<<
>>

Признаки публичного юридического лица

Концепция публичного юридического лица как новой организационно- правовой формы опирается на сугубо цивилистический подход к институту юридического лица. Юридическое лицо – категория, выработанная в процессе развития цивилистической мысли. Она зародилась в недрах гражданского права и именно в нем получила наибольшую разработку. Были созданы теории, объясняющие сущность юридического лица, обозначены его признаки, предпосылки правосубъектности, на основе чего гражданским правом выработано понятие юридического лица и проведено классификационное деление существующих юридических лиц.

Развитие гражданского оборота и увеличение доли участия в нем юридических лиц привело к тому, что они перестали быть исключительно субъектами гражданского права, юридические лица становятся участниками публичных правоотношений, например налоговых (статьи 11, 29, 50,

74 НК), таможенных (статьи 4, 12, 18, 23 ТКТС), бюджетных (статьи 6, 30, 41, 69 БК). Однако участие юридических лиц в публично-правовых отношениях, на наш взгляд, не меняет их сущности, поскольку их правосубъектность в области налоговых, финансовых, административных и других правоотношений является производной от гражданской правосубъектности. Правосубъектностью в области налоговых, бюджетных, таможенных и других публично-правовых отношений обладают лишь организации, наделенные гражданской правосубъектностью посредством приобретения статуса юридического лица, что не дает оснований говорить о переносе категории юридического лица из области гражданского права в сферу публичного права. В связи с чем необходимо четко разграничивать гражданскую правосубъектность организации и ее правосубъектность в области публичных правоотношений. Еще А.В. Венедиктов указывал на признание взаимосвязи между отдельными видами правосубъектности организации как на отправную точку для разграничения между гражданской правосубъектностью и той правосубъектностью, которую закон признает за ними в других областях

правоотношений, в том числе административных, трудовых, земельных1. И именно он, как сказано выше, отстаивал взгляд на юридическое лицо как категорию гражданского права, отмечая отсутствие оснований для переноса этой категории в административное право, поскольку публичные юридические лица, обладая гражданской правоспособностью, являются участниками гражданского оборота2. Эта позиция поддержана и современными цивилистами, отстаивающими чистоту цивилистического подхода к понятию юридического лица3. Так, например, Е.А. Суханов неоднократно в своих работах отмечал, что

«конструкция юридического лица рождена потребностями имущественного (гражданского) оборота и представляет собой не межотраслевую, а гражданско- правовую категорию»4. Соглашаясь в целом с обозначенной позицией, необходимо вспомнить предостережение А.В. Венедиктова против крайних выводов, которые могут быть сделаны из рассматриваемого подхода. Необходимо учитывать, что ряд юридических лиц своим возникновением обязан не гражданскому праву, а другим отраслям, в частности отраслям публичного права, а также то, что юридическая личность организации учитывается и в других отраслях права, субъектами которых также могут являться юридические лица5. В связи с чем категория юридического лица может представлять научный интерес для юридических наук публично-правового цикла.

Аналогична ситуация и применительно к категории публичных юридических лиц: взаимоотношения этих субъектов с государством, особенности наделения их специальными полномочиями, а также их роль в осуществлении функций государства безусловно составят область интереса публично-правовых наук. Акцент исключительно на цивилистические аспекты деятельности

1 См., например: Венедиктов А.В. О субъектах социалистических отношений // Советское государство и право. 1955. № 6. С. 23.

2 Там же. С. 23; Он же. Государственная социалистическая собственность. С. 644 – 647.

3 См., например: Суханов Е,А. О юридических лицах публичного права. С. 90 – 112; Рахманкулов Х.Р. Законодательство республики Узбекистан о юридических лицах // Субъекты гражданского права. Т.1. Алматы, 2001 С. 51; Яковлев В.Ф. Некоммерческие организации: теоретические и практические проблемы (Обзор III

Ежегодных чтений памяти С.Н. Братуся) // Журнал российского права. 2009. № 1.

4 Суханов Е.А. Авилов Г.Е. Юридические лица в современном российском праве // Гражданское право – частное право. М., 2008. С. 441; См., также: Суханов Е.А. Предприятие и юридическое лицо // Там же. С. 437; Он же. О

проблеме юридических лиц публичного права // Проблемы реформирования Гражданского кодекса России. С. 112.

5 См.: Венедиктов А.В. О субъектах социалистических правоотношений. С. 23.

публичного юридического лица может привести к односторонности исследований данного института, существенному его упрощению. Для того чтобы раскрыть все грани публичных юридических лиц необходимо изучение всех аспектов данного правового института. Вместе с тем обозначенная нами необходимость публично- правовых исследований не должна свидетельствовать об умалении цивилистического подхода к институту юридических лиц, в том числе публичных юридических лиц. Поскольку определяющей правосубъектностью для них по- прежнему будет гражданская правосубъектность, от получения которой будет зависеть и возможность их участия в публичных правоотношениях.

Другая крайность, от которой следует воздержаться, касается вопросов правового регулирования деятельности публичных юридических лиц. На сегодняшний день в литературе существуют две полярные точки зрения.

Согласно первой из них любая попытка гражданского права регулировать правовое положение публичных юридических лиц «взрывает» границы частного права и превращает гражданское право в универсальное право, которое теряет свой собственный предмет правового регулирования1. В связи с чем гражданскому праву следует полностью отказаться от регулирования отношений с участием публичных юридических лиц по той простой причине, что это выходит за рамки гражданско-правового регулирования, и гражданское право не в состоянии предусмотреть все формы и особенности этих субъектов2. По мнению О.А. Ястребова, гражданское право должно максимально воздерживаться от установления излишних предписаний и норм, касающихся публичных юридических лиц, поскольку оно не в состоянии предусмотреть все возможные формы и особенности этих лиц, а стремление установить нормы, исчерпывающим образом регулирующие их учреждение и деятельность, неизбежно ведет к выходу за пределы гражданско-правового регулирования3.

1 См., напр.: Ладо Чантурия. Гражданское право и юридические лица публичного права: особенности правового регулирования. Доклад на международной научно-практической конференции «Гражданское право в системе права» в Алматы (Казахстан) 17 мая 2007 года. - http://www.zakon.kz/203507-grazhdanskoe-pravo-i-juridicheskie- lica.html (дата обращения: 03.05.2014).

2 См., напр.: Там же.

3 См.: Ястребов О.А. Указ. соч. С. 373-374.

Представляется, что при выборе формы правового регулирования института публичных юридических лиц мы должны обратиться к содержанию отношений, участниками которых эти субъекты становятся. Тем не менее следует учитывать, что хотя содержание отношений во многом предопределяет форму их правового регулирования, оно не является единственным фактором, заставляющим законодателя избрать для них именно такой, а не иной способ построения. Существенную роль в принятии решения играют политические интересы, а также цели, которые стоят перед государством на определенном этапе его развития. Выбранная форма правового регулирования должна наилучшим образом соответствовать достижению целей, которые ставятся перед конкретным правовым институтом. Это, безусловно, относится и к институту публичных юридических лиц, поскольку при должном правовом регулировании они способны оказать существенное влияние на развитие тех областей экономики, которые требуют значительных первоначальных капиталовложений. При этом следует учитывать, что публичные функции этих юридических лиц и публичный интерес в их создании не свидетельствуют о невозможности частноправового регулирования их деятельности, тем более, как отмечалось выше, публичные юридические лица становятся участниками имущественного оборота и наделяются гражданской правосубъектностью. Кроме того, частноправовая форма построения отношений обладает огромным экономическим потенциалом и высокой гибкостью, что позволяет использовать ее для регулирования отношений, в которых публичный интерес совершенно очевиден.

Вместе с тем вызывает сомнения и противоположная позиция, в соответствии с которой все юридические лица, в том числе и наделенные публичными функциями, должны подчиняться нормам гражданского права1. На сегодняшний день регулирование института юридических лиц подчинено нормам различной правовой принадлежности. Так, например, нормы, определяющие порядок государственной регистрации юридических лиц, хоть и содержатся помимо Федерального закона Российской Федерации от 08.08.2001 года №129-ФЗ

1 См., напр.: Курбатов Алексей. Реформа гражданского законодательства: чего ожидать юридическим лицам публичного права? // Legal Insignt. 2011. № 0 (1).

«О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»1 также в Гражданском кодексе, имеют публично-правовую природу. Отдельные аспекты деятельности юридических лиц урегулированы нормами Федерального закона Российской Федерации от 26.12.2008 года №294- ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»2, публично-правовая природа которого не вызывает сомнений. Вопросы правосубъектности юридических лиц затрагиваются Федеральным законом Российской Федерации от 04.05.2011 года №99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»3. Содержит публично-правовые нормы и законодательство об обществах с ограниченной ответственностью, акционерных обществах, некоммерческих организациях. Кроме того, в своей деятельности юридические лица подчиняются положениям налогового, административного, таможенного законодательства, хотя основные аспекты их правового статуса несомненно определяются нормами гражданского права. Регулирование деятельности публичных юридических лиц не может быть вопросом исключительно гражданского или публичного законодательства, что подтверждается законотворческой практикой. Так, разработанные проекты Федерального закона «О публично-правовых компаниях», Федерального закона

«О публичных корпорациях», имеющие своей целью введение в российское законодательство категории публичного юридического лица, представляют собой комплексные нормативные правовые акты, включающие наряду с гражданско- правовыми нормами также нормы публичного права. Такая ситуация определена особенностями предмета регулирования и тенденциями развития гражданского законодательства, которое достаточно давно приобрело ярко выраженный

1 О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей: Федеральный закон Российской Федерации от 08.08. 2001 года № 129-ФЗ // СЗ. 2001. № 33 (ч. 1). Ст. 3431; в ред. Федерального закона Российской Федерации от 21.12.2013 года № 379-ФЗ // СЗ. 2013. № 51. Ст. 6699.

2 О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля: Федеральный закон Российской Федерации от 26.12.2008 года

№ 294-ФЗ // СЗ. 2008. № 52 (ч. 1). Ст. 6249; в ред. Федерального закона Российской Федерации от 12.03.2014 года

№ 33-ФЗ // СЗ. 2014. № 11. Ст. 1098.

3 О лицензировании отдельных видов деятельности: Федеральный закон Российской Федерации от 04.05.2011 года

№ 99-ФЗ // СЗ. 2011. № 19. Ст. 2716; в ред. Федерального закона Российской Федерации от 02.07.2013 года № 185- ФЗ // СЗ. 2013. № 27. Ст. 3477.

комплексный характер1. Регулирование деятельности публичных юридических лиц только одной из отраслей российского законодательства не позволит обеспечить действенность рассматриваемого института и не будет соответствовать потребностям современного имущественного оборота, который образует общий, неразделенный между отраслями законодательства предмет правового регулирования. Стремление цивилистической теории к образованию и разработке комплексных институтов не является случайной. Оно отражает общенаучную тенденцию к сближению порой самых различных и далеких друг от друга областей знаний, стремление к постановке общих задач, выработке общих идей, концепций и терминологии, поиску принципиальной структурной общности2.

Таким образом, несмотря на то, что целью создания публичных

юридических лиц является их участие в гражданском обороте, посредством которого они реализуют публичный интерес в частноправовой сфере, а приобретаемая ими гражданская правосубъектность хоть и находится в неразрывной связи с правосубъектностью в области публичных отношений, все- таки является первичной по отношению к ней, институт публичных юридических лиц представляет несомненный интерес для публично-правовой науки и требует всестороннего правового регулирования, а следовательно, может быть в этом смысле назван комплексным правовым институтом. Вместе с тем основой для изучения рассматриваемой организационно-правовой формы должны стать теории и категории, выработанные в рамках цивилистической науки. Наука гражданского права имеет многовековую историю исследования института юридических лиц. Только опираясь на понятия и концепции, выработанные цивилистикой, мы сможем выявить принципиальные особенности нового института. Участие публичных юридических лиц в гражданском обороте, их гражданско-правовой статус, особенности взаимодействия с иными хозяйствующими субъектами, права на имущество, а также специфика гражданско-правовой ответственности − все это область непосредственного

1 См. подробнее: Гражданское право. Учебник в 3 т. Т.1 / под ред. Мозолина В.П. М., 2012. С.41−43.

2 См. подробнее: Тахтаджян А.Л. Указ. соч. С. 200.

интереса науки гражданского права. Вместе с тем отказ от гражданско-правовых подходов в рамках изучения публичных юридических лиц и применение к ним исключительно инструментария публично-правовых отраслей знания могут привести к выводам, не отвечающим требованиям истинности и достоверности, предъявляемым к научному знанию.

Законодательное закрепление категории публичного юридического лица, которое мы предлагаем рассматривать в качестве новой организационно-правовой формы, поскольку именно такой подход к данной категории будет в наибольшей степени соответствовать потребностям современного российского гражданского оборота, с необходимостью требует изучения и выявления признаков нового субъекта, которые позволят отличить его от всех схожих правовых конструкций.

В юридической литературе понятие организационно-правовой формы характеризуется через «совокупность конкретных признаков, объективно выделяющихся в системе общих признаков юридического лица и существенно отличающих данную группу юридических лиц от всех остальных»1. Совокупность этих признаков конкретизирована в определении, данном В.В. Долинской, в котором под организационно-правовой формой понимается совокупность специфических признаков имущественной и организационной обособленности, способов формирования имущественной базы, особенностей взаимодействия собственника, учредителей, участников, самого юридического лица, в ряде случаев структурных подразделений, и ответственности друг перед другом, контрагентами, потребителями, конкурентами, государством и обществом2. Исходя из приведенного определения, при выявлении признаков публичного юридического лица необходимо отталкиваться от уже имеющихся исследований признаков, присущих юридическому лицу как обобщающему институту, поскольку все эти признаки должны быть с необходимостью присущи и публичному юридическому лицу как специальной организационно-правовой форме.

1 Залесский В.В. Создание и деятельность коммерческих организаций // Право и экономика. 1998. №1.

2 См.: Долинская В.В. Юридические лица. Гл. 6 // Гражданское право. Часть первая: учебник / отв. ред. А.И. Масляев, В.П. Мозолин. М., 2007. С. 125.

В соответствии с толковым словарем Д.Н. Ушакова под признаком понимается «та сторона в предмете или явлении, по которой его можно узнать, определить или описать, которая служит его приметой, знаком»1. Аналогичное значение придается этому понятию и в толковом словаре С.И. Ожегова, где под признаком понимается «примета, знак, по которым можно узнать, определить что-либо»2. Следуя общему семантическому значению, в юриспруденции под признаками юридического лица понимаются такие присущие ему качества, которые отличают его от других субъектов права и неправосубъектных организаций.

Вопрос признаков публичного юридического лица обсуждался в юридической литературе сторонниками деления юридических лиц на частные и публичные. В рамках данного подхода основной целью анализа признаков, присущих публичным юридическим лицам, стало выявление отличий между частными и публичными юридическими лица, а также несоответствия последних определению юридического лица, данного в статье 48 ГК. При анализе признаков, предлагаемых сторонниками деления юридических лиц на частные и публичные, необходимо учитывать, отмечавшееся нами в предыдущем параграфе, отсутствие единого подхода к перечню субъектов, относимых авторами к группе публичных юридических лиц. Поскольку данные исследования опираются на выявление общих признаков в рамках группы, перечень признаков существенным образом зависит от ее состава.

Авторы, исследующие данную категорию, обычно называют от 4 до 12 признаков публичного юридического лица. При этом отмечается, что они не соответствуют цивилистическим признакам юридического лица, закрепленным в статье 48 ГК3. В частности говорится, что отдельные публичные юридические лица не имеют имущества на праве собственности, не могут признаваться банкротами, имеют характерные только для них цели, задачи и методы деятельности, несут публично-правовую ответственность. Однако все эти

1 Большой толковый словарь русского языка / под ред. Д.Н. Ушакова. С. 801 – 802.

2 Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 579.

3 См., например: Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. С. 55.

«претензии» имеют мало общего с признаками юридического лица, данными в ГК. В статье 48 ГК называются четыре атрибутивных признака, каждый из которых необходим, а все вместе они представляют достаточное основание для признания коллективного образования юридическим лицом. К ним относятся имущественная и организационная обособленность, выступление в гражданском обороте от своего имени и способность нести самостоятельную имущественную ответственность по своим долгам. Ни о возможности применения процедуры банкротства, ни об особых целях, задачах и методах ведения деятельности, ни об отсутствии публично-правовой ответственности как о признаках юридического лица в ГК не говорится. Что же касается отсутствия имущества на праве собственности, что безусловно имеет место в отношении различных учреждений и унитарных предприятий, то такое положение дел не свидетельствует об отсутствии обособленного имущества. Изменения, внесенные в статью 48 ГК, исключили из определения юридического лица перечень вещных прав, на основании которых может обособляться имущество юридического лица. Вместе с тем на сегодняшний день такими правами, помимо права собственности, могут быть также право оперативного управления и право хозяйственного ведения. Кроме того, все имущество юридического лица может быть ограничено денежными средствами на банковском счете, в отношении которых оно будет иметь лишь обязательственные права требования. Наличие таких прав также будет свидетельствовать об имущественной обособленности рассматриваемых субъектов. Таким образом, ни один из атрибутивных признаков юридического лица, данных статье 48 ГК, исследователями публичных юридических лиц фактически не оспаривается. Напротив, положения ГК косвенно поддерживаются ими при исследовании признаков, непосредственно присущих публичным юридическим лицам. Так, среди них различными авторами отмечаются: особый

правовой режим имущества1, наличие организационного единства, которое

1См., например: Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. С. 85; Зенков М.Ю. Органы государственной власти и местного самоуправления как юридические лица публичного права: учебное пособие. М., 2006. С. 96; Чантурия Л.Л. Юридические лица публичного права: их место в гражданском праве и особенности правового регулирования // Государство и право. 2008. № 3. С. 38−45; Лафитский В.И. К вопросу о юридических лицах публичного права // Журнал российского права. 2011. № 3. С. 103−108; Рыбакова С.В. Правовое регулирование

выражается в определенной внутренней структуре, и наличии органов управления1, не отрицается и персонифицированность публичного юридического лица в системе правовых отношений2. В качестве признака часто называется свойственная публичным юридическим лицам публично-правовая ответственность3, что, однако, не исключает возможности применения к ним мер гражданско-правовой ответственности как к участникам имущественного оборота. Кроме того, на юридических лиц, относимых сторонниками деления юридических лиц на частные и публичные к частным юридическим лицам, также может возлагаться публично-правовая ответственность, если совершенное ими

нарушение лежит в области общегосударственных интересов. Таким образом, публичному юридическому лицу присущи все атрибутивные признаки организации, признаваемой юридическим лицом в соответствии с ГК.

В связи с этим следует признать необоснованными и претензии, высказанные в литературе, относительно определения юридического лица, якобы не охватывающего собой группу юридических лиц публичного права4. Единственно научно обоснованной претензией в данном случае можно было бы признать объединение юридических лиц под общей категорией «организация»5. Однако этот аргумент во многом определен позицией автора, в соответствии с которой к публичным юридическим лицам необходимо отнести государство, государственные и муниципальные образования, а также территориальные публичные коллективы, которые действительно сложно отнести к числу организаций. К тому же он не является общепризнанным даже среди сторонников необходимости изменения законодательного определения юридических лиц в связи с введением их деления на частные и публичные и отнесением к числу последних публично-правовых образований. Так, О.А. Ястребов считает, что государство, профсоюзы, некоммерческие партнерства и акционерные общества

участия кредитных организаций в финансовой деятельности государства (опыт современной России). Тамбов, 2009. С. 29.

1См., например: Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. С. 87; Ястребов О.А. Указ. соч. С. 323.

2См., например: Там же. С. 323.

3См., например: Чиркин В.Е. Указ. соч. С. 88; Рыбакова С.В. Указ. соч. С. 28.

4 См.: Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. С. 75.

5 См.: Там же. С. 55.

объединяет один главный общий признак: все они являются организациями. Таким образом, полагает ученый, «именно понятие “организация” способно выступать в качестве существенного признака, общего для определения лиц публичного и частного права, и составить основу для выработки общего понятия юридического лица»1.

Что же касается иных признаков публичного юридического лица,

называемых в литературе, то их наличие не является необходимым и достаточным для признания организации публичным юридическим лицом, поскольку они могут как отсутствовать у рассматриваемого лица, так и быть присущи другим субъектам, не относимым к категории публичного юридического лица. Так, например, связанность с публичной властью, так же как и интегрированность в политическую систему общества2, может быть присуща хозяйственным обществам, товариществам, негосударственным некоммерческим организациям, которые могут в различных сферах сотрудничать с носителями публичной власти, а также физическим лицам (гражданам), которые выступают источником власти.

Гарантии независимости осуществления функций3 не менее важны для

субъектов, не являющихся публичными юридическими лицами, что выражается в законодательном требовании невмешательства государственных структур в оперативно-хозяйственную деятельность всех хозяйствующих субъектов. Однако это не исключает контроля за их деятельностью, наличие которого за деятельностью публичных юридических лиц выделяется в качестве отличительного признака4.

Аналогичная ситуация складывается и с такими признаками, как публичная

правосубъектность, наличие особого порядка создания, ликвидации и реорганизации юридического лица, специальная или целевая правоспособность в рамках гражданского оборота, деятельность в общественных интересах, а также

1 Ястребов О.А. Указ соч. С. 70.

2 См., например: Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. С.80−82; Ястребов О.А. Указ. соч. С. 323.

3 См., например: Лафитский В.И. Указ. соч. С. 103-108.

4 См., например: Зенков М.Ю. Указ. соч. С.96; Олейник О.М. Основы банковского права. Курс лекций. М., 1997. С. 131.

открытость и доступность информации о деятельности1. Все эти признаки могут быть отличительными, но никак не атрибутивными для публичного юридического лица, все они могут рассматриваться только с определенной долей условности. Эти признаки могут учитываться теорией, но законодательное закрепление с необходимостью должны получить исключительно атрибутивные (существенные) признаки, которые позволят точно отделить определяемое явление от всех схожих правовых конструкций.

Что же касается выделения такого признака публичного юридического лица, как наличие властных полномочий2, то, как мы отмечали выше, применительно к органам государственной власти такие полномочия могут характеризовать публичную правосубъектность. В гражданском же обороте участвуют юридически равные субъекты, что исключает характеристику их статуса посредством категории власти. Кроме того, как верно замечает А.В. Винницкий, не все субъекты, причисляемые в теоретической литературе к публичным юридическим лицам, наделяются властными полномочиями, поскольку их наличие не является необходимым для выполнения функций в интересах общего блага3.

В пояснительной записке к проекту Федерального закона «О публичных

корпорациях», который предусматривает введение в российское законодательство категории юридического лица публичного права, в качестве признаков рассматриваемой категории называются: учреждение посредством федерального закона, осуществление деятельности в публичном интересе, отсутствие цели извлечения прибыли в качестве основной цели деятельности. Вместе с тем отсутствие цели извлечения прибыли как основной цели деятельности, исходя из современной системы юридических лиц, является общей характеристикой некоммерческих организаций, которые по смыслу пояснительной записки должны

1 См., например: Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. С.78−79; Лафинтский В.И. Указ. соч. С. 103−108; Ястребов О.А. Указ. соч. С. 323; Олейник О.М. Указ. соч. С. 131; Зенков М.Ю. Указ. соч. С. 96.

2 См., например: Право собственности: актуальные проблемы / отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. М., 2008; Кравченко Д.В. Конституционно-экономическое осмысление статуса государственных корпораций в разрезе становления института юридических лиц публичного права / Очерки конституционной

экономики. 10 декабря 2010 года: госкорпорации – юридические лица публичного права. Сборник статей. М., 2010. С. 344 – 362 и др.

3 См.: Винницкий А.В. Публичная собственность. М., 2013. С. 137.

быть отнесены к числу частных субъектов. Учреждение же посредством федерального закона, ввиду того, что разработчики проекта закона указывают на существование в Российской Федерации разветвленной системы юридических лиц публичного права, не может рассматриваться в качестве атрибутивного признака, поскольку влечет исключение из данной системы унитарных предприятий и учреждений, создаваемых посредством частноправовых процедур.

Среди уже названных в литературе к существенным признакам можно отнести разве что первоочередное осуществление рассматриваемыми юридическими лицами публичных функций, то есть решение ими задач общественного, социального характера, решение которых нецелесообразно или невозможно возложить на хозяйствующие субъекты, независимые от государства. Причем этот признак будет являться первичным по отношению ко всем остальным признакам, поскольку именно осуществлением публичных функций будет обуславливаться их существование. Мы не зря говорим именно об осуществлении публичных функций, а не об осуществлении публичной власти (наличии публично-властных полномочий), хотя такой подход также существует

в юридической литературе1. Категория власти, а тем более публичной власти, не

характерна для гражданского права. Основой гражданского оборота являются отношения юридического равенства, в которых субъекты не подчинены друг другу, а следовательно, категория публичной власти в гражданском обороте может существовать только в контексте ее отрицания. Вместе с тем это не свидетельствует об отсутствии у публичных юридических лиц публично- властных полномочий, они вполне могут быть ими наделены, однако «данное свойство характеризует их как участников публично-правовых отношений и не имеет принципиального значения для характеристики лица как субъекта

гражданского права»2.

1 См., например: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица: очерк истории и теории. С. 201 – 202; Бондаренко В.В. Общие вопросы статуса юридических лиц публичного права // Мир политики и права. 2012. № 2. С. 43 – 50; Ефимова Указ. соч. С. 59 – 68; Усков О.Ю. Юридические лица публичного права: понятие и виды. С. 101 – 111; О государственных корпорациях как самостоятельной организационно-правовой форме (Редакционный материал) // Банковское право. 2009. № 3.

2 Беседин А.Н., Козина Е.А. Указ. соч. С. 164.

Что касается иных атрибутивных признаков организационно-правовой формы публичного юридического лица, то, как отмечалось выше, их следует искать в особенностях выражения признаков, присущих каждому юридическому лицу и закрепленных в статье 48 ГК. Поскольку исходя из общей теории систем

«понятие признака имеет более общее содержание, чем просто свойство объекта, признак есть характеристика, обобщаемая для всей системы»1. Отрицание наличия у рассматриваемых субъектов признаков юридического лица как таковых, привело бы нас к выводу о существовании самостоятельной системы публичных юридических лиц, отличной от системы юридических лиц вообще. Такое суждение послужило бы предпосылкой нарушения целостности построения института юридических лиц как такового. Во избежание возникновения обозначенной ситуации в качестве признаков публичных юридических лиц должны быть названы особенности имущественной и организационной обособленности публичного юридического лица, особенности его участия в гражданском обороте, а также специфика ответственности по долгам.

Организационное единство (обособленность) заключается в наличии у юридического лица определенной внутренней структуры, которая выражается в системе органов управления, созданных в соответствии с учредительными документами, наличие которых также определяет организационное единство юридического лица. Оно имеет самостоятельный правовой статус, отличный и независимый от статуса лиц, его создавших, и являющихся его участниками. Организационная обособленность юридического лица закрепляется при помощи индивидуального акта – акта государственной регистрации, осуществление которого свидетельствует о создании нового субъекта – юридического лица.

Особенность организационной обособленности публичных юридических лиц будет выражаться прежде всего в назначении руководителей публичного юридического лица в определенном законом порядке публично-правовым образованием, а также их ответственности за эффективность реализации поставленных перед юридическим лицом задач. Формирование органов

1 Виноградов В.А., Гинзбург Е.Л. Система, ее актуализация и описание // Системные исследования. Ежегодник. 1971. С. 97.

управления публично-правовым образованием как учредителем публичного юридического лица не влияет на его организационную обособленность, выраженную в определенной структуре органов, отличной от структуры органов государства.

Отдельного обсуждения заслуживает вопрос об учредительных документах публичного юридического лица. На сегодняшний день этот вопрос применительно к организациям, создаваемым государством, не имеет однозначного решения. На основании устава действуют государственные унитарные и казенные предприятия, а также бюджетные, автономные и казенные учреждения, государственные академии наук, которые, в соответствии с изменениями главы 4 ГК, отнесены к числу государственных учреждений. Для казенного учреждения Законом о некоммерческих организациях также предусматривается возможность действовать на основании положения, но только в случаях, установленных законом, нормативными правовыми актами Президента РФ или Правительства РФ. Учредительные документы указанных юридических лиц утверждаются соответствующим органом государственной власти, осуществляющим функции и полномочия учредителя. Вместе с тем государственные корпорации и государственная компания «Российские автомобильные дороги» не имеют учредительных документов в смысле статьи 52 ГК и действуют на основании федеральных законов, предусматривающих их создание. Та же ситуация имеет место применительно к Центральному банку РФ, действующему на основании специального федерального закона. Впрочем, в рассматриваемых федеральных законах находят отражение все положения необходимые, в соответствии со статьей 52 ГК, для учредительных документов, что дает основания говорить о том, что учредительные документы рассматриваемых юридических лиц принимают форму закона. Однако учредительные документы как локальные нормативные акты не могут предусматривать правил поведения, обязательных для третьих лиц, не являющихся участниками, работниками или служащими соответствующих юридических лиц. Применительно к организационно-правовой форме публичного

юридического лица представляется необходимым единообразно решить вопрос об учредительных документах, которые в соответствии с общей тенденцией унификации учредительных документов различных юридических лиц должны принять форму устава.

В соответствии с требованием имущественной обособленности имущество каждого юридического лица должно быть отделено от имущества других участников гражданского оборота, в том числе от имущества его участников и учредителей. Изменениями, внесенными в главу 4 ГК, из определения юридического лица, закрепленного в статье 48 ГК, был исключен перечень вещных прав, на основании которых может быть обособлено имущество, принадлежащее юридическому лицу. Представляется, что принятые изменения должны получить позитивную оценку, в первую очередь потому, что закрепленный ранее перечень носил ограниченный характер и не отвечал реальной практике гражданского оборота. В действительности все имущество юридического лица, как мы отмечали выше, может ограничиваться денежными средствами, находящимися на банковских счетах, в связи с чем материальная база юридического лица будет состоять из принадлежащего ему имущественного права требования к банку о выдаче денежных средств.

Имущество юридического лица составляет материальную основу его деятельности. Каждое юридическое лицо в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 06.12.2011 года № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»1 ведет свой баланс, на котором учитывается принадлежащее ему имущество. Важным аспектом имущественной обособленности юридического лица является формирование уставного (складочного) капитала (фонда) при его создании. В зависимости от специфики организационно-правовой формы юридического лица, а также наличия субсидиарной ответственности учредителей по долгам созданного ими субъекта, гражданским законодательством устанавливаются требования к минимальному размеру уставного капитала.

1 О бухгалтерском учете: Федеральный закон Российской Федерации от 06.12.2011 года № 402-ФЗ // СЗ. 2011.

№ 50. Ст. 7344; в ред. Федерального закона Российской Федерации от 28.12.2013 года № 425-ФЗ // СЗ. 2013. № 52 (ч. 1). Ст. 6990.

Специфика имущественной обособленности публичного юридического лица будет выражаться в участии в его имуществе публично-правовых образований. Главным образом такое участие будет определяться формированием уставного фонда организации, но также может приобретать формы бюджетного финансирования или поддержки, определения судьбы имущества в случае ликвидации юридического лица. Вопрос о правах на имущество, принадлежащее публичному юридическому лицу, в силу его важности для настоящего исследования, будет подробно рассмотрен в следующей главе. Здесь же отметим, что анализ существующих сегодня организационно-правовых форм, в которых публично-правовые образования создают подотчетные им юридические лица, позволяет выделить в качестве возможного основания для обособления имущества право хозяйственного ведения, свойственное государственным унитарным предприятиям, право оперативного управления, принадлежащее казенным предприятиям и государственным учреждениям, право собственности, признаваемое за государственными корпорациями, а также за государственной компанией «Российские автомобильные дороги».

Минимальный размер уставного капитала (фонда) для юридических лиц, которые должны приобрести форму публичных юридических лиц, на сегодняшний день предусмотрен в отношении государственных унитарных предприятий и составляет 5000 МРОТ для федерального и 1000 МРОТ для муниципального унитарного предприятия, а также в отношении государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» в размере 70 миллиардов рублей. Что касается иных юридических лиц, то в них либо вообще отсутствует требование о формировании уставного капитала, как, например, в казенных предприятиях и учреждениях, либо упоминается только имущественный взнос публичного образования, за которым не утверждается режим уставного капитала (фонда). При этом размер имущественного взноса может либо устанавливаться в акте о создании данного юридического лица, так, например, для государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» такой взнос составляет 3 миллиарда рублей, а для государственной корпорации

«Фонд содействия реформированию ЖКХ» − 240 миллиардов рублей, либо определяться перечнем передаваемого имущества1.

Наличие имущественной обособленности юридического лица предопределяет существование его самостоятельной имущественной ответственности. Юридическое лицо, в соответствии со статьей 56 ГК, отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Учредители, по общему правилу, не несут ответственности по обязательствам созданного ими юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам своих учредителей. Исключения устанавливаются законом. Так, например, они предусмотрены в отношении полных товариществ (ст. 75 ГК), обществ с ограниченной ответственностью (п. 1 ст. 87), акционерных обществ (п.1 ст. 96 ГК), казенных предприятий (п. 6 ст. 113), а также государственных и частных учреждений (п. 4 – 6 ст. 123.22; п. 2 ст. 123.23 ГК). Наличие подобных исключений тем не менее не умаляет принцип самостоятельной имущественной ответственности юридического лица, поскольку даже в этих случаях ответственность несет само юридическое лицо, а ответственность учредителей (собственников имущества) является субсидиарной или обусловлена их собственными упущениями (например, неполной оплатой акций, долей в обществе с ограниченной ответственностью).

Государство определяет основные направления деятельности публичного юридического лица и несет ответственность перед его контрагентами в случае недостаточности имущества организации для удовлетворения всех требований. Тенденцией развития гражданского законодательства является отказ государства от субсидиарной ответственности по долгам создаваемых им юридических лиц. Публично-правовые образования несут субсидиарную ответственность по долгам

1 См., например: Об имущественном взносе Российской Федерации в государственную корпорацию по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции «Ростехнологии»: Указ Президента РФ от 25.05.2008 года № 853 // СЗ. 2008. № 22. Ст. 2538; в ред. Указа Президента РФ от 04.01.2009 года № 28 // СЗ. 2009. № 1. Ст. 100; О формировании имущества государственной корпорации по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции «Ростехнологии»: Указ Президента РФ от 06.03.2009 года № 243 // СЗ. 2009. № 20. Ст. 1200; в ред. Указа Президента РФ от 11.03.2012 года № 292 // СЗ. 2012. № 12. Ст. 1388; Об имущественном взносе Российской Федерации в государственную корпорацию по атомной энергии «Росатом»: Указ Президента РФ от 30.06.2012 года № 932 // СЗ. 2012. № 28. Ст. 3883; в ред. Указа Президента РФ от 25.03.2014 года № 178 // СЗ. 2014. № 13. Ст. 1454 и др.

казенных предприятий и казенных учреждений в случаях недостаточности их имущества (находящихся в распоряжении казенного учреждения денежных средств), а также по долгам унитарных предприятий в случае их банкротства, если оно было вызвано собственником имущества такого предприятия. Изменения, внесенные в главу 4 ГК, вернули возможность привлечения к субсидиарной ответственности собственника имущества автономных и бюджетных учреждений, ограничив, однако эту возможность обязательствами, связанными с причинением вреда гражданам. Представляется, что эти изменения обусловлены не экономическими, а социальными предпосылками, и не свидетельствуют о перемене общей тенденции. Государство не несет ответственности по долгам государственных корпораций и государственной компании «Российские автомобильные дороги». Тенденция к ограничению субсидиарной ответственности государства не отвечает практике Европейского суда по правам человека, который исходит из ответственности государства по долгам создаваемых им юридических лиц, если публично-правовое образование не докажет независимость данных субъектов. Положения национального законодательства об отсутствии субсидиарной ответственности в данных случаях во внимание Судом не принимаются. Возлагая ответственность по долгам юридического лица на создавшее его публично-правовое образование, Суд исходит исключительно из наличия или отсутствия институциональной и хозяйственной независимости организации от государства, при этом во внимание принимается порядок формирования имущества и органов юридического лица, а

также сфера его деятельности1. Объяснением отказа от субсидиарной

ответственности как тенденции развития российского гражданского законодательства может служить разве что необходимость перевода многочисленных юридических лиц – несобственников, порожденных советской правовой системой, в разряд независимых субъектов права с наиболее полным вещным правом на принадлежащее им имущество – правом собственности.

1 См., например: Case of Grigoryev and Kakaurova v. Russia // http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search. aspx?i=001-80063 (дата обращения: 03.05.2014); Case of Mykhaylenky and others v. Ukraine // http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-67580 (дата обращения: 03.05.2014); Case of Lisyanskiy v. Ukraine // http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-73023 (дата обращения: 03.05.2014).

Вместе с тем наделение юридических лиц, создаваемых публично-правовыми образованиями, правом собственности на принадлежащее им имущество не может свидетельствовать об их полной независимости от государства. Необходимо учитывать порядок формирования их имущества, наличие бюджетного финансирования, а также судьбу имущества после ликвидации рассматриваемых юридических лиц. Так, несмотря на то, что государственные корпорации и государственная компания «Российские автомобильные дороги» являются собственниками своего имущества, материальной основой их деятельности является, прежде всего, имущественный взнос Российской Федерации, а порядок использования имущества после ликвидации данных субъектов определяется Российской Федерацией в законе, опосредующем создание рассматриваемых субъектов или их ликвидацию. Представляется, к тому же, что сфера деятельности публичных юридических лиц потребует, при конструировании механизма их гражданско-правовой ответственности, установления ограничений с учетом специфики обращения взыскания на имущество, ограниченное в обороте, и имущество, имеющее стратегическое значение. Вместе с тем «всякий нормальный имущественный оборот требует всемерной защиты всех своих участников (кредиторов), поэтому созданные публичными собственниками юридические лица… либо должны отвечать перед своими контрагентами всем своим имуществом… либо оставаться “под зонтиком” субсидиарной

ответственности своих учредителей…»1. Таким образом, введение в российское

законодательство организационно-правовой формы публичного юридического лица, с учетом вышеизложенного, должно предусматривать субсидиарную ответственность государства по долгам публичных юридических лиц.

Каждое юридическое лицо как самостоятельный субъект права участвует в имущественном обороте от своего имени, то есть может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и неимущественные права, нести обязанности, а также быть истцом и ответчиком в суде. Чтобы стать участником гражданских правоотношений, юридическое лицо должно быть

1 Суханов Е.А. Государственные юридические лица в современном российском праве // Гражданское право и современность. Сборник статей, посвященный памяти М.И. Брагинского. М., 2013.

персонифицировано, то есть выделено из совокупности всех участников гражданского оборота, для этого используется наименование юридического лица, отличное от наименования других юридических лиц, а также место его нахождения. Каждое юридическое лицо выступает в гражданском обороте под своим собственным наименованием, которое закрепляется в его учредительных документах и содержит указание на организационно-правовую форму и в случаях, предусмотренных законом, на характер деятельности юридического лица.

Публичные юридические лица должны осуществлять деятельность в сферах, конкуренция в которых не получила развития ввиду незаинтересованности в них частного бизнеса или нецелесообразна с точки зрения безопасности государства. Аналогичный подход к сфере деятельности публичных юридических лиц избран, например, законодателем ФРГ, где существуют ограничения их деятельности в сферах экономики, выгодных частному бизнесу. Они функционируют в тех областях, где в силу экономических или организационных причин эффективная деятельность частных субъектов

невозможна1. Государственные корпорации в Англии также создаются в областях,

в которых не достижима полная свобода частного субъекта хозяйствования, в силу склонности их к монополизации и порождению монополистической конкуренции, приводящей к «эксплуатации потребителей». Эффективность деятельности в таких сферах, как правило, должна иметь критерием своей оценки удовлетворение спроса на производимые товары, работы, оказываемые услуги, а не объем чистого дохода, лежащий в основе оценки деятельности частного субъекта2. В Российской Федерации примером первой ситуации может являться деятельность государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов». Изначально, с принятием части второй ГК в 1996 году, предполагалось, что институт страхования вкладов физических лиц, предусмотренный статьей 970 ГК, будет носить частноправовой характер. Тем не менее частный бизнес оказался не в состоянии самостоятельно обеспечить существование данного вида страхования ввиду его высоких рисков, в связи с чем страхование вкладов приобрело характер

1 Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М., 2001. С. 156−160, 495.

2 Lincoln Gordon The public corporation in Great Britan. С. 316 – 318.

публичной функции, которая осуществляется специально созданной организацией1. Нецелесообразность конкуренции с точки зрения безопасности государства может быть обусловлена особой важностью производства или иного рода деятельности для обороноспособности государства, обеспечения прав и свобод граждан, их безопасности и т.д. Такой подход к сфере деятельности позволит, на наш взгляд, избежать тенденций превращения рассматриваемых субъектов в источник «нечестной конкуренции», выявленных еще в начале 80-х годов применительно к корпорациям Короны Канады2. Выделение данного признака также соответствует практике Европейского суда по правам человека, который при определении зависимости юридического лица от государства принимает во внимание сферу деятельности организации, в частности степень государственного регулирования данного рода деятельности, а также ее значимость для реализации публичных интересов3.

Таким образом, исходя из рассмотренных особенностей имущественной и организационной обособленности публичных юридических лиц, специфики их гражданско-правовой ответственности, а также порядка участия в гражданском обороте, можно выделить пять существенных признаков юридических лиц рассматриваемой организационно-правовой формы:

1. Осуществление ими публичных функций, решение задач общественного, социального характера, решение которых нецелесообразно или невозможно возложить на хозяйствующие субъекты, независимые от государства.

2. Участие публично-правовых образований в имуществе публичных юридических лиц.

3. Назначение руководителей публичных юридических лиц государством в определенном законом порядке и их ответственность за эффективность реализации поставленных перед юридическим лицом задач.

1 См. подробнее: Турбанов А.В. Система страхования банковских вкладов: современность и новые вызовы // Журнал российского права. 2011. № 1. С. 20 – 26.

2 См.: Public Corporations and Public Policy in Canada. P. 23 – 24.

3 См., например: Case of Grigoryev and Kakaurova v. Russia // http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search. aspx?i=001-80063 (дата обращения: 03.05.2014);Case of Lisyanskiy v. Ukraine // http://hudoc.echr.coe.int/

sites/eng/pages/search.aspx?i=001-73023 (дата обращения: 03.05.2014).

4. Осуществление деятельности в сферах, конкуренция в которых не получила развития ввиду незаинтересованности в них частного бизнеса или нецелесообразна с точки зрения безопасности государства.

5. Субсидиарная ответственность публично-правовых образований по обязательствам созданных ими юридических лиц.

Целесообразным для решения задачи унификации системы некоммерческих юридических лиц и прекращения создания государством ad hoc субъектов представляется введение в законодательство наряду с организационно-правовой формой публичного юридического лица положения, в соответствии с которым любое юридическое лицо, отвечающее признакам, предусмотренным для публичного юридического лица, должно признаваться действующим в рассматриваемой организационно-правовой форме и подчиняющимся законодательным положениям о ней.

При построении новых организационно-правовых форм необходимо учитывать их будущую принадлежность к конкретному виду юридических лиц, существующих в рамках нормативно закрепленных системообразующих классификаций. Учитывая построение системы юридических лиц на основе законодательного закрепления их деления на коммерческие и некоммерческие организации, необходимо определить принадлежность публичных юридических лиц к одной из названных классификационных групп. При этом необходимо отталкиваться от положений п. 1 ст. 50 ГК, в соответствии с которыми к некоммерческим организациям относятся юридические лица, не преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками. Несмотря на отмечавшееся нами несовершенство избранных законодателем критериев классификационного деления, публичные юридические лица вполне могут быть отнесены к некоммерческим организациям. При этом осуществление ими своей деятельности вполне может приносить прибыль, но не являться определяющей целью для данных субъектов. В условиях рыночной экономики целесообразно закрепление требования безубыточности деятельности публичных юридических

лиц, что, однако, не следует путать с требованием об извлечении прибыли. Безубыточность будет служить маркером эффективности деятельности данных юридических лиц в хозяйственной сфере, свидетельствовать об их самоокупаемости, о том, что они не являются обременительными для бюджета создавшего их публично-правового образования. Публичное юридическое лицо, в случае получения прибыли от осуществляемой им деятельности, может направлять ее как на достижение уставных целей, так и передавать прибыль в распоряжение учредителя. Представляется, что возможность использования прибыли учредителем публичного юридического лица не будет противоречить смыслу действующего законодательства и не должна расцениваться как распределение прибыли. Такая возможность исходит из особенностей правосубъектности их учредителей – публично-правовых образований, главное назначение которых в обороте достижение общественно значимых целей.

Таким образом, в рамках данной части работы были получены следующие выводы:

1. Современное состояние системы юридических лиц, а также тендернции ее развития свидетельствуют о необходимости создания новой формы опосредования имущественных интересов публично-правовых образований в гражданском обороте.

2. Анализ развития системы юридических лиц в России свидетельствует о наличии исторических предпосылок для становления теории публичных юридических лиц и формирования на ее основе правовых конструкций, специфичных для российской правовой системы.

3. Общность конструкции публичного юридического лица в различных правопорядках выражается в использовании рассматриваемого статуса для оформления правосубъектности юридических лиц, преследующих в своей деятельности, главным образом, публичные интересы.

4. Конструкция публичного юридического лица в российском законодательстве должна быть использована для опосредования имущественных интересов публично-правовых образований в гражданском обороте. Такой подход

обусловлен необходимостью унификации статуса всех существующих организационно-правовых форм юридических лиц, выполняющих функции управления государственным и муниципальным имуществом.

5. Наличие самостоятельной правосубъектности органов публичной власти обусловлено использованием в п. 3 статьи 125 ГК широкого понимания категории

«государственные органы», характерного для советского гражданского права. Применительно к публично-правовым образованиям нарушены принципы выступления в гражданском обороте коллективных субъектов, что не позволяет определить объективные критерии разграничения правосубъектности публично- правовых образований и правосубъектности их органов. Органы публичной власти должны стать правовой формой, реализации правосубъектности государства.

6. На сегодняшний день в доктрине можно выделить три подхода к категории публичного юридического лица. Первый рассматривает публичные юридические лица как классификационную группу, существующую наряду с частными юридическими лицами; второй предлагает выделить их в качестве самостоятельного типа субъектов; третий – в качестве новой организационно- правовой формы.

7. Публичное юридическое лицо должно стать новой организационно- правовой формой юридического лица, которая заменит собой существующие сегодня формы юридических лиц, опосредующих участие публично-правовых образований в гражданском обороте. Такой подход, во-первых, позволит унифицировать статус всех юридических лиц, создаваемых государством, единообразно решив вопросы о правах на имущество и ответственности рассматриваемых субъектов; во-вторых, в совокупности с отказом от самостоятельной правосубъектности органов публичной власти создаст систему участия в имущественном обороте государствоподобных субъектов, известную развитым правопорядкам; в-третьих, при введении запрета для публично- правовых образований на создание юридических лиц в иных организационно- правовых формах нивелирует использование государством нормотворческих

правомочий в гражданском обороте и остановит появление ad hoc субъектов; в-четвертых, в теоретическом плане снимет вопрос о критерии классификации – им станет организационно-правовая форма.

8. Атрибутивными признаками публичного юридического лица является специфическое для данной категории субъектов выражение признаков имущественной и организационной обособленности, самостоятельной имущественной ответственности и участия в гражданском обороте от собственного имени.

<< | >>
Источник: Рудакова Виктория Дмитриевна. Гражданско-правовой статус публичных юридических лиц. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме Признаки публичного юридического лица:

  1. 2.2. Понимание юридического лица как «целевого» или «бессубъектного» имущества. Теории «бессубъектных прав» или «целевого имущества».
  2. Возникновение и прекращение юридического лица.
  3. 1.2. Развитие идей о сущности государственного органа и юридического лица.
  4. 1.3. Национальность и личный статут как категории, характеризующие государственную принадлежность и правосубъектность юридического лица
  5. §1. Развитие учении о категории «управление делами юридического лица»
  6. §1. Личный закон и национальность юридического лица.
  7. §1. Понятие гражданской правоспособности юридического лица
  8. Параграф 1.1 История развития теоретических подходов к конструкции юридического лица
  9. § 2. Сущность юридического лица. Понятие и система признаков юридического лица по действующему российскому законодательству
  10. Юридические лица Понятие юридического лица
  11. § 1. Правовая природа, сущность, значение и признаки деловой репутации юридического лица
  12. § 1. Институт юридического лица в российском гражданском праве и в некоторых зарубежных правопорядках
  13. § 3. Сущность юридического лица как субъекта гражданского права
  14. § 3. Гражданско-правовая природа устава юридического лица
  15. § 1. Проблема понятия «орган юридического лица»
  16. § 3. Природа актов органов юридического лица и специфика корпоративной ответственности субъектов, осуществляющих их функции
  17. Национальность и личный статут как категории, характеризующие государственную принадлежность и правосубъектность юридического лица
  18. Теории, признающие реальность юридического лица. Органические или реалистические теории.
  19. 1.2 Обеспечение защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве по законодательству зарубежных стран
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -