к роковой ошибке, если виновный при отсутствии признаков ст. 102 УК будет осужден к смертной казни. Квалификация преступлений против жизни имеет значение и для избрания вида режима содержания в местах лишения свободы, для условно-досрочного освобождения и снятия судимости. Однако было бы упрощением требование правильной квалификации преступлений против жизни (как и других преступлений) сводить лишь к вопросам назначения наказания виновному. Пленум Верховного Суда, СССР, рассмотрев по протесту Генерального Прокурора СССР дело в отношении Г., обвиняемого в убийстве, специально подчеркнул, что независимо от того, какая мера наказания будет назначена осужденному, вопрос о правильности квалификации убийства имеет принципиальное значение для юридической оценки действий виновного и установления степени их общественной опасности. Ошибочная квалификация преступлений против жизни может привести и к неправильному решению вопроса о применении отдельных положений Общей части Уголовного кодекса (например, давности привлечения к уголовной ответственности). В случае совершения лицом, осужденным за убийство (при неправильной квалификации), нового преступления оно может быть именно в связи с этим, в свою очередь, неправильно квалифицировано, когда речь идет о повторности или о совершении преступления особо опасным рецидивистом как о квалифицирующих признаках нового преступления. Нельзя не отметить и то, что от правильной квалификации зависит и определение подсудности дела об убийстве. 2.

Исследуя вопросы квалификации преступлений против жизни, мы исходим из того, что их верная квалификация обеспечивается не только правильным применением уголовно-правовых норм, но и строжайшим соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Для правильной квалификации преступлений против жизни необходимо соблюдение ряда условий общего характера, которые, разумеется, не являются специфическими только для них. К числу таких условий, по нашему мнению, относятся следующие.

Установление всех обстоятельств совершенного преступления и данных о личности виновного обеспечивается прежде всего выполнением требований ст. ст. 20 и 68 УПК РСФСР о всесторонности, полноте и объективности исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию. Нарушение этого условия по делам об убийстве нередко приводит к неправильной квалификации. Изучение дел этой категории из числа возвращенных на дополнительное расследование в связи с неполнотой следствия показало, что по многим из них не были установлены мотивы, не выявлены отягчающие и иные обстоятельства убийства, имеющие значение для квалификации. Ошибки такого рода объясняются тем, что органы предварительного следствия, а иногда и суды, установив какое-нибудь одно или несколько обстоятельств совершения убийства, оставляют без внимания другие существенные обстоятельства, на основе которых можно было бы сделать правильный вывод о признаках этого преступлений, влияющих на его квалификацию.

Оценка каждого обстоятельства совершенного преступления в отдельности и всех их в совокупности дает возможность при квалификации учесть все признаки, имеющие для этого значение. Соблюдение данного условия должно способствовать сокращению случаев односторонней оценки признаков преступления при его квалификации. Ошибки по делам о преступлениях против жизни чаще всего являются результатом переоценки значения для квалификации какого-то одного обстоятельства при оставлении без внимания других существенных обстоятельств. Это относится прежде всего к убийствам при смягчающих обстоятельствах. В этих случаях при квалификации учитывается иногда лишь сам факт умышленного причинения смерти потерпевшему, а другие действия, чаще всего действия потерпевшего, не получают соответствующей оценки. В таких случаях вопрос о степени значимости неправомерного или иного безнравственного поведения потерпевшего для возникновения намерения у субъекта преступления, его уголовной ответственности и квалификации содеянного должен решаться органом расследования и судом в конечном счете на основе оценки всей совокупности обстоятельств.

Применение уголовно-правовой нормы в соответствии с ее точным смыслом — необходимое условие правильной квалификации преступления. Соблюдение этого условия обеспечивает процесс квалификации преступления, суть которого состоит в уяснении точного смысла закона и фактических обстоятельств преступления и в их сопоставлении. Процесс квалификации преступления хотя и протекает в рамках уголовно-процессуальной деятельности, но имеет самостоятельное значение и находится с ней в диалектическом единстве. Этот процесс является результатом сложной деятельности органов расследования, прокурора и судей, он протекает по общим законам марксистско-ленинской теории познания.

В. И. Ленин писал: «Мышление, восходя от конкретного к абстрактному, не отходит — если оно правильное... от истины, а подходит к ней. Абстракция материи, закона природы, абстракция стоимости и т. д., одним словом все научные (правильные, серьезные, не вздорные) абстракции отражают природу глубже, вернее, полнее. От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике — таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности»31.

Закон «должен абстрагироваться от индивидуальности»32. Норма закона не может быть индивидуальной, она всегда абстрактна и содержит лишь типические признаки. Наоборот, деяние не может не быть индивидуальным. При квалификации преступления происходит выяснение наличия типических признаков абстрактной нормы закона в конкретном деянии, которому дается юридическая оценка. В результате сопоставления абстрактного и конкретного, конкретного и абстрактного создаются условия для уяснения точного смысла закона, для всестороннего анализа и установления состава преступления и всех его признаков.

Процесс квалификации преступлений против жизни не ограничивается только сопоставлением признаков нормы и конкретного деяния. В ряде случаев необходимо оперировать оценочными понятиями, которые, обладая относительной определенностью, вместе с тем являются обязательными квалифицирующими признаками.

Относительная определенность таких, например, признаков, как «особая жестокость», «способ, опасный для жизни многих людей» (пп. «г», «д» ст. 102 УК), «жестокое обращение» и «систематическое унижение личного достоинства» (ст. 107 УК), заставляет при квалификации выделять степень выраженности признака. В зависимости от этого принимается решение, предполагающее или исключающее указанную выше квалификацию. 3.

Квалификация деяния неразрывно связана с разрешением вопроса о том, имело ли место преступление. Нельзя говорить, например, о совершении какого-то конкретного преступления против жизни, не избирая хотя бы ориентировочно уголовно-правовую норму.

Избрание и уяснение точного смысла уголовно-правовой нормы, всесторонний анализ и установление признаков состава преступления по делам об убийстве и доведении до самоубийства имеет значение прежде всего для разграничения этих преступлений между собой, а также для отграничения их от других преступлений и, главным образом, от преступлений, так или иначе сопряженных с посягательством на жизнь человека .

Не менее важно значение уяснения точного смысла закона, установления и всестороннего анализа признаков состава преступления и для отграничения одного вида убийства от другого. Анализ норм, предусматривающих ответственность за убийство (ст.ст. 102—106 УК), показывает, что разграничение различных видов убийства находится в зависимости от формы вины и от наличия или отсутствия смягчающих или отягчающих обстоятельств, определяющих в конечном счете квалификацию преступления.

Отграничение одного вида убийства от другого представляет известную сложность. Изучение практики показывает, что ошибки в квалификации убийства чаще всего допускаются в силу того, что один вид убийства в результате недостаточно тщательного анализа его признаков принимается за другой. На сложность разрешения вопроса об отнесении убийства к тому или иному виду обращал внимание В. И. Ленин. Он писал, что «бывают случаи убийства, когда очень нелегко решить, было ли это вполне справедливое и даже обязательное убийство (например, необходимая оборона), или непростительная небрежность, или даже тонко проведенный коварный план»33.

Исходя из сказанного, процесс квалификации убийства условно можно подразделить на два этапа.

На первом этапе уяснение точного смысла закона, установление и всесторонний анализ признаков состава преступления позволяют отграничить убийство от других преступлений и разрешить вопрос о характере субъективной стороны. В результате этого выясняется наличие или отсутствие так называемого основного состава преступления, т. е. такого состава, в характеристике которого отсутствуют и смягчающие и отягчающие обстоятельства, имеющие значение для квалификации. Речь идет об установлении либо умышленного убийства, предусмотренного ст. 103 УК34, либо неосторожного убийства, предусмотренного ст. 106 УК.

По делам о неосторожном убийстве (ст. 106 УК) процесс квалификации на этом завершается, поскольку в Уголовном кодексе предусмотрен только один вид убийства по 2

неосторожности .

Аналогично разрешается вопрос о квалификации доведения до самоубийства (ст. 107 УК)35.

При установлении основного состава умышленного убийства необходимо перейти к следующему этапу квалификации преступления.

На втором этапе решается вопрос о наличии или отсутствии квалифицирующих особенностей совершенного убийства и об отнесении его соответственно к тому или другому виду умышленного убийства. Каждый вид умышленного убийства выделяется квалифицирующими особенностями данного конкретного состава преступления. Наличие смягчающих обстоятельств убийства, указывающих на совершение его в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны, влечет квалификацию соответственно по ст. ст. 104 или 105 УК.

При установлении отягчающих обстоятельств убийства подлежит применению ст. 102 УК. Как показало изучение практики, при квалификации по этой статье возникают затруднения в применении так называемых оценочных понятий и оценочных признаков состава преступления, поскольку в этих случаях квалификация основывается в значительной мере на субъективных моментах. Больше всего встречается недостатков из-за различного толкования оценочных признаков по делам об умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью, из хулиганских побуждений и способом, опасным для жизни многих людей. Например, в Свердловском областном суде половина всех изменений квалификации по делам об убийстве была связана с исключением из обвинения упомянутых отягчающих обстоятельств, что повлекло переквалификацию убийства со ст. 102 на ст. 103 УК36.

Сложность решения этих вопросов подчеркивает важность второго этапа квалификации. На этом этапе квалификации умышленного убийства по некоторым делам приходится сталкиваться с конкуренцией смягчающих и отягчающих обстоятельств, которые влияют на квалификацию умышленного убийства. При решении данного вопроса в принципе следует исходить из того, что закон не ставит в качестве условия применения ст. ст. 104 и 105 УК для таких случаев отсутствие отягчающих обстоятельств, указанных в ст. 102 УК.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 27 июня 1975 г. «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» признал, что убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, а также убийство, совершенное с превышением пределов необходимой обороны, при обстоятельствах, предусмотренных в пп. «д», «ж», «з», «и», «л» ст. 102 УК, не должно квалифицироваться как убийство при отягчающих обстоятельствах37. Аналогичное разъяснение содержится в постановлении Пленума от 4 декабря 1969 г. «О практике применения судами законодательства о необходимой обороне»38.

Сложнее в подобных ситуациях правильно решить вопрос о применении п. «г» ст. 102 УК. В тех случаях, когда виновный, действуя в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны, не сознает или сознательно не допускает, что он совершает убийство с особой жестокостью, преступление подлежит квалификации по ст. ст. 104 или 105 УК. По-разному этот вопрос должен решаться при применении ст. ст. 104 и 105 УК, когда виновный осознает, что он совершает убийство с особой жестокостью. В литературе правильно отмечалось, что сознание виновным особой жестокости, как правило, говорит о большой доли рассудительности при осуществлении умысла, что не свойственно действиям, совершенным в состоянии аффекта, когда у виновного ослаблена способность контролировать свои действия, а преступные действия внезапны и скоротечны. Трудно представить, чтобы виновный, находясь в состоянии аффекта, сознательно причинял, например, потерпевшему особые мучения или страдания. При таком положении не должно возникать сомнения, что не было состояния аффекта39, следовательно, и квалификация по ст. 104 УК исключается.

В тех случаях, когда виновный, совершая убийство при превышении пределов необходимой обороны, сознавал или сознательно допускал особую жестокость, по нашему мнению, его действия все же подпадают под признаки ст. 105 УК. Дело в том, что сознание особой жестокости не исключает (в отличие от состояния аффекта) самого факта совершения убийства при превышении пределов необходимой обороны.

Вопрос о конкуренции смягчающих обстоятельств, указанных в ст. ст. 104 и 105 УК, и отягчающих обстоятельств умышленного убийства, перечисленных в пп. «а», «б», «в», «е», «к» ст. 102 УК, в силу характера последних (нет повода для состояния аффекта и необходимой обороны) не возникает. 2.2

<< | >>
Источник: Бородин С. В.. Квалификация преступлений против жизни. М., «Юрид. лит.», 240 с.. 1977

Еще по теме Общие условия правильной квалификации преступлений против жизни:

  1. 2.2. Общие правила квалификации преступлений
  2. 2. Квалификация преступлений со смежными составами, с оценочными признаками и по бланкетным нормам
  3. 3. Преступления, причиняющие вред здоровью различной степени тяжести
  4. 4. Преступления, нарушающие общие правила безопасности. Характеристика отдельных видов преступлений против общественной безопасности
  5. 4. Ответственность за конкретные виды преступлений против государственной власти и интересов государственной службы и службы в органах самоуправления
  6. 3. Преступления против собственности
  7. §1. История развития отечественного законодательства, регламентирующего обеспечение безопасности дорожного движения и ответственность за дорожно-транспортные преступления.
  8. §2. Особенности дорожно-транспортных преступлений, проявляющиеся в механизме их совершения
  9. §2. Отдельные вопросы квалификации преступлений против военной службы
  10. Квалификация неоконченных преступлений
  11. Квалификация убийства при изменении обвинения
  12. ГЛАВА 1. РАЗВИТИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА о ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ жизни. Их ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ
  13. Общие условия правильной квалификации преступлений против жизни
  14. Признаки состава преступления и их значение для квалификации преступлений против жизни
  15. 2.3 Квалификация преступлений против жизни при изменении обвинения
  16. § 3 Особенности тактики осмотра места происшествия отдельных видов насильственных преступлений в труднодоступном месте
  17. /.2. СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ЕГО ЭЛЕМЕНТЫ И ПРИЗНАКИ, УСТАНАВЛИВАЕМЫЕ ПРИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  18. § 2. Признаки объективной стороны состава преступления против природной среды
  19. § 2. Признаки, характеризующие субъективную сторону состава преступления против природной среды
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -