>>

Предисловие

...может быть, нет другой такой службы, исполнять которую было бы труднее, чем ведение переговоров... Франсуа де Калъер Т^а рубеже тысячелетий у людей возникает жела- | й ние переосмыслить многие явления нашей жиз- JL JLhh, в особенности те, что имеют богатую историю.
Под влиянием глобализации пересмотру подвергаются традиции и даже самые устои общества. Сегодня на международной арене помимо государств и созданных ими межправительственных организаций действует множество новых субъектов международных отношений, каждый со своими интересами: субъекты федеративных государств, неправительственные организации, политические партии, международные корпорации, религиозные объединения, средства массовой информации и даже частные лица, которые зачастую не занимают руководящих государственных постов, но пользуются значительным влиянием. В таких условиях возникает необходимость по-новому взглянуть на роль и место дипломатии и дипломатов. Кого они должны представлять сейчас, когда по мнению многих экспертов национальные и государственные интересы уступают место глобальным интересам человечества и возрастает необходимость решать общие проблемы объединенными усилиями?* Мы постараемся определить роль дипломатии в современном мире, обратимся к ее истории и проследим за тем, как она развивалась на протяжении веков и какие задачи стояли перед ней в разное время. В «Дипломатическом словаре» приводится следующее определение: «Дипломатия — средство осуществления внешней политики государства, представляющее собой совокуп- " См., в частности, Paul Sharp. “Who Needs Diplomats?” // International Journal, Autumn 1997. ность невоенных практических мероприятий, приемов и методов, применяемых с учетом конкретных условий и характера решаемых задач; официальная деятельность глав государств и правительств, министров иностранных дел, ведомств иностранных дел, дипломатических представительств за рубежом, делегаций на международных конференциях по осуществлению целей и задач внешней политики государства, защите прав и интересов государства, его учреждений и граждан за границей. С понятием “дипломатия” связывают искусство ведения переговоров в целях предотвращения или урегулирования международных конфликтов, поисков компромиссов и взаимоприемлемых решений, а также расширения и углубления международного сотрудничества»*. Из этого определения следует, что дипломатия — весьма разносторонняя деятельность, со своими особыми методами и средствами достижения целей внешней политики. Дипломатическая деятельность осуществляется посредством встреч и совещаний глав государств и правительств, министров на двусторонней и многосторонней основе; постоянного представительства государства за рубежом, осуществляемого его дипломатическими учреждениями с целью поддержания непрерывных контактов с зарубежными странами, обмена мнениями и информацией по различным вопросам двусторонних отношений и мировой политики; официальных и рабочих визитов руководителей и других представителей государств; подготовки и заключения международных договоров; участия в международных конференциях и в деятельности международных организаций; дипломатической переписки; освещения в средствах массовой информации позиции правительства по внешнеполитическим вопросам; официального издания международных актов и других документов, а также публикации официальных сведений о важнейших международных событиях.
Цели и задачи внешней политики государства во многом обусловливают выбор дипломатических методов. Их эф- “ Дипломатический словарь. Т. 1. — М., 1984. — С. 327. фективность напрямую зависит от того, насколько успешно они применяются на практике конкретными лицами и, главным образом, профессиональными дипломатами. Ведь именно им отводится особая роль в достижении этих целей и выполнении задач, и заключается она в представлении и защите интересов своего государства и его граждан за границей. Дипломатия тесно связана с внутренней и внешней политикой государства, его положением на международной арене и международным правом. Поэтому характер дипломатической деятельности во многом определяется социально- политическим и экономическим устройством государства, она осуществляется с учетом особенностей международных отношений и правил, регулирующих эти отношения в конкретный исторический период. Неправильный выбор дипломатических методов в состоянии оказывать столь существенное влияние на внешнюю политику государств, что способен повлечь формирование определенных международных процессов и возникновение международных проблем, долгосрочное решение которых возможно лишь на основе принципов и норм международного права. Динамика социально-политических, экономических и других процессов в современном мире способствует кардинальным преобразованиям в системе международных отношений, которую на сегодняшний день можно охарактеризовать как нестабильную. Учитывая наличие множества глобальных и локальных проблем, решить которые невозможно усилиями одного государства или группы государств, а также принимая во внимание общий высокий уровень развития военных технологий, сам факт существования которых ставит под сомнение возможность урегулирования международных вопросов посредством силы, можно сделать вывод о том, что для выживания и развития человечества целесообразно выстроить такую систему международных отношений, которая предполагала бы разрешение конфликтов мирными средствами. Как представляется, роль современной дипломатии состоит в том, чтобы обеспечить функционирование такой системы. Так обстоит дело в наши дни. Посмотрим теперь, какие задачи стояли перед дипломатией в другие эпохи. Институт дипломатии уходит корнями в далекое прошлое. Дипломатия в современном понимании возникла только при появлении государства. Государственное устройство, сложившиеся внутри страны социальные, экономические и политические отношения определяют внешнеполитическую линию государства, проводимую его руководством. К примеру, в военно-теократических державах Древнего Востока, где для достижения целей использовались главным образом методы принуждения, внешняя политика была подчинена в основном завоевательным интересам. Международные споры разрешались чаще всего при помощи вооруженной силы, а собственно дипломатии отводилась скорее второстепенная роль. В рабовладельческих государствах античной Европы дипломатия являлась проводником особой внешней политики. В Древней Греции она преследовала целью организацию военных альянсов, так как внешняя политика этого государства определялась стремлением к обеспечению внешней безопасности путем гегемонии, колониальной экспансии, приобретения союзников. Кроме того, дипломатия греческих полисов была связана с идеей защиты национальной независимости. Дипломатическая деятельность античных полисов осуществлялась путем активного ведения переговоров, обмена посольствами, созыва совещаний, заключения оборонительных и наступательных союзных договоров. Таким образом постепенно вырабатывались ее методы и средства, складывалась организационная структура. В Римской республике расцвет дипломатии приходится на период Пунических войн и борьбы Рима с восточными эллинистическими державами. Следует подчеркнуть, что дипломатия республики имела отпечаток политического строя рабовладельческой демократии. В последние два века существования Римской республики и первые два столетия империи внешняя политика Рима преследовала две основные цели: ук репление и расширение державы и ее оборону. Дипломатия в Риме стояла на довольно высокой ступени развития, ее формы и методы отличались сложностью и тонкостью. Молодых политиков обучали им в риторских школах. Нельзя не отметить здесь и вклад Рима в развитие международного права. Распад Римской империи не мог не отразится на уровне развития ее дипломатии. На содержание и формы дипломатической деятельности поздней Римской империи оказали существенное влияние восточные государства и прежде всего Персия, а также так называемый «варварский» мир. В Древнем Китае и Древней Индии истоки дипломатии восходят ко времени возникновения государственных образований. По мере развития индийской и китайской цивилизаций участился обмен посольствами, появились письменные договоры, обращения одних правителей к другим, письменные или вещественные подтверждения посольских полномочий, отчеты послов о выполнении порученных им миссий, установились правила дипломатического церемониала. Как видим, хотя дипломатия древнего мира занималась лишь ограниченным кругом вопросов, ее формы уже отличались определенным разнообразием: велась переписка между правителями, появились различные типы договоров, возник обычай направлять посольства для урегулирования некоторых международных проблем, устраивать своего рода международные конференции, складывался дипломатический протокол и этикет. В Средние века дипломатия являлась орудием реализации внешнеполитических задач феодального государства. На различных этапах его развития изменялись содержание, характер и методы средневековой дипломатии. Падение Рима, образование в Европе «варварских» государств и оформление феодального строя сопровождались сложными международными столкновениями и социально- экономическим и политическим упадком. Однако при этом сложные проблемы и противоречия между народами разрешались не только посредством силы, но и путем переговоров и соглашений. Значительную роль в этот период приобретает дипломатия Византии, сохранившая преемственность от поздней Римской империи. Дипломатическая деятельность европейских государств в период раннего Средневековья была направлена в основном на урегулирование споров и столкновений, которые возникали между поместными землевладельцами и центральной властью, а также на разрешение проблем в отношениях между государствами. В феодальную эпоху монархи европейских стран проводили идею политического объединения. Внешняя политика и дипломатия крупных феодальных держав — Франции, Англии, Испании, Италии, Германии, Московской Руси — преследовали цель преодолеть политическую раздробленность, объединить государство и расширить его территорию, одержать победу в борьбе с внутренними и внешними соперниками за первенство в военных и торговых делах, в поиске союзников, необходимых для решения этих задач. В такой обстановке дипломатия постепенно становилась отдельной отраслью государственной деятельности. В ее организации и методах проявлялись черты, характерные для дипломатии Нового времени. Дипломатия как особый вид деятельности государства сформировалась на рубеже XVI-XVII вв. В это время при дворах всех европейских монархов появились постоянные дипломатические представители, а в системе государственных органов и учреждений были образованы специальные ведомства, занимавшиеся перепиской между правителями, приемом иностранных делегаций и послов, ведением переговоров и другими подобными делами. Позднее возникли термины «дипломат», «дипломатия», «дипломатический» в современном понимании. Слова эти греческого происхождения. Первоначально термином бшАхоцата (от бглХсоца, греч. «удваиваю») обозначалась грамота, или инструкция, состоявшая из двух сложенных вместе навощенных табличек, которая вручалась послам и определя ла цель направляемого посольства. Затем этот термин стал применяться к официальным документам, государственным бумагам или хартиям, дающим определенные привилегии их обладателям. В Англии первый случай употребления этого слова относится к 1645 г.1 Э. Сатоу отмечает, что первоначально термины «дипломатия», «дипломатический» употреблялись в значении «имеющий касательство к международным отношениям». В 1693 г. Г. Лейбниц опубликовал свой «Codex Juris Gentium Diplomaticus» («Дипломатический свод международного права»), а в 1726 г. появился труд Ж. Дюмона «Corps universel diplomatique du droit des gens» («Всеобщий дипломатический свод международного права»). Оба эти труда представляли собой собрания договоров и других официальных документов. Слово «дипломатический» (лат. diplomaticus, фр. diplomatique) применялось в том числе к собранию подлинных государственных бумаг; но поскольку предметом указанных специальных собраний были международные договоры, название «Дипломатический свод», по-видимому, понималось как свод международного права. Отсюда применение того же термина к должностным лицам, деятельность которых была связана с такого рода вопросами: например, словосочетанием «дипломатический корпус» стали обозначать весь состав иностранных миссий, а ту отрасль государственной службы, которая поставляет персонал для постоянных миссий государства за границей, назвали «дипломатической службой». Эдмунд Берк в 1796 г. говорит о «дипломатическом корпусе» и упоминает слово «дипломатия», имея в виду искусство или ловкость при поддержании международных сношений и ведении переговоров. Говорят, что Дизраэли в 1826 г. также употребил слово «diplomatic» в смысле «проявляющий ловкость» в переговорах или сношениях любого характера. Во Франции термин «1а diplomatique» («дипломатика») обозначает искус ство расшифровки старинных документов2. Рассмотренные термины появились сравнительно недавно, но дипломаты, естественно, существовали задолго до того, как этими словами стали обозначать их профессию. Среди наиболее известных ее представителей из числа европейцев можно назвать Никколо Макиавелли (1469-1527), кардинала Арно д’Осса (1536-1604), графа Алексея Петровича Бестужева-Рюмина (1693-1766), князя Венцеля-Антона фон Кауница (1711-1794), драматурга Пьера-Огюстена Карона де Бомарше (1732-1799), графа Шарля-Андре Поццо ди Борго (1768-1842), князя Шарля-Мориса Талейрана-Перигора (1754-1838), виконта Стрэтфорда де Редклифа (1786-1880), князя Александра Михайловича Горчакова (1798-1883), Георгия Васильевича Чичерина (1872-1936), Андрея Андреевича Громыко (1909-1989). Немало глав государств и правительств также являлись великими дипломатами: королева Елизавета I (1533-1603), король Генрих IV (1553-1610), Арман-Жан дю Плесси, кардинал де Ришельё (1585-1642), кардинал Джулио Мазарини (1602-1661), король Фридрих Великий (1712-1786), императрица Екатерина II (1729-1796), британский премьер Уильям Питт-мл. (1759-1806), император Наполеон I (1769— 1821), князь Клеменс фон Меттерних (1773-1859), граф Ка- милло-Бенсо ди Кавур (1810-1861), князь Отто фон Бисмарк (1815-1898), сэр Уинстон Черчилль (1874-1965) и целый ряд других вьща'ющихся деятелей. Это лишь некоторые из тех, кто внес вклад в дипломатическую практику. Со многими другими вы встретитесь на страницах этой книги, прочтете о них в комментариях. Особого внимания заслуживают многочисленные труды по теории дипломатии конца Средневековья и начала Нового Времени3, посвященные общим вопросам ведения перегово ров, подготовке дипломатов, их основным функциям, дипломатическому протоколу и этикету. Дипломатическая деятельность в это время перестала быть занятием общественной элиты, на службу начали привлекать представителей и других сословий. Требования, предъявля-емые к дипломатам, формировались в соответствии с особенностями этого исторического периода. Впрочем, те качества дипломатов, которые рассматривает в своем трактате «О способах ведения переговоров с государями» (1716) Франсуа де Кальер, ценились во все времена. Жизнь автора этого произведения, не утратившего актуальности и по сей день, совпала с эпохой, когда Франция имела статус первой державы Европы и мира. Будучи профессиональным дипломатом, Кальер сыграл весьма важную роль в укреплении позиций французского государства на международной арене. В этот период завершился процесс формирования института постоянного представительства и были определены международные юридические нормы, регулировавшие дипломатическую деятельность: это свидетельствовало о возрастании роли дипломатии как орудия внешней политики. В Европе XVI-XVIII вв. существовали три основных узла противоречий: 1) на Западе сталкивались торговые и колониальные интересы четырех держав: Испании, Франции, Англии и Голландии; 2) с XVI в. на юго-востоке Европы особое значение имело решение восточного вопроса, связанного со взаимоотношениями между европейскими государствами и Османской империей; 3) на северо-востоке континента северные страны оспаривали между собой господство над Балтикой. Кроме всего прочего, после открытия Нового Света и пути в Индию и с началом капиталистических отношений державы Запада устремились к захвату колоний и переделу сфер влияния в свою пользу. Каждый конфликт в Европе вы зывал изменения и в колониальных владениях. В XVI в. сильнейшими европейскими державами были Испания и Франция. Со второй половины этого столетия стала расти и колониальная мощь Англии, «владычицы морей». В это же время восстание в Нидерландах против испанского господства привело к созданию нового независимого государства — первой в Европе буржуазной республики Соединенных провинций, известной также под названием Голландской республики. Основным предметом международных отношений в XVI в. на западе Европы являлась, таким образом, борьба между Францией и Испанией на континенте и между Англией и Испанией за первенство на море. Результатом этой борьбы стали ослабление Испании и укрепление Англии, Франции и Голландии. В XVII в. Франция уже начала претендовать на гегемонию в Европе. Создание французской колониальной державы во второй половине XVII в. совпало с буржуазной революцией в Англии и началом борьбы между ней и Голландией за господство на море. В следующем столетии у Англии остался лишь один соперник в Европе — Франция. В борьбе, которая продолжалась между ними в течение всего XVIII века, Франция осталась самой-сильной державой континента, но потеряла большую часть своих колониальных владений. Таковы основные контуры исторических событий и связанных с ними международных отношений в Европе в XVI- XVIII вв. Вся политика, как мы уже отмечали, проводилась в интересах суверенного национального государства и чаще всего осуществлялась от имени монархов. Наиболее четко это прослеживается на примере Франции. Опыт долгих и. разорительных войн с соседями, а также непрерывные гражданские войны XVI в. не прошли для нее даром. Всякое стремление государства к расширению своих границ встречало сопротивление со стороны других держав, а притязание на европейское господство влекло за собой создание враждебных коалиций*. Обобщая этот опыт, политики и дипломаты XVII в. сформулировали ряд положений, которым они придавали значение международных принципов. К сожалению, эти принципы часто нарушались, и поэтому возникла потребность в создании международной нормы. Так, появились нормы, основой для которых послужили ранее существовавшие идеи о «естественных границах» и «политическом равновесии». Большинство французских монархов, политиков, государственных деятелей и дипломатов стремились к установлению гегемонии Франции над цивилизованным миром и всеми христианскими народами. Подобные планы нашли отражение во многих трудах. К примеру, в «Политическом завещании» кардинала де Ришельё, продолжавшего реалистическую политику короля Генриха IV, содержится такая фраза: «Цель моего пребывания у власти заключалась в том, чтобы возвратить Галлии границы, предназначенные ей природой, вернуть галлам короля — галла, поставить на место Галлии Францию и повсюду, где была древняя Галлия, установить новую». Как мы дальше увидим, об этом же мечтал и Франсуа де Кальер. Вестфальский мир 1648 г., завершивший Тридцатилетнюю войну (1618-1648), определил границы европейских государств и ознаменовал собой начало новой истории европейских конгрессов. Он явился торжеством политики Ришельё, так как фактически обеспечил первенство Франции в Европе. Отныне она могла навязывать ослабленным соседям- соперникам «естественные границы», ссылаясь на времена древних галлов, монархии Пипина Короткого, Карла Великого и других галльских королей в доказательство действительных и мнимых прав Франции на спорные территории*. Эти права попытался расширить «король-солнце» — Людовик XIV. В его царствование (1643-1715) французский абсолютизм достиг наивысшей точки своего расцвета и международное влияние Франции было наиболее сильным, но к концу правления этого короля могущество Франции стало ослабевать. Во время своего пребывания на троне Людовик XIV выдвинул на государственные должности целую плеяду политиков, экономистов, военных, государственных деятелей и дипломатов. В этот период большинство международных вопросов разрешались прежде всего посредством войны, но безусловно важная роль отводилась также дипломатии. Новые требования эпохи, развитие норм международного права, установившиеся многочисленные связи с ближними и дальними государствами, требовавшие осуществления постоянных контактов, способствовали выработке новых дипломатических средств и методов, становлению правил дипломатического протокола и этикета. Настоящий труд Франсуа де Кальера, французского дипломата эпохи Людовика XIV, посвящен прежде всего этим вопросам, но в нем рассматриваются и другие, не менее интересные предметы. К сожалению, мы не располагаем обширными сведениями о жизни и деятельности этого дипломата. Не сохранился ни один из его портретов, даже если они и существовали. Герцог де Сен-Симон так описал Кальера в своих мемуарах: «Это был высокий худой человек с большим носом и откинутой назад головой; рассеянный, но любезный и учтивый. Прожив долгое время за границей, он держался как иностранец, что поначалу производило неприятное впечатление; аристократы не могли к этому привыкнуть, но стоило кому- нибудь завести с ним разговор о серьезных вещах, а не о пустяках, как это тут же забывалось. Он был во всех отношениях высоко порядочным человеком, весьма разумным и здравомыслящим — истинным патриотом своей страны. Несмотря на свою скромность, он не боялся излагать свое мнение Королю и министрам и зачастую ему удавалось убедить их принять его точку зрения»4. Он не был особо знатного происхождения и не обладал сколько-нибудь значительным состоянием, не принадлежал к числу блестящих придворных, однако отличался завидным политическим чутьем, бесспорно разбирался во внешнеполитических делах и пользовался полным доверием короля и его министров. Лишь после целого ряда неудач в карьере, уже в достаточно преклонные годы ему удалось добиться хорошей должности при короле. Франсуа де Кальер родился 14 мая 1645 г. в г. Ториньи- сюр-Вир. О его ранних годах и воспитании известно немного, только то, что он получил весьма неплохое для того времени домашнее образование. Большое влияние на формирование его жизненных принципов и убеждений оказал отец, бригадный генерал королевской армии и губернатор Шербура, который превыше всего на свете ценил книгу и хорошую беседу. От отца, основателя литературной академии в г. Кане, он унаследовал и интерес к словесности. Эпистолярное и творческое наследие Кальера выявляет обширные познания автора в области истории, философии и литературы. Франсуа унаследовал многие черты характера своего отца: честность, силу воли, внутреннюю дисциплину. Данные качества, подкрепленные честолюбием, настойчивостью и непреклонностью характера этого человека, не обремененного чувственными страстями, определили направление его жизни и в конце концов обеспечили успех его карьеры. После смерти отца в 1662 г. Кальер заручился рекомендациями знакомых и поступил на службу к аристократическому семейству герцогов де Лонгвиль. В 1670 г. началась его дипломатическая карьера: герцог направил его в Польшу, где он участвовал в запутанной интриге, целью которой было добиться избрания графа де Сен-Поля, сына герцога, на польский престол. Задача Кальера состояла в том, чтобы повысить популярность претендента в кругах польского дворянства и противостоять интригам со стороны других государств, в первую очередь Габсбургских монархий, а также дискредитировать соперника в борьбе за польский трон, польского магната князя Вишневецкого. Возможно, Кальеру удалось бы добиться цели, если бы не помешал случай: Сен-Поль, участвовавший в военной кампании французов против Голландии, был убит в стычке при переправе через Рейн в 1672 г. Это событие разрушило планы и надежды Кальера на продвижение по службе, он находился вдали от Франции без каких-либо видов на будущее. Позднее, накопив жизненного опыта, он часто рассуждал о том, как глупо ставить свои честолюбивые замыслы в зависимость от человеческих поступков. Впрочем, несмотря на то, что ему слишком долго не везло в жизни, его упорство и таланты помогли ему в конечном счете добиться признания; поэтому несмотря на постигшее его разочарование, связанное с гибелью Сен-Поля, он продолжал искать возможности продвинуться на дипломатическом поприще. В течение двух лет после этого события Кальер оставался в Польше в качестве неофициального наблюдателя, занимаясь составлением памятных записок об этой стране, отражавших его аналитические и литературные способности и характеризовавшихся критичностью, дотошностью и юмором. Некоторые из них Кальер направлял государственному секретарю Франции г-ну Помпонну в надежде привлечь его благосклонное внимание и занять с его помощью место дипломатического представителя. Однако в этом он не преуспел. Впрочем, в 1674 г. Кальер — судя по всему не без помощи великого казначея Польши графа Морштына — поступил на дипломатическую службу к герцогу Савойскому Карлу- Эммануилу И. Тогда же он совершил поездку в Версаль с целью установления франко-савойского союза против Генуи, однако это предприятие оказалось безрезультатным. В 1675 г. Кальера снова постигла неудача: герцог Карл-Эммануил II умер. Следующая попытка преуспеть — с помощью дружбы с эксцентричной супругой курфюрста Баварского, имевшей связи в Версале, — также ему не удалась. Таким образом, несмотря на разнообразный политический и дипломатический опыт, приобретенный при нескольких европейских дворах, к 1676 г. активная деятельность Кальера приостановилась. Немногое известно о том, чем он занимался в после дующие десять лет. Одно время он служил у графа Моршты- на, который обосновался в Париже после вынужденного отъезда из Польши в 1683 г., и был каким-то образом вовлечен в его дела, что впоследствии помогло ему при ведении переговоров с голландцами по экономическим вопросам. Кроме того, он всячески старался сблизиться с министром иностранных дел Кольбером де Круасси, не утратив надежды добиться успеха на дипломатическом поприще. Прежде всего он решил получить признание как литератор, а потом воспользоваться своей литературной известностью для того, чтобы привлечь внимание короля к другим своим талантам, и в 1687 г. он опубликовал две работы: «Послание Королю» и «Исторический панегирик о Короле»5. Они были посвящены Людовику XIV и прославляли его как короля и покровителя. Эти труды были с восторгом приняты в литературных кругах, к ним благосклонно отнеслись в Версале, и через год Кальер был принят во Французскую Академию, что являлось для него на тот момент высшим достижением в карьере. Затем последовали и другие книги: он внес свой вклад в освещение известной дискуссии между «предшественниками и современниками» (‘anciens et modernes’), опубликовал ряд сочинений о языке того времени, а в 1695 г. появилась книга под названием «Об остроумии», также приписываемая Каль- еру. В конце 1693 г. Кальер оставил на время литературное поприще, так как наконец добился желаемого: стал дипломатическим представителем Франции. К тому времени война, впоследствии названная Девятилетней, приобрела затяжной характер: осады, наступления и контрнаступления сменяли друг друга, но ни одна из сторон — ни Франция, ни Великий Альянс — не могла добиться решающего преимущества. Такая безрезультатная война истощала ресурсы, что не могло не иметь политических последствий. Английский король Вильгельм III подвергался давлению со стороны торговых кругов, призывавших его заключить мир. Столкнувшись с экономическими и социальными проблемами, Людовик XIV также стремился к миру, но лишь на компромиссной основе. Придерживаясь своей тактики достигать мира посредством разобщения своих врагов, которые в данном случае были объединены в подобие коалиции, король действовал с осторожностью: он сделал шаг навстречу Испании, направил в Савойю специальных эмиссаров, а в Швецию опытнейшего дипломата графа д’Аво, он искал сближения со многими германскими князьями и даже подумывал об уступках своему заклятому врагу Вильгельму III. Серьезные переговоры между французами и голландскими агентами Вильгельма начались в сентябре 1693 г. и продолжались несколько месяцев без особого успеха. Неофициальное общение между Кальером и неким Франсуа Молло, польским резидентом в Голландии, способствовало продолжению диалога и стимулировало переговоры, так как выяснилось, что некоторые влиятельные лица в Амстердаме, несогласные с континентальной политикой короля Вильгельма, страстно желают немедленного заключения мира. Надеясь, что и на этот раз удастся обеспечить мир путем разобщения сторонников республики и короля в Голландии, Людовик XIV настаивал на возобновлении официальных переговоров. Их планировалось провести осенью 1694 г., и Кальер, проделавший всю подготовительную работу, стал одним из двух посланников, назначенных для выполнения этой миссии. Другим был опытный дипломат, представитель судейского сословия Арле де Бонейль. Несмотря на подчиненное положение Кальера, данное назначение ознаменовало собой решительный поворот в его судьбе. Теперь он уже обладал официальным статусом и с этого момента стал играть важную роль в иностранных делах, поскольку доказал свои способности и пользовался доверием короля и его министров. Оба дипломата под вымышленными именами разными путями отправились из Парижа, причем Бонейля сопровождал пехотный отряд, а Кальер не имел никакой охраны или официальных документов, которые могли бы помочь ему пробраться через вражеские позиции к месту переговоров. Переговоры начались 13 ноября, но почти сразу же потерпели неудачу из-за того, что стороны никак не могли решить, сколько городов и крепостей в испанских Нидерландах составляют «справедливый эквивалент» Люксембурга, который останется за Францией. Поскольку голландцы проявили непреклонность и неспособность пойти на компромисс, 9 декабря французским посланникам было приказано немедленно вернуться. Несмотря на то, что их миссия не удалась, они удостоились похвалы короля за проявленное усердие. В знак признания заслуг Кальер получил тот же ранг, те же полномочия и инструкции, что имел его коллега. Зимой 1694 г. неофициальные дипломатические контакты продолжались: Молло возобновил переписку с Кальером, а последний передавал эти письма Круасси. После возобновления переговоров в июне 1695 г. Кальер стал на них единственным представителем Франции. Это было верным признаком растущего доверия к нему короля. Задача Кальера была не из легких: представители Голландии проявили неуступчивость, которая еще больше возросла после того, как Вильгельм III захватил Намюр. Дипломатам вновь не удалось приблизить мир. Кальер предлагал, чтобы Франция сделала еще ряд уступок, но ему было приказано вернуться домой. Обращаясь к Круасси, он откровенно заметил, что если бы ему дали большую свободу действий, а король согласился бы прибавить еще один город к тем, что предлагались в качестве эквивалента Люксембурга, результат мог бы быть достигнут. По возвращении в Париж Кальер продолжал вести переписку с Молло и другими лицами в Амстердаме, с целью подготовить новый раунд переговоров. Заключение мира становилось все более необходимым: Франция и Англия испытывали трудности со сбором средств на ведение новой кампании, Голландия была истощена, Испания была практически разорена войной. В начале марта 1696 г. Кальер получил указание вновь начать переговоры с голландцами, и 1 мая на борту судна, специально предоставленного Генеральными Штатами, совещание было созвано. Благодаря разрешению пойти на уступки, в декабре того же года Кальеру удалось завершить первую стадию миссии подписанием предварительного договора, основные положения которого касались возврата Люксембурга Испании, но без укреплений, признания Францией Вильгельма III в качестве короля Англии, а также готовности Франции пойти навстречу Англии и Голландии в торговых вопросах. Все это могло стать основой для всеобщего конгресса, который было намечено провести в следующем году в Рисвике при посредничестве Швеции. Тщательная работа, произведенная Кальером в преддверии Рисвика, была высоко оценена в Версале. Его назначили чрезвычайным и полномочным посланником, в результате чего он сменил свое положение секретного агента на статус официального лица. Ко времени открытия конгресса 9 мая 1697 г. Кальер получил звание Чрезвычайного и Полномочного Посла. Однако, он не был единственным представителем Франции: его коллеги Арле де Бонейль и граф де Креси занимали более высокое положение, хотя и обладали тем же рангом. В это время роль Кальера на переговорах была уже не столь значительна, тем не менее он все же не бездействовал. Будучи экспертом по Голландии, он являлся ценным консультантом для своих коллег по вопросам франко-голландских отношений. Кроме того, при подготовке конгресса он занимался вопросами церемониала, то есть разбирал бесконечные споры по поводу рангов дипломатов и протокола, характерные для международных форумов и политики того времени: для сорока послов, представлявших на конгрессе европейское дипломатическое сообщество, трепетно относившееся к вопросам статуса, каждый жест и малейшие детали, касавшиеся этикета, были непосредственным отражением существовавшей иерархии государств. Все эти споры распространялись и за пределы залов для переговоров: на нескончаемых балах и приемах послы также стремились опередить друг друга. Сам Кальер относился к светской стороне дипломатической дея тельности достаточно спокойно, но старался остудить не в меру горячие головы и примирить протокольные страсти. Поскольку конгресс не приносил никаких результатов, Людовик XIV и Вильгельм III параллельно начали неофициальные переговоры. Их вели граф Портленд и маршал Буф- лер. Во время частных бесед они составили статьи мирного договора, который затем был ратифицирован конгрессом. Подпись Кальера стоит на всех документах, которыми сопровождалось заключение мира. Несмотря на развлекательные мероприятия, в которых ему по долгу службы полагалось принимать участие, он находил время заниматься делами. В последние недели работы конгресса он посвятил себя подготовке франко-голландского торгового договора, отменившего пошлину на ввоз голландских товаров во Францию и предоставившего Голландии другие преимущества. 9 ноября 1697 г. де Кальер, де Бонейль и де Креси были приняты Вильгельмом III, который проявил чрезвычайную любезность и высоко оценил работу французских представителей. На Кальера английский король произвел большое впечатление. После обмена ратификационными грамотами миссия Кальера в Голландии была завершена, и в начале февраля 1698 г. он вернулся в Париж. Видимо, он не отказался бы стать послом в одной из европейских столиц, особенно в Гааге, если бы это было ему предложено, но его ожидала другая чрезвычайно престижная должность — секретаря кабинета короля, жалованье на которой составляло 20 тыс. экю в год. Такое предложение означало всестороннее признание талантов дипломата. Впрочем, после этого назначения Кальер практически не принимал участия в политических делах. Его должность не предполагала каких-либо постоянных обязанностей, но предоставляла возможность бывать в Версале, заводить в самых влиятельных кругах знакомства с людьми, обладающими связями и властью. В мае 1700 г. Кальер получил новое дипломатическое поручение. Весь период после Рисвика европейские державы стремились найти мирное решение вопроса об испанском на следстве — посредством раздела богатых испанских владений между претендентами; предпринимались попытки сохранить существующий баланс сил на континенте. Миссия Кальера требовала деликатности и носила неотложный характер, поскольку испанский король находился на пороге смерти и заключение соглашения между ведущими европейскими державами необходимо было в целях предотвращения новой войны на континенте. Кальер должен был отправиться в Лотарингию, составить положения договора о разделе и заручиться одобрением герцога Лотарингского. Как ожидалось, Кальеру не составило труда убедить герцога подписать договор, ведь у этого правителя не было ни армии, ни союзников. В конце июня 1700 г. Кальер уже прибыл в Версаль, где его отчет о пребывании в Лотарингии встретил одобрение короля. Перед смертью испанский король Карл II составил новое завещание, по которому все испанское наследство отходило к герцогу Анжуйскому, внуку Людовика XIV. Французский король решил выяснить мнение остальных держав по поводу принятия Францией этого наследства и направил войска в испанские Нидерланды. Такой демарш неизбежно привел к возникновению новой большой коалиции, в которой наряду с Австрией, Англией и Голландией участвовали Савойя, Дания и ряд мелких германских княжеств. В начале войны за испанское наследство Кальеру было поручено выполнить еще одну дипломатическую миссию, на сей раз последнюю. Дело вновь касалось герцогства Лотарингского. К 1702 г. военная обстановка на Рейне сложилась таким образом, что командующие французскими войсками, испытывая сильный натиск со стороны английского герцога Мальборо, призывали короля начать военные действия против Лотарингии. Задача Кальера состояла в том, чтобы уведомить герцога о намерениях Франции. Не имея возможности что-либо противопоставить военной силе французов, герцог покинул свою столицу и бежал на юг. К 56 годам активная дипломатическая деятельность Кальера завершилась. Он уже не был готов с прежним рвением подвергаться всем опасностям и превратностям дипло- тической службы. К тому же он уже многого достиг: был не только получившим признание литератором и членом знаменитой Французской Академии, но и успешным дипломатом, выполнившим ряд важных миссий. Будучи секретарем кабинета, он имел возможность наслаждаться жизнью в Версале, издалека наблюдать за международными событиями и иногда давать им свою оценку. С 1701 по 1707 гг. он подал маркизу де Торси, государственному секретарю по иностранным делам, целый ряд предложений по поводу путей разрешения спора об испанском наследстве. На полях многих из его памятных записок сохранились пометки самого Торси, и хотя молодой чиновник не во всем соглашался с опытным дипломатом, все же заслуживает внимания то уважение и доверие, которое он питал к Кальеру. С самого начала спора по поводу испанского наледства Кальер выступал за его разрешение путем переговоров, которые должны были привести к справедливому разделению наследства и умиротворению голландцев, являвшихся осью всех «великих альянсов»; предполагалось дать им разрешение на возведение укреплений против возможных нападений со стороны Франции. Даже на самом пороге войны Кальер продолжал настаивать на дипломатическом решении, хотя Торси полагал, что на том этапе это стало бы проявлением немыслимой для короля слабости. Не изменилась аргументация Кальера и с началом военных действий. Он полагал, что Франция не должна вступать в изнурительную схватку ради «испанской прихоти» — так он называл стремление Испании сохранить целостность своей империи. По его мнению, единство южного соседа было не в интересах Франции, так как единая и сильная Испания смогла бы в будущем угрожать ей. Кальер занимал четкую позицию, считая, что в конфликте между династическими и государственными интересами последние должны взять верх. «Истинные интересы Франции, — писал он в памятной записке королю, — заключаются в том, чтобы разделить Европу на множество мелких государств и остаться среди них первой и наиболее могущественной державой». После поражения французской армии при Бленхайме, ставшего переломным моментом в ходе войны, Кальер разработал свой последний план разделения испанского наследства. Он был готов отправиться в Голландию, чтобы там добиваться его принятия. В Голландию его не послали, но ему было поручено возобновить переписку со своим давнишним знакомым Молло, польским резидентом в Амстердаме. Впрочем, в отличие от их прежних контактов, эти переговоры не имели решающего значения для последующего заключения Утрехтского мира, который подвел итог войне за испанское наследство. Заключительное десятилетие своей жизни Кальер провел вдали от государственных дел. После того как он оставил пост секретаря кабинета, излюбленным местом пребывания стала для него Французская Академия, заседания которой он регулярно посещал вплоть до своей смерти. Последняя из опубликованных речей была произнесена им 25 июня 1711 г. во славу короля Людовика XIV: для Кальера, который целиком принадлежал к «золотому веку», невозможно было смириться с тем, что эта эпоха должна была уступить дорогу новому времени. В 1708 г. он приобрел и обставил большой парижский особняк, в котором разместил большую коллекцию предметов искусства, книг, рукописей и монет. Выручка от продажи коллекции после его смерти составила значительную сумму, значительную часть которой он завещал больнице Hotel Dieu. Умер Кальер 5 марта 1717 г. и был похоронен на кладбище при церкви Св. Евстахия в Париже. Плоды размышлений Франсуа де Кальера над ролью дипломатии и дипломатов в международной политике составили главный труд его жизни, трактат «О способах ведения переговоров с государями», опубликованный в марте 1716 г. В книге обобщен дипломатический опыт автора и дипломатические обычаи современной ему эпохи. Дипломат-практик и талантливый литератор, Кальер подчеркивает важность дипломатии как необходимого для управления государством искусства и как отдельного рода занятий. Это сочинение обеспечило Кальеру признание как теоретику дипломатии. Трактат Кальера имеет целью дать представление о личных качествах и знаниях, необходимых тем, кто желает добиться успехов в ведении переговоров, предложить им рекомендации, способные помочь избежать многих ошибок и достичь положительного результата при выполнении различных дипломатических поручений. Среди дипломатических методов Кальер отдает предпочтение переговорам. Он осуждает войну как способ решения споров между государствами и рекомендует каждому государю принять для себя в качестве главного принципа неприменение оружия для защиты своих прав и интересов или навязывания своей воли соседям до тех пор, пока не будут исчерпаны все способы убеждения. По его мнению, монархам и их министрам необходимо тщательно изучать личные и деловые качества подданных, направляемых в иностранные государства для поддержания отношений с их правительствами, для заключения договоров и выполнения других миссий, ведь от мастерства лиц, ведущих переговоры, часто зависят судьбы государств и народов. Весьма интересны наблюдения Кальера о французах как о воинственной нации. Он считает, что во Франции куда больше выдающихся военачальников, чем дипломатов, и чтобы устранить это несоответствие, необходимо приложить все усилия для укрепления института дипломатии в стране и подготовки дипломатов. В целом книга «О способах ведения переговоров с государями» является своего рода учебным пособием. Автор призывает тех, кто находится на дипломатической службе, направлять все усилия на то, чтобы приносить пользу своему государю и отечеству, учитывая, однако, интересы страны пребывания: лишь так можно оставить о себе добрую память за границей и заслужить славу в собственной стране. Труд Кальера несомненно является памятником эпохи, тем не менее многие описанные в нем принципы, методы и средства дипломатии по сей день не утратили своей актуаль ности: и сегодня для решения проблем международных отношений требуются не силовые, а правовые, политические и дипломатические подходы, что ставит во главу угла необходимость соответствующей подготовки высококвалифицированных дипломатических кадров и лиц, принимающих внешнеполитические решения, воспитания в них таких качеств, многие из которых были описаны Франсуа де Кальером еще в начале XVIII века. Желательно, чтобы практические работники сферы внешней политики и международных отношений прочно усвоили азы дипломатической теории, содержащиеся в классических трудах по дипломатии, среди которых труд Кальера занимает почетное место. Хочется верить, что открываемая этим сочинением серия «Классика дипломатии» будет продолжена и российские читатели смогут ознакомиться и с другими замечательными произведениями, посвященными дипломатической теории и истории дипломатии. 0.0. Хохлышева, кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
| >>
Источник: Франсуа де Кальер. О способах ведения переговоров с государями. 2000

Еще по теме Предисловие:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. Предисловие
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ
  4. ПРЕДИСЛОВИЕ
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ
  6. Предисловие
  7. ПРЕДИСЛОВИЕ
  8. Предисловие к русскому изданию
  9. Предисловие
  10. ПРЕДИСЛОВИЕ
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ
  12. Предисловие
  13. ПРЕДИСЛОВИЕ
  14. ПРЕДИСЛОВИЕ
  15. ПРЕДИСЛОВИЕ
  16. Предисловие
  17. Предисловие
  18. ПРЕДИСЛОВИЕ
  19. ПРЕДИСЛОВИЕ
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -