<<
>>

§ 1. Сущность правоотношений в исполнительном производстве

Проводимая государством коренная реорганизация всей системы исполнения судебных решений, направленная на преобразование (или, скорее, на возрождение) института судебных приставов, существовавшего в дореволюционной России, должна была способствовать эффективному исполнительному процессу.

Следует отметить, что эта задача была успешно решена, о чем свидетельствует практика нормотворческой деятельности. В 1997 г. был принят ряд важнейших законов в этой сфере. К их числу следует отнести Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах"*(6) и Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве"*(7).

Однако нельзя сказать с уверенностью, что с принятием федеральных законов об исполнительном производстве положение с исполнением судебных актов и актов иных органов в Российской Федерации существенным образом улучшилось. Согласно статистическим данным к концу 1997 г. оказались неисполненными 2 343 202 документа. Из 140 020 786 млн. (неденоминированных) руб., подлежащих в 1997 г. взысканию по исполнительным документам, взыскано лишь 56,1%*(8). В то же время объективности ради следует отметить, что указанные законы создали необходимые правовые предпосылки для самостоятельного функционирования службы по исполнению судебных актов и актов иных органов.

Таким образом, принятие в 1997 г. федеральных законов "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве" внесло кардинальные изменения в структуру органов и должностных лиц, осуществляющих принудительное исполнение судебных актов и актов иных органов. Со временем указанные законы потребовали естественной трансформации, в связи с чем в Федеральный закон "О судебных приставах" (1997 г.) неоднократно вносились изменения (последние из них были внесены Федеральным законом от 19 июля 2009 г. N 194-ФЗ*(9)). Федеральный закон "Об исполнительном производстве" утратил силу в связи с принятием нового, действующего и ныне Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"*(10), который также подвергся изменениям (последние были внесены Федеральным законом от 27 сентября 2009 г. N 226-ФЗ*(11)).

В результате реорганизации Министерства юстиции РФ образовался ведомственный федеральный орган исполнительной власти - Федеральная служба судебных приставов РФ, Положение о которой было утверждено Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1316 (с послед. изм. от 27 июля 2009 г. N 868*(12)).

В соответствии с названными законами судебных исполнителей, состоящих ранее при судах и работавших непосредственно под руководством председателя районного суда (судьи), заменила ныне действующая Федеральная служба судебных приставов России (ФССП России). Если в прошлые годы среднее число документов ежегодно составляло 5 млн., то ныне - 1 млн. исполнительных листов. Значимость деятельности данной службы для общества, государства трудно переоценить. Так, по данным ФССП России, за 9 месяцев 2008 г. службой было перечислено в российский бюджет около 60 млрд. руб. и около 114 млрд. - взыскателям*(13). В 2009 г. планируемая численность судебных приставов составила около 85 тысяч человек.

Согласно п. 1.1 упомянутого Положения о Федеральной службе судебных приставов ФССП России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по обеспечению установленного порядка деятельности судов, исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а также правоприменительные функции и функции по контролю и надзору в установленной сфере деятельности.

ФССП России подведомственна Минюсту России.

Основными задачами ФССП России являются:

1) обеспечение установленного порядка деятельности Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, судов общей юрисдикции и арбитражных судов (далее - суды);

2) организация принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов (далее - судебные акты), а также актов других органов, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве (далее - акты других органов);

3) управление территориальными органами ФССП России (далее - территориальные органы).

ФССП России в своей деятельности руководствуется Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, актами Президента РФ и Правительства РФ, международными договорами РФ, актами Минюста России, а также Положением о ФССП России.

ФССП России осуществляет свою деятельность непосредственно и (или) через территориальные органы во взаимодействии с другими федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и организациями.

Согласно п. 9 названного выше Положения ФССП России возглавляет директор Федеральной службы судебных приставов - главный судебный пристав Российской Федерации, назначаемый на должность и освобождаемый от должности Президентом РФ, несущий персональную ответственность за осуществление возложенных на ФССП России полномочий. Положение о ФССП России, ее структура и штатная численность также утверждаются Президентом РФ. Организация деятельности службы судебных приставов в Конституционном Суде РФ, Верховном Суде РФ и Высшем Арбитражном Суде РФ определяется Федеральным законом "О судебных приставах" и федеральными конституционными законами об этих судах.

На основании ст. 4 Федерального закона "О судебных приставах" судебные приставы подразделяются на две группы: судебные приставы, обеспечивающие установленный порядок деятельности судов ("силовая" структура), и судебные приставы-исполнители. Последние непосредственно осуществляют функции по исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

Согласно ст. 5 Федерального закона "Об исполнительном производстве" принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на ФССП России и ее территориальные органы.

Непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на судебных приставов-исполнителей структурных подразделений территориальных органов ФССП России (подразделения судебных приставов).

Полномочия судебных приставов-исполнителей определяются федеральными законами "Об исполнительном производстве", "О судебных приставах" и иными федеральными законами.

Федеральный закон "Об исполнительном производстве" определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, которым при осуществлении установленных федеральным законом полномочий предоставлено право возлагать на физических лиц (граждан), юридических лиц, Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования (организации) обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо по совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от совершения определенных действий.

Условия и порядок исполнения судебных актов по передаче гражданам, организациям денежных средств соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации устанавливаются Бюджетным кодексом РФ.

Законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве основано на Конституции РФ и состоит из упоминавшихся выше федеральных законов "Об исполнительном производстве", "О судебных приставах" и иных федеральных законов, регулирующих условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

Нормы федеральных законов, регулирующие условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, должны соответствовать Федеральному закону "Об исполнительном производстве".

На основании и во исполнение указанного закона Президент РФ и Правительство РФ принимают нормативные правовые акты по вопросам обеспечения исполнительного производства.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, то применяются правила международного договора (ст. 3 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). При этом задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях - исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций (ст. 2 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Таким образом, исполнительное производство согласно ст. 4 Федерального закона "Об исполнительном производстве" основано на следующих принципах:

- законность;

- своевременность совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения;

- уважение чести и достоинства гражданина;

- неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи;

- соотносимость объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

По сравнению с прежним законодательством судебные приставы-исполнители, как и вся система исполнения, теперь полностью выведены за рамки судебной власти и переданы в систему органов исполнительной власти, а именно - Министерства юстиции РФ и его органов в субъектах Российской Федерации. Между тем хотя принятие названных законов устранило имевшиеся противоречия и пробелы в действовавшем до недавнего времени законодательстве об исполнении судебных актов и актов иных органов, оно, на наш взгляд, не решило многих насущных проблем. В выступлении 2 декабря 2008 г. на VII Всероссийском съезде судей Президента РФ Дмитрий Анатольевич Медведев отметил: "Хотя система судебных приставов получила дополнительные материальные и законодательные возможности, но ... каждое второе судебное решение по-прежнему не исполняется"*(14).

В связи с этим исследование правоотношений в исполнительном производстве по-прежнему обусловлено необходимостью разработки эффективного механизма реализации судебных актов, актов других органов и должностных лиц, в частности в отношении должников-граждан.

В юридической литературе некоторые авторы продолжают рассматривать единство исполнения с процессом судебной защиты, принудительно осуществляемым через суд тогда, когда ответчик добровольно не исполняет свои обязанности, возложенные на него судебным решением. Однако по данному вопросу (еще до принятия в 1997 г. федеральных законов "Об исполнительном производстве" и "О судебных приставах") имеются и другие точки зрения, среди которых обращает на себя внимание позиция М.К. Юкова, впоследствии поддержанная и развитая В.М. Шерстюком. По мнению указанных авторов, в гражданском процессе образовалась комплексная отрасль исполнительного права, которую следует исключить и передать административным органам. Главным аргументом в пользу такой позиции является то, что исполнительное производство имеет: 1) свой обособленный предмет правового регулирования, основу которого (помимо гражданско-процессуальных) составляют гражданские, административные отношения, возникающие между органом исполнения, с одной стороны, и взыскателем, должником и другими участниками исполнительного производства - с другой; 2) свой метод, выражающийся в органичном сплаве разрешительного и дозволительного начал*(15).

Данные утверждения заставляют нас подойти к рассматриваемому вопросу обстоятельно, так как от решения этих вопросов зависит главное - насколько реальна защита прав и интересов граждан, провозглашенная и гарантируемая государством (ч. 1 ст. 45 Конституции РФ).

Исследование правоотношений в исполнительном производстве является сложной проблемой. Сложность эта выражается, в частности, и в многосубъектном составе рассматриваемых отношений.

В целях системного (комплексного) подхода к анализу правоотношений в исполнительном производстве, выявления места исполнительного производства в системе российского права зададим следующие вопросы: а) какова природа правового регулирования правоотношений в исполнительном производстве? б) выходит ли ее действие за пределы норм гражданского процессуального права или она является по отношению к нему неотъемлемым структурным элементом?

Под рассматриваемым углом зрения для гражданского процессуального права как самостоятельной отрасли публичного права характерны процессуальные нормы. Складывающиеся на их основе общественные отношения между судом, с одной стороны, и другими участниками процесса при осуществлении правосудия по гражданским делам - с другой, имеют процессуальный характер. Их место и значение, как правильно указывает П.Ф. Елисейкин, определяется тем, что законодательная регламентация правосудия по гражданским делам возможна только на основе всестороннего и полного анализа процессуальных правоотношений*(16). Обратимся к их основным положениям.

Материальные нормы, регулируя поведение (свободу) субъектов общественных отношений, опосредуют принадлежащие им субъективные права и обязанности. В случае нарушения регулятивной нормы вступает в действие ее охранительная функция. В соответствии со ст. 3 ГПК РФ*(17) содержание охранительного правоотношения составляет право лица на судебную защиту и обязанность суда предоставить таковую (ст. 46 Конституции РФ). С момента обращения гражданина в суд за защитой своего нарушенного права, принятия искового заявления судом (судьей), при наличии определенных предпосылок (нормы гражданского процессуального права, право-, дееспособность участников процесса, юридические факты) возникает сложное по своей структуре гражданское процессуальное правоотношение. Оно единодушно понимается учеными как властеотношения, регулируемые нормами гражданского процессуального права и возникающие в связи с защитой нарушенного или оспариваемого материального права между гражданами или между гражданами и организациями, с одной стороны, и судом - с другой*(18).

По существу такого рода связь между спорным материально-правовым и процессуальным отношениями в юридической литературе по праву признается доминирующей. На это указывает тот общепризнанный факт, что все процессуальные правоотношения возникают и существуют в связи с материально-правовыми отношениями, нуждающимися в судебной защите. Как верно отметил В.М. Шерстюк, отношения, регулируемые нормами гражданского, семейного, административного и других отраслей материального права, являются не только основаниями возникновения или изменения, но и прекращения отношений, регулируемых процессуальным правом*(19). Наглядным подтверждением этому служат ст. 29-31, 42-46 ГК РФ, ст. 131-138, 245-261, 262-319 ГПК РФ, на основе которых критерием взаимосвязи материального и процессуального права выступает вид судопроизводства. Исходя из избранной модели материального правоотношения, определяется субъектный состав процесса: стороны, третьи лица, соучастники процесса (п. 1 ст. 307, п. 1, 3 ст. 308, ст. 313, 322 ГК РФ, ст. 38, 40, 42, 44 ГПК РФ и др.). Согласно п. 1 ст. 162 ГК РФ, ст. 56, 149, 150, 172-189 и др. ГПК РФ, материальное правоотношение явится базой и при решении вопроса о предмете доказывания на стадиях подготовки и непосредственно судебного разбирательства*(20). Характером отношений, урегулированных нормами материального права, определяются и соответствующие процессуальные особенности рассмотрения и разрешения гражданских дел. Процессуальные особенности выносимого судебного решения, как следует из ст. 195 ГПК РФ, находят свое выражение, вытекая из норм материального права.

В ходе судебного разбирательства суд (судья), исследовав фактические обстоятельства дела, определив правоотношения сторон, выносит решение. В нем суд указывает, каковы материально-правовые отношения сторон и что обязана сделать одна сторона для осуществления права другой.

Можно ли утверждать, что с вынесением судебного решения заканчивается процесс судебной защиты прав и интересов граждан? По всей видимости, нет, хотя бы на том основании, что само судебное решение - акт защиты лишь постольку, поскольку в нем эта защита находит документальное отражение и закрепление. Когда же для осуществления нарушенного права необходимо государственное принуждение, защита гражданских прав, как правильно подчеркивает Ж.Н. Машутина, немыслима без исполнительного производства*(21). Посредством вынесения решения суд снимает лишь спорность, неопределенность между субъектами материально-правовых отношений, конкретизирует права и обязанности сторон, индивидуализирует веление нормы права.

Если регулируемые нормами материального права различные виды общественных отношений, вызывая к жизни, воздействуют на нормы гражданского процессуального права (против чего, кстати, в научной литературе никто и не возражает), следовательно нет никаких препятствий для того, чтобы признать, что применяемая судом в решении норма материального права, а также правовые последствия, предусмотренные ею, характер отношений, урегулированных этой правовой нормой, оказывают влияние и на порядок исполнения судебных решений.

Например, при предъявлении иска к нескольким ответчикам суд, разрешая вопрос о судебных расходах, обязательно будет руководствоваться ст. 321 ГК РФ, регламентирующей их взыскание в исполнительном производстве в долевом отношении с должников-граждан. Об этом может идти речь только применительно к исполнению решений суда о присуждении.

Не будем вдаваться в полемику относительно того, обладают ли все решения суда силой исполнимости. Укажем лишь, что проблема принудительного исполнения решений о присуждении, обладающих таковой силой, разработана в научной литературе достаточно полно*(22). На основании решения суда о присуждении содержанием правоотношений, возникающих в исполнительном производстве, выступают право требования с корреспондирующей ему обязанностью, когда материально-правовая возможность осуществить обязанность в принудительном для должника порядке уже наступила.

Такое правоотношение составляет предмет решения о присуждении, т.е. когда речь идет о возврате, передаче чего-либо, выполнении работ, оказании услуг, выселении и т.д., иначе говоря, об обязании ответчика к совершению определенных действий согласно ст. 205, 206, 211 ГПК РФ). В то же время о принудительном характере судебных решений принято говорить, если ответчик по материальному закону присуждается к тому, чтобы воздержаться от совершения каких-либо действий (например, по решениям, выносимым по искам о воспрещении).

Согласно ст. 204 ГПК РФ обязанности субъектов исследуемых судом правоотношений должны быть выполнены в соответствии с предписаниями примененной нормы в сроки и порядке, установленные судебным решением. Иначе реализация прав ставится в зависимость от исполнения обязанностей управомоченными лицами, следовательно, этим обеспечивается и фактическое выполнение обязанностей.

Если обязанная сторона не исполняет решение суда добровольно, то подтвержденное судебным решением правоотношение продолжает существование как незавершенный комплекс прав и обязанностей в исполнительном производстве. На основе этого ясно: суждение о том, что с вынесением судебного решения заканчивается процесс судебной защиты прав и интересов граждан, неосновательно и вызывает возражения.

В соответствии со ст. 23, 32, 37, 39, 41 и др. Федерального закона "Об исполнительном производстве" процессуальные действия, связанные с движением исполнительного производства, осуществляются судом, что делает его важным участником в этой сфере. Вместе с тем следует отметить, что участие суда в исполнительном производстве нельзя абсолютизировать. В соответствии с принципом разделения властей с судов сняты непосредственные обязанности, связанные с несвойственной им функцией по организационному обеспечению процесса исполнения.

Следовательно, нельзя утверждать, что отношения, возникающие в исполнительном производстве, являются исключительно гражданскими процессуальными.

Как правильно отмечает М.К. Юков, исполнительное производство нельзя рассматривать лишь в рамках норм, регулирующих исполнение решения суда. Предмет правового регулирования исполнительного права значительно шире. В него входят отношения по исполнению актов всех юрисдикционных органов*(23). Основными участниками в исполнительном производстве являются взыскатель и должник, причем ими могут быть не только лица, ранее участвовавшие в гражданском процессе в качестве истца и ответчика, но и другие граждане и организации. Данное положение основано на том, что по правилам исполнительного производства реализуются не только решения суда, но и другие юрисдикционные акты, являющиеся результатом деятельности несудебных органов.

Признать, что правоотношения в исполнительном производстве являются гражданско-процессуальными, можно лишь в той части, когда суд (судья) разрешает совершение целого ряда отнесенных законом к его компетенции процессуальных действий, в том числе контроль за правильностью действий судебного пристава-исполнителя. Например, согласно ст. 37 Федерального закона "Об исполнительном производстве" суд, выдавший исполнительный документ, при наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнительных действий, решает вопрос об отсрочке, рассрочке, об изменении способа и порядка исполнения исполнительного документа, принимает отказ взыскателя от взыскания, утверждает мировое соглашение между взыскателем и должником, принимает меры по обеспечению иска в гражданском процессе (ст. 139, 140 ГПК РФ). В других случаях суд разъясняет судебный акт, на основании которого был выдан исполнительный документ, рассматривает жалобу, поданную на действия судебного пристава-исполнителя в процессе исполнения, или иск об освобождении имущества от ареста (ст. 32, 39, 119, 121, 128 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). При этом главной отличительной чертой исполнительного производства является то, что в нем участвует основной и обязательный субъект правоотношений, не фигурирующий в предыдущих стадиях гражданского процесса, - судебный пристав-исполнитель. Следует отметить, что без него не возникают, не изменяются и не прекращаются правоотношения в исполнительном производстве. Это в равной мере касается и судебного пристава-исполнителя по розыску, судебного пристава-исполнителя - дознавателя, осуществляющих свои функции в процессе исполнения в соответствии с предоставленными законом полномочиями.

Кроме того, расширяется круг иных субъектов исполнительного производства, в частности, органов, осуществляющих исполнение.

Судебный пристав-исполнитель, подчиненный органам юстиции, как представитель исполнительной власти наделен властными полномочиями. Его требования (предписания) обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, граждан, организаций и подлежат неукоснительному выполнению на всей территории Российской Федерации. Информация, документы и их копии, необходимые для осуществления судебными приставами-исполнителями своих функций, предоставляются по их требованию безвозмездно и в установленный законом срок.

По характеру совершаемых действий судебный пристав-исполнитель не выясняет обстоятельств спорного материального правоотношения, не исследует связанные с этим доказательства, не судит о материальном праве. Основная задача судебного пристава-исполнителя заключается в применении к должнику-гражданину, организации и т.д. мер принуждения, предписанных исполнительным документом и законом.

Правильно ли утверждать, что принуждение, применяемое в исполнительном производстве как один из способов реализации права, осуществляется в процессуальной форме? По всей видимости, нет, поскольку одним из основных принципов гражданской процессуальной формы является правило о непрерывности. Это значит, что за его основу берется неразрывность последовательно совершаемых процессуальных действий*(24).

Правоотношения в исполнительном производстве могут возникнуть не только на основании исполнительного листа, выдаваемого судом общей юрисдикции, но и на основании: исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом взыскателю после вступления судебных актов в законную силу; судебных приказов; при наличии нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов или их нотариально удостоверенной копии; удостоверения, выдаваемого комиссиями по трудовым спорам; актов органов, осуществляющих контрольные функции, о взыскании денежных средств (с приложением документов, содержащих отметки банков или иных кредитных организаций, в которых открыты расчетные и иные счета должника), о полном или частичном неисполнении требований указанных органов в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения этих требований; судебных актов, актов других органов и должностных лиц по делам об административных правонарушениях (например, о наложении административного наказания в виде штрафа по линии ГИБДД); постановлений судебного пристава-исполнителя; исполнительной надписи нотариуса при наличии соглашения о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество, заключенного в виде отдельного договора или включенного в договор о залоге; на основании актов других органов в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Если взыскатель располагает сведениями об имеющихся счетах должника-гражданина и о наличии на них денежных средств в банках или иных кредитных учреждениях, исполнительный документ представляется непосредственно в банк или кредитное учреждение (ст. 8 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Они и будут принудительно списывать средства со счета должника-гражданина и перечислять их на счет взыскателя. Таким образом, принуждение как метод, применяемый в правоотношениях исполнительного производства, осуществляется за рамками процессуальной формы, процессуальных отношений, и суд в них не участвует.

В силу изложенного становится ясно, что в исполнительном производстве отсутствуют такие основополагающие принципы гражданской процессуальной формы, как непрерывность, целостность, последовательность развития гражданского судопроизводства*(25).

Отсюда можно сделать следующий вывод: гражданская процессуальная форма характерна для процессуальных отношений, регулируемых нормами гражданского, арбитражного процессуального права, возникающих по поводу рассмотрения и разрешения гражданского или иного дела, подведомственного судам общей юрисдикции, арбитражным судам, в которых обязательным субъектом выступает суд, тогда как правоотношения в исполнительном производстве возникают за рамками судебного разбирательства и лишь частично ими охватываются в том случае, когда суд в соответствии с законом контролирует правовой характер государственного принуждения.

Исследуя правоотношения, возникающие в исполнительном производстве, с учетом действующих законодательных актов, поставим вопрос: какова область правовой действительности правоотношений, имеющих место в исполнительном производстве?

Статус субъектного состава, характер поведения субъектов, его правовое регулирование дают нам все основания утверждать, что правоотношения, возникающие при исполнении решений суда и других юрисдикционных актов, можно классифицировать следующим образом:

1) гражданские процессуальные правоотношения;

2) отношения, носящие гражданско-правовой характер;

3) трудовые и административные правоотношения;

4) уголовно-правовые правоотношения;

5) уголовно-процессуальные правоотношения.

Значение указанных видов правоотношений выражается в их исследовании, выявлении оснований их возникновения, круга субъектов, их полномочий и обязанностей, в выделении объекта правоотношений, а также характера применяемых принудительных мер. От классификации правоотношений зависит также и разграничение разнообразных по своему характеру гарантий, методов, обеспечивающих фактическую защиту прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий.

Гражданские процессуальные правоотношения в исполнительном производстве

Как было показано выше, в ряде случаев процесс по защите права не оканчивается вынесением решения и вступлением его в законную силу, а продолжается в исполнительном производстве. В полном смысле слова деятельность суда в исполнительном производстве заранее предписана законом и протекает в форме правоотношений, которым присущи признаки гражданских процессуальных отношений*(26).

По своей структуре процессуальные отношения в исполнительном производстве значительно сложнее, чем в предыдущих стадиях процесса, так как, помимо суда, в них участвует еще один носитель властных полномочий - судебный пристав-исполнитель. Как субъект рассматриваемых правоотношений судебный пристав-исполнитель действует единолично. Однако не все вопросы, возникающие в процессе исполнения, он может решить самостоятельно или через старшего судебного пристава. Согласно действующему законодательству суд, принявший соответствующий судебный акт, рассматривает заявление взыскателя о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного листа или судебного приказа к исполнению. Суд, выдавший исполнительный документ, при наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнительных действий, решает вопрос об отсрочке, рассрочке, а также об изменении способа и порядка исполнения исполнительного документа. Рассмотрение вопросов о приостановлении и прекращении исполнительного производства также осуществляется судом общей юрисдикции или арбитражным судом по исполнительным документам, выданным этими судами. Судом производится принятие отказа взыскателя от взыскания, утверждение мирового соглашения между взыскателем и должником. Жалоба, поданная на постановления должностного лица службы судебных приставов, его действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа или иск об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи, некоторые другие вопросы являются также компетенцией суда, что делает суд (судью) важным субъектом процессуальных отношений в исполнительном производстве.

Момент возникновения процессуальных отношений, как и правоотношений в исполнительном производстве, зависит от того же принципа диспозитивности - движущего начала всего гражданского судопроизводства*(27), в соответствии с которым стороны вправе распоряжаться и материальными, и процессуальными правами. При этом реализация процессуальных прав достигается путем совершения процессуальных действий, которые, в свою очередь, вызывают появление новых прав и обязанностей, т.е. происходит дальнейшее развитие процессуальных отношений (например, праву взыскателя, пропустившего срок предъявления исполнительного листа или судебного приказа к исполнению, корреспондирует обязанность суда принять заявление о восстановлении пропущенного срока и вынести по нему определение согласно ст. 432 ГПК РФ, ст. 23 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

Таким образом, связь отношений между исполнительным производством и гражданским процессом бесспорна. В то же время имеются между ними и существенные различия. Так, несмотря на то что правоотношения в исполнительном производстве, как и правоотношения в предыдущих стадиях гражданского процесса, являются единым этапом реализации нормы материального права, вполне очевидно, что первые уже не спорны, а подтверждены решением суда. Данная точка зрения, судя по высказываниям, близка и другим авторам. Е.Г. Натахина отмечает: "Исполнительное производство представляет собою продолжение процедуры восстановления нарушенного имущественного права, где первым этапом является судопроизводство, в котором нарушенное материальное право освобождается от спорности; исполнительное производство - второй этап, в котором оно восстанавливается в принудительном порядке"*(28). В связи с этим нетрудно заметить, что у суда и судебного пристава-исполнителя обязанности выражаются в необходимости совершения различных по своему характеру действий. На суде (судье) лежит основная обязанность - обеспечить надлежащий контроль за правильностью производства принудительного исполнения исполнительных документов. Действия же судебного пристава-исполнителя имеют непосредственно исполнительный характер: уведомление взыскателя, должника о возбуждении исполнительного производства; установление должнику срока для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе; осмотр помещения должника, выявление и наложение ареста на его имущество и т.д. Такое положение основано на обязанности судебного пристава-исполнителя непосредственно, в законодательном порядке, в пределах предоставленных ему законом полномочий привести юрисдикционный акт в исполнение (ст. 1, 4 Федерального закона "О судебных приставах", ст. 1-6 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

Таким образом, в отношении суда судебный пристав-исполнитель находится в подконтрольном положении, а в отношении лиц, участвующих в деле, и иных лиц, задействованных в процессе исполнения, он обладает властными полномочиями.

Исходя из вышеприведенных теоретических положений, можно полагать, что гражданско-процессуальный и арбитражно-процессуальный характер отношений в исполнительном производстве может возникать на основе процессуальных норм, реализуемых в этих отношениях.

В исполнительном производстве суд совершает только те ограниченные процессуальные действия, которые заранее предписаны ему законом.

Отношения в исполнительном производстве, имеющие гражданско-правовой характер

Прежде чем перейти к их исследованию, зададим вопрос: можно ли признать материально-правовыми складывающиеся в исполнительном производстве отношения при добровольном исполнении (до истечения срока в пять дней) должником содержащихся в исполнительном документе требований?

По всей видимости, нет. Гражданско-правовой характер отношений возникает только между юридически равными субъектами и проявляется в свободе выбора ими поведения, поэтому ни судебный пристав-исполнитель, ни суд в них не участвуют. В случае же возникновения спора эти отношения будут предопределять принцип диспозитивности и состязательности в гражданском судопроизводстве. При этом главным отличием гражданско-процессуальных отношений от гражданско-правовых является то, что первые возникают с участием суда (судьи) в строго процессуальной форме, характерной только для процессуальных отношений.

Природа же гражданско-правового характера отношений в исполнительном производстве выражается, например, в установленном порядке очередности обращения взыскания на денежные средства должника, находящиеся в банке. Так, на основании ст. 855 ГК РФ в первую очередь производится списание по исполнительным документам по следующим категориям дел: о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью граждан; о взыскании алиментов; во вторую очередь производится списание по исполнительным документам, предусматривающим перечисление или выдачу денежных средств для расчетов по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, в том числе по контракту; по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности и т.д.

В соответствии со ст. 53 Федерального закона "Об исполнительном производстве" стороны вправе участвовать в исполнительном производстве как лично, так и через своих представителей. Требования, предъявляемые к личности представителя в исполнительном производстве, подробно регламентируются тем же материальным правом (гл. 10 ГК РФ).

Гражданско-правовой характер отношений в исполнительном производстве также находит выражение в вопросах имущественного характера (например, определение доли должника-гражданина в имуществе, которым он владеет совместно с другими лицами, будет осуществляться с учетом норм гражданского, семейного, земельного, жилищного права). Согласно ст. 52 Федерального закона "Об исполнительном производстве" гражданско-правовой характер правоотношений выражается и в правопреемстве. Основанием правопреемства в исполнительном производстве служит правопреемство, регулируемое нормами материального права (ст. 58, 68, 387, 388, 391 ГК РФ); при этом оно допускается как на стороне взыскателя, так и на стороне должника, также оно может быть как универсальным, так и сингулярным. Если же в спорном гражданско-правовом отношении правопреемство не допускается, то исполнительное производство подлежит прекращению (ст. 43 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

Полагаем, что значение гражданско-правовых отношений заключается в том, что нормы материального права непосредственно влияют на движение, изменение и прекращение правоотношений в исполнительном производстве.

Отношения, имеющие трудовой характер в исполнительном производстве

Пункт 2 ст. 3 Федерального закона "О судебных приставах" гласит, что судебный пристав является должностным лицом, состоящим на государственной службе. Данная формулировка в полной мере относится и к судебному приставу-исполнителю. Согласно ст. 1 Федерального закона от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации"*(29) государственная служба Российской Федерации - профессиональная служебная деятельность граждан Российской Федерации по обеспечению исполнения полномочий: Российской Федерации; федеральных органов государственной власти, иных федеральных государственных органов; субъектов Российской Федерации; органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов субъектов Российской Федерации; лиц, замещающих должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов; лиц, замещающих должности, устанавливаемые конституциями, уставами, законами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов субъектов Российской Федерации.

Система государственной службы включает в себя следующие виды государственной службы:

- государственную гражданскую службу;

- военную службу;

- правоохранительную службу.

В свою очередь, государственная гражданская служба подразделяется на федеральную государственную гражданскую службу и государственную гражданскую службу субъекта Российской Федерации (ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации"*(30).

Военная служба и правоохранительная служба являются видами федеральной государственной службы.

Соответственно, правовое регулирование и организация федеральной государственной гражданской службы находятся в ведении Российской Федерации. Правовое регулирование государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а ее организация - в ведении субъекта Российской Федерации (ст. 2 Федерального закона "О системе государственной службы Российской Федерации").

Государственная гражданская служба Российской Федерации - вид государственной службы, представляющая собой профессиональную служебную деятельность граждан Российской Федерации на должностях государственной гражданской службы Российской Федерации по обеспечению исполнения полномочий федеральных государственных органов, государственных органов субъектов Российской Федерации, лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, и лиц, замещающих государственные должности субъектов Российской Федерации (включая нахождение в кадровом резерве и другие случаи).

В отношении должностей государственной службы ведется реестр. В соответствии со ст. 9 Федерального закона "О системе государственной службы Российской Федерации" реестр должностей федеральной государственной службы образуют перечни:

- должностей федеральной государственной гражданской службы;

- типовых воинских должностей;

- типовых должностей правоохранительной службы.

Вышеуказанные перечни утверждаются Президентом РФ.

Реестр должностей государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации утверждается законом или иным нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации.

Реестр должностей федеральной государственной службы и реестры должностей государственной гражданской службы субъектов Российской Федерации составляют Сводный реестр должностей государственной службы Российской Федерации.

На основании Указа Президента РФ от 31 декабря 2005 г. N 1574 "О реестре должностей федеральной государственной гражданской службы"*(31) судебный пристав-исполнитель, судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов отнесены к старшей группе должностей, старший судебный пристав - к ведущей группе. Гражданин Российской Федерации, изъявивший желание участвовать в конкурсе о назначении на должность судебного пристава, судебного пристава-исполнителя, в течение 30 дней со дня объявления о приеме документов для участия в конкурсе представляет в Управление государственной службы и кадров, подразделения по вопросам государственной службы и кадров территориальных органов Федеральной службы судебных приставов: а) личное заявление на имя директора Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации - главного судебного пристава Российской Федерации (руководителя территориального органа ФССП России - главного судебного пристава субъекта Российской Федерации); б) собственноручно заполненную и подписанную анкету по форме, установленной распоряжением Правительства РФ от 26 мая 2005 г. N 667-р "Об утверждении форм анкеты для участия в конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации"*(32), с приложением фотографий, выполненных на матовой бумаге в черно-белом изображении, без уголка (по две фотографии 3,5 x 4,5 и 4 x 6) и иные указанные в п. 2.4 приказа ФССП РФ от 29 марта 2007 г. N 107 "Об утверждении методики проведения конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы в Федеральной службе судебных приставов"*(33) документы.

В отношении лица, прошедшего конкурс, руководитель территориального органа ФССП России издает акт (приказ) о назначении на должность судебного пристава-исполнителя (с испытательным сроком или без), с ним заключается служебный контракт. Под последним понимается соглашение между представителем нанимателя и гражданином, поступающим на гражданскую службу, или гражданским служащим о прохождении гражданской службы и замещении должности гражданской службы, с указанием в нем прав и обязанностей сторон (ст. 23, 24, 26 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации").

Согласно п. 26 приказа Минюста РФ от 25 июня 2008 г. N 126 "Об утверждении Инструкции по делопроизводству в Федеральной службе судебных приставов"*(34) служебные контракты (трудовые договоры) оформляются Управлением государственной службы и кадров (Управлением делами - для работников Службы эксплуатации при ФССП России) в 2 экземплярах по правилам и образцам, установленным Федеральным законом "О государственной гражданской службе Российской Федерации", Трудовым кодексом РФ, Указом Президента Российской Федерации от 16 февраля 2005 г. N 159 "О примерной форме служебного контракта о прохождении государственной гражданской службы Российской Федерации и замещении должности государственной гражданской службы Российской Федерации"*(35) и иными нормативными правовыми актами, затем подписываются государственным служащим и представителем нанимателя: директором или его заместителем в соответствии с установленным распределением обязанностей, и заверяются в Управлении делами оттиском мастичной печати с воспроизведением государственного герба Российской Федерации.

Один экземпляр служебного контракта (трудового договора) передается государственному служащему (работнику), второй помещается в его личное дело в соответствии с номенклатурой дел Службы.

Договоры оформляются на стандартных листах формата A4. Обязательные реквизиты договоров (соглашений) оформляются по правилам, предусмотренным п. 21 указанной Инструкции*(36).

Соответственно представителем нанимателя в территориальных органах Федеральной службы судебных приставов является главный судебный пристав субъекта Российской Федерации, он же - руководитель территориального органа ФССП России; представителем в центральном аппарате Федеральной службы судебных приставов - директор Федеральной службы судебных приставов, он же - главный судебный пристав Российской Федерации.

Гражданин, поступивший на государственную гражданскую службу в ФССП России, при заключении служебного контракта о прохождении государственной гражданской службы или замещении должности государственной гражданской службы в своей деятельности обязан руководствоваться правовой основой деятельности судебных приставов, законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, соблюдать должностные обязанности в соответствии с должностным регламентом, служебный распорядок ФССП России*(37).

Отношения, имеющие административно-правовой характер в исполнительном производстве

О наличии отношений административно-правового характера в исполнительном производстве прежде всего свидетельствует тот факт, что непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на судебных приставов-исполнителей структурных подразделений территориальных органов ФССП России, входящих в единую систему органов Министерства юстиции РФ, являющегося центральным органом федеральной исполнительной власти*(38). Ее специфической особенностью, впрочем, как и любой социальной управляющей системы, является иерархичность, выражающаяся главным образом во внутреннем и внешнем характере связей (отношений) между составляющими систему элементами. Очень точно это любопытное явление подметил еще В.И. Ленин: "...характер организации всякого учреждения естественно и неизбежно определяется содержанием деятельности этого учреждения"*(39).

Соответственно, в отличие от гражданских процессуальных правоотношений, где носителем властных полномочий является орган правосудия - суд, в административных правоотношениях в исполнительном производстве носителем властных полномочий, с одной стороны, является судебный пристав-исполнитель - должностное лицо, наделенное властными полномочиями, с другой - выступает орган исполнительной власти в лице Министерства юстиции РФ и его органов в субъектах Российской Федерации в порядке подчинения. Этот признак правоотношений подтверждается действующим законодательством, определяющим, что судебные приставы назначаются и освобождаются от должности главными судебными приставами субъектов Российской Федерации. Старшие судебные приставы, возглавляющие подразделения судебных приставов, назначаются и освобождаются от должности главными судебными приставами субъектов Российской Федерации. Службы судебных приставов в субъектах Российской Федерации возглавляют главные судебные приставы субъектов Российской Федерации, назначаемые и освобождаемые от должности главным судебным приставом Российской Федерации, одновременно являющимся заместителем Министра юстиции РФ. На последнего в законодательном порядке непосредственно возложена обязанность по осуществлению общего руководства всей деятельностью ФССП России. Так, ст. 7 Федерального закона "О судебных приставах" гласит: "Министерство юстиции Российской Федерации осуществляет координацию и контроль деятельности находящейся в его ведении Федеральной службы судебных приставов, а также функции по принятию нормативных правовых актов, относящихся к сфере деятельности этой службы", что является одним из признаков административно-правовых властеотношений.

Поскольку с помощью правовых средств непосредственному и целенаправленному воздействию подвергаются лишь значимые отношения социальной среды, в надлежащем развитии которых прямо заинтересовано общество и государство, то можно предположить, что внешняя среда выражается в воздействии ФССП России на возникающие отношения, требующие защиты гражданских и иных прав (ст. 45 Конституции РФ, ст. 11 ГК РФ). Внутренняя среда - это объекты и отношения, располагающиеся в рамках так называемой организационной решетки (например, отношения между служащими территориального органа ФССП России с управлением, центральным аппаратом службы).

При этом внешнеорганизационной и внутриорганизационной целью деятельности служб судебных приставов выступает обеспечение успешного решения возложенных на них задач, для выполнения которых они и образованы: поддержание установленного порядка деятельности судов, а также принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц (ст. 1 Федерального закона "О судебных приставах", ст. 1 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

В случае несоблюдения судебным приставом-исполнителем требований норм Федерального закона "Об исполнительном производстве" (злоупотребления своими полномочиями, халатного отношения к своим функциональным обязанностям и т.д.) жалоба, поданная взыскателем, должником или другим лицом, чьи права и интересы нарушены в процессе исполнительных действий, повлечет за собой возникновение административных отношений в исполнительном производстве. Эти отношения возникнут между судебным приставом-исполнителем, с одной стороны, и вышестоящим должностным лицом, на которого возложена функция по рассмотрению жалоб граждан, связанных с работой службы судебных приставов, - с другой (ст. 35, 127 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). За совершение дисциплинарного проступка, т.е. за неисполнение или ненадлежащее исполнение судебным приставом-исполнителем должностных обязанностей, представитель нанимателя имеет право применить к нему одну из следующих мер дисциплинарного взыскания:

- замечание;

- выговор;

- предупреждение о неполном должностном соответствии;

- освобождение от замещаемой должности гражданской службы;

- увольнение с гражданской службы по основаниям, установленным п. 2, пп. "а"-"г" п. 3, п. 5, 6 ч. 1 ст. 37 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

По данным Управления юстиции Московской области, за несоблюдение норм Федерального закона "Об исполнительном производстве", несоблюдение сроков исполнения, порядка приема денежных средств и т.д., например, в период 1997-1998 гг. к дисциплинарной ответственности было привлечено 13 судебных приставов-исполнителей*(40).

Однако согласно ст. 17.8, 17.14, 17.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ), влечет для виновных лиц наложение административного штрафа в соответствующем размере: воспрепятствование законной деятельности судебного пристава, находящегося при исполнении служебных обязанностей; нарушение должником законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, представлении недостоверных сведений о своих правах на имущество, несообщении об увольнении с работы, о новом месте работы, учебы, месте получения пенсии, иных доходов или месте жительства; неисполнение банком или иной кредитной организацией содержащегося в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств с должника; нарушение лицом, не являющимся должником, законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, отказе от получения конфискованного имущества, представлении недостоверных сведений об имущественном положении должника, утрате исполнительного документа, в несвоевременном отправлении исполнительного документа; неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора; неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, вновь установленный судебным приставом-исполнителем после наложения административного штрафа на основании постановления судебного пристава-исполнителя.

Таким образом, применение к лицам, участвующим в процессе исполнения, административных мер в случае невыполнения ими, с одной стороны, законных требований судебного пристава-исполнителя, с другой - самим судебным приставом-исполнителем - требований норм, согласно которым предусмотрено административное наказание, свидетельствует о наличии в исполнительном производстве отношений административного характера.

Отношения, имеющие уголовно-процессуальный характер в исполнительном производстве

Полномочия, предоставленные законом судебному приставу-исполнителю (изъятие у должника предметов, указанных в исполнительном документе; арест имущества должника; осуществление запросов, выдача предписания лицам совершить определенные действия, составление актов, фиксирующих определенные обстоятельства, запрос и безвозмездное получение от организаций, должностных лиц и граждан необходимой для исполнения своих должностных обязанностей информации и т.д.), свидетельствуют о том, что судебный пристав-исполнитель как представитель исполнительной власти, наделенный правами должностного лица, может внести соответствующее представление органу дознания о привлечении виновного лица к уголовной ответственности. При этом разбирательство уголовных дел производят приставы-дознаватели. Так, в ч. 4 ст. 113 Федерального закона "Об исполнительном производстве" гласит: "При наличии в действиях лица, нарушающего законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве, признаков состава преступления судебный пристав-исполнитель вносит в соответствующие органы представление о привлечении указанного лица к уголовной ответственности". В то же время действующее законодательство не содержит указаний, по какой конкретной статье следует квалифицировать действия (бездействие) данного лица.

По всей видимости, речь идет о преступлениях, перечисленных в п. 4 ч. 3 ст. 151 "Подследственность" УПК РФ, по которым орган дознания в лице Главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта Российской Федерации, их заместителей, старших судебных приставов, приставов-дознавателей, а также старших судебных приставов Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ (п. 2 ч. 1 ст. 40 УПК РФ) вправе производить дознание по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных следующими статьями УК РФ: ст. 157 "Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей"; ст. 177 "Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности"; ч. 1 ст. 294 "Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования"; ст. 297 "Неуважение к суду"; ч. 1 ст. 311 "Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса"; ст. 312 "Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации"; ст. 315 "Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта". С точки зрения вида уголовного преследования данные категории дел считаются уголовными делами публичного обвинения (ст. 20 УПК РФ).

Главный судебный пристав Российской Федерации, главный судебный пристав субъекта Российской Федерации, их заместители, старший судебный пристав, приставы-дознаватели, а также старшие судебные приставы Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по результатам рассмотрения сообщения о преступлении при наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 УПК РФ, в пределах своей компетенции возбуждают уголовное дело, о чем выносят соответствующее постановление (ст. 146 УПК РФ). О принятом решении сообщается заявителю. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное решение и порядок обжалования.

В случае принятия решения о передаче сообщения по подследственности орган дознания, дознаватель обязаны принять меры по сохранению следов преступления (ст. 145 УПК РФ). После вынесения постановления о возбуждении уголовного дела орган дознания производит дознание (ст. 149 УПК РФ). Дознание должно быть произведено в течение 30 суток со дня возбуждения уголовного дела. При необходимости этот срок может быть продлен прокурором до 30 суток. В необходимых случаях, в том числе связанных с производством судебной экспертизы, указанные сроки дознания могут быть продлены до 6 месяцев прокурорами района, города, приравненными к ним военными прокурорами и их заместителями.

В исключительных случаях, связанных с исполнением запроса о правовой помощи, направленного в порядке, предусмотренном ст. 453 УПК РФ, срок дознания может быть продлен прокурором субъекта Российской Федерации и приравненным к нему военным прокурором до 12 месяцев (ст. 223 УПК РФ).

По окончании дознания дознаватель составляет обвинительный акт, утверждаемый начальником органа дознания. Материалы уголовного дела вместе с обвинительным актом направляются прокурору (ст. 225 УПК РФ). Прокурор рассматривает уголовное дело, поступившее с обвинительным актом, и в течение 2 суток обязан принять по нему одно из решений, указанных в ст. 226 УПК РФ. При утверждении обвинительного акта уголовное дело направляется в суд. Копия обвинительного акта с приложениями вручается обвиняемому, его защитнику и потерпевшему. Уголовные дела, предусмотренные ст. 177, ч. 1 ст. 294, ст. 297, ч. 1 ст. 311 УК РФ, подсудны мировым судьям. Уголовные дела, предусмотренные ст. 157, 312, 315 УК РФ - районным судам (ст. 31 УПК РФ).

В то же время судебный пристав-исполнитель в силу своего статуса может быть субъектом должностного преступления. В тех случаях, когда судебный пристав-исполнитель использует предоставленные ему служебные полномочия (либо совершает действия, явно выходящие за пределы полномочий) вопреки интересам службы (в корыстных или иных целях), что влечет существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, его действия следует квалифицировать по ст. 285 УК РФ как злоупотребление должностными полномочиями либо по ст. 286 УК РФ "Превышение должностных полномочий". Это послужит на практике реализации принципа законности (ст. 19 Конституции РФ).

Отношения, имеющие уголовно-правовой характер в исполнительном производстве

Отправным моментом, определяющим наличие уголовно-правовых отношений в исполнительном производстве и дающим право судебному приставу-исполнителю внести (согласно ч. 4 ст. 113 Федерального закона "Об исполнительном производстве") в соответствующие органы дознания представление о привлечении лица к уголовной ответственности, служат признаки конкретных составов преступлений, указанных в ст. 151 УПК РФ и отнесенных к подследственности дознавателей органов службы судебных приставов.

В качестве основания уголовной ответственности УК РФ называет совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного ст. 8 УК РФ. В то же время о том, что следует понимать под составом преступления, ни в УК РФ, ни в УПК РФ указаний не содержится. В лаконичной форме в теории уголовного права под составом преступления понимают совокупность объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление.

Общее понятие преступления, содержащееся в ст. 14 УК РФ, указывает на признаки, на основании которых оно отличается от деяний, не предусмотренных уголовным законом (правонарушений, проступков и т.п.), обязательных для всех преступлений (деяний): виновность, общественная опасность, противоправность и наказуемость.

Виновность выступает как психическое отношение лица к характеру самого деяния и к наступившим общественно опасным последствиям. Оно реализуется в форме умысла либо неосторожности. Указание в ст. 14 УК РФ на виновность как на признак преступления означает, что признание поведения преступным законодатель ставит в зависимость от субъективного фактора, что исключает объективное вменение лишь по одному факту наступления общественно опасного результата.

Деяние - это волевой акт поведения человека, который может выражаться в действии (бездействии). Преступное деяние характеризуется наличием общественной опасности.

Волевой акт - осознанное поведение, поэтому не является преступлением акт поведения, не зависящий от воли человека - рефлекторные действия, состояние невменяемости, отсутствие возможности действовать в результате физического принуждения или воздействия непреодолимой силы.

Общественная опасность - материальный признак преступления. Она характеризуется причинением (угрозой причинения) вреда личным или общественным интересам. Общественная опасность преступления включает в себя объективные (тяжесть последствий, опасность способа, характер объекта посягательства и т.д.) и субъективные (форма умысла или неосторожности, мотивы, отношение к содеянному и т.д.) факторы. В зависимости от сочетания объективных и субъективных факторов законодатель относит преступное деяние к конкретным категориям преступлений.

Следует отметить, что противоправное деяние является преступлением только в том случае, если это прямо предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Признание тех или иных действий преступлениями по аналогии с описанными в УК РФ прямо запрещено законом (ч. 2 ст. 3 УК РФ).

Противоправность не является постоянным признаком конкретного деяния. В зависимости от изменений социально-политических и экономических условий законодатель может дополнять УК РФ новыми составами либо декриминализировать определенные деяния.

Наказуемость реализована в уголовном законодательстве Российской Федерации в виде санкций за совершение различных преступлений. Вместе с тем законодатель перечисляет условия, при которых лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности или уголовного наказания.

Признаки состава преступления делятся на объективные и субъективные, на обязательные и факультативные.

Признаки составов преступлений, отнесенных ст. 151 УПК РФ к подследственности дознавателей органов ФССП России, содержатся в диспозициях уголовно-правовых норм УК РФ (ст. 157, 177, 294, 297, 311, 312, 315).

При анализе составов преступлений, содержащихся в указанных статьях УК РФ, усматривается, что только четыре из них (ст. 157, 177, 312, 315) можно отнести к сфере нарушений законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве. Согласно ч. 4 ст. 113 Федерального закона "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель вносит в соответствующие органы представление о привлечении лица к уголовной ответственности.

Два состава (ч. 1 ст. 294, ст. 297 УК РФ) касаются полномочий судебных приставов, обеспечивающих установленный порядок деятельности судов, и один состав (ч. 1 ст. 311 "Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса") затрагивает как судебных приставов, так и судебных приставов-исполнителей, а равно их близких.

Приведенная характеристика правоотношений при принудительном исполнении судебных актов, актов других органов и должностных лиц убедительно доказывает, что роль суда (судьи) в исполнительном производстве ограниченна. Правоотношения, складывающиеся при исполнении судебных актов, актов других органов и должностных лиц, с одной стороны, и гражданские процессуальные правоотношения - с другой, не являются однородными. Они выходят за пределы норм гражданского процессуального права.

Наличие самостоятельных видов правоотношений в исполнительном производстве указывает на существование различных их составов. Значение их состоит в том, что они обосновывают правомерность применения принудительных мер в отношении должников-граждан.

В связи с этим хотелось бы выявить и разграничить характер оснований возникновения правоотношений в исполнительном производстве.

<< | >>
Источник: Донцов Е.М., Донцова Т.К.. Исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц в отношении имущества физических лиц: научно-практическое пособие. 2010

Еще по теме § 1. Сущность правоотношений в исполнительном производстве:

  1. 2. Содержание правового статуса Банка России: значение и сущность
  2. ОТЛИЧИЯ ИСКОВОГО ПРОИЗВОДСТВА ОТ ДРУГИХ ВИДОВ СУДОПРОИЗВОДСТВА
  3. § 2. Сущность юридического лица. Понятие и система признаков юридического лица по действующему российскому законодательству
  4. 3.3. Правовой режим средств производства
  5. §3. Исполнительное производство
  6. Вопрос 4. Ответственность участников исполнительного производства
  7. § 2. Неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи как иммунитет от взыскания в исполнительном производстве
  8. Правовая природа дел, возникающих из публичных правоотношений.
  9. § 2. Проявление сущности особого производства в делах о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния
  10. ПРИКАЗНОЕ ПРОИЗВОДСТВО.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -