<<
>>

§1. Международно-правовые проблемы управления морским биоразнообразием

Понятие морского биоразнообразия и его компоненты.

В итоговом документе ООН по устойчивому развитию 2012 г.,

озаглавленном «Будущее, которого мы хотим», отмечено следующее: 1) вновь подтверждается непреходящая ценность биоразнообразия, а также экологическое, генетическое, социальное, экономическое, научное, воспитательное, культурное, рекреационное и эстетическое значение биоразнообразия и его важная роль в поддержании экосистем, обеспечивающих оказание самых необходимых услуг, которые закладывают основу для достижения устойчивого развития; 2) признается огромный масштаб утраты биологического разнообразия в мире и деградации экосистем; 3) подчеркивается, что это подрывает усилия по обеспечению глобального развития, сказывается на продовольственной безопасности и питании, затрудняет водоснабжение и доступ к воде, оказывает воздействие на состояние здоровья неимущих слоев населения в сельской местности и всего населения в целом, включая нынешние и будущие поколения; 4) признается, что традиционные знания, инновации и практика коренных народов и местных общин в значительной степени содействуют природоохранной деятельности и неистощительному использованию биоразнообразия, и их более широкое применение может способствовать улучшению социального самочувствия и стабилизации источников жизнеобеспечения; 5) подтверждается важность осуществления Стратегического плана по биоразнообразию на 20112020 годы и 6) подтверждается, что для разных стран существуют различные подходы, концепции, модели и инструменты, соответствующие их национальным ситуациям и приоритетам, для достижения устойчивого развития и ликвидации нищеты.

Согласно ст.2 Конвенции о биологическом разнообразии 1992 г. «биоразнообразие» обеспечивает вариабельность живых организмов из всех источников, включая, среди прочего, наземные, морские и иные водные экосистемы и экологические комплексы, частью которых они являются.

Это понятие включает в себя разнообразие в рамках вида, между видами и разнообразие экосистем.

Одним из важных компонентов биоразнообразия является морское биоразнообразие.

Как отметил Генеральный Секретарь ООН в 2013 г. в своем докладе «Мировой океан и морское право», морская среда характеризуется большим температурным диапазоном, который способствует активному видообразованию на всех уровнях (от микроорганизмов до млекопитающих) и содержит множество метаболитов и иных ресурсов в живой или мертвой форме. Поэтому океаны служат огромным вместилищем уникальных организмов, представляющих интерес как для научных, так и для промышленных кругов в их стремлении совершенствовать наши познания и представления об экосистемах Земли и разрабатывать новые продукты, позволяющие излечивать болезни, создавать более чистые и дешевые производства и вообще улучшать благосостояние людей. Морская наука описала около 20 000 молекул из различных морских носителей, в том числе беспозвоночных, водорослей и морских микробов. Новые технологии облегчили также проникновение в потаенные уголки глубоководной части океана.

По мнению Генерального Секретаря ООН, деятельность, имеющая отношение к морским генетическим ресурсам, бывает трех видов: научное изучение океанов и происходящих в них биологических процессов; научноисследовательские и опытно конструкторские разработки; эксплуатация.

Эксплуатация генетических ресурсов для разработки коммерческих продуктов или процессов требует вложения больших финансовых средств, включая наличие соответствующего технического оборудования. Новозеландские ученые приводят такие данные: из 450 кг червей класса кишечно-дышащих получается 1 кг цехалостатика; из 1600 кг морского зайца получается менее 10 мг доластатина, а из 2 000 кг губки получается менее 1 мг спонгистатина.

К морским биоорганизмам в районах за пределами зон национальной юрисдикции (речь идет об открытом море) относятся микро и макро водоросли. Там проживают многие ассоциированные с ними виды микроорганизмов.

К этой группе относится также книдарии. Этот биологический тип включает в себя такие виды, как кораллы, морские анемоны и медузы. Пориферы - это наиболее примитивные и сильнее всего изученные группы; самым обильным источником неизвестных ранее мелкомолекулярных продуктов являются губки. В настоящее время губки стали считаться «золотой жилой» из-за разнообразия их вторичных метаболитов. Один из «сидячих» видов - асцидии используется как средство защиты от хищников и от конкурирующих с ними претендентов на субстрат. Поэтому асцидин представляет одинаковый с губками интерес в плане поиска биоактивных соединений. К моллюскам относятся морские зайцы, которые обратили на себя внимание исследователей своими механизмами химической защиты. Из морских зайцев выделено несколько ценных мелких молекул, например, доластины. Морские зайцы производят цитотоксичные и антимикробные белки. Морские черви являются продуктивным источником мелких молекул с мощными биологическими свойствами, главным образом благодаря своим адаптивным функциям. Одним из примеров служит анабасеин - алкалоид, получаемый из червя, который показал себя мощным стимулятором никотиновых ацетилхолиновых рецепторов. Рыбы и млекопитающие - основной объект промысла. Г енетические исследования сосредоточены на генах, кодирующих некоторые из этих противоангиогенных фактов; цель - получать пептиды с помощью промышленных ферментационных процессов, избегая тем самым необходимость забивать для этого диких животных . [227]

В соответствии с Решением Х/2 десятого совещания Конференции сторон Конвенции о биоразнообразии 1992 г., к 2020 г. должно быть обеспечено сохранение 10% прибрежных и морских районов, особенно районов, имеющих особо важное значение для сохранения биоразнообразия и обеспечения экосистемных услуг, за счет эффективного и справедливого управления, наличия экологически репрезентативных и хорошо связанных между собой систем охраняемых районов и применения других эффективных природоохранных мер на порайонной основе.

Одним из важнейших компонентов морского биоразнообразия являются генетические ресурсы.

Согласно ст. 2 Конвенции о биоразнообразии 1992 г. «генетические ресурсы - это любой материал растительного, животного, микробиологического или иного происхождения, содержащий функциональные единицы наследственной информации, имеющие фактическую или потенциальную ценность».

Из-за своей зависимости от генетической информации и подключенности к ней к генетическим ресурсам можно отнести и другие биополимеры и мелкие органические молекулы с адаптивными функциями, производимые генами, известными в качестве вторичных метаболитов.

Как правильно отмечается в одной из научных работ Университета ООН, в отличие от рыбы морские генетические ресурсы подвергаются сбору не в качестве источника продовольствия, а ради содержащейся в них информации, которую можно воспроизвести и эксплуатировать. Гены и их продукты стали важным источником информации не только в областях биотехнологии, но также и в фармацевтике и промышленных процессах. Последние открытия показывают, что на основе дальнейших исследований морских генетических ресурсов могут также быть получены дальнейшие знания о происхождении жизни на земле[228].

Морские генетические ресурсы играют ключевую роль в экосистемных услугах, обеспечиваемых Мировым океаном. Он характеризуется исключительным диапазоном экосистем со сложной структурой и функциями, лишь немногие из которых на сегодняшний день изучены. Их можно подразделить на две широкие категории: пелагические (водная толща) и бентические (донные) экосистемы. Эти экосистемы встречаются как в районах национальной юрисдикции, так и за пределами ее действия, и, опираясь на разрозненные и неполные источники имеющихся данных, трудно определить точное сочетание этих экосистем, расположенных за пределами действия национальной юрисдикции.

По данным ООН, водная толща крайне богата микроорганизмами, к которым относятся бактерии, археи, грибы, дрожжи и вирусы, и которые представляются самыми генетически разнообразными в мире организмами.

Примерно 95% биомассы Мирового океана приходится на долю микроорганизмов. Самым биологически разнообразным местом на Земле является морское дно.

Очаги биоразнообразия и биологической активности в океанах обнаруживаются в районах, приуроченных к коралловым рифам, океаническим островам, подводным горам и иным топографическим и гидрологическим ареалам, например, каньонам и фронтам.

Международные договоры по управлению морским биоразнообразием.

Правовой режим эксплуатации и сохранения морского биоразнообразия закреплен в следующих международных договорах.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. Согласно п.1 ст. 92 суда подчиняются исключительной юрисдикции государства флага. Оно может плавать под флагом только одного государства. Открытое море открыто для всех государств. В соответствии со ст. 87 свобода открытого моря должна осуществляться в соответствии с условиями, изложенными в разделе 2 части VII Конвенции 1982 г., и другими нормами международного права. Согласно ст. 87 свобода открытого моря включает, в частности, свободу рыболовства.

В соответствии со ст. 116 Конвенции 1982 г. все государства имеют право на то, чтобы их граждане занимались рыболовством в открытом море, при условии соблюдения: а) их договорных обязательств; б) прав и обязанностей, а также интересов прибрежных государств, предусмотренных в частности, в п.2 ст.63 и в статьях 64-67 и в) положений раздела 2 Конвенции 1982 г. Государства обязаны принимать меры или сотрудничать с другими государствами в принятии таких мер, какие окажутся необходимыми для сохранения живых ресурсов открытого моря (ст.117), и сотрудничают друг с другом в сохранении ресурсов и управления ими в районах открытого моря (ст. 118).

Указанные выше нормы конкретизированы в Соглашении о рыбных запасах 1995 г. В ст. 5 этого Соглашения определены принципы сохранения трансграничных рыбных запасов и запасов мигрирующих рыб. Государства принимают меры к тому, чтобы обеспечить долгосрочную устойчивость трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих рыб и содействовать цели их оптимального использования; б) применяют осторожный подход; в) принимают, где это необходимо, меры по сохранению и управлению в отношении видов, принадлежащих к той же экосистеме; г) охраняют биологическое разнообразие морской среды; д) принимают меры к предотвращению или устранению чрезмерной эксплуатации и избыточного рыбопромыслового потенциала; е) поощряют и проводят научные исследования и разрабатывают соответствующие технологии.

Соглашение 1995 г., если не предусмотрено иное, применяется к сохранению трансграничных рыбных запасов далеко мигрирующих рыб и управлению ими за пределами районов под национальной юрисдикцией (ст.3).

В части XI Конвенции 1982 г. и в Соглашении 1994 г. об осуществлении части XI Конвенции 1982 г. содержатся нормы о правовом режиме морского дна за пределами зон национальной юрисдикции и его ресурсов. Согласно ст. 133 Конвенции 1982 г. в понятие «ресурсы морского дна» входят все твердые, жидкие или газообразные минеральные ресурсы, включая полиметаллические конкреции in situ на морском дне или в его недрах. Генетические ресурсы не есть минеральные ресурсы. Таким образом, режим эксплуатации морских генетических ресурсов международным правом не урегулирован. Это отчасти можно объяснить тем фактом, что во время переговоров по разработке Конвенции 1982 г. научные знания о генетических ресурсах были очень ограниченными .

Согласно ст. 137 Конвенции 1982 г. ни одно государство не может претендовать на суверенитет и суверенные права или осуществлять их в отношении какой бы то ни было части международного района морского дна или его ресурсов, и ни одно государство, физическое или юридическое лицо не может присваивать какую бы то ни было их часть. Никакие притязания такого рода или осуществление суверенитета или суверенных прав и никакое такое присвоение не признается. Все права на ресурсы морского дна, как они определяются в ст. 133 Конвенции 1982 г., принадлежат всему человечеству, от имени которого действует Орган по морскому дну, и эти ресурсы не подлежат отчуждению.

Разработчики Конвенции 1982 г. не предполагали, что морские генетические ресурсы станут ценным сырьем для биоразработки. Хотя в этой Конвенции не фигурируют термины «биоразнообразие» и «генетические ресурсы», установленные в ней обязательства по защите и сохранению морской среды, также относятся и к сфере управления водными генетическими ресурсами.

Конвенция о биоразнообразии 1992 г. Она преследует три цели: сохранение биоразнообразия, устойчивое использование его компонентов и совместное получение на справедливой и равной основе выгод, связанных с использованием генетических ресурсов. Как было сказано выше, биологическое разнообразие, согласно ст. 2 Конвенции 1992 г. о биоразнообразии, означает вариабельность живых организмов из всех источников, включая среди прочего, наземные, морские и иные водные экосистемы и экологические комплексы, частью которых они являются; это понятие включает в себя разнообразие в рамках вида, между видами и разнообразие экосистем. [229]

Биологические ресурсы включают генетические ресурсы, организмы или их части, популяции или любые другие биологические компоненты экосистем, имеющие фактическую или потенциальную ценность для человечества.

В соответствии со ст. 23 Конвенции 1992 г. о биоразнообразии учреждена Конференция государств - сторон, на которых рассматриваются проблемы морского биоразнообразия, включая генетические ресурсы.

Так, десятое совещание Конференции сторон, состоявшееся 18-29 октября 2010 г., провело углубленный обзор результатов осуществления уточненной программы работы по морскому и прибрежному биоразнообразию, рассмотрела проблемы воздействия неустойчивого рыболовства, такого как разрушительные методы рыболовства, чрезмерную эксплуатацию запасов рыбы и ННН промысел на морское и прибрежное биоразнообразие, воздействие удобрения океана на морское и прибрежное биоразнообразие, а также воздействие антропогенной деятельности на морское и прибрежное биоразнообразие.

На одиннадцатом совещании 8-19 октября 2012 г. были отмечены основные проблемы в области сохранения биоразнообразия, такие как чрезмерный промысел рыбы, подкисление океана, разработка полезных ископаемых на дне океанов и морей и т.п. Участники Конференции признали необходимым применение другого подхода к решению вопросов кустарного и коммерческого рыболовства. Было предложено учредить под эгидой ООН Международный центр исследований океанских и морских ресурсов.

В ходе работы двенадцатого совещания Конференции сторон (6-17 октября 2014 г.) по предложению Председателя было решено рассмотреть два аспекта о морском и прибрежном биоразнообразии: 1) экологически или биологически значимые морские районы); 2) воздействие антропогенного подводного шума и подкисления океана на морское и прибрежное биоразнообразие, приоритетные меры по выполнению целевой задачи 10 по сохранению и устойчивому использованию биоразнообразия, принятой в г. Айти (Япония), по коралловым рифам и тесно связанным с ними экосистемам, морское пространственное планирование и инициативы в области профессиональной подготовки.

На тринадцатом совещании Конференции сторон (4-17 декабря 2016 г.) были рассмотрены вопросы морского и прибрежного биоразнообразия: экологически или биологически значимые морские районы; конкретный план работы по вопросу биоразнообразия и подкисления в глубоководных районах; устранение воздействия морского мусора и антропогенного подводного шума на морское и прибрежное биоразнообразие; морское пространственное планирование и инициативы в области профессиональной подготовки.

Поскольку в Конвенции 1992 г. о биоразнообразии правовой режим эксплуатации и сохранения морских генетических ресурсов не регламентирован, в целях содействия осуществлению третьей цели этой Конвенции Всемирный саммит по устойчивому развитию (Йоханнесбург, сентябрь 2002 г.) призвал к проведению переговоров по выработке в рамках Конвенции 1992 г. международного режима поощрения и обеспечения справедливого и равноправного распределения выгод от использования генетических ресурсов. Конференция сторон Конвенции образовала Специальную рабочую группу по доступу к генетическим ресурсам и совместного использования выгод для обеспечения эффективного осуществления статей 8 и 15 Конвенции 1992 г. и трех ее целей.

Переговоры, продолжавшиеся шесть лет, привели к подписанию 29 октября 2010 г. на десятом совещании Конференции сторон в Нагое (Япония) Протокола о регулировании доступа к генетическим ресурсам и совместного использования на справедливой и равной основе выгод их применения. Он вступил в силу 12 октября 2014 г.

В этом документе под использованием генетических ресурсов понимается проведение исследований и разработка генетического и/или биотехнологического состава генетических ресурсов, в том числе путем применения биотехнологии.

В ст. 6 Протокола определен порядок доступа к генетическим ресурсам. Сторона, требующая получения предварительного обоснованного согласия на доступ к генетическим ресурсам, принимает необходимые юридические, административные или политические меры для: а) обеспечения правовой определенности, ясности и прозрачности своего внутреннего законодательства или регулятивных требований, регулирующих доступ к генетическим ресурсам и совместное использование выгод; б) установления справедливых и недискриминационных правил и процедур доступа к генетическим ресурсам; в) обеспечения информации о процедуре подачи заявок на получение предварительного обоснованного отказа; г) представления компетентным национальным органам четкого и прозрачного письменного решения экономичным образом и в разумные сроки; д) обеспечения выдачи в момент доступа разрешения или эквивалентного документа в качестве доказательства принятого решения о предоставлении обоснованного согласия и заключения взаимосогласованных условий; е) введения четких правил и процедур требования и установления взаимовыгодных условий. Такие условия оформляются в письменном виде и могут включать положение об урегулировании споров; условия совместного использования выгод; положение об изменении намерений и т.д.

В целях оказания поддержки соблюдению режима доступа к эксплуатации генетических ресурсов каждая Сторона принимает меры по мониторингу и повышению прозрачности использования генетических ресурсов. Такие меры, в частности, включают: назначение контрольных пунктов; предоставление в назначенном контрольном пункте информации; контрольные пункты должны быть эффективными и иметь отношение к использованию генетических ресурсов или к сбору соответствующей информации на любом этапе исследований, разработок, введения новшеств, подготовки к коммерциализации или коммерциализации.

Разрешение или его эквивалент является международно-признанным сертификатом о соответствии требованиям. Он содержит следующие минимальные требования: название органа, выдавшего сертификат; дату выдачи; название поставщика; уникальный идентификатор сертификата; предмет генетических ресурсов; подтверждение заключения взаимосогласованных условий; вид использования.

Генеральная Ассамблея ООН в своей Резолюции № 65/161 отметила, что Конвенция о биоразнообразии 1992 г. «является основным международным инструментом для сохранения и устойчивого использования биологических ресурсов и совместного получения на справедливой и равноправной основе выгод, связанных с использованием генетических ресурсов, в том числе путем предоставления надлежащего доступа к генетическим ресурсам и надлежащей передачи соответствующих технологий с учетом всех прав на эти ресурсы и технологии и путем выделения надлежащего финансирования».

Комиссия ФАО по генетическим ресурсам для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства на своей 14-ой очередной сессии в апреле 2013 г. отметила, что поддержка Конвенции 1992 г. практически всеми странами мира во многом связана с ее целями в области устойчивого использования и сохранения биоразнообразия.

В целях обеспечения сохранения и устойчивого использования биологического разнообразия на 2011 -2020 гг. и стимулирования эффективного использования Конвенции о биоразнообразии 1992 г. в г. Айти государствами - участниками этой конвенции был подписан Стратегический план. Он также призван обеспечить гибкую структуру для формирования национальных и региональных задач и для повышения согласованности действий в осуществлении положений Конвенции 1992 г. и решений Конференций сторон.

Стратегический план в области сохранения и устойчивого использования биоразнообразия на 2011 -2020 гг. будет также служить основой для разработки средств коммуникаций, способных привлекать внимание субъектов деятельности и вовлекать их в работу.

Достижение цели Стратегического плана требует действий по следующим направлениям: а) принятие мер по устранению причин, лежащих в основе утраты биоразнообразия; б) принятие безотлагательных мер для уменьшения прямых нагрузок на биоразнообразие; в) дальнейшая реализация прямых мер защиты и при необходимости восстановления биоразнообразия и экосистемных услуг; г) усиление механизма поддержки для создания потенциала, формулирования и использования знаний и обмена ими.

Стратегический план включает 20 ключевых целевых задач. Они предусматривают стремление к достижению целей на глобальном уровне и включают гибкую структуру для постановки национальных или региональных целевых задач. В частности, целевая задача № 11 гласит, что к 2020 г. как минимум 17% районов суши и внутренних вод и 10% прибрежных и морских районов, в частности районов, имеющих особо важное значение для сохранения биоразнообразия и обеспечения экосистемных услуг, должны сохранить биоразнообразие за счет эффективного и справедливого управления, существования экологических репрезентативных и хорошо связанных между собой систем охраняемых районов и применения других природоохранных мер на порайонной основе и включения их в более широкие ландшафты суши и морские ландшафты.

Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения 1973 г. Цель этой Конвенции - обеспечить, чтобы международная торговля дикими животными и растениями не угрожала их выживанию, путем регулирования такой торговли и установления системы приложений к Конвенции 1973 г. Она имеет отношение к вопросу о морских генетических ресурсах постольку, поскольку понятие «торговля» по смыслу этой Конвенции означает экспорт, реэкспорт, импорт, а также интродукцию из моря.

Согласно п. «а» ст.1 Конвенции 1973 г. «интродукция из моря» означает привоз в государство образцов любого вида, изъятых из морской среды, не находящейся в юрисдикции какого-либо государства. Термин «образец» означает легко опознаваемая часть животного или растения либо дериват его. К образцам могут относиться сырьевые материалы, например, раковины и продукты их переработки, а также лекарства. В приложениях к Конвенции 1973 г. включено несколько видов кораллов, китообразных, дельфинов и рыб. Для интродукции из моря какого-либо вида требуется предварительная выдача сертификата административным органом государства, производящего интродукцию. Порядок выдачи разрешения и сертификата определен в ст. VI Конвенции 1973 г. Каждое государство обязано вести журналы торговли образцами видов, указанных в приложениях I, II, и III со следующими данными: наименования и адреса экспортеров и импортеров; и количество и вид выданных разрешений и сертификатов. Согласно ст. XI Конвенции 1973 г. учреждена Конференция государств-участников, которая каждые два года созывается на заседания.

Деятельность международных организаций и органов по проблеме управления морским биоразнообразием.

Проблемы международно-правового управления морским биоразнообразием находятся в центре внимания ООН, ФАО, ЮНЕСКО, ВОИС, ЕС, ЮНЕП и других авторитетных международных межправительственных организаций и органов.

Организация Объединенных Наций (ООН).

В Резолюции № 68/70 «Мировой океан и морское право», принятой Генеральной Ассамблеей ООН на 68-й сессии 9 декабря 2013 г., в очередной раз подтверждается центральная роль этого органа применительно к сохранению и устойчивому использованию морского биоразнообразия за пределами действия национальной юрисдикции.

Г енеральная Ассамблея ООН призвала государства «упрочивать, сообразуясь при этом с международным правом, в частности Конвенцией, сохранение и неистощительное использование морского биологического разнообразия за пределами действия национальной юрисдикции».

Генеральная Ассамблея ООН в своей Резолюции № 69/109 «Обеспечение устойчивого рыболовства, в том числе за счет реализации Соглашения 1995 года об осуществлении положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которые касаются сохранения трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих рыб и управлении ими, и связанных с ним документов» от 9 декабря 2014 г. вновь подтвердила важность соответствующих положений своих резолюций № 61/105 (пп.113-127), № 64/72 и пунктов 121-136 Резолюции № 66/68 от 6 декабря 2011 г., в которых идет речь о воздействии донного промысла на уязвимые морские экосистемы и долгосрочную устойчивость глубоководных рыбных запасов и предусмотренных в этих резолюциях мероприятий, а также подчеркивает необходимость того, чтобы все государства и соответствующие РФМО и договоренности в срочном порядке полностью выполнили свои обязанности согласно перечисленным выше резолюциям.

Помимо этого, Генеральная Ассамблея ООН в Резолюции № 69/109 от 9 декабря 2014 г. подтвердила важность продолжения ФАО работ по выполнению Резолюции № 66/68 в рамках ее текущей программы по глубоководным промыслам и отмечает, в частности, поддержку, которую оказывает эта организация государствам в деле осуществления международных методических указаний по регулированию глубоководного промысла в открытом море и осуществляемую ею разработку базы данных по уязвимым морским экосистемам.

На своей 69-й сессии 20 декабря 2010 г. Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 2011-2020 гг. Десятилетием биоразнообразия ООН с тем, чтобы содействовать выполнению Стратегического плана по биоразнообразию на 20112020 гг. Координация мероприятий в ходе Десятилетия возложена на Генерального Секретаря ООН.

Программа ООН по охране окружающей среды (ЮНЕП).

Совет управляющих ЮНЕП осуществляет содействие международному сотрудничеству в области окружающей среды и предоставляет по мере необходимости, рекомендации относительно проводимой с этой целью политики. Он осуществляет общее руководство политикой направления и координации программ в области окружающей среды в рамках системы ООН. Совет управляющих постоянно готовит и публикует обзоры состояния окружающей среды в мире с тем, чтобы возникающие в области окружающей среды проблемы, которые имеют важное международное значение, соответствующим и надлежащим образом рассматривались правительствами.

В соответствии с Декларацией по окружающей среде и развитию 1992 г., принятой в Рио де Жанейро, к приоритетным областям, на которых ЮНЕП следует сосредоточить свою деятельность, относятся: а) укрепление ее каталитической роли в стимулировании и содействии расширению деятельности и проведению форумов в рамках всей системы ООН; б) содействие международному сотрудничеству в области окружающей среды и выдвижения рекомендаций в случае необходимости относительно соответствующей политики в этих целях; в) разработка и содействие максимально широкому использованию таких методов как учет природных ресурсов и экономика охраны окружающей среды; в) дальнейшее развитие международного права окружающей среды, в частности, конвенций и руководящих принципов, поощрение его соблюдения и координация функций, вытекающих из всевозрастающего числа международноправовых соглашений; г) дальнейшая разработка и поощрение как можно более широкого использования оценок экологических последствий; д) содействие субрегиональному и региональному сотрудничеству и поддержка соответствующих инициатив и программ в области охраны окружающей среды.

В своей деятельности ЮНЕП много внимания уделяет проблемам морского биоразнообразия; она опубликовала ряд докладов, которые могут помочь в обсуждении вопроса о морских генетических ресурсах, в том числе документ «Экосистемы и биоразнообразие в глубоководных акваториях и открытом море». В нем приводится информация об открытиях, касающихся процессов жизни в этих экосистемах, и рассматриваются, в частности, последствия осуществляемой или потенциальной человеческой деятельности . В докладе «Внедрение экосистемного подхода в ареалах открытого моря и глубоководных акваторий: анализ вовлеченных сторон, их интересов и имеющихся подходов», дается предварительный обзор интереса различных сторон к этим районам.

27 февраля 2004 г. ЮНЕП одобрила концепцию программы работы по морскому и прибрежному биологическому разнообразию. Одной из оперативных целей этой программы является предоставление Сторонам информации из общедоступных информационных источников о морских и прибрежных [230] генетических ресурсах в морских районах, лежащих за пределами действия национальной юрисдикции, и (в соответствующих случаях) о морских и прибрежных генетических ресурсах, находящихся в пределах действия национальной юрисдикции.

Программа предусматривает сбор и обобщение информации о методах определения, оценки и мониторинга генетических ресурсов морского и океанского дна и его недр за пределами действия национальной юрисдикции и информации об их статусе и тенденциях в этой области, включая выявление факторов угрозы для таких генетических ресурсов и вариантов технических ресурсов и вариантов технических решений по их охране.

Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО).

С 2006 г. вопросом о водных генетических ресурсах непосредственно занимается Комиссия ФАО по генетическим ресурсам для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства, которая провела обзор состояния и динамики генетических ресурсов в морском промысловом рыболовстве, глубоководных акваториях и аквакультуре.

КОФИ ФАО в 2008 г. утвердил Международные методические указания по регулированию глубоководного промысла в открытом море. Они разработаны для промысла в районах за пределами национальной юрисдикции, имеющего следующие особенности: а) общий вылов (все, что приносит орудие лова) включает в себя виды, которые могут обеспечивать только низкий коэффициент эксплуатации и б) при обычной промысловой операции орудия лова вполне могут касаться морского дна.

Согласно п.10 Методических указаний основная цель управления глубоководными видами промысла - способствовать ведению ответственного рыболовства, обеспечивающего экономические возможности, сохраняя при этом морские живые ресурсы и защищая морское биоразнообразие.

Методические указания определяют порядок выявления уязвимых морских экосистем, оценки значительного отрицательного воздействия.

В соответствии с п. 5.3 документа должна быть разработана и реализована схема слежения, контроля и наблюдения в качестве важнейшего элемента региональных и национальных мер по сохранению и укреплению для глубоководного рыболовства.

Государства флага и РФМО должны приводить оценку для определения того, может ли глубоководное рыболовство оказывать значительное отрицательное воздействие в заданном районе. При проведении оценки этого воздействия следует, среди прочего, выявить следующее: тип проводимого или ожидаемого промысла, в том числе флот и тип орудий лова, промысловые районы, целевые виды; наилучшая имеющаяся научная и техническая информация о текущем состоянии промысловых ресурсов и общая информация об экосистемах, среде обитания и сообществах в промысловом районе; выявление, описание и нанесение на карту уязвимых морских экосистем; данные и методы, применяемые для выявления, описания и оценки воздействия деятельности; оценка риска вероятного воздействия промысла для определения того, какие виды воздействия могут весьма отрицательно сказываться на ресурсах и экологии.

Комиссия ФАО по генетическим ресурсам для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства активно обсуждает также и правовые проблемы режима эксплуатации водных генетических ресурсов. Например, на 14-й очередной сессии этого органа в апреле 2013 г. были обсуждены следующие вопросы: факторы, воздействующие на состояние водных генетических ресурсов; международная нормативная правовая база; национальная нормативная правовая база; пробелы в нормативной правовой базе и возможности ее развития.

В докладе Комиссии отмечается, что водные генетические ресурсы включают: дезоксирибонуклеиновые кислоты (ДНК), гены, гаметы, природные, культивируемые и исследуемые популяции; виды и генетические измененные виды - породы, полученные в ходе селекционной работы; гибриды, полиплоиды и

трансгены - всех добываемых и выращиваемых и имеющих промысловый потенциал рыбных объектов и водных беспозвоночных, а также водных растений.

Обзорный анализ международной и национальной нормативной базы, содержащийся в материалах Комиссии, должен помочь странам при проведении анализа своей нормативной правовой базы, а также основных факторов воздействия, которые необходимо учитывать при разработке политики по сохранению и устойчивому использованию водных генетических ресурсов.

Как справедливо отметила Комиссия, самыми слабыми звеньями при разработке нормативного регулирования в области управления водными генетическими ресурсами являются управление и научное обеспечение. Невозможно разработать обоснованные меры нормативного регулирования водных генетических ресурсов в отсутствие прочной научной базы, а ученые не могут создать необходимую информационную базу без поддержки государства. Объединить возможности надлежащего государственного управления и науки в форме взаимовыгодного партнерства можно в рамках национальной стратегии по вопросам водных генетических ресурсов.

Проблемы создания международно-правового механизма по сохранению и рациональному использованию морского биоразнообразия обстоятельно рассматривались на Международном семинаре ФАО по проблемам взаимодействия на глобальном и региональном уровнях в вопросах управления морскими районами, расположенными за пределами национальных юрисдикций, проходившем в феврале 2015 г. в штаб-квартире ФАО в г. Риме.

На мероприятии присутствовали представители государств-членов ФАО, ответственные должностные лица ООН, универсальных межправительственных организаций, региональных организаций по управлению рыболовством, международных неправительственных организаций, рыбопромышленников, организаций гражданского общества, а также юристов, специализирующихся в области международного морского права, биологов, океанологов и экологов.

Такое широкое участие свидетельствовало о значимости обозначенных Семинаром проблем в управлении международным рыболовством, поскольку

64% пространств Мирового океана составляют районы, находящиеся за пределами юрисдикции государств, в которых необходимо обеспечить стабильное управление промыслом, при сохранении биоразнообразия и не подрывая запасы морских живых ресурсов.

На данном мероприятии, представители РФМО в качестве основной проблемы, препятствующей сохранению запасов живых морских ресурсов открытого моря, указывали ведение судами ННН промысла. При этом они подчеркивали приверженность рациональному использованию живых морских ресурсов.

Отчетливо был заметен уклон ряда участников в сторону необходимости принятия мер по сохранению биоразнообразия в открытом море. На это, прежде всего, указывали представители экологических неправительственных организаций и ряда государств. Однако стоит отметить, что попытки предложить разработать и принять специальные международно-правовые нормы были достаточно осторожными. В ряде выступлений звучали мягкие призывы к разработке имплементационного соглашения к Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., которое бы устранило пробелы в международно-правовом регулировании охраны живых морских ресурсов открытого моря, в части, касающейся возможности создания морских охраняемых районов в открытом море, но они не получили широкой поддержки.

Оценивая итоги данного Международного семинара ФАО, необходимо отметить единодушное понимание всех участников в важности сохранения запасов живых морских ресурсов открытого моря.

Всемирная Организация интеллектуальной собственности (ВОИС).

Эта Организация опубликовала исследование под названием «Соотношение доступа к генетическим ресурсам с требованиями о раскрытии информации при подаче заявок на получение прав интеллектуальной собственности», которое обсуждалось на VIII Конференции сторон Конвенции 1992 г. о биоразнообразии. Секретариатом ВОИС создана база данных (открытого доступа) в сети Интернет, имеющая отношение к биоразнообразию, и договорам о совместном использовании выгод.

На своем десятом совещании Межправительственный комитет ВОИС по интеллектуальной собственности и генетическим ресурсам, традиционным знаниям и фольклору поручил Секретариату ВОИС подготовить документ, в котором будут перечисляться варианты продолжения или углубления работы в следующих областях: требование о раскрытии информации и альтернативные предложения по соотнесению интеллектуальной собственности с генетическими ресурсами; моменты пересечения патентной системы с генетическими ресурсами; аспекты доступа к договорам о совместном использовании выгод, имеющие отношение к интеллектуальной собственности.

Конференция сторон Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимся под угрозой исчезновения. 1973 г. (СИТЕС).

В соответствии с решением СИТЕС 30 ноября - 2 декабря 2005 г. в г. Женеве состоялся практикум по вопросам интродукции из моря. Как было сказано выше, согласно ст. 1 Конвенции 1973 г. интродукция из моря означает ввоз в государство образцов любого вида, добытых в морской среде, не находящейся под юрисдикцией какого-либо государства.

Международный орган по морскому дну (МОД).

В сотрудничестве с группой по подводным горам программы «Перепись морской жизни» МОД провел в марте 2006 г. практический семинар «Кобальтовые корки и типология разнообразия и распространения фауны подводных гор». Орган разработал и опубликовал комплекс руководящих рекомендаций контракторам по оценке возможного экологического воздействия разведки полиметаллических конкреций.

Международная китобойная комиссия (МКК).

В настоящее время МКК работает над идентификацией запасов китовых видов генетическими методами.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Эта Организация более 30 лет работает над темами, имеющими отношение к биотехнологии, включая биоэкономику, биологические ресурсы в сельском хозяйстве, биобезопасность, права интеллектуальной собственности и научное, промышленное и медицинское применение биотехнологии. В этой связи ОЭСР подготовила несколько докладов и статистических обзоров.

Европейский союз (ЕС).

Позиция ЕС закреплена в Директиве № 2008/56/ЕС, регламентирующей действия Сообщества в рамках политики по охране морской среды. Как указано в п. 18 Директивы оно должно поддерживать принятые сообществом в контексте Конвенции о биоразнообразии 1992 г. и по созданию глобальной сети морских охраняемых районов. Кроме того, она должна способствовать достижению целей седьмого заседания Конференции сторон этой Конвенции, которая приняла программу работы по морскому биоразнообразию с указанием ряда целей, задач и мероприятий, направленных на прекращение утраты биоразнообразия на национальном, региональном и глобальном уровнях и на обеспечение качества морских экосистем для способствования предоставлению товаров и услуг, а также программу работы с охраняемыми районами с целью установления и поддержания экологически репрезентативных систем морских охраняемых районов.

Директива предусматривает разработку и внедрение морских стратегий в целях предотвращения и сокращения привнесения в морскую среду, с целью прозрачной ликвидации загрязнений, с тем, чтобы обеспечить отсутствие существенных последствий или рисков для биоразнообразия морской среды, морских экосистем, здоровья человека или законных способов использования моря.

Национальное законодательство государств о защите морского биоразнообразия.

Законодательство ряда государств содержит нормы, касающиеся защиты морского биоразнообразия (например, Закон Канады «О сохранении национальных морских заповедных зон» 2002 г.); запрещения привнесения в морскую среду загрязнителей, порождающие существенные последствия для биоразнообразия морской среды, морских экосистем, здоровью человека или законным способом использования моря (Морская стратегия Соединенного Королевства 2010 г.); развития партнерских отношений между федеральными, ведомствами, штатами, организациями для выявления и снижения риска для здоровья человека от морских источников и укрепления осознания ценности морского биологического разнообразия для биомедицины (Кодекс США 2005 г., являющийся сводом федерального законодательства); признания важности морского биоразнообразия, формирования концепции морских охраняемых районов (в частности, Стратегия сохранения морского биоразнообразия Японии 2012 г.).

В Законе Норвегии «Об управлении живыми морскими ресурсами» от 6 июня 2008 г. глава 2 посвящена вопросам биопроспектинга. Биопроспектинг - это поиск и изучение морских организмов с точки зрения их пригодности для нужд микробиологии, медицины, биотехнологии, генной инженерии и других направлений. Согласно ст. 9 Закона для ведения промысла и морских исследований, связанных с биопроспектингом, необходимо разрешение Правительства Норвегии. Такое разрешение может содержать указание на то, что генетический материал и результаты биопроспектинга не могут продаваться или передаваться другим лицам без согласия государств и, при необходимости, внесения платы государству. Если морской биопроспектинг или использование генетического материала проводились без разрешения, то часть выгод переходит к государству.

Международно-правовая доктрина о правовом режиме морского биоразнообразия.

Российские и зарубежные ученые уделяют значительное внимание проблемам рационального использования и сохранения морского биоразнообразия в целом и его компонентов (прежде всего генетических ресурсов). В Российской Федерации А.Н. Вылегжанин впервые провел классификацию международно-правовых норм об охране морского биологического разнообразия и его важного компонента - морских генетических ресурсов . Он прав в том, что эти международные соглашения не представляют целостную договорно-правовую основу сохранения биоразнообразия в том числе морского[231] [232] [233] [234].

По мнению Н.А. Соколовой международно-правовая охрана морского биоразнообразия - это комплекс мер, установленных международным правом и основанных на экосистемном и предостороженном подходах, которые направлены на сохранение и устойчивое использование международных биоресурсов. Она полагает, что к таким мерам относятся: 1) меры по охране ресурсов и среды, принимая во внимание разнообразие морских экосистем; 2) меры по обеспечению комплексного управления с учетом различий в правовом режиме морских пространств; 3) меры по изучению морских биоресурсов и

241

экосистем .

Данный автор считает базовыми для управления и охраны морских генетических ресурсов принцип сотрудничества и предосторожного подхода. Коммерческая деятельность в отношении генетических ресурсов конкретно не является предметом регулирования части XI Конвенции 1982г. По ее мнению, «общие условия деятельности в отношении морских генетических ресурсов должны быть определены на основе принципов Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., касающихся проведения морских научных исследований, осуществления свободы открытого моря, принципов деятельности в Районе,

242

защиты и сохранения морской среды» .

В западной литературе высказаны различные точки зрения о будущем международно-правового управления морским биоразнообразием .

Одни авторы считают необходимым разработку нового соглашения о режиме эксплуатации биоресурсов вне рамок Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Оно должно быть согласовано с Нагойским протоколом и быть своего рода связующим звеном между этим документом и другими международными соглашениями. Новое соглашение не должно противоречить Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. и Конвенции о биоразнообразии 1992 гг.

Другая группа авторов возражает против этого и полагает, что Конвенция о биоразнообразии 1992 г. является краеугольным камнем современной международно-правовой системы управления Мировым океаном. Как отмечается в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 65/37 «Мировой океан и морское право», принятой 7 декабря 2010 г., Конвенции о биоразнообразии 1992 г. устанавливает правовые основы, на которых должна осуществляться вся деятельность в морях и океанах, носит стратегическое значение и является основой для национальных, региональных и глобальных действий и взаимодействия в морском секторе.

Как справедливо считает Т. Грейбер, «решение вопроса о доступе к генетическим ресурсам и совместного использования выгод от эксплуатации ресурсов, расположенных в районах за пределами действия национальной юрисдикции, в независимом соглашении будет являться искусственным отделением от Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Это может привести к большому рассеиванию объектов международно-правового регулирования и может породить противоречия между Конвенцией 1982 г. и новым соглашением»

244

Еще одна группа специалистов придерживается точки зрения о нецелесообразности разработки самостоятельного соглашения и предлагает [235] [236] внести необходимые дополнения в следующие части Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.: в ч. VII (Открытое море); часть XI (Район), а также в Соглашение об осуществлении ч. XI Конвенции 1982 г.; часть XII (Защита и сохранение морской среды) и часть XIII (Морские научные исследования). Поправки в Конвенцию 1982 г. могут быть внесены в соответствии со статьями 312 и 313 этого международно-правового акта.

Вне сомнения, прав Т. Грейбер в том, что попытка упрощенного дополнения Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. может привести к нежелательной цепной реакции, и в результате могут быть пересмотрены и другие ее части, в том числе касающиеся районов, находящихся под национальной юрисдикцией.

Значительная по количеству группа зарубежных ученых твердо стоит на позиции о необходимости разработки имплементационного соглашения в рамках Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. по аналогии с Соглашением об осуществлении части XI Конвенции 1982 г. в части регулирования разработки морского дна 1994 г. и Соглашения о трансграничных рыбных запасах 1995 г. Однако оба соглашения не только дополняют Конвенцию 1982 г., но и существенно изменяют ее. В имплементационных соглашениях могут принимать участие также государства, не участвующие в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Как справедливо отмечает Т. Грейбер, важным является и то, что имплементационное соглашение, всецело и на глобальном уровне должно регулировать управление районами за пределами национальной юрисдикции, что дало бы возможность выработать гармонизированные стандарты и документы, а также применить экосистемный подход. Цель такого соглашения, по мнению данного специалиста, могла бы состоять в том, чтобы гарантировать сохранение разнообразия форм жизни в морских районах за пределами национальной юрисдикции, а также стабильное и равноправное использование живых морских

245

ресурсов .

245

См.: Ibid. P. 49.

Правовой основой для разработки имплементационного соглашения могут быть статьи 117, 118, 192 и 197 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. В них содержатся нормы о защите и сохранении морской среды в целом, а также сотрудничеству между государствами на глобальном или региональном уровнях.

О создании Специальной неофициальной рабочей группы открытого состава и итогах ее работы.

Неопределенность с правовым режимом отдельных компонентов морского биоразнообразия и пробел в действующих международных договорах побудила ряд государств предложить ООН заняться проблемой определения будущего статуса морского биоразнообразия. ООН приняла этот призыв.

В соответствии с Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН № 59/24 «Мировой океан и морское право», принятой на 59-й сессии 17 ноября 2004 г., была образована Специальная неофициальная рабочая группа открытого состава (СНРГ). Эта группа должна была провести обзор прошлой и текущей деятельности ООН и других международных организаций в отношении сохранения и устойчивого использования морского биоразнообразия; анализировать научные, технические, экономические, правовые, экологические, социально - экономические и прочие аспекты рассматриваемой проблемы; выявлять основные направления, в которых более подробные правовые исследования способствовали бы рассмотрению государствами указанных проблем; указать возможные варианты и подходы к стимулированию международного сотрудничества и координации в целях сохранения и устойчивого использования морского биоразнообразия.

Однако окончательно мандат СРНГ был сформулирован только в 2011г., когда Г енеральная Ассамблея ООН своей Резолюцией № 66/231 «Мировой океан и морское право» от 24 декабря 2011 г. (п.166) подтвердила полномочия этой Группы по инициированию процесса, направленного на выявление пробелов в нормативно-правовом регулировании сохранения и устойчивого использования морского биоразнообразия за пределами действия национальной юрисдикции путем их устранения, в том числе, за счет возможной разработки многостороннего соглашения в рамках Конвенции ООН по морскому праву 1982г.

Далее мандат СНРГ был подтвержден в Итоговом документе Международной конференции по окружающей среде и развитию «Рио +20» - «Будущее, которого мы хотим», которая состоялась в 2012 г. В нем признаны: во- первых, необходимость ликвидации пробела в вопросах сохранения и рационального использования морского биоразнообразия, но только в районах за пределами национальной юрисдикции; и во-вторых, необходимость принятия решения о целесообразности разработки на базе Конвенции 1982 г. соответствующего международного документа. Эти положения явились программой работы для СНРГ открытого состава на последующие годы.

В итоговом документе СНРГ, принятом в январе 2015 г., содержатся предложения о включении в резолюцию 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН следующих основных рекомендаций:

- подтвердить обязательство, содержащееся в п. 162 итогового документа Конференции ООН по устойчивому развитию (Рио-де-Жанейро, 20-22 июня 2012 г.), в котором главы государств и правительств обязались в срочном порядке решить вопросы сохранения и устойчивого использования морского биоразнообразия в районах за пределами национальных юрисдикций, в том числе, путем принятия решения о разработке международного документа;

- новый документ должен быть разработан в соответствии с Конвенцией 1982 г.;

- пространственная сфера нового документа должна распространяться на районы за пределами национальной юрисдикции;

- целью нового юридически обязательного документа является более эффективное решение вопросов сохранения и устойчивого использования биоразнообразия морской среды в районах, находящихся за пределами действия национальной юрисдикции;

- вновь создаваемый юридически обязательный документ должен охватывать также морские генетические ресурсы, морские охраняемые районы, оценку воздействия на окружающую среду и передачу технологий;

- новый юридически обязательный документ не должен подрывать основы действующих международно-правовых актов (конвенций, соглашений, договоров) и механизмы (в основном, организаций по управлению рыболовством и иных договоренностей в этой области);

- участие в переговорном процессе и его результат не должны влиять на статус государств, не являющихся участниками Конвенции 1982 г. или иных соответствующих договоренностей.

Кроме того, СНРГ рекомендовала 69-й сессии Г енеральной Ассамблеи ООН учредить подготовительный комитет, открытый для всех заинтересованных государств - членов ООН, ее специализированных учреждений и участников Конвенции 1982 г. с целью подготовки базовых рекомендаций Генеральной Ассамблеи относительно основных положений проекта юридически обязательного документа (соглашения) в рамках Конвенции ООН по морскому праву 1982 г[237].

Мандат Подготовительного комитета ООН по разработке международного юридически обязательного документа.

Подготовительный комитет по разработке на базе Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. международного юридически обязательного документа о сохранении и устойчивом использовании морского биоразнообразия в районах за пределами действия национальной юрисдикции учрежден в соответствии с Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН № 69/292 от 19 июня 2015 г. В данной документе отмечается необходимость всеобъемлющего глобального режима с целью обеспечить более эффективное решение вопроса о сохранении и устойчивом использовании морского биологического разнообразия в районах за пределами действия национальной юрисдикции.

Подготовительный комитет, открытый для всех заинтересованных государств - членов ООН, членов специализированных учреждений и участников Конвенции 1982 г. создан для вынесения Генеральной Ассамблее ООН предметных рекомендаций относительно элементов проекта текста юридически обязательного документа, рассмотрения проблем устойчивого использования морского биоразнообразия в районах за пределами действия национальной юрисдикции, включая, генетические ресурсы, в том числе вопросы совместного использования выгод от их использования. Он приступил к своей работе в 2016 г., а к концу 2017 г. должен доложить Генеральной Ассамблее ООН о достигнутом прогрессе. На основе представленных материалов 72-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН должна с учетом доклада Подготовительного комитета принять решение о созыве и о дате начала проведения под эгидой ООН межправительственной конференции в целях рассмотрения рекомендаций Подготовительного комитета и разработке текста международного юридически обязательного документа.

По мнению Генеральной Ассамблеи ООН, деятельность Подготовительного комитета не должна ослаблять уже существующие соответствующие правовые инструменты и рамочные документы, а также всемирные и региональные органы и организации.

Рекомендации по содержанию имплементационного соглашения о правовом режиме морского биоразнообразия и его компонентов.

На наш взгляд, при разработке юридически обязательного документа следует исходить из следующего.

1. На III Конференции ООН по морскому праву (1973-1982 гг.) вопросы международно-правового управления морским рыболовством были основными. Уже тогда ряд развивающихся стран при поддержке США и Канады активно проталкивал концепцию «живые морские ресурсы открытого моря - общее наследие человечества», что однозначно предполагает создание всемирной организации по морскому рыболовству. СССР совместно с социалистическими странами удалось отклонить это и ряд других предложений, которые значительно ограничивали бы деятельность нашего экспедиционного флота. Эта проблема была вновь реанимирована ЕС и развивающимися странами на сессиях СНРГ, где она приобрела ключевой характер. Именно для решения этого вопроса под эгидой ООН будет создана международная подготовительная Конференция, на которой будет рассматриваться проект юридически обязательного документа, одной из основных целей которого станет создание нового режима управления использованием биоразнообразия в морских районах, находящихся за пределам действия национальной юрисдикции.

2. Одним из серьезных недостатков Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. является отсутствие специальной главы об управлении морским рыболовством, как это было сделано в отношении Района морского дна, морских научных исследований, предотвращения загрязнения морской среды. Нормы о международно-правовом режима управления морским рыболовством «разбросаны» по всему тексту Конвенции 1982 г.

Этот недостаток частично был ликвидирован путем принятия Соглашения о трансграничных рыбных запасах 1995 г. Однако практика применения Конвенции 1982 г. и Соглашения 1995 г. выявила большое количество пробелов в международно-правовом режиме управления рыболовством в Мировом океане. К ним, в частности, относятся объявление значительных акваторий открытого моря Мирового океана морскими охраняемыми районами. Такие районы уже установлены в рамках некоторых РФМО, в частности, в водах Антарктики (район действия АНТКОМ), в северо-восточной части Атлантического океана (район действия НЕАФК) и других районах Мирового океана.

Относительно предложения ряда государств о создании всемирной организации по управлению морским рыболовством, следует отметить, что эта идея не нова. Она обсуждалась еще в рамках Лиги Наций в 20-х годов 20-го

века . Однако в настоящее время такое предложение не является актуальным, во-первых, почти все промысловые районы охвачены компетенциями РФМО, во- вторых, ФАО давно и успешно выполняет роль всемирной рыболовной организации. КОФИ ФАО определяет мировую рыболовную политику и координирует деятельность РФМО. Российская Федерация - член ФАО и активно участвует в деятельности КОФИ.

3. Российской Федерации следует аргументировано выступать против изменения любых положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., касающихся управления рыболовством и включения в нее каких-либо дополнений и изменений. Новый юридически обязательный документ должен лишь восполнить пробелы в международном морском праве касательно режима сохранения и рационального использования биоразнообразия, включая генетические ресурсы, не затрагивая их правового положения. Это должно быть сделано путем подписания имплементационного соглашения.

4. Имплементационное соглашение в качестве раздела Конвенции 1982 г. могло бы создать новый регламентационно-хозяйственный режим, определяющий учреждение многофункциональных морских охраняемых районов и управление ими. Такой режим основывался бы на принципах экосистемного и предостороженного подходов, предусматривал, в частности, проведение предварительных экологических экспертиз и возложение бремени доказывания (в случае нанесения ущерба) на пользователей.

5. Создание охраняемых районов в открытом море является лишь одним из возможных инструментов формирования многоотраслевого подхода, и при формировании таких районов следует сосредоточиться на каком-то конкретном виде морских живых ресурсов и на том виде деятельности, который ему угрожает. С этой точки зрения следует установить прочную причинно-следственную связь между видами воздействия на окружающую среду предлагаемыми [238] хозяйственными мерами с учетом обычных норм международного права, нашедшими отражение в Конвенции 1982 г.

6. В новом имплементационном соглашении необходимо определить, являются ли морские генетические ресурсы частью общего наследия человечества, и подпадают ли они под действие режима международного района морского дна или же надлежит рассматривать их в рамках режима открытого моря.

7. Необходимо более формально регулировать международными актами добычу всех генетических ресурсов в морских районах за пределами действия национальной юрисдикции. В этой связи после принятия имплементационного соглашения возможна разработка соответствующих руководящих принципов, кодексов поведения и т.д.

8. РФМО, имеющим мандат на регулирование донного промысла, целесообразно в срочном порядке изучить воздействие глубоководного донного промысла на уязвимые морские экосистемы в соответствии с международным правом. Если такие организации не имеют мандата на регулирование донного промысла, необходимо расширить их полномочия и включить в них такую деятельность в соответствии с международным правом.

9. Руководствуясь принципом предосторожного подхода в управлении рыболовством, следует ввести временный запрет на донное траление в открытом море, пока ведутся переговоры о новом правовом режиме эксплуатации морского биоразнообразия в районах за пределами действия национальной юрисдикции.

11. Для защиты национальных интересов Российской Федерации на межправительственной конференции по разработке имплементационного соглашения целесообразно:

а) выступить против распространения положений имплементационного соглашения на деятельность РФМО;

б) заявить, что морские охраняемые районы в открытом море могут быть учреждены лишь в исключительных случаях и только на основе достоверных научных данных и с учетом мнения соответствующей региональной организации по управлению рыболовством;

в) отметить, что любые меры, которые могут применяться в соответствии с имплементационным соглашением, должны сообразовываться с международным правом, в том числе со свободами рыболовства, судоходства и научных исследований;

г) поддержать предложения других государств о том, что имплементационное соглашение должно быть открытым для участия всех государств, вне зависимости от участия их в Конвенции 1982 г. и Соглашении 1995 г. о рыбных запасах.

По нашему мнению, большинство из этих предложений должны быть отражены в имплементационном соглашении и применяться в «пакете» с соответствующими «рыбными» положениями Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. и Соглашения о рыбных запасах 1995 г.

<< | >>
Источник: Бекяшев Дамир Камильевич. СОВРЕМЕННЫЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЫБОЛОВСТВА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме §1. Международно-правовые проблемы управления морским биоразнообразием:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. §1. Международно-правовые проблемы управления морским биоразнообразием
  3. Сохранение биоразнообразия и доступ к генетическим ресурсам коренных народов в международном праве.
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -