<<
>>

§ 1.2. Развитие международно-правового регулирования космической деятельности

Активное развитие международно-правового регулирования космической деятельности началось в 50-60-ые годы ХХ в. В этот период международноправового регулирования космической деятельности были известны все ныне существующие виды космической деятельности, такие, как: связь, навигация, разведка и дистанционное зондирование Земли.

Предполагалось также, что будут проводиться научные исследования, запуски межпланетных зондов и пилотируемых полетов, создание орбитальных станций и многоразовой транспортной космической системы.

8 октября 1957 г. на VIII Астронавтическом конгрессе в Барселоне было принято решение создать Специальный комитет для «определения» соответствующих сфер юрисдикции воздушного и космического права[79]. Данное решение было обусловлено пониманием того, что проблема правового регулирования нового вида человеческой деятельности действительно существует, так как освоение космического пространства уже осуществляется. Космическая деятельность стала активно развиваться и набирать обороты в рамках гонки вооружений между СССР и США, посредством конструирования многочисленных искусственных спутников Земли, новых ракета-носителей и первых космических кораблей. За развитием технологий в данной отрасли наблюдало все мировое сообщество. В свою очередь, развитие международно-правового регулирования космической деятельности с самого начала стало происходить под эгидой ООН.

Международное космическое право и научно-технический прогресс в области космонавтики развивались одновременно. Вот почему для более глубокого понимания процесса формирования международно-правового режима космической деятельности и международного космического права в целом, необходимо рассматривать и непосредственное развитие космических технологий,

часто обуславливавших появление тех или иных норм международного космического права.

Период с 1957 г. по 2000-ые гг. считается «золотым веком» космонавтики[80]. 2 января 1959 г. СССР запускает спутник «Луна-1» на гелиоцентрическую орбиту, покинув геостационарную орбиту. С помощью данного спутника были осуществлены визуальные наблюдения и осуществлено изучение солнечных ветров. В этом же году СССР запускает автоматическую межпланетную станцию «Луна-2», ставшую первым в истории человечества космическим объектом, который достиг поверхности Луны[81]. Спустя чуть более, чем полгода - 7 октября 1957 г. - СССР запускает космический зонд «Луна-3», который впервые делает снимки обратной стороны Луны, кардинально отличающейся от стороны, обращенной к Земле.

1 апреля 1960 г. запускают первый спутник наблюдения за Землей - TIROS-1[82], который мог фотографировать и передавать снимки облачного покрова Земли, предоставляя метеорологам новый мощный инструмент прогнозирования погоды. Обозначенные события в области космонавтики очередной раз напомнили международному сообществу, что пора переходить к активным действиям и разрабатывать «правила поведения» в космическом пространстве.

Именно поэтому в эти же годы в рамках ООН происходят изменения, касающиеся образования вспомогательных органов Г енеральной Ассамблеи ООН, с целью централизованного регулирования вопросов по использованию и исследованию космического пространства.

13 декабря 1958 г. Генеральная Ассамблея ООН принимает резолюцию 1348 (XIII) «Вопрос об использовании космического пространства в мирных целях», на основании которой учреждается Специальный комитет по использованию космического пространства в мирных целях для обсуждения научных и правовых аспектов использования космоса, начавший свою деятельность 6 мая 1959 г.

12 декабря 1959 г. Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 1472 (XIV) «Международное сотрудничество в области использования космического пространства в мирных целях»[83] учреждается Комитет по использованию космического пространства в мирных целях со сроком полномочий представителей государств-членов в 2 года. В этой же Резолюции закрепляется решение созвать в 1960 г. или 1961 г. под эгидой ООН международную научную конференцию заинтересованных государств-членов ООН и членов специализированных учреждений для «обмена опытом в области использования космического пространства в мирных целях»[84]. В данной резолюции также подчеркивается «необходимость изучения характера правовых проблем, которые могут возникнуть при исследовании космического пространства»[85], ведь, действительно, чтобы сформулировать какие-то правовые рамки, необходимо понять характер складывающихся отношений в определенной сфере. А в начале 1960-х гг. научноисследовательские программы в области изучения космического пространства и технологии, с помощью которых они должны были осуществляться, находились на стадии формирования.

Тем не менее, 12 апреля 1961 г. советский космонавт Юрий Гагарин отправляется в космическое пространство и становится первым человеком, побывавшим в космосе и осуществившим пилотируемый полет на орбиту Земли. Однако, помимо исследований космического пространства, государства не оставляли идею использования космоса в качестве площадки для осуществления своих военных внешнеполитических целей и задач.

25 сентября 1961 г. президент США Джон Кеннеди в своем выступлении перед Генеральной Ассамблей ООН в рамках обсуждения вопросов разоружения, сокращения вооружения и запрета на проведение ядерных испытаний, подчеркивает необходимость изучения космического пространства: «... мы настоятельно предлагаем расширить Устав Организации Объединенных Наций, до пределов изучения человеком вселенной, сохранить космическое пространство для мирного использования, запретить использовать оружие массового уничтожения в космосе или на небесных телах и открыть все тайны и преимущества космического пространства для каждой нации»[86]. В своем выступлении он также предлагал сосредоточить дальнейшие совместные усилия между всеми странами в изучении прогнозирования погоды глобальной системы спутников, связывающих весь мир по телеграфу, телефону, радио и телевидению.

В итоге 20 декабря 1961 года Генеральная Ассамблея ООН принимает новую резолюцию 1721 А и В (XVI) «Международное сотрудничество в использовании космического пространства в мирных целях», согласно которой получают свое закрепление первые два принципа международного космического права, сформулированные следующим образом:

«а) международное право, включая Устав Организации Объединенных Наций, распространяется на космическое пространство и небесные тела;

b) космическое пространство и небесные тела доступны для исследования и использования всеми государствами в соответствии с международным правом и не подлежат присвоению государствами»[87].

Этой же резолюцией Г енеральная Ассамблея ООН, обращаясь с просьбой к государствам, производящим запуск аппаратов на орбиту и дальше (то есть на тот момент только СССР и США), призвала их незамедлительно представлять Комитету по использованию космического пространства в мирных целях, через Генерального Секретаря, информацию для регистрации запусков, которая бы в дальнейшем стала общедоступной[88].

Предпринимая первые шаги в отношении формирования международноправового режима космического пространства, ООН могла наблюдать за дальнейшими успехами по международному сотрудничеству в сфере использования космического пространства. 10 июля 1962 г. впервые на околоземную орбиту запускается для трансляции радио и телевещания через Атлантику спутник Telstar-1[89], сконструированный инженерами США, Франции и Великобритании. В сентябре 1963 г. ООН впервые использует радио и телевещание для трансляции Пленарного заседания Г енеральной Ассамблеи ООН в Северную Америку, Европу и Африку с помощью спутников Relay и Syncom 2.

Спустя небольшой промежуток времени, 13 декабря 1963 г., Генеральная Ассамблея ООН принимает резолюцию 1962 (XVIII), содержавшую «Декларацию правовых принципов деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства» (далее - Декларация правовых принципов), состоящую из 9 принципов международного космического права и ставшую основой для принятия в 1967 г. Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (далее - Договор по космосу). В доктрине существует точка зрения, что после принятия обозначенной резолюции «юристы США делали попытки доказать, что для организации сотрудничества достаточно принятия резолюций Генеральной Ассамблеи ООН. Однако ни правовая доктрина, ни международный обычай не могут заменить собой международных соглашений. Принятие международно-правовых норм подразумевает определенную степень согласия между государствами. Доктрина не может отвечать этому принципу»[90].

Действительно, не разрабатывать международно-правовой режим космической деятельности в то время было нельзя, тем более что в начале 1960-х гг. уже был наработан значительный материал по правовым вопросам космического пространства, в том числе, принимая за аналог процесс

формирования и становления отдельных положений международного воздушного

91

права и международного морского права[91].

С одной стороны, существовала уже ранее упоминаемая угроза милитаризации космоса в свете противостояния СССР и США[92]. Их конфронтация отчасти и обусловила характер Договора по космосу, ряд положений которого остаются дискуссионными и толкуются по-разному[93], например, ст. IV (запрет на выведение на орбиту вокруг Земли и размещение в космическом пространстве оружия массового уничтожения; использование Луны и других небесных тел исключительно в мирных целях) - доктринальные споры ведутся по поводу демилитаризации и нейтрализации космического пространства и небесных тел, что такое военная космическая деятельность и что такое мирная космическая деятельность[94].

С другой стороны, в научных кругах юристы также продолжали активно обсуждать вопросы, касающиеся международно-правового регулирования космической деятельности. Например, такие как:

1) «вопрос о национальном суверенитете и территориальных правах в космическом пространстве[95] в связке с вопросом о всеобщем и полном разоружении;

2) правовой статус космического пространства в целом;

3) правовой статус небесных тел, правовой статус космических кораблей (т.е. космических объектов) и ответственности за ущерб, который может причинить космический аппарат одного государства другому;

4) применимость общих принципов международного права, закрепленных в Уставе ООН, к космическому пространству; вопрос о международных обычаях; применимость отдельных норм международного воздушного и морского права к некоторым аспектам космической деятельности;

5) регистрация и опознавание космических объектов; регламентация предварительного оповещения о запуске спутников и предоставление необходимой информации об этом; идентификация государственной принадлежности космических объектов и порядок их возвращения в случае приземления за пределами государственной территории;

6) распределение орбит и радиочастот с целью предупреждения столкновений и радиопомех; проблема оккупации, завладения и использования небесных тел;

7) наконец, вопросы правового регулирования сделок в космическом пространстве, наказуемость преступлений за пиратство и порядок взыскания налогов с «космических путешественников»[96].

Перечисленные проблемы нашли свое международно-правовое решение в Договоре по космосу, который был подписан 27 января 1967 г. и вступил в силу 10 октября того же года.

Несмотря на ряд разногласий на этапе его принятия и различные мнения в научном сообществе по толкованию некоторых статей, Договор по космосу считается основным из 5 существующих договоров по космосу, так как он содержит основополагающие принципы осуществления космической деятельности[97]. Он стал «уставом» в рамках отрасли международного космического права на долгие годы несмотря на то, что в настоящее время озвучиваются мнения о том, что его «положения «устарели» и «не соответствуют реалиям»»[98]. На наш взгляд, Договор по космосу должен быть унифицирован с другими международными договорами и документами «мягкого права» в единый документ, о чем будет подробно изложено в гл. 3 настоящей работы.

В 2017 г. Договору по космосу исполнилось 50 лет со дня его принятия и вступления в силу[99]. Как было отмечено ранее, в основу Договора по космосу была положена Декларация правовых принципов деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства 1963 г.

Договор по космосу состоит из преамбулы и 17 статей, охватывающие такие аспекты, как правовой статус и режим космического пространства, правовой статус космонавтов, ответственность государств за свою космическую деятельность и за возможный ущерб от этой деятельности, причиненный их космическими объектами[100].

К основным принципам, нашедшим закрепление в Договоре по космосу, относятся:

- исследование и использование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, осуществляются на благо и в интересах всех стран (ст. I);

- свобода использования и исследования космического пространства государствами на основе равенства и без дискриминации (ст. I);

- космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами (ст. II);

- деятельность по исследованию и использованию космического пространства должна осуществляться в соответствии с международным правом, включая Устав ООН, в интересах поддержания мира и безопасности (ст. III);

- недопущение размещения ядерного оружия и любых иных видов оружия массового уничтожения (ст. IV);

- Луна и другие небесные тела должны использоваться государствами- членами Договора исключительно в мирных целях (ст. IV);

- космонавтам должна оказываться любая возможная помощь (ст. V);

- государства-участники Договора несут международную ответственность (responsibility) за национальную деятельность в космическом пространстве (ст. VI);

- государства-участники, в регистр которых занесен космический объект, осуществляют юрисдикцию и контроль над таким запущенным объектом и над любым экипажем этого объекта (ст. VIII);

- проведение международных консультаций в случае потенциально вредных помех деятельности других государств-членов Договора и информирование Генерального Секретаря, который должен быть готов к ее немедленному и эффективному распространению (ст.ст. IX и XI);

- международное сотрудничество и взаимопомощь (ст. IX);

- все станции, установки, оборудование и космические корабли на Луне и на других небесных телах открыты для представителей других государств-участников настоящего Договора на основе взаимности (ст. XII).

Депозитариями Договора по космосу выступили Россия, Великобритания и США. По состоянию на 01 января 2018 года 107 государств ратифицировали договор и 23 государства его подписали. Участниками договора могут быть только государства[101].

Однако на этом не завершается ни процесс развития космической деятельности, ни становления международно-правового режима космического пространства. После принятия Договора по космосу были приняты другие, не менее важные международные договоры, раскрывающие его отдельные положения, обусловленные накапливающейся практикой в области космической деятельности по результатам активного использования космического пространства в различных целях.

22 апреля 1968 г. государства подписывают Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство 1968 г. (далее - Соглашение о спасании), которое вступило в силу 3 декабря 1968 г. Проект Соглашения о спасании разрабатывался параллельно с проектом Договора по космосу, главной его целью было обеспечить со стороны США и СССР контроль по расследованию возможных катастроф, в которые могли быть вовлечены космонавты, наиболее гуманными способами, и таким образом раскрыть процедуру оказания помощи космонавтам, установленную в соответствии со ст. V Договора по космосу, которая должна читаться в совокупности со ст. VIII этого Договора[102]. В данной статье говорится, что «государство - участник Договора, в регистр которого занесен объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль над таким объектом и над любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле»[103].

Соглашение о спасании состоит из преамбулы и 10 статей, в которых раскрывается и расширяется круг обязательств государств-членов по оказанию помощи космонавтам в случае аварии их корабля, бедствия или иной аварии путем уточнения необходимых действий со стороны государств в обозначенных случаях, а именно обязательство информировать власти, осуществившие запуск, и Генерального Секретаря ООН для распространения данной информации среди мирового сообщества[104]. Также в нем содержится перечень практических мер, направленных на спасание и оказание помощи экипажу[105]. Примечательно отметить, что ст. 2 Соглашения о спасании похожа по своему содержанию со ст. 25 Конвенции о международной гражданской авиации, что свидетельствует о ранее упоминаемом использовании норм международного воздушного права для разработки норм в области международного космического права. В ст. 2 Соглашения о спасании говорится о возможности привлекать к поисковоспасательным операциям государство, осуществившее запуск, с разрешения государства, на территории которого произошла авария, бедствие, вынужденная или непреднамеренная посадка экипажа космического корабля.

Напомним, что СССР в связи с инцидентом крушения над канадской территорией спутника Космос-954[106] основывал свою позицию на ч. 2 ст. 5 Соглашения о спасании, однако, Канада отказалась разрешить СССР участвовать в спасательных операциях для уменьшения причиненного экологического ущерба.

В Соглашении о спасании несколько раз упоминается обязанность государств- членов информировать Генерального Секретаря ООН и власти, осуществившие запуск (ст.ст. 2, 3 и 5)[107]. Также среди обязательств государств-участников Соглашения необходимо отметить возмещение расходов, понесенных государством, которое оказало помощь экипажу космического корабля, властями, осуществившими запуск (ч. 5 ст. 5)[108]; уведомление по желанию ответственные власти за запуск об опасности или вреде, который несет спасаемый или обнаруженный космический объект (ч. 4 ст. 5)[109]; возвращение космических объектов или их частей властям, осуществившим запуск, по их просьбе (ч. 3 ст.5)[110].

В ст. 6 Соглашения о спасании содержится определение «властей, осуществивших запуск», которое «относится к государству, ответственному за запуск, или, когда международная межправительственная организация ответственна за запуск [...]»ш. Понятие «запускающее государство», которое содержится в Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами и в Конвенции о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, отсутствует.

Депозитариями Соглашения о спасании выступили Россия, Великобритания и США. По состоянию на 1 января 2018 г. 96 государств ратифицировали договор, 23 государства его подписали и 2 международные организации сделали заявление о принятии прав и обязанностей по Соглашению[111] [112].

14 августа 1968 г. открылась международная конференция по использованию космического пространства в мирных целях (ЮНИСПЕЙС-1), направленная на повышение осведомленности об огромном потенциале космических выгод для человечества.

16 января 1969 г. происходит первая стыковка двух пилотируемых космических кораблей СССР «Союз 4» и «Союз 5». Была образована «первая в мире космическая станция» и первый переход экипажа из одного космического корабля в другой.

21 июля 1969 г. члены экипажа «Аполлон-11» американские астронавты Н. Армстронг и Э. Олдрин становятся первыми людьми, ступившими на Луну.

7 января 1970 г. вводится должность эксперта ООН по применению космической техники, в рамках Управления по вопросам космического пространства, а в 1971 г. создается Программа ООН по применению космической техники для оказания технической помощи развивающимся странам, в частности, для поддержки их национальных усилий по развитию космической деятельности.

17 ноября 1970 г. советский роботизированный посадочный аппарат «Луна- 17» доставил «Луноход 1» на Луну. Луноход был первым роботом с дистанционным управлением, который свободно перемещался по поверхности небесного тела за пределами Земли. 15 декабря 1970 г. получены первые данные с Венеры с помощью автоматической межпланетной станции «Венера 7».

19 апреля 1971 г. СССР запущена первая космическая станция «Салют 1», которая проработала до 29 июня. 3 марта 1972 г. исследовательская беспилотная космическая станция «Пионер 10» достигла планеты Юпитер.

29 марта 1972 г. государства подписывают Конвенцию о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, вступившую в силу 1 сентября того же года (далее - Конвенция об ответственности).

Принятие Конвенции об ответственности было обусловлено одной из обозначенных еще в 1958 г. в рамках Комитета ООН по космосу правовых проблем, требующих первостепенного решения[113]. Данная проблема была сформулирована как «ответственность за вред или ущерб, причиненный космическими аппаратами». Однако активная работа по обсуждению проектов предполагаемой конвенции, представленных еще в 1962-1964 гг., началась только в 1967 г., после принятия Договора по космосу[114].

Также определенную угрозу составлял рост запусков космических объектов, которые были как удачными, так и неудачными, на основании чего подтверждался возросший риск причинения ущерба космическими объектами как на Земле, так и в воздушном и космическом пространствах.

В доктрине приводятся следующие примеры падения космических объектов:

- падение 30 ноября 1960 г. остатков американской ракеты на территорию Кубы в районе города Ольгин;

- падение в конце февраля 1962 г. метрового обгоревшего металлического обломка от ракеты «Атлас-109» в Капской провинции Южной Африки неподалеку от города Аливан-Норта[115];

- причинение вреда обломками советского космического объекта 5 японским морякам на грузовом судне, находящимся неподалеку от материковой Сибири[116];

- «казус спутник Космос-954»[117] и др.

Необходимо отметить, что казус спутник Космос-954 является единственным случаем, на основании которого Канадой была применена ст. X Конвенции об ответственности, закрепляющая возможность предъявить претензию о компенсации за ущерб, причиненный запускающим государством[118].

В основу Конвенции об ответственности были положены проекты Венгрии, США, Индии, Бельгии и Италии. Договор состоит из преамбулы и 28 статей. В Конвенции были раскрыты положения ст.ст. VI и VII Договора по космосу, а именно responsibility[119] и liability.

Отличительными чертами Конвенции об ответственности от

предшествующих международных договоров стало введение статьи, содержащей терминологический аппарат, в котором были даны определения ущерба, запуска, запускающего государства и космического объекта[120]. Статьи II и III Конвенции конкретизируют положения статьи VII Договора по космосу, устанавливающую международную ответственность за ущерб, причинённый космическим объектом на земле, в воздухе и космическом пространстве.

Статьи IV-XXVIII Конвенции об ответственности затрагивают такие вопросы, как: ответственности перед третьим государством; солидарная ответственность; случаи освобождения от ответственности; случаи неприменения данной конвенции; порядок предъявления претензии и определения компенсации за причиненный ущерб; процесс создания и рассмотрения претензий в Комиссии по рассмотрению претензий; случаи возможности безотлагательного предоставления помощи пострадавшему государству, в связи с большими масштабами причиненного ущерба; применение положений Конвенции об ответственности к международным межправительственным организациям, а также заключительные положения, в том числе возможность пересмотра Конвенции через 5 лет (в любое время после вступления Конвенции в силу по просьбе 1/3 государств-участников и с согласия большинства государств-участников) и через 10 лет в обязательном порядке путем включения данного вопроса в предварительную повестку дня Г енеральной Ассамблеи ООН.

Депозитариями Конвенции об ответственности выступили Россия, Великобритания и США. По состоянию на 1 января 2018 г. 95 государств ратифицировали конвенцию, 19 государств подписали и 3 международные организации сделали заявление о принятии прав и обязанностей по настоящей конвенции[121].

30 мая 1974 г. Индия совместно с США запускают Первый спутниковый проект по дистанционному обучению «Спутниковый учебный телевизионный эксперимент» (ATS-6), в результате чего человечество получает первый в мире «образовательный» спутник и первый в мире экспериментальный спутник по дистанционному зондированию Земли.

Частые запуски спутников и отсутствие их регистрации, в связи с тем, что положения резолюции 1721 А и В (XVI) «Международное сотрудничество в использовании космического пространства в мирных целях» носили добровольный характер, заставили государства в скором времени задуматься о необходимости подготовки проекта универсального договора. Такой договор должен был регулировать вопросы предоставления информации о запускаемых космических объектах и их маркировки для возможности идентификации объекта. Главными целями такого договора должны были стать безопасность, управление космическим движением и подтверждение использования и исследования космического пространства в мирных целях .

14 января 1975 г. государства после нескольких лет работы над проектом подписывают Конвенцию о регистрации космических объектов, запускаемых в космическое пространство (далее - Конвенция о регистрации), вступившую в силу 15 сентября 1976 г. Конвенция о регистрации стала четвертым международным договором, регулирующим отдельные аспекты в области международного космического права и детализирующая ст. VIII Договора по космосу. Конвенция о регистрации состоит из преамбулы и 12 статей.

Одной из главных целей данной конвенции стала обозначенная в преамбуле убежденность в том, что «обязательная система регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, будет, в частности, способствовать их идентификации и содействовать применению и развитию международного права, регулирующего исследование и использование космического пространства», в связи с чем в Конвенции было обозначено занесение данных о запускаемых в космическое пространство объектах в национальный регистр и централизованный реестр на базе ООН, ведущийся Г енеральным Секретарем ООН.

В настоящее время на официальном сайте Комитета ООН по космосу есть специальная вкладка под названием «Space Object Register», нажав на которую, можно найти информацию о материалах по регистрации космических объектов, переданных в Управление ООН по вопросам космического пространства, ответственное за ведение объединенного реестра космических объектов[122] [123]; о национальных регистрах государств-членов Комитета ООН по космосу и государств-участников Конвенции о регистрации[124]; а также посмотреть онлайн индекс запущенных в космическое пространство объектов[125] и другие полезные материалы, например, форму предоставления информации о регистрации космических объектов[126], постоянные места для запуска космических объектов (космодромы)[127] или Руководство по регистрации космических объектов и управлению частотами для малых и очень малых спутников[128].

В Конвенции о регистрации ст. I посвящена терминологическому аппарату. Другие статьи настоящей конвенции посвящены необходимости ведения национального регистра (ст. II) и реестра Г енерального Секретаря (ст. III), а также перечню информации, которую необходимо заносить в них (ст.ст. IV-V); обязательствам государств, «располагающих средствами наблюдения за космическими объектами и их сопровождения, отвечать в максимально возможной степени на поступающую от государства-участника или представленную от его имени через Генерального секретаря просьбу о помощи в идентификации объекта в случае причинения им ущерба или его опасного, или вредоносного характера» (ст. VI); распространению действия положений настоящей конвенции на международные межправительственные организации (ст. VII), а также обязательству государств-членов внести через 10 лет после вступления в силу Конвенции о регистрации в предварительную повестку дня Генеральной Ассамблеи ООН её пересмотр (ст. VIII-XII).

Депозитарием Конвенции о регистрации выступил Генеральный Секретарь ООН. По состоянию на 23 января 2018 г. 67 государств ратифицировали Конвенцию, 3 государства подписали и 3 международные организации сделали заявление о принятии прав и обязанностей по Конвенции[129].

15 июля 1975 г. космический корабль «Союз» и «Аполлон» осуществили стыковку, объединив США и СССР на время проведения 9-дневной миссии.

20 июля 1976 г. космический зонд Викинг-1 приземляется на Марс и отправляет первые снимки с поверхности красной планеты. 22 февраля 1978 г. запущен первый спутник Navstar-1 в рамках программы развития глобальной системы определения местоположения (GPS)[130].

Активная деятельность государств по исследованию Луны обусловила разработку еще одного универсального международного договора, который стал заключительным обязательным договором по вопросам использования и исследования космического пространства.

18 декабря 1979 г. государства подписывают Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах (далее - Соглашение о Луне), которое вступает в силу 11 июля 1984 г., на тридцать первый день после сдачи пятой ратификационной грамоты. Стоит отметить, что ряд исторических моментов определили характер обозначенного международного договора. Во-первых, Соглашение о Луне разрабатывалось в период проведения Третьей Конференции ООН по международному морскому праву, на которой обсуждались вопросы, получившие свое закрепление и в Соглашении, например, концепция наследия всего человечества[131]. Во-вторых, сотрудничество между СССР и США в области контроля над вооружениями на тот период времени активизировалось, учитывая схожие интересы обеих стран в отношении возможности использовать космическое пространство для спутниковой связи, космической разведки и военных целей[132].

Соглашение о Луне состоит из 21 статьи, ратифицировано всего лишь 18 государствами[133] и подписано 4[134]. Настоящее соглашение в связи с противоречиями по некоторым его положениям между США и СССР не было ни подписано, ни ратифицировано ими. В свою очередь, разработка Соглашения о Луне была обусловлена начавшимися и проведенными лунными миссиями со стороны обозначенных государств, в том или ином объеме.

В преамбуле Соглашения отмечается особый статус Луны: её важная роль для исследования космоса, будучи естественным спутником Земли; недопущение её превращения в район международных конфликтов; выгоды, которые могут быть получены от разработки её природных ресурсов [и других небесных тел][135].

В Соглашении о Луне говорится о рамках применимости этого документа к Луне и другим небесным телам, за исключением внеземных материалов, достигнувших Землю естественным образом, об осуществлении деятельности на Луне в соответствии с международным правом, об её использовании исключительно в мирных целях, запрещая угрозу силой или её применение, размещение на ней ядерного оружия или иного оружия массового уничтожения (ст.1-3). В ст. 4 закрепляется одно из важнейших положений о том, что «исследование и использование Луны является достоянием всего человечества и осуществляется на благо и в интересах всех стран, независимо от степени их экономического или научного развития».

В других статьях закрепляется международный режим Луны и обязательство государств-участников информировать мировое сообщество и Генерального Секретаря ООН о проводимой или планируемой деятельности на Луне (ст.5), свобода научных исследований на Луне (ст.6), запрет на нарушение сформировавшегося равновесия среды Луны (ст.7).

Кроме того, затрагиваются такие вопросы, как: пределы осуществления деятельности по использованию и исследованию Луны, а также возможный круг незапрещенных действий (ст.ст. 8-9), охрана здоровья лиц, находящихся на Луне (ст.10), правовой статус Луны (ст.11). Стоит отметить, что ч.5 ст. 11, закрепляющая обязательство «установить международный режим для эксплуатации природных ресурсов Луны», стала причиной разногласий между США и СССР. США хотели начать эксплуатацию Луны до установления такого режима, а СССР - после.

Оставшиеся статьи устанавливают юрисдикцию и контроль над персоналом, космическими аппаратами, оборудованием, установками, станциями и сооружениями на Луне государств-участников Соглашения (ст.12), обязательство проинформировать Генерального Секретаря ООН и государство, осуществившее запуск космического объекта, с которым произошла аварийная, вынужденная или иная непреднамеренная посадка (ст.13), ответственность за национальную деятельность на Луне и необходимость в дальнейшем принятия специального соглашения об ответственности за ущерб (ст.14), а также закрепляют свободу доступа ко всем космическим аппаратам, оборудованию, установкам, станциям и сооружениям на Луне (ст.15) и распространяют действия Соглашения на международные межправительственные организации (ст.16). Возможный пересмотр Соглашения о Луне через 10 лет после вступления его в силу предусмотрен ст. 18.

Сегодня Соглашение о Луне так и не получило должного внимания со стороны государств, занимающихся космической деятельностью, что, к сожалению, обусловлено, объективными причинами по отсутствию единого мнения международного сообщества о международно-правовом режиме Луны и других небесных тел, который еще предстоит разработать. Тем не менее, после 2020 г. государства намерены осуществлять космические программы по освоению Луны, Марса и других небесных тел[136].

Возвращаясь к вопросу становления международного космического права, необходимо отметить, что после 1979 г. в рамках Комитета ООН по космосу больше не разрабатывалось ни одного проекта международного договора. При этом космическая деятельность продолжала развиваться. 12 апреля 1981 г. состоялся запуск первого многоразового космического корабля «Space Shuttle Columbia»[137], а 29 июня 1982 г. запущен первый поисково-спасательный спутник «КОСПАС- САРСАТ», совместный проект СССР, США, Канады и Франции[138]. Расширяющееся количество участников космической деятельности обусловило необходимость проведения с 9 по 21 августа 1982 г. второй Конференции по использованию и исследованию космического пространства в мирных целях (ЮНИСПЕЙС-82). Главной ее целью было укрепление Программы ООН по применению космической техники, расширяющей возможности развивающихся стран для участия в учебных мероприятиях в области космической науки и техники; возможностей коренных народов в использовании космических технологий, а также наращивание потенциала в области реализации международных программ сотрудничества в данной области. В 1986 г. СССР выводит на орбиту первую научную станцию - «Мир»[139].

До начала 2000-х гг. также происходит целый ряд знаменательных событий в области космической науки и техники, среди которых следует отметить следующие.

Период с 1 по 31 января 1992 г. в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 44/46 объявлен Международным годом космоса для повышения осведомленности об использовании космического пространства для устойчивого развития на Земле и содействия международному сотрудничеству в использовании космического пространства в мирных целях.

20 ноября 1998 г. запущен первый сегмент Международной космической станции (далее - МКС)[140] - «Заря».

С 19 по 30 июля 1999 г. под эгидой ООН проводится третья Конференция по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях (ЮНИСПЕЙС-III), в первоочередные задачи которой входило обсуждение вопросов по защите окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов. 31 октября 2000 г. на МКС отправляется первый экипаж и т.д.

Тем не менее, главным достижением сотрудничества мирового сообщества в указанный период является принятие основных 5 договоров по космосу.

Столь значительный исторический обзор в области научно-технического развития космической деятельности был приведен нами не случайно и направлен на отражение процесса становления космической деятельности и параллельно идущий, периодами опережающий, процесс формирования и развития международного космического права. Международное сообщество не могло заранее предусмотреть, какие результаты ждать от использования и исследования космического пространства и какие возможности появятся у человечества через несколько десятилетий. Данная тенденция четко прослеживается при рассмотрении доктрины международного космического права, содержания положений основных договоров по космосу и малочисленной практике государств по их применению.

Однако в настоящее время ряд вопросов так и остались нерешенными и до сих пор обсуждаются как в Комитете ООН по космосу, так и в доктрине международного космического права, например, использование ресурсов небесных тел, правовой статус космических туристов, делимитация космического и воздушного пространств, значение правового обычая[141] и т.д. В данной ситуации уместно привести цитату Г.А. Осницкой, которая отмечала, что «юристы...ссылаются на то, что человечество не располагает достаточными научными познаниями о природе космического пространства, которые позволили бы сформулировать юридические принципы для применения их в отношениях между государствами. И поскольку трудно предусмотреть все последствия, которые могут иметь в будущем правовые нормы, выработанные сегодня, возможно, что некоторые из них окажутся неприемлемыми, в особенности с точки зрения национальной безопасности»[142]. При этом обоснованным выглядит вывод о том, что, разработанные и принятые универсальные договоры в области международного космического права содержат значительную долю положений, не применяемых на практике[143], не работающих или уже не отвечающих требованиям современного состояния развития космонавтики и интересам участников космической деятельности, вследствие чего государства стремятся, по их мнению, заполнять существующие недостатки путем принятия национального законодательства в области космической деятельности, отвечающего национальным интересам, которые порой противоречат положениям основополагающих договоров по космосу.

Соглашение о Луне не получило широкой поддержки государств. Особо примечательным является тот факт, что ни одна мировая космическая держава к этому соглашению не присоединилась, поэтому Комитет ООН по космосу предложил государствам иной путь: разрабатывать проекты документов, утвержденных резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН и не имеющих обязательной юридической силы - так называемые документы «мягкого права».

С 1982 г. по 2000-ые гг. международное сообщество под эгидой ООН приняло документы «мягкого права» со следующими названиями[144]:

1) Принципы использования государствами искусственных спутников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания 1982 г.[145], которые состоят из 15 принципов.

2) Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космического пространства 1986 г.[146], состоящие из 15 принципов.

3) Принципы, касающиеся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве 1992 г.[147] Один из наиболее важных документов в области обеспечения устойчивости космической деятельности с точки зрения её безопасности, беря во внимание, что в самой преамбуле документа сказано о том, что «ядерные источники энергии особенно удобны или даже незаменимы для выполнения некоторых полётов в космическое пространство в силу своей компактности, длительного срока службы и других качеств». Документ состоит из 11 принципов.

4) Декларация о международном сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства на благо и в интересах всех государств, с особым учетом потребностей развивающихся стран 1996 г.[148], состоящая из 8 частей, была принята в развитие положения Договора по космосу о необходимости международного сотрудничества государств в области исследования и использования космического пространства независимо от уровня экономического и степени научного развития.

Исходя из названий вышеуказанных принципов, за исключением положений Декларации, можно сделать вывод о том, что они регулируют основные прикладные виды космической деятельности (непосредственное телевизионное вещание и дистанционное зондирование Земли), а также использование ядерных источников энергии - сложного научно-технического аспекта, опасного для человека и космической среды, но в то же время неотъемлемого при осуществлении космической деятельности.

В начале XXI в. сложившаяся в Комитете ООН по космосу тенденция по разработке документов-рекомендаций и их принятию в виде резолюций Генеральной Ассамблеи ООН продолжилась. Возможно, для того, чтобы международное сообщество пришло к волевому решению принять новый универсальный международный договор, необходимо, чтобы прошло значительное количество времени. Ведь, например, с начала осуществления морской деятельности до принятия четырех Женевских конвенций по морскому праву и одного факультативного протокола 1958 г., а также принятия и вступления в силу Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. прошло несколько тысячелетий. Долгое время международное морское право было представлено лишь обычными нормами права.

Однако, на наш взгляд, перемены, выраженные в форме принятия документов рекомендательного характера, связаны с невозможностью согласования воли государств-членов Комитета ООН по космосу. С 1962 г. и по сей день для согласования проектов договоров в Комитете ООН по космосу не проводится голосования - необходимо достижение консенсуса[149], для которого требуется единое политическое видение обсуждаемых вопросов. Как писал Г.П. Жуков: «Консенсусное решение проблем, возникающих при формулировании международных космических соглашений и деклараций, способствовало превращению ООН в общепризнанный центр разработки международного космического права»[150].

Сравнивая международную политику на заре эры космической деятельности и международного космического права и в настоящее время, мы пришли к выводу о том, что, к сожалению, сейчас политика негативно влияет на нормотворческие процессы. Таким образом, Комитет ООН по космосу во избежание несогласованности, обезопасил себя применением метода консенсуса, и, в связи с нестабильной политической обстановкой, прекратил разработку проектов международных договоров в дальнейшем на долгие годы. Тогда как в настоящее время в повестке дня всего человечества остро стоят такие вопросы, как обеспечение долгосрочности, эффективности и безопасности космической деятельности. Реализовывать обозначенные направления необходимо, на наш взгляд, в том числе путем пересмотра договоров по космосу, несмотря на существование различных точек зрения в науке международного космического права о такой необходимости. Например, В.С. Верещетин считает, что «Процесс согласования и дальнейшего уточнения различных терминов, понятий и положений Договора по космосу и других соглашений по космическому праву может быть осуществлен другими средствами, о чем свидетельствует например работа UNCOPUOS, завершившаяся принятием Генеральной Ассамблеей ООН резолюции о применении понятия «запускающее государство»[151].

Действительно, в связи с тем, что ни один из трёх международных договоров, для которых была возможность внесения изменений через 5-10 лет после их вступления в силу, не был пересмотрен[152], в 2000-ых гг. были приняты резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, направленные на разрешение существующих и до сих пор нерешенных до конца проблем в области международного космического права[153], о чем свидетельствуют их названия:

1) На тридцать девятой сессии Юридическим подкомитетом была принята Резолюция 55/122 от 8 декабря 2000 г.[154], в пункте 4 которой затрагиваются вопросы использования геостационарной орбиты - естественного природного ресурса, расположенного в космическом пространстве.

2) 10 декабря 2004 г. была принята Резолюция 59/115 «О применении концепции «запускающее государство»[155], определение которого было закреплено в Конвенции об ответственности и Конвенции о регистрации. Обозначенные международные договоры должны были быть пересмотрены, но вместо этого появилась выше обозначенная резолюция.

3) 17 декабря 2007 г. была принята Резолюция 62/101 «О рекомендации по совершенствованию практики регистрации космических объектов государствами и международными межправительственными организациями»[156] для освещения неурегулированных Конвенций о регистрации вопросов.

4) 11 декабря 2013 г. была принята Резолюция 68/74 «Рекомендации по национальному законодательству, имеющему отношение к исследованию и использованию космического пространства в мирных целях»[157]. Данная резолюция была принята в развитие двух ранее указанных резолюций, не является согласно своей преамбуле толкованием договоров по космосу и не представляет собой какие-либо предложения о внесении поправок к ним[158].

Несомненно, обозначенные документы «мягкого права» заслуживают особого внимания, учитывая важность рассматриваемых в них вопросов: дистанционное зондирование Земли, приносящее блага в народном хозяйстве и угрожающее с точки зрения безопасности для зондируемого государства; ядерные источники энергии, применяемые в спутниках двойного назначения и для осуществления полетов в дальний космос; международно-правовой режим геостационарной орбиты - уникальной и единственной доступной для человека по своим естественным свойствам орбите по сравнению с другими видами орбит; содержание концепции «запускающее государство» и регистрация космических объектов. Вышеперечисленные категории являются основополагающими в международном космическом праве, они обеспечивают долгосрочность космической деятельности, но при этом все решения, содержащиеся по перечисленным вопросам в вышеуказанных документах, носят рекомендательный характер.

<< | >>
Источник: Черных Ирина Алексеевна. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ УСТОЙЧИВОСТИ КОСМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1.2. Развитие международно-правового регулирования космической деятельности:

  1. § 1. Понятие международно-правового регулирования труда
  2. 1.2. Источники правового регулирования туристской деятельности.
  3. § 1. История развития международно-правовой защиты интересов и прав ребенка
  4. 1.2. Понятие международно-правового регулирования и механизма международно-правового регулирования
  5. 1.3. Становление и развитие международно-правового регулирования международной торговли услугами
  6. 1.4. Метод унификации в механизме международно- правового регулирования международной торговли услугами
  7. 3.1. Участие России в международно-правовом регулировании международной торговли услугами на глобальном (универсальном уровне): проблемы и перспективы
  8. §1. Понятие трудовой миграции, ее сущность и содержание предмета международно-правового регулирования
  9. 1.3. Эволюция международно-правового регулирования информационных отношений с точки зрения обеспечения информационной безопасности.
  10. Глава II. Международно-правовое регулирование деятельности командиров, юридических советников, медицинского персонала и духовенства в условиях современных вооруженных конфликтов
  11. 5. Международное правовое регулирование биржевого срочного рынка
  12. Эволюция международно-правового регулирования информационных отношений с точки зрения обеспечения информационной безопасности.
  13. 3.1. Механизмы международно-правового регулирования в сфере обеспечения информационной безопасности.
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -