<<
>>

§ 3. Принципы избирательного права

Проблема принципов избирательного права в последнее время разрабатывается специалистами очень активно[320] [321], дает значительный исходный и методологический материал для других отраслей права. Тем не менее исследователи подчеркивают, что проблема принципов не так проста, как может показаться на первый взгляд.

Существуют разночтения как по названию и содержанию принципов, так и по их количеству[322].

Прежде всего, хотелось бы обратить внимание на соотношение понятий «принципы избирательного права» и «принципы избирательной системы». В литературе употребляются оба этих понятия. Ряд исследователей: М.С. Матейкович, Д.Б. Катков, Е.В. Корчиго, С.Д. Князев, А.В. Иванченко, И.А. Алебастрова, А.Е. Постников, А. Г. Головин — используют понятие «принципы избирательного права». Другие авторы, Т.Д. Зражевская, Ю.Н. Жданов, А.В. Зиновьев, И.С. Поляшова, используют понятие «принципы избирательной системы», считая, что избирательное право и порядок организации и проведения выборов являются составными частями избирательной системы, а в рамках избирательной системы могут существовать отношения, не урегулированные нормами права. В то же время некоторые исследователи, Е.Е. Блажчук, Н.П. Пекишев, М.В. Баглай, отождествляют эти понятия, не видят в них разницы. О.Е. Кутафин,

Е.И. Козлова используют понятие «принципы проведения выборов». В.Н. Лысенко, А.А. Вешняков используют два понятия: «принципы избирательного процесса» и «принципы избирательного права». Н.С. Бондарь и А.А. Джагарян — «принципы участия граждан в выборах.

Не рассматривая отдельные позиции авторов, отметим лишь один фактор. Действительно, в основном «принципы избирательного права» и «принципы избирательной системы» — явления суть совпадающие, и не случайно, независимо от позиции авторов, а она определяется отношением к фундаментальным понятиям «избирательное право» и «избирательная система» в целом, все они рассматривают, как правило, одни и те же принципы. Но, наверное, некорректно и полностью их отождествлять, а тем более противопоставлять, все-таки речь идет не о противостоящих, а самостоятельных правовых явлениях, что было отмечено выше.

Некорректно считать избирательное право частью избирательной системы, поскольку, повторяем, речь идет о самостоятельных правовых явлениях, органично взаимосвязанных, выступающих, если допустимо такое сравнение, двумя сторонами одной медали. Невозможно представить себе функционирование избирательной системы без ее закрепления в нормах избирательного права, будь то совокупность нормативно-правовых актов, правовых обычаев, прецедентов. В то же время мы отдаем себе отчет в том, что не все отношения функционирования избирательной системы регулируются правовыми нормами и не все отношения механизма избирательной системы являются правоотношениями.

Избирательное право не является «площадкой» для избирательной системы, и наоборот, избирательное право не является «уголком» в параметрах избирательной системы, частью ее механизма, поскольку регулирует не только функционирование «системы», но и реализацию избирательных прав, их гарантии, функционирование других систем, например системы избирательных комиссий, системы ГАС «Выборы», системы учета избирателей, которые при любых избирательных системах будут самостоятельными направлениями деятельности.

Но нельзя представить себе ситуацию, при которой принципы будут универсальными (и для права, и для системы) только в части их соприкосновения или взаимодействия, хотя она весьма объемна. Все-таки у этих социальных явлений свои, присущие им закономерности функционирования, основополагающие начала, их целевое предназначение, органически взаимосвязанные, но не тождественные. Поэтому основополагающие принципы, например всеобщности выборов, прямого голосования, равенства, будут иметь в «системе» и «праве» специфическое проявление, а при более детализированном анализе мы выйдем на исходные параметры (начала, принципы), которые характерны только для системы и априори не могут быть характерны для права, и наоборот, выделим принципы, которые характерны для права, но не могут характеризовать функционирование системы.

Например, некоторые исследователи выделяют в избирательном праве группу «политических» принципов1. Не раскрывая их содержания и не делая перечисления, отметим некорректность постановки проблемы: политические принципы в избирательном праве. В избирательном праве могут существовать только правовые принципы, и никаких политических, экономических, духовных, религиозных, философских принципов в нем быть не может, так же как в политике не может быть правовых, экономических и других принципов, в любом случае в политике будут политические принципы. Мы можем говорить только о политических, экономических, духовных и других факторах, которые воздействуют на избирательное право, на принципы избирательного права, а принципы, т.е. исходные начала в избирательном праве, всегда будут правовыми, а не политическими, если допустить иное — произойдет политизация права.

Искусственный характер конструкции «политические принципы в избирательном праве» становится очевидным, когда мы посмотрим на структурные элементы этих «политических принципов»: всеобщее избирательное право, равное избирательное право, прямое избирательное право и т.д., т.е. по сути перечисляются правовые принципы. Когда понятие «политические принципы» употребляется применительно к избирательной системе, как это сделали, например, А.В. Зиновьев и И.С. Поляшова[323] [324], все становится на свои места и не вызывает возражения, поскольку применительно к избирательной системе мы можем выделять политические, экономические, организационные и другие группы принципов, в том числе и правовые, на основе которых происходит ее функционирование.

Понятие «принцип» (лат. principium — основа, первоначало, основоположение, руководящая идея, основное правило поведения, деятельности) является не только основным, исходным положением какой-либо теории, учения, но и руководящей идеей или основным правилом деятельности, основой устройства или действия различных механизмов, в том числе и социальных1. Принципы — достаточно подвижная категория, позволяющая либо расширять, либо сужать границы дозволенного поведения. Их толкование носит доктринальный характер[325] [326].

Данный подход принимается исследователями и получает развитие. Так, Н.С. Малеин подчеркивал, что каждый принцип — это идея, т.е. мысль как продукт человеческого мышления об общем и наиболее существенном представлении о праве, правовом мировоззрении, о ценности права[327]. А.В. Зиновьев, И.С. Поляшова отмечают, что принципы пронизывают все поле правового регулирования и являются следствием обобщения правовых норм, возникающих по мере развития правовых обычаев и законодательной деятельности органов государственной власти[328].

В учебной и исследовательской литературе по теории права обычно выделяются принципы как исходные положения, юридически закрепляющие объективные закономерности общественной жизни, или основополагающие начала, раскрывающие особенности права как регулятора общественных отношений, или как сущностные начала права, в концентрированном виде характеризующие его содержание и основные формы, имеют нормативный характер: регуляции, направления, определяют поведение людей. В этой связи принято выделять общие принципы права, допустим гуманизма, демократизма, единства прав и обязанностей, законности и т.д.; межотраслевые принципы, т.е. руководящие начала, относящиеся к нескольким родственным отраслям права, и отраслевые — руководящие начала, характеризующие особенности конкретной отрасли права[329]. Тем не менее различные виды принципов не существуют изолированно.

Каждая отрасль права характеризуется как общими, для всех отраслей права основными принципами, так и межотраслевыми, которые свойственны объективному и субъективному праву сравнительно больших автономных групп отраслей, и, естественно принципами, имеющими отношение только к данной отрасли, обусловленными предметом регулирования и влияющими на методы юридической регламентации1.

Соглашаясь с данной характеристикой, сделаем одно пояснение: в нашем случае речь не идет об отрасли права, а только о подотрасли конституционного права. Поэтому надо как бы продлить формулировку автора и отнести вышесказанное им и к подотрасли права. Она также характеризуется как общими, межотраслевыми, отраслевыми принципами, так и специфическими принципами, характерными только для этой подотрасли конституционного права и совокупность действий которых определяет параметры предмета избирательного права, обусловливает его метод правового регулирования.

В этом плане нам кажется очень верным замечание С.Д. Князева, что, являясь самостоятельной подотраслью российского права, избирательное право включает в себе ряд образующих институтов. Вследствие этого, отмечает автор, вполне правомерной выглядит постановка вопроса о необходимости выделения наряду с собственно отраслевыми принципами избирательного права (и собственно принципами подотрасли. — Авт.) и принципов отдельных образующих его институтов[330] [331].

Конечно, при этом apriori не может быть противопоставления данной совокупности принципов самому конституционному праву, все они в том числе характеризуют и отраслевую принадлежность избирательного права, способствуют совершенствованию регулятивного воздействия на общественные отношения, составляющие предмет всего конституционного права.

Итак, под принципами избирательного права понимаются основополагающие руководящие начала, идеи, положения, закрепленные в нормах избирательного права. Это исходные правовые предписания, в соответствии с которыми строится правовое регулирование электоральных отношений на всех его стадиях[332]. Другие авторы акцентируют внимание на том, что в принципах в концентрированном виде выражается демократическое содержание избирательного права и они регулируют отношения, начиная с правотворчества в сфере избирательного права до реализации избирательно-правовых норм1, или руководящие начала, идеи, положенные в основу формирования выборных органов государственной власти и местного самоуправления[333] [334].

Несмотря на отдельные авторские подходы, которые могут быть оспорены или уточнены, в целом благодаря активной исследовательской работе в этой части, исходя из совокупности сформулированных ими принципов, мы можем констатировать, что заложен значительный научный фундамент для анализа проблем избирательного права.

Вместе с тем многие исследователи указывают и на пробелы в Конституции Российской Федерации, в которой не получили закрепления универсальные положения избирательного права, в том числе принципы всеобщего и равного избирательного права. Они конституционно оформлены только применительно к выборам Президента РФ[335]. С такой позицией категорически не согласны Н.С. Бондарь, А.А. Джагарян, которые считают, что анализ конституционных норм, прямо или косвенно связанных с регулированием отношений в сфере избирательного права, позволяет утверждать, что действующая Конституция РФ в достаточно широком объеме эксплицитно или имплицитно закрепляет систему принципов избирательного права в их электорально-статусном выражении, что предопределяется взаимосвязанными положениями значительного ряда установлений Конституции РФ, составляющих ядро характеристик избирательного права, предусматривает многоуровневое, многомерное обеспечение осуществления гражданином свободного волеизъявления[336].

В связи с этим стоит отметить, что в ныне действующей Конституции РФ отсутствует глава об избирательной системе. Это вызывает неоднозначную оценку со стороны различных авторов. Так, например, Ю.А. Дмитриев, В.Б. Исраелян отмечают, что отсутствие в Конституции России главы об избирательной системе, игнорирование принципов избирательного права не способствовали определению четких ориентиров избирательной реформы и, далее, воссоздание избирательного законодательства необходимо было начинать при фактически полном формально-юридическом отсутствии новых принципов российского избирательного права не только на конституционном уровне, но и на уровне обычного законодательства1.

Разделяя в целом позицию исследователей, все-таки необходимо отметить определенную преемственность в электоральной культуре России[337] [338] и наличие в Конституции РФ важнейших принципов. Они позволили формировать основные параметры ныне существующей выборной модели и избирательного законодательства в целом[339]. Не следует упускать из виду и тот факт, что избирательное законодательство мы выстраиваем не только с учетом принципов международного права, закрепленных в международных избирательных стандартах, в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, по которой общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации, но мы исходим из них, и в этом значительное отличие от прежних этапов развития избирательного процесса[340].

В избирательном законодательстве России наиболее полно воплощены универсальные принципы и нормы международного права по реализации и защите избирательных прав граждан. В соответствии со ст. 21 Всеобщей декларации прав и свобод человека, закрепившей в нормативном тексте важнейшие принципы выборности, российский законодатель последовательно осуществляет реконструкцию избирательной системы, основываясь на том, что «воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве, путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования» (ст. 21 Всеобщей декларации прав и свобод человека).

Отдельные исследователи небезосновательно высказывали мысль, что далеко не все международные избирательные стандарты отличаются демократизмом, бездумное следование которым ничем не может быть оправданно1. Слепое копирование иностранного опыта — заранее проигрышная стратегия[341] [342]. Поскольку каждое государство распространяет в полном объеме политические права и свободы именно на своих граждан, не учитывать этой специфики нельзя, что не всегда достигается нормами международных стандартов, поэтому не исключается вмешательство международного сообщества в дела других государств «под флагом» защиты прав человека[343]. Отсюда необходимо в более полной мере учитывать корреляцию и гармонизацию российских законов с предпринимаемыми международным сообществом усилиями, направленными на защиту прав человека и основных свобод[344].

Тем не менее принципы международных избирательных стандартов легли в основу всех наших законов и подзаконных актов. Любой нормативный акт, регулирующий процесс выборности, немыслим сегодня без этих сущностных начал, даже если они и не находят текстуального выражения. Законодатель последовательно осуществляет основополагающие принципы выборов, которые согласуются с общепринятыми принципами и нормами международного права.

Для нас это особенно важно подчеркнуть, поскольку предыдущая практика не всегда была ориентирована на реализацию основополагающих принципов избирательного права. Ограничение избирательных прав было характерно для дореволюционного законодательства, не удалось его избежать и в советский период.

Мы знаем, что советские конституции содержали специальные главы по избирательной системе, а первая Конституция РСФСР 1918 г.[345] — три главы четвертого раздела. В этой Конституции четко закреплялись в соответствии с новой идеологией принципы классовости и неравенства избирательных прав. Конституция ограничивала круг граждан, обладающих избирательными правами. Этим правом в соответствии с п. «а» ст. 64 обладали только лица, «добывающие средства к жизни производительным общественно полезным трудом».

Неравенство избирательных прав касалось городского и сельского населения. Так, например, Всероссийский съезд Советов формировался из расчета: представительства городских Советов — 1 депутат на 25 тыс. избирателей, а представителей губернских съездов Советов — 1 депутат на 125 тыс.1

В соответствии с принципом многостепенности выборов избиратель мог воспользоваться своим «правом голоса» только при выборах первичных органов власти населенных пунктов. Уже в волостных органах непосредственное представительство исключалось[346] [347]. Двухступенчатые выборы устанавливались для уездных и районных съездов, 2—3-я ступени — для губернских съездов, и в соответствии со ст. 25 Конституции РСФСР 1918 г. выборы на Всероссийский съезд Советов были не меньше чем четырехступенчатыми. С образованием СССР они стали пятиступенчатыми.

Формально Конституция РСФСР не определяла порядка голосования, закрепляя норму «согласно установившимся обычаям» (ст. 66). Этот вопрос решался самими представителями на собраниях. На практике преобладала открытая форма голосования.

По Конституции СССР 1936 г.[348] впервые в истории российской государственности были закреплены демократические нормы всеобщего избирательного права (ст. 135), равноправия (ст. 136—138), отменена многоступенчатость и введены прямые выборы (ст. 139), а также предусмотрено тайное голосование (ст. 140).

Фактически эти принципы повторены в Конституции РСФСР 1937 г., которая было принята Чрезвычайным XVII Всероссийским съездом Советов[349] (ст. 138—144). Налицо был прогресс в защите прав избирателя. Достаточно взглянуть на сравнительную таблицу принципов двух конституций.

Выборы

Конституция РСФСР 1918 г.

Конституция СССР (1936 г.) и Конституция РСФСР (1937 г.)

1. Ограниченные Всеобщие

2. Приоритетные Равные

3. Многоступенчатые Прямые

4. Голосование нерегламентированное, Тайное

в большинстве своем открытое

Отмечая прогресс в конституционном праве, в то же время приходится констатировать, что в тексте Конституции РСФСР 1937 г. не закреплялись принципиальные понятия конкурентных и справедливых выборов, свободного волеизъявления, защиты избирательных прав, альтернативности выборов, соответствия норм национального права нормам международного права. Впрочем, эти принципы и в мировой электоральной практике появились гораздо позже.

Конституции СССР и РСФСР, а также Положения о выборах1 не исключили права выдвижения нескольких кандидатов в депутаты по одному и тому же избирательному округу. Положение о выборах обязывало окружные комиссии регистрировать всех кандидатов в депутаты. Однако, как отмечал исследователь А.Г. Лашин, по сложившейся практике общественные организации трудящихся выдвигали и представляли в окружные избирательные комиссии для регистрации одного кандидата в депутаты по данному избирательному округу. Договаривались об этом на окружных предвыборных совещаниях представителей общественных организаций и обществ трудящихся, включая в избирательные бюллетени наиболее достойных[350] [351].

Теоретически можно было допустить, что на этом собрании выдвигались и альтернативные кандидаты, однако на практике этого не было. Предварительный отсев возможных кандидатов происходил гораздо раньше по согласованию в вышестоящих инстанциях.

Действующая Конституция Российской Федерации не содержит специальной главы «Избирательная система». Законодатель пошел по другому пути, закрепив важнейшие принципы выборности в статьях различных глав Основного Закона и предпослав «конструированию» самой избирательной системы совокупность избирательных законов и актов.

При этом, как отмечает Е.И. Колюшин, конституционный пробел в части формулирования всеобщих принципов избирательного права компенсирован и получил четкое закрепление в избирательном законодательстве1, хотя другие исследователи обращают внимание, что многие принципиальные вопросы еще не нашли в нем своего исчерпывающего отражения. Нередко это приводит к тому, что отдельные институты российского избирательного права остаются либо полностью невостребованными, либо их реализация существенно затрудняется имеющимися пробелами правового регулирования принципиального характера[352] [353].

Исследователи обращают также внимание на то, что тем самым допускается и оправдывается ограничение общепризнанных демократических принципов участия граждан в выборах. «Такой подход Конституции к избирательной системе вряд ли может быть признан удовлетворительным, а законодательная скупость — оправданной»[354] (как отмечалось выше, противоположная позиция у Н.С. Бондаря и А.А. Джагаряна[355]).

Вместе с тем стоит отметить, что законодатель отверг возможную кодификацию избирательного законодательства в силу его чрезвычайной динамичности, резкой смены политического климата, изменения конституционного законодательства, нестабильности правового пространства. Избирательное законодательство, аккумулируя эти тенденции, не является настолько устойчивым, чтобы вести речь о создании единого Избирательного кодекса РФ.

Тем не менее, рассматривая проблему в целом, стоит отметить, что наибольшую разработку получили четыре принципа: всеобщности выборов, равных, прямых выборов при тайном голосовании. Напомним, что впервые они были закреплены в Конституции СССР 1936 г.[356] Эти принципы в первую очередь связывались с условиями реализации субъективного избирательного права и послужили основой выстраивания российской модели избирательного права и разработки соответствующих исследований.

В свое время А.А. Белкин отмечал, что именно принципы субъективного избирательного права должны быть положены в основу концепции правового регулирования выборов, так как без них содержательное наполнение методов и способов юридического воздействия на участников общественных отношений, опосредующих организацию и проведение выборов, будет лишено социально значимых ориентиров и координат1. С этих позиций рассматривали принципы А.Е. Постников, А.В. Иванченко, И.А. Алебастрова, отмечая, что принципы субъективного избирательного права выступают условиями, соблюдение которых придает выборам действительно демократический характер[357] [358]. Н.С. Бондарь и А.А. Джагарян называют их классическими, подчеркивая, что они являются нормативно-правовым выражением электорально-правового статуса личности, который, в свою очередь, есть не что иное, как элемент конституционного статуса, его предметно конкретизированная суть[359].

С 1990-х годов — периода реконструкции избирательной системы — совершенно обоснованно наметился более широкий подход к принципам избирательного права. Исследователи начали выделять принципы объективного избирательного права, а также дополнительные принципы субъективного избирательного права, связанные с реализацией личного голосования и свободой волеизъявления[360], ряд авторов выделяли, как уже было отмечено, политические, организационные принципы избирательного права[361], некоторые наряду с классическими и новые (нетрадиционные) принципы[362].

Проблема классификации принципов избирательного права находится в стадии разработки. С.Д. Князев выстраивает систему принципов современного российского избирательного права, основываясь на их целевом предназначении в механизме правового регулирования избирательных отношений. По этому критерию все принципы избирательного права подразделяются на принципы организации и проведения выборов и принципы участия российских граждан в выборах. К первой группе принципов, которые образуют концептуальные начала правового обеспечения избирательных правоотношений, автор относит обязательность, периодичность, свободу, альтернативность выборов, допустимость различных избирательных систем, независимость органов, обеспечивающих организацию и проведение выборов. Ко второй группе он относит принципы участия российских граждан в выборах, всеобщее, равное, прямое избирательное право, а также добровольность реализации субъективных избирательных прав на основе личного и тайного голосования1.

Эту классификацию (по первой группе) дополняют принципы открытости и гласности[363] [364], материально-правовые (принципы материального избирательного права) и процессуально-правовые принципы (принципы избирательного процесса), производные от материально-правовых, которые конкретизируют, развивают их в отношении избирательного процесса[365]. Наверное, сюда надо было добавить и корреспондирующие принципы (соприкасающиеся) гражданского процесса, поскольку рассмотрение избирательных споров в судах общей юрисдикции, а также дел по защите избирательных прав граждан Российской Федерации осуществляется посредством гражданского судопроизводства (ст. 259—261 ГПК)[366].

Ряд авторов вносят в систему принципов определенные уточнения в плане расширительного подхода, с включением реализации избирательных прав в межвыборный период, предлагая систематизировать принципы на: 1) основные начала обеспечения реализации избирательных прав граждан и 2) основные начала индивидуального участия гражданина в осуществлении избирательных действий1.

Необходимо учитывать и классификации принципов избирательного права, которые дают исследователи на основе их дифференциации на внешние и внутренние[367] [368], основные и дополнительные[369], базовые объективные[370] принципы, классические и новые (нетрадиционные)[371], принципы объективного избирательного права и принципы реализации субъективных избирательных прав[372] или принципы организации и проведения выборов и принципы участия российских граждан в выборах и т.д. При более общем подходе, как уже отмечалось, мы отталкиваемся от классификации принципов на общие, межотраслевые, отраслевые, а также рассматриваем принципы подотрасли и образующих ее институтов.

<< | >>
Источник: В.О. Лучин, В.Н. Беленовский, Т.М. Пряхина, Н.Д. Эриашвили, М.В. Максютин, В.В. Шуленин, В.А. Виноградов. Избирательное право России: учебник для студентов вузов, И33 обучающихся по специальности «Юриспруденция» / [В.О. Лучин и др.]; под ред. В.О. Лучина. — 2-е изд., пере- раб. и доп. — М. Закон и право,2010. — 735 с.. 2010

Еще по теме § 3. Принципы избирательного права:

  1. Глава 1. §2. Принципы избирательного права Российской Федерации
  2. §4. Принципы избирательного права
  3. 7.2. Основные принципы избирательного права
  4. 1. Понятие, содержание и принципы избирательного права
  5. Принцип прямого избирательного права - гарантия непосредственной демократии
  6. § 3. Принципы избирательного права
  7. Принципы избирательного права План темы
  8. Принцип всеобщего избирательного права
  9. Принцип равного избирательного права
  10. Принцип прямого избирательного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -