<<
>>

§ 2.1. Проблемы регулирования прикладных видов космической деятельности и сертификации ядерных источников энергии космических объектов

В соответствии с проектом Руководящих принципов обеспечения долгосрочной устойчивости космической деятельности, «долгосрочная устойчивость космической деятельности определяется как способность поддерживать осуществление космической деятельности в дальнейшем до бесконечности таким образом, чтобы обеспечивать достижение целей справедливого доступа к выгодам от исследования и использования космического пространства [только] в мирных целях, чтобы удовлетворять потребности нынешних поколений, сохраняя при этом космическую среду для будущих поколений»[263].

Для осуществления указанной ранее цели по устойчивости и безопасности космической деятельности, по мнению некоторых ученых[264], необходимо рассматривать 1) деятельность Рабочей группы по устойчивости космической деятельности Научно-технического подкомитета; 2) проект Международного кодекса поведения в космическом пространстве и 3) работу Г руппы по выработке мер транспарентности и укрепления доверия в космической деятельности, как основополагающие аспекты устойчивости. Но, на наш взгляд, чтобы космическая деятельность была устойчивой, необходимо её эффективное осуществление. Вот почему необходимо рассматривать прикладные виды космической деятельности и существующие пробелы и проблемы в их международно-правовом регулировании.

Для регулирования таких видов деятельности, как: непосредственное телевизионное вещание и дистанционное зондирование Земли Комитетом ООН по космосу были разработаны проекты принципов, утвержденные резолюциями Г енеральной Ассамблеи ООН, а именно:

- Принципы использования государствами искусственных спутников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания 1982 г.[265] (далее - Принципы непосредственного телевизионного вещания);

- Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космического пространства 1986 г.[266] (далее - Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли).

Кроме того, были разработаны Принципы, касающиеся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве 1992 г.[267] (далее - Принципы использования ядерных источников энергии).

Вопрос об использовании искусственных спутников Земли для непосредственного телевизионного вещания был рассмотрен на Генеральной Ассамблее ООН ещё в 1961 г. Признав ожидаемые в будущем выгоды от использования спутниковой связи, государства также выразили обеспокоенность относительно возможного злоупотребления появившейся в то время новой технологией[268]. На этапе разработки проекта Договора по космосу, осуществлялись попытки включить положения, направленные на регулирование телевизионного вещания. Однако это предложение было удовлетворено лишь включением ссылки в преамбулу Договора по космосу на резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН 110 (II) от 3 ноября 1947 г. о запрете пропаганды[269]. В итоге вопрос о регулировании телевещания был включен в повестку дня Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях (далее - Комитет по космосу) в 1966 г. под названием «Возможные последствия от использования спутниковой связи»[270].

Одной из проблем, связанной с непосредственным телевизионным вещанием, было соотношение контроля за ним и предоставление свободы его нормативноправового регулирования в рамках национального законодательства. С технической точки зрения, в процессе непосредственного телевизионного вещания, как видно на различных ресурсах сети Интернет спутникового вещания, зона покрытия спутником определенного района не совпадает полностью с границами конкретного государства. Здесь возникают проблемы и недовольства со стороны других государств. Даже если организация телевещания не намерена транслировать свои сигналы на территорию другого государства, сигнал все равно распространяется на эту территорию, передавая радио или видео вещание, что вызывает политические разногласия между государствами. Особенно актуальным это было в период обострения отношений СССР и США во время существования так называемого железного занавеса.

По итогам обсуждения вышеуказанных и других вопросов в 1982 г. были приняты Принципы непосредственного телевизионного вещания, состоящие из 15 пунктов[271].

Необходимо отметить, что в п. 4 Принципов непосредственного телевизионного вещания закреплено, что «деятельность в области непосредственного телевизионного вещания с помощью спутников должна осуществляться в соответствии с международным правом, ... применимые положения Международной конвенции электросвязи и её Регламента радиосвязи...»[272]. Непосредственное телевизионное вещание представляет собой комплекс технических, правовых, политических и культурных вопросов, которыми занимается не только Комитет ООН по космосу, но и такие специализированные учреждения ООН, как ЮНЕСКО, МСЭ и ВТО в части торговли телекоммуникационными услугами[273].

Принципы непосредственного телевизионного вещания не были приняты посредством консенсуса, а большинством голосов. Указанное несогласие уходит своими корнями в период процесса деколонизации, когда развивающиеся страны стали освобождаться от колониальной зависимости и приобретать

государственный суверенитет. Освободившиеся страны, расширяя понятие государственного суверенитета, стали навязывать свои интересы посредством использования новых технологий в коммуникационной сфере. В частности, был введен новый международный информационный порядок, который должен был защитить развивающиеся страны от поступления неугодной для них информации. Считается, что на основании этого до сих пор остается нерешенным главный спорный вопрос: несовместимость государственного суверенитета и свободы информации.

В соответствии с положениями Принципов непосредственного

телевизионного вещания государство, намеренное создать или санкционировать создание службы непосредственного телевизионного вещания с помощью спутников, «уведомляет о таком намерении государство или государства, которые предполагаются в качестве принимающих передачи, и незамедлительно вступает в консультации с любым из этих государств по его просьбе»[274]. При этом такая служба непосредственного телевизионного вещания создается только после выполнения соответствующих положений документации МСЭ[275].

Регламент радиосвязи МСЭ, в свою очередь, закрепляет обязанность для государств минимизировать количество и интенсивность сигналов над территорией других государств до достижения специального соглашения по вопросу осуществления спутникового вещания над его территорией. Это положение было обусловлено необходимостью предотвратить наложение частот и создание помех при осуществлении связи на территории этого государства, однако оно не решило вопрос о возможности запрета непосредственного телевизионного вещания, если оно такие помехи не создает, поэтому вопрос о праве осуществления непосредственного телевизионного вещания при помощи спутников других государств до конца не решен и решается государствами по дипломатическим каналам[276].

Предотвращение вредных помех при телевещании регламентируется ст. 15 Регламента радиосвязи. Часть 15.21 Регламента устанавливает, что «Если у администрации есть информация о нарушении Устава, Конвенции или Регламента радиосвязи (в частности, ст. 45 Устава и ст. 15.1 Регламента радиосвязи), совершенных на территории под её юрисдикцией, то администрация должна установить факты и предпринять необходимые действия»[277]. Данное правило должно минимизировать случаи причинения помех сигналам связи.

После принятия Конвенции и Устава МСЭ возникла еще одна проблема, связанная с определением статуса геостационарной орбиты и распределением радиочастотных спектров. При организации и осуществлении непосредственного телевизионного вещания используются спутники, размещаемые на различных видах орбит и использующие различные радиочастотные спектры. Поскольку данная процедура предусматривает право на присвоение на первоприбывшей основе - first come first serve, возникает вопрос равного доступа к геостационарной орбите и радиочастотному спектру. Решение, касающееся спутников, использующих геостационарную орбиту, было найдено на Мировой административной радиоконференции 1988 г. в Женеве[278]. Одной из задач Конференции было составить Фидерный план[279] связи для радиовещательной спутниковой службы как итогового документа в области планирования непосредственного телевизионного вещания.

В настоящее время остается нерешенной главная проблема - контроль за содержанием распространяемой с помощью спутников информации. С одной стороны, международные отношения, складывающиеся по поводу использования спутников непосредственного вещания, изменились. Провайдеры спутниковой связи в своем большинстве представлены частными лицами, как на мировом, так и региональном уровнях. В то же время расширилась и изменилась с технологической стороны сфера спутниковой связи: появилась интернет-связь, спутниковое телевидение, интернет-телевидение[280].

В настоящее время появились новые международные организации, чья деятельность полностью сосредоточилась на непосредственном телевизионном вещании. В рамках Комитета ООН по космосу не инициируется вопрос о внесении изменений в Принципы непосредственного телевизионного вещания. В доктрине международного права часто озвучивается идея о незначительной роли этих Принципов для дальнейшего развития международного космического права.

Дистанционное зондирование Земли из космоса является крайне важным прикладным видом космической деятельности, применяемом во многих областях жизнедеятельности человечества, таких как: сельское хозяйство, метеорологи, изучение природных ресурсов Земли и др. Вопрос о регулировании данного прикладного вида космической деятельности также возник на ранних этапах развития международного космического права - в 1972 г. Необходимость выработать международно-правовой режим для дистанционного зондирования Земли возникла в связи с запуском США в том же году первого спутника серии Landsat. Такие спутники на протяжении более 40 лет обеспечивают самую длинную временную запись мультиспектральных данных поверхности Земли на глобальной основе. Снимки, полученные с помощью данных спутников, используются в области сельского хозяйства, геологии, лесного хозяйства, регионального планирования, образования, картографии и глобальных исследований изменений, а также они неоценимы для аварийного реагирования и оказания помощи при бедствиях[281]. По состоянию на 2 декабря 2017 г. было сделано более 71 миллиона снимков, полученных с помощью спутников Landsat[282].

В 1970-х гг. государства-члены Комитета ООН по космосу включили в повестку дня вопрос о международно-правовом регулировании спутников дистанционного зондирования Земли. В процессе работы над проектом документа государствами-членами Комитета ООН по космосу предлагались различные варианты форм будущего акта. Рассматривались как проекты договоров (инициативы Бразилии и Аргентины), так и принципов - документов «мягкого права» (инициативы Франции, СССР)[283]. В итоге была поддержана идея по разработке проекта принципов, принятых в Комитете ООН по космосу в 1986 г. на основе консенсуса, а в Г енеральной Ассамблее ООН - без проведения голосования.

Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли, состоят из 15 положений, затрагивающих такие вопросы, как:

- дистанционное зондирование, его цели, применимое международное право;

- международное сотрудничество в области дистанционного зондирования Земли, передача информации Генеральному Секретарю ООН об осуществлении такой деятельности,

- предоставление информации по просьбе заинтересованных в

дистанционном зондировании государств об осуществляемой программе;

- охрана экологии;

- защита человека от стихийных бедствий;

- предоставление данных зондируемому государству на недискриминационной основе;

- международная ответственность за деятельность и мирное разрешение споров[284].

Среди проблем регулирования дистанционного зондирования Земли, прежде всего, стоит отметить следующие:

1) Возможность осуществления дистанционного зондирования

территории иностранного государства без согласия последнего[285].

2) Узкая формулировка Принципа I. В данном принципе закреплено, что «дистанционное зондирование означает зондирование поверхности Земли из космоса с использованием свойств электромагнитных волн, излучаемых, отражаемых или рассеиваемых зондируемыми объектами, с целью лучшего распоряжения природными ресурсами, совершенствования землепользования и охраны окружающей среды»[286]. Однако, из данного определения возникает больше вопросов, чем ответов. Например, что такое распоряжение природными ресурсами и о каких именно природных ресурсах идет речь[287].

3) Возросшее качество пространственного разрешения спутников дистанционного зондирования Земли, позволяющее получать снимки с разрешением от 1 до 30 м. Таким образом, Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли, не устанавливают каких-либо размерных ограничений для зондирующего государства в отношении зондируемого. При этом высокое качество позволяет получать большое количество информации о ресурсах последнего.

4) Проблемы доступа к интернет-связи в развивающихся странах, например, на Африканском континенте[288].

5) Наиважнейшей проблемой в целях данного исследования видится некорректная формулировка Принципа IX, особенно в сравнении со ст. XI Договора по космосу и ст. IV Конвенции о регистрации 1975 г. Данный принцип закрепляет правило информировать Генерального Секретаря ООН в случае осуществления программы дистанционного зондирования Земли, однако, какую именно информацию необходимо предоставлять с учетом особых характеристик данного вида деятельности, неясно. К тому же спутники дистанционного зондирования Земли чаще всего являются спутниками двойного назначения, и определенные ограничения в целях безопасности могут и должны существовать[289].

6) Особо актуальной продолжает оставаться проблема правового статуса информации, полученной в результате дистанционного зондирования Земли[290].

На наш взгляд, для разрешения указанных ранее проблем в области дистанционного зондирования Земли необходимо использовать практику, например, Европейского Союза или США, которые разработали достаточно эффективное законодательство в данной сфере деятельности.

Таким образом, проблем в международно-правовом регулировании как непосредственного телевизионного вещания, так и дистанционного зондирования Земли, не становится меньше, учитывая рекомендательный характер документов, регулирующих указанные виды деятельности. Данная ситуация безусловно приводит к тому, что государства просто вынуждены разрабатывать национальное законодательство, обеспечивающее эффективность прикладных видов космической деятельности.

Использование ядерных источников энергии не является прикладным видом космической деятельности, но играет важную роль в возможности осуществления космических операций. А.Д. Терехов в своей работе справедливо пишет: «Использование ядерных источников энергии в космосе не следует само по себе относить к прикладному применению космической техники. Ядерная энергоустановка предназначена для питания аппаратуры объекта, который может выполнять самые различные функции - исследовательские, прикладные или любые

291

другие» .

До происшествия с советским спутником Космос-954, оснащенным ядерным реактором, попыток разработать какие бы ни было нормы в отношении использования в космическом пространстве такого вида энергии не предпринималось. Хотя, А.Д. Терехов считает, что необходимость международноправового регулирования использования ядерных источников энергии «объективно обусловлена развитием научно-технического прогресса и научно-

~ ~ 292

технической революцией» .

Напомним, что спутник Космос-954 вошел в суверенное воздушное пространство над северо-западной частью Канады 24 января 1978 г. и разрушился, распространив свои многочисленные фрагменты, включая части от ядерного реактора. Факт того, что спутник был оснащен ядерным источником энергии, был обнаружен по итогам спасательной операции «Утренний свет», осуществляемой совместно канадско-американскими властями. В результате Правительство Канады [291] [292]

направило ноту Правительству СССР, запросив информацию об упавшем спутнике, однако СССР её не предоставил. Тогда в ноте от 3 марта 1978 г. Канада представила детальную информацию о найденных частях и заявила о причиненном экологическом ущербе от упавшего спутника и потребовала компенсации на основании Конвенции об ответственности. СССР, в свою очередь, данные требования отклонил, посчитав, что заявленная сумма в 14 млн канадских долларов, 6 из которых должен был оплатить СССР, не соответствует понесенным затратам на проведение спасательных операций и очистке от радиоактивных частиц канадской территории. В итоге СССР оплатил лишь 50% предъявленной суммы, а именно 3 млн канадских долларов[293]. Были и другие случаи падения спутников, оснащенных ядерными источниками энергии. Например, до случая со спутником Космос-954, незапланированно спускались (аварийное падение) такие спутники, как Transit-5BN-3 (21 апреля 1964 г., сгорел над Мадагаскаром), Nimbus- B-1 (18 мая 1968 г., взорвался над Тихом океаном), Rorsat (25 января 1968 г. и 25 апреля 1973 г., упали в Тихом океане). Также отмечают падение Cosmos-1402 (07 февраля 1983 г., распался на 3 части: первая сгорела в атмосфере, вторая упала в Индийском океане, а третья - распалась над о. Вознесения (Атлантический океан)) и аварийную посадку в Южной части Тихого океана между островами Фиджи и Новой Зеландией американского космического корабля Appolo-13, оснащенного ядерным реактором (SNAP-27). Примечательно, что ядерный реактор Appolo-13 так и не был найден. Период распада радиоизотопных термоэлектрических генераторов составляет около 2000 лет. Космический корабль Appolo-13 был оснащен таким генератором весом в 3.9 кг[294].

Таким образом, только после ряда случаев падения спутников, оснащенных ядерными источниками энергии, международное сообщество обратило внимание на столь важную с точки зрения безопасности проблему использования ядерных источников энергии, требующую отдельного регулирования и включило в повестку дня Комитета ООН по космосу этот вопрос в 1978 г. При этом, изначальным основным вопросом в рамках разработки международно-правового режима выступала не безопасность, а разрешение споров о возмещении ущерба в подобных случаях. Хотя вопросы по использованию ядерных источников энергии все-таки затрагивались на стадии разработки Конвенции об ответственности, но в рамках дискуссии по поводу отдельных аспектов ответственности и уплаты компенсации за причиненный космическими объектами ущерб.

Вплоть до 1983 г. в международном космическом праве в принципе не высказывались идеи на запрет использования ядерной энергии для осуществления космических полетов. Но все же некоторые делегации высказались на введение моратория на их использование, пока не будут разработаны соответствующие обязательные международные стандарты или международно-правовой режим, направленные на защиту Земли и космического пространства от возможного ущерба при использовании ядерных источников энергии[295].

Появление нового вида энергии связано с заменой источников углеводородной энергии и ограниченных ресурсов батарей на фотоэлектрические элементы и ядерные источники энергии. По общему правилу, на спутниках используют либо ядерные реакторы[296], работающие на высокообогащенном Уране- 235, либо радиоизотопные термоэлектрические генераторы (RTG - radioisotope thermoelectric generators) и радиоизотопные нагреватели (RHU - radioisotope heating units). Радиоизотопные нагреватели обычно используют при

конструировании космического объекта в целях защиты от холода в космическом пространстве внутренних частей программного обеспечения спутников. В радиоизотопных нагревателях и радиоизотопных термоэлектрических генераторах используется Плутоний-238. Энергию ядерных источников используют либо для

получения тепла, выделяющегося при распаде радиоактивных ядер, либо

~ 297

выделяемого при цепной реакции деления в ядерном реакторе .

Как отмечается в докладе 2017 г. Научно-технического подкомитета Комитета ООН по космосу: «Основной проблемой при использовании радиоизотопных нагревателей в космических аппаратах является возможное радиоактивное загрязнение из-за разрушения спутника во время операций на околоземной орбите»[297] [298].

Обеспечение безопасного использования ядерных источников энергии зависит от проработки случаев, которые могут привести к ней. Выделяют три типа потенциальных аварий:

- «Непредвиденная критичность ядерного реактора и выброс радиоактивности в населенных пунктах из-за неполадок перед запуском космического объекта или неисправных ракета-носителей;

- Непредвиденное масштабное рассеивание большого количества радиоактивных элементов от разрушенного спутника при входе его в атмосферу;

- Случайное облучение людей целыми реакторами или кусками реакторов, которые оказались на земной поверхности»[299].

Безусловно, основная проблема безопасного использования ядерных источников энергии - это обеспечение радиационной безопасности, причем не только на Земле, но ив космическом пространстве. При этом, А.Д. Терехов предполагает, что «вероятность того, что объект с ядерной установкой, находясь в космосе, причинит другому космическому объекту, или его экипажу ущерб, вызванный именно нахождением ядерного источника энергии на борту первого объекта, настолько мала, что ею можно пренебречь»[300]. Возрастающее количество участников космической деятельности говорит нам об обратном.

Положительным фактом является то, что в зависимости от вида ядерного источника энергии были разработаны различные методы по обеспечению безопасности. Если речь идет о радиоизотопных системах - то в целях безопасности их помещают в закрытую капсулу, а если это реакторная система, то после своей активной фазы их переводят либо на высокие орбиты, либо конструируют с наличием дублирующей системы, обеспечивающей диспергацию радиоактивных материалов до малых размеров и дальнейшее рассеивание их на большой площади[301].

Первая реакторная двигательная установка в рамках программы США по созданию атомных энергоустановок небольшой мощности (SNAP-10) была запущена в космическое пространство 3 апреля 1965 г.[302], а первая радиоизотопная двигательная установка была запущена в июле 1961 г. - Transit 4A[303].

О преимуществах ядерных источников энергии писали еще в конце 1960-ых гг.[304] Не использовать их при осуществлении космической деятельности, в первую очередь. в космических операциях, осуществляемых на дальние расстояния от Солнца, просто неразумно, так как они являются надежным и долговечным источником энергии для космического аппарата.

Возвращаясь к международно-правовому регулированию данного вопроса, заметим, что Принципы использования ядерных источников энергии разрабатывались более 20 лет в Научно-техническом подкомитете Комитета ООН по космосу совместно с его Юридическим подкомитетом и включают в себя 11 принципов, среди которых необходимо отметить принципы с третьего по пятый, обеспечивающие безопасность использования ядерных источников энергии (Руководящие принципы и критерии безопасного использования, оценка безопасности и уведомление о возвращении)[305].

Считаем необходимым в очередной раз отметить, что Принципы использования ядерных источников энергии - это документ «мягкого права» и говорить об их обязательной силе, в связи с тем, что они приобрели статус международно-правового обычая, сомнительно[306]. Ведь после их принятия было проведено всего несколько космических миссий, на которых применялись ядерные генераторы. К их числу относятся провалившаяся совместная российскогерманская миссия Марс-96 1996 г. и три миссии США: миссия Кассини 1997 г., Новые горизонты 2006 г. и Научная лаборатория на Марсе, миссия Curiosty 2011 г.

Невозможность признания Принципов использования ядерных источников энергии в качестве обычных норм подтверждается небольшой и отличающейся практикой государств. Например, США применяют свои собственные стандарты и сертификационные процедуры, которые в основном схожи с Принципами. Такой принцип, как проведение до запуска тщательной и всеобъемлющей оценки безопасности[307], применялся Россией и США только дважды в соответствии с собственными стандартами в области экологической безопасности.

В дополнение к существующим Принципам использования ядерных источников энергии в 2009 г. Научно-технический подкомитет в рамках созданной Рабочей группы по использованию ядерных источников энергии в космическом пространстве при содействии и активном сотрудничестве с МАГАТЭ разработал документ под названием «Рамки обеспечения безопасного использования ядерных источников энергии в космическом пространстве» (далее - Рамки обеспечения безопасного использования ядерных источников энергии)[308]. Главной целью данного документа является повышение безопасности применения ядерных источников энергии в космическом пространстве, а также его использование в качестве добровольного руководства для национальных целей[309].

Документ содержит такие важные разделы, как рекомендации правительствам государств, рекомендации руководству организаций, участвующих в космической деятельности, а также рекомендации технического характера.

Деятельность Рабочей группы по использованию ядерных источников энергии в космическом пространстве в настоящее время не прекращается. У неё разработан и утвержден план работы на период 2017-2021 гг., основными задачами которого являются: содействие государствам в реализации Рамок обеспечения безопасного использования ядерных источников энергии[310]; обмен между государствами и международными межправительственными организациями практикой по применению Принципов использования ядерных источников энергии[311] и разработка мер по повышению их технического содержания[312].

Кроме того, Рабочая группа по использованию ядерных источников энергии в космическом пространстве проводит мероприятия, направленные на

совершенствование применения Принципов использования ядерных источников энергии и Рамок обеспечения безопасного использования ядерных источников энергии, в которые входят: a) подготовка и получение технических докладов государствами - членами Комитета ООН по космосу; b) выявление серьезных проблем при использовании ядерной энергии; c) подготовка проектов докладов с изложением технических аспектов.

Важность разработки международно-правового режима использования ядерных источников энергии, безусловно, связана с их преимуществами для осуществления исследования космического пространства на дальние расстояния и исследования Солнечной системы в целом. Также необходимо отметить, что государства вернулись к идее использования ядерных двигателей для осуществления межпланетных полетов. Высказываются даже идеи по разработке сверхмощного топлива, способного доставить космический аппарат до Марса и обратно за 2-4 месяца[313]. НАСА, в свою очередь, работает над новым видом ядерных генераторов - усовершенствованных радиоизотопных генераторов.

Именно в силу обозначенных перспектив, новых технических проектов и развития ядерной энергетики возрастает роль Принципов использования ядерных источников энергии и Рамок безопасного использования ядерных источников энергии. Два этих документа дополняют друг друга, и при этом отличаются по своему содержанию. Например, Принципы, в отличие от Рамок, не затрагивают вопросов по возможности использования атомных двигателей.

Делегация Франции представила в 2016 г. документ, в котором озвучила идею о необходимости пересмотра Принципов использования ядерных источников энергии, в связи с узкой сферой применения, не охватывающей ионные или электрические двигатели, а также движение на ядерной тяге, и значительными изменениями с технологической точки зрения в данной области, например, применение мобильных роботов, использующие ядерные источники энергии для исследования поверхности небесных тел. Кроме того, было отмечено, что при разработке Принципов использовались международные рекомендации по радиологическим стандартам, разработанные Международной комиссией по радиологической защите 1991 г. (ICRP-60), тогда как в настоящее время существует более свежий стандарт - 2007 г. (ICRP-103)[314].

Существует мнение, что в связи с разработкой Рамок обеспечения безопасного использования ядерных источников энергии в космическом пространстве, которые будут являться руководством, как правило, применяемым и трансформируемым в национальное законодательство на добровольной основе, для регулирования вопросов использования ядерных источников энергии в космическом пространстве обозначенных документов будет достаточно, с учетом существующих норм в области международного экологического права и некоторых правил, разработанных Международным агентством по атомной энергии[315].

Особого внимания заслуживает постоянно возрастающий риск причинения ущерба в результате столкновения космических объектов, использующих ядерные источники энергии, с космическим мусором. Хотя доля вероятности, что части такого космического объекта достигнут поверхности Земли маловероятна, однако, данный факт не исключает загрязнения космического пространства и атмосферы Земли. В связи с этим озвучиваются идеи запретить использование ядерных источников энергии на околоземной орбите.

Исходя из целей по достижению устойчивости космической деятельности, использование ядерных источников энергии представляется необходимым в связи с тем, что они обеспечивают эффективность и долгосрочность, позволяя планировать и проводить сложные и рассчитанные на несколько лет космические операции, при условии соблюдения правил, гарантирующих безопасность. Недаром в Руководящих принципах обеспечения долгосрочной устойчивости космической деятельности выделен специальный блок вопросов под названием «Безопасность космических операций», который в большей степени на сегодняшний день остается несогласованным. Недостижение договоренности по ряду вопросов данного блока связано со сложностью их практической реализации: «сбор, предоставление и распространение информации о космических объектах и проведение оценки вероятности сближения для космических объектов на орбитальных этапах космического полета и для вновь запускаемых космических объектов; обмен оперативными данными и прогнозами о космической погоде и обмен моделями, средствами и опытом применительно к уменьшению воздействия космической погоды на космические системы; гарантии по безопасности и устойчивости наземной инфраструктуры; активное удаление нефункционирующих космических объектов с орбиты и проведение в исключительных случаях операций, имеющих своим результатом уничтожение зарегистрированных и незарегистрированных космических объектов на орбите; проектирование и эксплуатация малоразмерных космических объектов, соблюдение процедур с целью снижения рисков, связанных с неконтролируемым возвращением в атмосферу космических объектов, соблюдение мер предосторожности при использовании источников лазерного излучения, проходящего через космическое пространство»[316].

Таким образом, на основании проведенного сравнительно-правового анализа было выявлено, что с одной стороны, вопросы, связанные с обеспечением безопасности, эффективности и долгосрочности космической деятельности, находят свое отражение в рабочих документах, разрабатываемых в Комитете ООН по космосу. С другой стороны, во всех документах, особенно в резолюциях Г енеральной Ассамблеи ООН, подчеркивается добровольный характер применения подобных документов. Кроме того, наблюдается противоречивость и несовершенство положений документов «мягкого права», регулирующих прикладные виды космической деятельности и использования ядерных источников энергии. Данный факт подтверждается продолжающейся деятельностью Рабочих групп по исследуемым ранее направлениям.

Тем не менее, международное общество все еще вынашивает идею расширения практики применения указанных документов «мягкого права» для признания их обычными нормами международного космического права. Исходя из этой цели, далее будет рассмотрено значение документов «мягкого права» для международно-правового режима космической деятельности.

<< | >>
Источник: Черных Ирина Алексеевна. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ УСТОЙЧИВОСТИ КОСМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.1. Проблемы регулирования прикладных видов космической деятельности и сертификации ядерных источников энергии космических объектов:

  1. Статья 203. Занятие запрещенными видами хозяйственной деятельности
  2. 13.1. Виды внешнеэкономической деятельности
  3. ИСПАНИЯ ОРГАНИЧЕСКИЙ ЗАКОН 2 "О РЕГУЛИРОВАНИИ РАЗЛИЧНЫХ ВИДОВ РЕФЕРЕНДУМА" от 18 января 1980 г.
  4. ГЛАВА 3. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ЗАВЕЩАТЕЛЬНЫХ РАСПОРЯЖЕНИЙ
  5. 1.1. Туристская деятельность как вид предпринимательской деятельности
  6. § 2. Обеспечение экологической безопасности н международное космическое право
  7. Статья 21. Охрана здоровья граждан, занятых отдельными видами профессиональной деятельности
  8. § 1. Предпринимательская правоспособность гражданина. Виды коммерческой деятельности
  9. ЛЕКЦИЯ № 19. Правовое регулирование ценообразования. Виды цен
  10. Глава 3.ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ СДЕЛОК ПО ПОВОДУ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ
  11. Глава IX. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ СДЕЛОК, СОВЕРШАЕМЫХ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ
  12. Тема 1.Государственное управление как вид государственной деятельности и сфера действия норм административного права
  13. 2.Государственная исполнительная власть и государственное управление как вид государственной деятельности (взаимосвязь и соотношение)
  14. 3.Характерные особенности и структура государственного управления как вида государственной деятельности (исполнительной власти)
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -