Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 2. Уступка прав требования в праве зарубежных государств

В странах Западной Европы юридическая мысль развивалась под значительным влиянием римского права, а также обычного права народов, поселившихся на территории бывшей Римской империи. Это в значительной степени относится и к институту уступки прав требования (цессии).

Уступка прав требования в праве Франции

Во французской доктрине XVI века идея римского права о непередаваемости гражданско-правового обязательства была воспринята буквально. Допускалась возможность уступить не само право требования, а лишь уполномочить другое лицо на предъявление соответствующего иска в суде[22]. В то же время во французских кутюмах[23] цессия рассматривалась как передача непосредственно права требования, а не просто права на иск.

Сложившиеся в кутюмах подходы также находили поддержку в доктрине того времени[24] [25].

Впоследствии развитие торгового оборота привело к тому, что перемена лиц в обязательстве стала обычным явлением, нашедшим отражение в правовом регулировании. Возможность перемены лиц в обязательстве и уступки прав требования была закреплена во французском Гражданском кодексе (далее - ФГК) 1804 г. , известном также как Кодекс Наполеона, а в результате его рецепции и в законодательстве других стран.

ФГК, основанный на институционной системе кодификации, регламентирует цессию в Титуле VI «О купле-продаже», главе VIII «О переходе прав требования и других бестелесных прав» (статьи 1689-1701). Иногда в литературе из этого делается вывод о том, что договор, лежащий в основе цессии, всегда является договором купли-продажи, в котором цедент выступает продавцом, а цессионарий - покупателем, сама же уступка требований - всегда возмездна[26] [27].

Купля-продажа действительно может являться одним из оснований уступки требования, хотя и не единственно возможным по французскому законодательству: как отмечается в зарубежной литературе, допускаются также мена, дарение, отступное или взнос в товарищество. Поэтому в доктрине высказывалось и иное мнение - о том, что место в разделе купли- продажи выбрано неудачно, и что нормы о цессии следовало бы поместить в общие положения об обязательствах .

Таким образом, во французском праве цессия представляет собой не отдельный (самостоятельный) вид договора, а способ перехода прав требования, основанием которого могут быть различные сделки.

Помимо уступки требования (гл. VIII ФГК), французское право предусматривает специфические способы перемены кредитора в обязательстве, представляющие собой самостоятельные правовые институты, такие как новация с заменой кредитора (п. 3 ст. 1271 ФГК) и договорная суброгация по согласию кредитора (п. 1 ст. 1250 ФГК). Какое-то время указанные правовые инструменты активно конкурировали с цессией на практике[28].

Для цессии требуется соглашение между прежним и новым кредитором. Согласно ст. 1689 ФГК уступка производится посредством передачи цедентом цессионарию документа, подтверждающего право требования. Следовательно, с момента такой передачи цессия должна вступать в силу для цедента и цессионария, однако судебная практика такова, что уступка возможна и без передачи подтверждающего требование документа, если это предусмотрено договором.

Такой договор об уступке прав требования во французской доктрине считается консенсуальным[29] [30].

Французская судебная практика исходит из того, что требование может быть уступлено цессионарию, несмотря на соглашение цедента и должника о запрете уступки, на основании нормы ст. 1165 ФГК, предусматривающей, что по общему правилу соглашения имеют силу только для

30

договаривающихся сторон, но не могут затрагивать третьих лиц . Нарушивший соглашение о запрете уступки цедент в этом случае будет нести перед должником ответственность за причиненные нарушением договора убытки в соответствии со ст. 1145 ФГК.

По французскому праву посредством цессии могут передаваться любые имущественные права, не являющиеся по своей природе неотчуждаемыми, и передача которых не запрещена законом. Это справедливо по отношению не только к существующим, но и к будущим или потенциальным правам при условии их достаточной идентификации в договоре о цессии[31].

При определении объема передаваемых требований французское право исходит из принципа, известного еще со времен римского права, пето dare potest quod non habet (нельзя передавать другому права, которые сам не имеешь). При этом к цессионарию также переходят имеющиеся у него и относящиеся к уступаемому требованию акцессорные права (ст. 1692 ФГК).

Передавая право требования, цедент отвечает перед цессионарием за существование и действительность передаваемого требования на момент совершения цессии (ст. 1693 ФГК), но не отвечает за платежеспособность должника, если только в договоре о цессии не содержится соответствующая оговорка (ст. 1694 ФГК). Если цедент принял на себя указанное обязательство, презюмируется, что он отвечает за платежеспособность должника только на момент заключения договора цессии, а не на будущее время (ст. 1695 ФГК).

В литературе обычно подчеркивается особенность цессии по французскому праву, согласно которой уступка требования никогда не рассматривалась как сделка, не зависящая с юридической точки зрения от обязательств по основной сделке (в частности, основанием для недействительности цессии могут являться пороки лежащего в ее основании договора)[32], и что договор о цессии ведет лишь к «относительной» уступке требования, то есть ограниченной внутренними отношениями между цедентом и цессионарием[33].

Данный вывод находит подтверждение в ряде положений ФГК. В частности, ст. 1690 ФГК определяет момент вступления в силу уступки для третьих лиц (должника, а также возможных конкурирующих заявителей требования: других цессионариев, кредиторов цедента, конкурсного управляющего имуществом цедента при его несостоятельности), который отличается от момента вступления в силу цессии (с момента передачи цедентом цессионарию документа, подтверждающего право требования).

Согласно данной статье, для третьих лиц уступка начинает действовать с момента уведомления должника {signification) или с момента признания им уступки {acceptation). Под уведомлением понимается вручение судебным исполнителем должнику уведомления об уступке, а под признанием - подтверждение должником своего признания уступки, закрепленное в документе, заверенном в судебном или нотариальном порядке[34] [35].

Такое правовое решение направлено на защиту стабильности гражданского оборота, но в первую очередь - интересов должника, поскольку у должника без его согласия появляется новый кредитор . Так, если неосведомленный о цессии должник исполнит обязательство (или иным образом погасит его, например, произведет зачет) прежнему кредитору, это надлежащим образом прекратит обязательство (ст. 1691 ФГК).

При этом не осведомленный об уступке должник не только может осуществить исполнение цеденту, но и обязан сделать это. Судебная практика исходит из того, что если нет ни уведомления о цессии, ни ее признания в соответствии с законом, должник, уплативший тому, кого он считал цессионарием, не будет защищен от иска цедента или другого цессионария[36]. При этом, если должник не был уведомлен о состоявшейся уступке, но узнал о ней иным образом и совершил исполнение прежнему кредитору, действуя при этом недобросовестно, он как правило не будет защищен от иска цессионария.

На защиту интересов должника, исполнившего уступленное обязательство, направлена норма ст. 1240 ФГК, согласно которой платеж, добросовестно произведенный лицу, которому принадлежало право требования, действителен даже при последующей утрате таким лицом права требования. То есть, если должник уже добросовестно произвел платеж цессионарию, даже при пороках сделки, служившей основанием цессии, такой платеж будет действительным и освободит должника от обязательства. Таким образом, хотя цессия по французскому праву и не рассматривается как сделка, юридически полностью независимая от своего основания, от этого принципа возможны некоторые отступления там, где этого требует защита интересов должника.

C вопросом о погашении должником уступленного требования непосредственно связан вопрос о возражениях, которые должник вправе выдвигать в отношении цессионария. Как правило должник может воспользоваться всеми теми возражениями, которые он мог бы выдвинуть против прежнего кредитора. Они могут касаться, в частности, недействительности или прекращения уступленного обязательства, истечения срока давности, уже состоявшегося исполнения и т.п.[37]

В соответствии с вышеупомянутой нормой ст. 1690 ФГК разрешается вопрос о приоритете прав конкурирующих заявителей требования, таких как конкурирующие цессионарии, кредиторы цедента и конкурсный управляющий при несостоятельности цедента. Согласно указанной статье уступка требования вступает в силу в отношении третьих лиц лишь с того момента, как будут исполнены предусмотренные данной статьей формальности по уведомлению или получению согласия должника на уступку.

Следовательно, в случае когда право требования было повторно уступлено цедентом, например, по ошибке либо с целью неосновательного обогащения, вопрос об удовлетворении требований конкурирующих цессионариев решается, исходя из того, кто из них первым выполнит требования ст. 1690 ФГК об уведомлении должника. При этом, приоритет будет предоставлен такому цессионарию даже если он позже других

■) о

заключил с цедентом договор об уступке требования .

От приоритета конкурирующих заявителей требования зависит решение вопроса о возможности наложения взыскания кредиторами цедента на право требования. Так, кредиторы цедента вправе наложить взыскание на являющееся предметом уступки право требования, рассматривая его как часть имущества цедента, до того момента, пока не будут исполнены предусмотренные ст. 1690 ФГК формальности по уведомлению или получению согласия должника на уступку[38] [39].

Таким образом, по французскому праву уведомление должника является необходимым условием для вступления цессии в силу. Однако в современных условиях оно нередко является препятствием для быстрого оборота денежных средств, на что обращается внимание в правовой доктрине. В частности, указывается на то, что данное требование создает определенные трудности для доступности кредитования в предпринимательской сфере, поскольку является препятствием для срочного привлечения финансовых средств и совершения цессии сразу нескольких требований в целях обеспечения кредита[40].

Учитывая потребности практики, в 1981 г. во Франции был принят направленный на либерализацию механизма цессии Закон № 81-1 о

стимулировании коммерческих кредитов[41], известный также как «Закон Дайи» (Loi Dailly, по имени сенатора, выступившего с законодательной инициативой). В настоящее время данный закон не действует, но на его нормах основывается регулирование, содержащееся в соответствующем подразделе Валютно-финансового кодекса Франции[42] (статьи с L313-23 по L313-29-2), посвященном уступке и залогу требований в сфере предпринимательской деятельности.

Так называемая «цессия Дайи» {cession Dailly), осуществляемая по правилам Валютно-финансового кодекса, имеет некоторые особенности, отличающие ее от цессии по ФГК. В частности, предусматривается уступка либо передача кредитной организации для обеспечения исполнения обязательства денежных требований в совокупности согласно детальному перечню (ibordereau) этих требований. Передаваться подобным образом могут также будущие права при условии их достаточной идентификации в момент передачи[43].

Цессия становится действительной как для цедента и цессионария, так и для третьих лиц с даты передачи указанного перечня, при этом не требуется уведомления или согласия должника. Выполнение указанных формальностей, хотя и не является обязательным, будет желательным для цессионария, для которого принципиальное значение имеет, чтобы должник произвел исполнение именно ему.

Указанные подходы получили развитие в ходе реформы обязательственного права, в рамках которой Книга IV ФГК, посвященная обеспечительным правам, в 2006 г. была дополнена главой об обеспечении обязательств бестелесным движимым имуществом (nantissement de meubles incorporels), к которому относятся, в том числе, права требования. Согласно предусмотренному в ней регулированию, исполнение обязательства может быть обеспечено уступкой как отдельного имущественного права, так и совокупности прав, как существующих, так и будущих.

Изложенное позволяет сделать вывод, что во французском праве под цессией понимается способ передачи прав требования, в качестве основания для которого могут служить различные сделки. Для регулирования цессии по ФГК характерен определенный формализм. Правоустанавливающее значение придается уведомлению должника или признанию им цессии, а приоритет конкурирующих заявителей требования определяется, исходя из очередности уведомления должника. В то же время в сфере предпринимательской деятельности имеются отступления от общего порядка цессии, предусмотренные специальным законодательством, такие как возможность уступки совокупности требований, в том числе будущих и отсутствие требования об обязательном уведомлении должника.

Уступка прав требования в праве Германии

Институт уступки права требования в Германии прошел путь развития, во многом схожий с развитием этого института во Франции. В немецкой правовой доктрине, как и во французской, первоначально господствовал взгляд, не допускавший передачи обязательств: цессионарий мог быть лишь уполномоченным на предъявление чужого требования в суде, но не правопреемником[44].

Тем не менее, в региональных правопорядках уступка прав требования практически повсеместно признавалась и рассматривалась как обязательственный институт: данный процесс шел как посредством рецепции ФГК (в рейнских провинциях) так и самостоятельным путем (в других регионах Германии, где гражданское законодательство опиралось на местное обычное право и судебную практику)[45].

Возможность уступки прав требования законодательно была закреплена в Германском гражданском уложении 1896г. (далее - ГГУ)[46]. В ГГУ, основанном на пандектной системе кодификации, положения, посвященные регулированию уступки права требования, помещены главным образом в книгу 2 «Обязательственное право» (§ 398 - 413). Отдельные статьи об уступке права требования также имеются и в других разделах ГГУ (§ 255, 285, 870, 931, 934 и др.)[47] [48].

Важную роль в регулировании цессии играет то, что согласно немецкой правовой традиции в рамках любого договора проводится разграничение между обязательственной и распорядительной (или вещной) сделкой. Обязательственной сделкой оформляется заключение сторонами договора, она создает соответствующие обязательственные отношения, но не правовой эффект в виде перехода права, который происходит только в силу

- 48

распорядительной сделки .

Хотя по германскому праву уступка регулируется в рамках обязательственного права, она рассматривается как акт передачи вещных прав, что требует заключения договора между цедентом и цессионарием. C учетом этого цессия, согласно правовой традиции Г ермании, является распорядительной сделкой, каузой для которой служит соответствующий договор. Таким образом, цессия рассматривается как «абстрактная» распорядительной сделка, то есть независимая от основной сделки, являющейся ее основанием. Проявляется это в том, что в немецком правопорядке, в отличие, например, от французского, недействительность основного договора не влечет недействительности цессии . Такой подход германского права призван усилить стабильность гражданского оборота и защитить добросовестных приобретателей.

Вместе с тем, как отмечается в доктрине, практическое значение принципа абстрактных сделок для уступки требования не следует переоценивать. На практике возможны отступления от данного подхода, когда цессия признается недействительной из-за недействительности ее каузы, в частности, если уступка требования совершается для обеспечения кредита, отказ в выдаче данного кредита влечет недействительность

50

уступки . .

Указанные особенности нашли подтверждение в соответствующих параграфах ГГУ. В частности, в § 398 прямо указывается на то, что требование может быть передано кредитором другому лицу по договору с ним (уступка требования). C заключением договора новый кредитор занимает место прежнего кредитора.

Основанием абстрактной сделки цессии как правило является заключаемый сторонами каузальный договор, например продажа требования. Каузой может выступать и оговорка об обеспечении обязательства, на основании которой возникает так называемая «обеспечительная уступка» (Sicherungsabtretung)[49] [50] [51].

ГГУ устанавливает ряд ограничений цессии. Уступка требования не допускается, если исполнение другому кредитору вместо первоначального невозможно без изменения содержания требования (§ 399 ГГУ), а также если требование не может быть обращено ко взысканию (§ 400 ГГУ).

зо

Также по общему правилу § 399 ГГУ, не допускается уступка, которая запрещена соглашением между цедентом и должником. Вместе с тем, имеется ряд специальных норм, допускающих уступку вопреки такому соглашению. Так, возможна уступка требования, обусловленного предъявлением выданного должником долгового документа (§ 405 ГГУ), или уступка, проистекающая из торговой сделки (т.е. сделки, совершаемой предпринимателем) (§§ 344, 354а Торгового уложения) .

Общими положениями ГГУ о цессии не предусмотрено запрета на передачу требований, тесно связанных с личностью кредитора. Такие ограничения сформулированы в ряде специальных норм, в частности, положения о непередаваемости требований, связанных с выполнением каких- либо действий лично кредитором, содержатся в § 613 ГГУ

«Непередаваемость требований об определенных услугах», а также в § 664 ГГУ «Непередаваемость требования об исполнении поручения; ответственность помощников».

Переходя к вопросу о допустимости отдельных разновидностей уступки требований, отметим, что передача будущих прав прямо не предусмотрена ГГУ. Вместе с тем в правовой доктрине возможность передачи будущих требований признается при условии, что такие требования являются в достаточной мере определенными, то есть в момент своего возникновения они могут быть идентифицированы как подлежащие передаче[52] [53].

В немецком праве допускается и так называемая «глобальная цессия» ('Globalzession), когда с целью обеспечения исполнения обязательства уступаются все настоящие и будущие требования или некоторая определенная категория таких требований. При этом судебная практика

предъявляет определенные требования, которым должна соответствовать такая уступка. Во-первых, уступаемые требования должны быть в достаточной мере определены (индивидуализированы) в договоре. Например: «все будущие, возникающие в определенной хозяйственной деятельности требования или все будущие требования к определенному должнику или группе должников»[54]. Во-вторых, такая цессия не должна нарушать положений § 138 о добрых нравах и § 307 ГГУ о содержании сделок, а именно: не должна быть кабальной сделкой и нарушать интересы кредитора, а обеспечение не должно быть «избыточным» (под избыточным обеспечением (Ubersicherung) понимается несоответствие стоимости уступаемого требования и стоимости обеспечиваемых цессией требований)[55].

Объем требований, переходящих от прежнего кредитора к новому вследствие уступки, определен в § 401 ГГУ. Так, вместе с уступленным требованием к новому кредитору переходят акцессорные права: ипотеки, судовые ипотеки и залоговые права, установленные в обеспечение этого требования, а также права, вытекающие из поручительства. Цессионарию также может передаваться связанное с требованием право преимущественного удовлетворения в случае принудительного исполнения или производства по делу о несостоятельности.

Согласно § 402 ГГУ, цедент обязан предоставить цессионарию сведения, необходимые для осуществления требования, и передать находящиеся в его распоряжении документы, служащие доказательством требования. Цедент также обязан по требованию цессионария выдать ему официально засвидетельствованный документ об уступке (§ 403 ГГУ).

В немецком праве, в отличие от французского, для вступления уступки требования в силу не требуется уведомления должника либо получения его согласия на уступку. Исключением является использование прав требования в качестве предмета залога: в соответствии с § 1280 ГГУ, залог прав требования будет действителен лишь в случае уведомления должника.

Поскольку действительность цессии как правило не зависит от уведомления должника, для защиты его интересов используется такая правовая конструкция как «действительность принятия исполнения неправомочным лицом»[56] [57]. При этом, согласно § 410 ГГУ, должник обязан предоставить исполнение новому кредитору только в ответ на вручение ему документа об уступке, составленного прежним кредитором.

Соответственно, если должник, не уведомленный о цессии, исполнит обязательство прежнему кредитору (цеденту), на основании § 407 ГГУ такое исполнение будет надлежащим и погасит требование. Также погасит уступленное требование произведенный против него зачет должником своего требования к цеденту, при условии, что до приобретения требования должник не знал об уступке. Если требование должника к цеденту подлежит погашению после того, как он был уведомлен об уступке, должник все еще может использовать его для зачета, но только при условии, что срок платежа по данному требованию наступает раньше, чем по уступленному требованию (§ 406 ГГУ).

Поскольку по немецкому праву требование выбывает из имущества цедента с момента заключения договора о цессии или с другого предусмотренного в нем момента, при решении вопроса о приоритете конкурирующих цессионариев в Германии предпочтение отдается тому лицу, к которому требование перешло раньше , в отличие от Франции, где приоритет имеет лицо, первым уведомившее должника.

ГГУ предусматривает на этот случай положение, направленное на защиту интересов должника. В соответствии с § 408 ГГУ, если уже уступленное требование еще раз уступлено прежним кредитором третьему лицу, и должник осуществит исполнение указанному третьему лицу, то в

пользу должника соответственно применяются предписания § 407 ГГУ в отношении прежнего приобретателя. В судебной практике и доктрине данное положение толкуется таким образом, что если требование погашено уплатой долга более позднему по времени цессионарию, то он не имеет права удерживать полученное в ущерб интересам первого по времени цессионария: приняв платеж от должника, он тем самым реализовал право требования первого цессионария и вместо него получил то, что присваивать себе был неправомочен[58].

Если же на уступленное требование претендуют лица, чье право связано с несостоятельностью цедента, при определении приоритетов конкурирующих заявителей необходимо принимать во внимание регулирование[59], содержащееся в Законе «О несостоятельности»[60] 1994 г.

Таким образом, в немецком праве цессия рассматривается как существующий в рамках общей части обязательственного права способ передачи прав требования, основанием которого могут выступать различные договоры. Характерной чертой немецкого права считается понимание уступки прав требования как абстрактной сделки. При этом, в отличие от права Франции, в немецком правопорядке правоустанавливающее значение при уступке прав требования имеет договор между цедентом и цессионарием, а не уведомление о цессии, в силу чего многие вопросы, в частности о приоритете конкурирующих заявителей требования, решаются иначе.

Уступка прав требования в праве Англии

На правовое регулирование уступки прав требования в Англии наложило отпечаток традиционное в английском прецедентном праве разделение на общее право {common law) и право справедливости {equity). Первоначально в английском праве передача требований из общего права и из права справедливости осуществлялась по разным правилам и была подсудна разным юрисдикциям, поскольку суды общего права и суды права справедливости существовали отдельно друг от друга. Например, уступка права на долю в наследстве или права потребовать возмещения убытков относится к общему праву, а уступка прав на доходы из доверительной собственности или прав требования предпринимательского характера, таких как о взыскании платы за товар, арендной платы или платы за пользование кредитом, относится к праву справедливости[61].

В староанглийском праве, как поначалу и в праве стран континентальной Европы, обязательственные права считались непередаваемыми. Данное воззрение первоначально было воспринято и общим правом: передача имущественных прав не допускалась, возможно было лишь разными способами передать право взыскания с должника другому лицу. Способами такой передачи были «полномочие» {power of attorney) и новация, близкие таким институтам римского права как представительство в своем деле {procuratio in rem suam) и делегация. Существовал и такой, свойственный исключительно английскому праву и не имеющий аналогов в других правовых системах, способ, как

«подтверждение» {acknowledgement), когда должник по просьбе кредитора дает согласие исполнить обязательство третьему лицу, о чем уведомляет последнее[62].

В то же время право справедливости всегда признавало уступку требований[63]. В связи с развитием денежных отношений согласно праву справедливости сложилась практика уступки требований первоначальными кредиторами другим лицам, за которыми признавалось право осуществлять требования от своего имени и обращаться для этого в суд. Кроме того, суды права справедливости признавали и уступку требований из общего права и, пока существовало разделение юрисдикций общего права и права справедливости, обязывали цедента разрешить цессионарию использовать свое имя при взыскании с должника в суде общего права[64].

В 1873 г. был принят Закон «О судоустройстве» (Judicature Act), который создал Высокий суд (Supreme Court), передав ему полномочия расформированных судов общего права и права справедливости и объединив таким образом две эти юрисдикции. Он признал цессию (как по общему праву так и по праву справедливости) и определил условия, которым она должна соответствовать. Были упразднены и процессуальные сложности: хотя материально-правовое разделение на общее право и право справедливости продолжало (и продолжает) существовать, судопроизводство стало осуществляться уже в единой инстанции, и цессионарию не было нужды прибегать к сложной «двухпроцессной» процедуре для защиты права.

В настоящее время Закон «О судоустройстве» не действует, но его нормы, устанавливающие допустимость уступки прав, воспроизведены в Законе «О праве собственности» {Law of Property Act) 1925 г[65]. Указанные акты, относящиеся к статутному праву, оставили незатронутыми нормы, выработанные правом справедливости.

Таким образом, в праве Англии существует две разновидности уступки прав требования (цессии): это уступка по закону (регулируется статутным правом) и уступка по праву справедливости (регулируется нормами права справедливости), между которыми имеются существенные отличия.

В английском праве уступка понимается значительно шире, чем в праве стран континентальной Европы: это передача другому лицу любых имущественных прав, вытекающих из договоров, а также передача вещных прав, например, на недвижимость. В доктрине в этой связи высказывалось мнение, что в английском праве цессия находится «на стыке вещного и обязательственного права»[66] [67] [68]. В то же время в узком смысле под уступкой принято понимать лишь передачу обязательственных прав, исполнение по которым может быть взыскано в судебном порядке (chose in action)61. При этом, судебная практика такова, что не все требования могут быть переданы: так, не подлежат передаче требования, природа которых носит по существу личный характер {essentially personal in nature) .

Особенностью цессии в английском праве является и то, что она рассматривается как одностороннее действие участника договора, «голый трансферт права»[69], а не как самостоятельный договор, в качестве каузы которого могут выступать различные договоры.

Английская доктрина и судебная практика исходят из того, что должником против цессионария могут выдвигаться все возражения (в том числе требования о зачете), которые могли бы быть выдвинуты им в отношении цедента до совершения уступки[70].

В соответствии со ст. 136 (1) Закона «О праве собственности», для того, чтобы уступка была действительной по закону, необходимо, чтобы она была «абсолютной» {absolute assignment).

Критерии определения «абсолютного» характера уступки выработаны судебной практикой, в частности, предмет уступки должен быть четко определен. Уступка будет считаться абсолютной, если она безусловна, не является частичной и не совершается в виде обеспечения обязательства. Судебная практика также требует, чтобы передаваемое право существовало на момент уступки, хотя и не обязательно, чтобы по нему наступил срок исполнения[71] [72]. Таким образом, нормами статутного права не допускается уступка прав без индивидуального определения, уступка будущих прав, частичная уступка, обеспечительная уступка, а также уступка под условием.

В отличие от статутного права, право справедливости не требует, чтобы уступка непременно носила абсолютный характер, и поэтому как правило допускает перечисленные разновидности уступки, в том числе и уступку без индивидуального определения требований (bulk assignment), когда требования передаются в общей массе без указания должника и других деталей для каждого из них . Такая уступка может использоваться в целях обеспечения обязательства, когда исполнение обеспечивается определенной совокупностью активов (требований) должника по данному обязательству. При этом уступка прав без индивидуального определения и уступка будущих прав возможны при соблюдении определенных условий. Такими условиями суды признают возмездность, а также достаточно точное определение прав, которые возникнут в будущем, позволяющее идентифицировать их в момент уступки[73].

В случае несоответствия уступки требованиям статутного права, она может признаваться действительной по праву справедливости. Согласно праву справедливости нет необходимости, чтобы уступка носила абсолютный характер, однако при уступке по праву справедливости цессионарий не сможет выступать в суде против должника самостоятельно без участия цедента[74]. Поэтому даже если уступка формально соответствует требованиям об ее абсолютном характере, английские суды часто склонны не усматривать абсолютный характер там, где видят необходимость в привлечении цедента к участию в процессе[75] [76]. Такой подход, в частности, вытекает из основополагающего принципа английского права о том, что только лицо, являющееся стороной договора, может предъявить иск из данного договора.

Английское право исходит из общего подхода, согласно которому оговорка о запрете цессии в договоре между кредитором и должником,

ПҐ

делает уступку прав требования из договора невозможной . Суды признают силу такого запрета в отношении уступки требований как по общему праву так и по праву справедливости[77] [78].

В английском праве основанием действительности договорного обязательства традиционно считается наличие встречного удовлетворения. Однако по отношению к цессии, которая, как отмечалось, рассматривается в качестве «голого трансферта права», требование о встречном удовлетворении не настолько актуально. Так, уступка, удовлетворяющая критериям статутного права (уступка по закону), может быть как возмездной так и безвозмездной (то есть не предполагающей встречного удовлетворения). В случае совершения безвозмездной уступки, не соответствующей предусмотренным в законе условиям, такая уступка будет действительной по

78

праву справедливости, если суд признает ее завершенным дарением .

Критерии, которым должна удовлетворять уступка требования для того, чтобы быть действительной по статутному праву, закреплены в Законе «О праве собственности». Согласно ст. 136(1) указанного Закона, при уступке требования необходимо соблюдение следующих формальных условий: уступка должна быть совершена в письменной форме за подписью цедента, и должник должен быть уведомлен об уступке. Английский закон не предусматривает каких-либо определенных требований к форме и содержанию уведомления должника о цессии. Однако судебная практика исходит из того, что оно должно быть точно сформулировано и недвусмысленно определять уступленное право[79].

В случае неуведомления должника о цессии по статутному праву он обязан произвести исполнение первоначальному кредитору, поскольку без уведомления должника уступка не считается действительной. В свою очередь уведомленный о цессии должник обязан производить исполнение уже цессионарию. Исполнение должником обязательства цеденту в этом случае не считается надлежащим и не освобождает его от необходимости совершить исполнение цессионарию.

В отличие от статутного права, по праву справедливости для уступки не требуется какой-либо конкретной формы. Кроме того, согласно праву справедливости уведомление должника не только не является условием действительности уступки, но и не является обязательным. При этом, однако, практика такова, что если должник не поставлен в известность о цессии, цессионарий будет нести риск того, что исполнение обязательства должником прежнему кредитору будет действительным[80].

Право справедливости оставляет открытым вопрос о том, зависит ли действительность уступки от достижения соглашения между цедентом и цессионарием, и можно ли считать действительной уступку, совершенную без выраженного участия цессионария на основании «намерения» либо «подразумеваемого» условия. Вместе с тем вопрос о согласии цессионария на уступку является важным, учитывая, что в отношениях между цедентом и цессионарием цессия признается состоявшейся с момента соглашения между ними.

Указанные подходы статутного права и права справедливости влияют на решение проблемы действительности уступки при предъявлении требования несколькими лицами, и приоритета их требований. При уступке требований по закону (в соответствии с требованиями ст. 136 (1) Закона «О праве собственности») для определения приоритета перед третьими лицами решающее значение имеет момент уведомления должника. Это положение распространяется как на требования конкурирующих цессионариев, не успевших уведомить должника, так и на требования других третьих лиц, даже если их требования возникли раньше.

В праве справедливости, как и в статутном праве, приоритет определяется по моменту уведомления должника. Данное правило было сформулировано в решении по делу Dearie v Haltx. Такое уведомление должно быть сделано в письменной форме, чтобы иметь значение при определении приоритета[81] [82] [83] [84].

При использовании цессии в качестве обеспечительной меры, что допускается лишь правом справедливости, но не статутным правом, приоритет обеспечительных уступок определяется судами по дате их регистрации в предусмотренной законодательством системе централизованной регистрации обеспечительных мер . В отношении компаний такая система установлена Законом о компаниях 1985 г. , а в отношении граждан - Законами о закладных 1878 и 1882 гг.[85] [86] Помимо определения приоритета требований, система регистрации выполняет также информационную функцию: с ее помощью становится возможным выявить наличие прав третьих лиц на те или иные требования.

Таким образом, отличительной чертой регулирования цессии в праве Англии является исторически сложившееся разделение на цессию по закону, отличающуюся значительным формализмом, и цессию по праву справедливости, нормы которой в большей степени соответствуют требованиям современной коммерческой практики. В частности, нормами права справедливости допускается уступка будущих требований и требований без их индивидуального определения, а также уступка, совершаемая с целью обеспечения исполнения обязательства.

Уступка прав требования в праве США

В Соединенных Штатах Америки законодательство и судебная практика отошли от средневековых традиций, свойственных английскому праву, подчинив регулирование цессии требованиям современного делового оборота. В свое время в североамериканских колониях были реципированы многие нормы права Англии, однако характерный для старого английского права запрет на цессию требований в США существовал лишь номинально, а суды признавали уступку прав требования, если она была совершена добросовестно и возмездно.

В США уступка прав требования регулируется законодательством штатов, для гармонизации которого в 1952 году был впервые опубликован Единообразный торговый кодекс (далее - ЕТК) , впоследствии неоднократно изменявшийся и дополнявшийся. Соответствующие правовые акты, основанные на ЕТК, были приняты во всех штатах и неинкорпорированных организованных территориях США, а также в округе Колумбия. По своей правовой природе ETK является модельным законом, т.е. актом, не имеющим обязательного характера, поэтому регулирование отдельных вопросов (в том числе и об уступке прав требования) в законодательстве штатов может отличаться, однако на данный момент достигнутая ETK степень гармонизации оценивается как высокая[87] [88].

В американском правопорядке регулирование уступки прав требования

ближе к нормам английского права справедливости, чем к

«формализованному» статутному праву. В исследованиях, посвященных

регулированию цессии в США, отмечалось, что ныне американские суды

опираются на законодательство, которое либерализовало процессуальное

право и упразднило юридико-техническое различие между общим правом и

правом справедливости. Они исходят из того, что цессионарий как

заинтересованная сторона должен, без необходимости соблюдения особых

формальностей, в полной мере пользоваться правовой защитой, в частности,

он может предъявлять иск к должнику от собственного имени и без участия 88

цедента .

В праве США цессия является институтом обязательственного права. В Своде договорного права[89] уступка требований рассматривается как институт общей части договорного права (гл. 15). В свою очередь в ETK уступка прав требования урегулирована главным образом в главе 9, посвященной мерам по обеспечению исполнения обязательств. Объясняется это тем, что гл. 9 ETK распространяет свое действие на ряд институтов, не относящихся к обеспечительным мерам в чистом виде, а известных как «финансирование без передачи права собственности»[90] {title finance), к числу которых

относятся и основанные на уступке требований факторинг, форфейтинг и секьюритизация. Истоки такого правового решения в том, что до принятия ETK обеспечение обязательств сталкивалось с существенными

ограничениями в судебной практике, и для того, чтобы обойти такие ограничения, участники гражданского оборота при обеспечении исполнения обязательств часто прибегали к различным формам финансирования без передачи права собственности, в том числе и к тем, которые основаны на

91

цессии .

Таким образом, в праве США уступка требований рассматривается как способ перемены лиц в обязательстве, основанием для которого могут служить различные договоры, направленные на привлечение

финансирования. Согласно гл. 9 ЕТК, возможна передача права требования посредством продажи, когда оно сразу же переходит к цессионарию в полном объеме (§ 9-608(а) ЕТК), но возможна и так называемая «обеспечительная цессия», когда цессионарий сможет получить удовлетворение из уступленного требования лишь в случае неисполнения обеспеченного цессией обязательства и лишь в объеме обеспеченного требования, в то время как остальная часть требования причитается цеденту, если иное не предусмотрено договором (§ 9-608(Ь)). При этом согласно терминологии ЕТК, в обоих случаях цессионарий приобретает «обеспечительный интерес» {security interest) в праве требования как кредитор по обеспеченному обязательству.

В соответствии с § 2-210(1) ЕТК, права требования из договоров могут быть уступлены, если уступка не приведет к существенному изменению обязанностей должника, увеличению его бремени либо риска и не умалит его возможностей по получению встречного предоставления. В свою очередь, судебная практика исходит из того, что не может быть передано право, если оно по своей природе «неотрывно» от личности первоначального кредитора, [91] и если замена кредитора изменит характер требуемого от должника исполнения[92].

Сила соглашения прежнего кредитора и должника, запрещающего уступку требований из договора между ними, определяется §§ 2-210, 9-406, 9-407 и 9-408 ETK и зависит от вида уступаемого требования, но как правило такое соглашение не мешает прежнему кредитору передать право другому лицу[93]. Однако цедент, осуществивший уступку несмотря на такой запрет, не освобождается от ответственности перед должником за нарушение соглашения (§ 9-406 ЕТК).

В США к заключению обеспечительных сделок, к которым принято относить и цессию, предъявляются следующие требования: сделка должна быть заключена в письменной форме и подписана; она должна предусматривать соответствующий обеспечительный интерес (уступку требования) и содержать указание на уступаемое требование[94]. При этом, согласно § 9-108(a) ЕТК, не требуется указывать на конкретное требование, являющееся предметом уступки: достаточно, чтобы указание позволяло разумно идентифицировать имущество, в отношении которого создается обеспечительный интерес. В частности, достаточным будет как индивидуальное определение передаваемых активов, так и указание только на их категорию или тип, предусмотренный ЕТК, что свидетельствует о допустимости оптовой уступки требований без их индивидуализации (§ 9-108(b) и § 9-201). ETK допускает также уступку будущих требований, в том числе тех, которые еще не приобретены цедентом (§ 9-204). Признается и частичная уступка прав, в частности, тех из них, в отношении которых передаваемая часть обязательства может рассматриваться как отдельное требование[95].

Таким образом, в праве США допускается уступка широкого спектра различных прав требования без необходимости соблюдения особых формальностей. Как отмечается в литературе, такое правовое регулирование способствовало активному использованию цессии в коммерческой практике, что вызвало развитие таких институтов как факторинг, секьюритизация и проектное финансирование. Данные институты, основанные на уступке требований, приобрели самостоятельный характер и получили распространение не только в США, но и во всем мире, в том числе в европейских странах[96].

Ответственность цедента перед цессионарием за передаваемое требование прямо не определена в ЕТК. Согласно судебной практике[97] и доктрине[98] [99], при возмездной уступке либо при уступке на основании договора «за печатью» (under seal)" презюмируется, что цедент предоставляет цессионарию следующие гарантии:

- передаваемое требование является действительным, не было удовлетворено до цессии, в отношении него не существует ограничений или оснований для возражений;

- цедент не предпримет каких-либо действий, направленных на уменьшение ценности уступаемого требования;

- переданный цессионарию документ, на основании которого производится уступка, является подлинным и служит целям, для которых он составлен (в случае, если уступка производится в письменной форме).

Ответственность за платежеспособность должника не входит в число гарантий, по умолчанию принимаемых на себя цедентом. Вместе с тем, допускается, что цедент и цессионарий своим соглашением вправе сузить или расширить вышеприведенный перечень предоставляемых гарантий.

В отличие от английского статутного права, уведомление должника не

является условием действительности уступки, а используется лишь для его

информирования о перемене лица, которому следует совершить исполнение.

Если же должник не был извещен о цессии и исполнил обязательство

прежнему кредитору, такое исполнение признается действительным и

освобождает должника от обязанности. В этом случае предполагается, что

цедент, принимая исполнение, действует как доверенное лицо цессионария и

100

несет перед ним «ответственность за полученные деньги» .

Как следует из судебной практики, должник имеет право использовать в отношении нового кредитора все те возражения, которые он имел против старого, поскольку в результате уступки цессионарий приобретает в отношении должника права в том объеме, в котором ими обладал цедент[100] [101].

Важное место в праве США отводится регулированию отношений, связанных со множественными уступками и с определением приоритета конкурирующих заявителей требования. При решении этих вопросов особое значение имеет вступление в силу уступки требования. ETK различает вступление цессии в силу в отношении цедента, а также в отношении его кредиторов и других возможных конкурирующих заявителей требования.

Вступление уступки требования в силу в отношении цедента {attachment) как правило происходит, когда соблюдены следующие условия: имеется соглашение об уступке, осуществлено встречное предоставление и цедент имеет право передать требование, выступающее в качестве предмета обеспечения (§ 9-203). При этом цессионарий получает возможность осуществлять взыскание с цедента.

Вступление уступки требования в силу для возможных конкурирующих заявителей, определяемое в ETK как «формализация» (perfection), подразумевает получение цессионарием приоритета в отношении уступленного требования. В § 9-322 ETK предусматривается, что по общему правилу приоритет приобретается посредством регистрации в специальной регистрационной службе (filing office), что свойственно для регулирования обеспечительных мер в американском праве. В США такие регистрационные службы создаются на уровне штатов.

Согласно § 9-301(l)(d) ЕТК, цессионарий, не осуществивший

формализацию своего права, не будет обладать приоритетом в отношении конкурирующего цессионария, который приобрел право требования за плату, хотя и позднее, но при этом действовал добросовестно, не зная о ранее состоявшейся уступке, а также первым известил должника о цессии[102].

В случае множественности уступок учитывается правило, согласно которому цедент, уступая требование, принимает на себя обязательство не совершать чего-либо, что могло бы уменьшить его ценность. Так, цедент, уступивший одно и то же требование нескольким цессионариям, несет ответственность за причиненные убытки перед теми из них, которые в итоге не получили прав требования[103].

В отношении кредиторов цедента уступка требований вступает в силу с момента заключения соглашения между цедентом и цессионарием. Данное правило не применяется, если единственной целью уступки было совершение мошеннических действий в отношении кредиторов, или кредиторы цедента успели в судебном порядке добиться принудительного исполнения обязательства должником, который не был уведомлен об уступке и соответственно не мог использовать факт уступки в качестве возражения в процессе. Такой должник освобождается от обязанности исполнить требование цессионарию в той части, в которой он удовлетворил требование кредиторов цедента[104]. При несостоятельности цедента подлежат применению нормы Кодекса о банкротстве (англ. - Bankruptcy Code)[105], которые в ряде случаев лишают цессионария приоритета перед управляющим конкурсной массой.

Рассмотрев правовое регулирование цессии в США, можно прийти к выводу о том, что оно не отличается формализмом и в основном ориентировано на учет потребностей коммерческого оборота, обеспечивая широкие возможности по использованию уступки требований для привлечения финансирования. Характерными чертами уступки в

американском праве являются отсутствие обязательного уведомления должника, допустимость уступки будущих требований и требований без их индивидуального определения, широкий перечень гарантий цедента в отношении уступаемого требования, а также определение приоритета конкурирующих заявителей требования с помощью системы регистрации.

<< | >>
Источник: Прокофьев Александр Сергеевич. УСТУПКА ПРАВ ТРЕБОВАНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2013. 2013

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Уступка прав требования в праве зарубежных государств:

  1. § 2. Правомочие обладателя исключительного права на совершениедействий с объектом права
  2. § 3.1. Правосубъектность паевого инвестиционного фонда
  3. §1. Развитие учении о категории «управление делами юридического лица»
  4. Статья 1285. Договор об отчуждении исключительного права на произведение
  5. § 2. Общие особенности гражданско-правового регулирования корпоративных отношений
  6. Валерий Викторович Почуйкин Уступка права требования в гражданском праве
  7. ГЛАВА IV. Право, мораль и свобода в трактовке современной западной юриспруденции
  8. ГЛАВА 9. Советское государство и право в октябре 1917 - 1953 гг. Общая характеристика государственно-правовой политики большевиков 1917-1953 гг.
  9. ВЕРХОВНАЯ ВЛАСТЬ B ПОИСКАХ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОГО ЕДИНСТВА
  10. Проблемы российской системы регистрации прав на недвижимость в свете зарубежного опыта
  11. § 1. ДУ и конструкция ограниченного вещного права
  12. § 1. Порядок осуществления своих правомочий участниками правовой общности в абсолютных имущественных гражданских правоотношениях
  13. Ответственность государств в международном праве
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -