<<
>>

3. Избирательное право в программе демократического течения Английской революции

Парламент периода республики (изображение на печати)

В годы Английской революции внимание политически активной части общества привлекали проблемы организации народного представительства в законодательных органах власти.

В результате гражданской войны 16421646 гг.

король Карл I утратил свою власть; в Англии de facto установился республиканский строй. Теперь уже не король, а парламент испытывал давление со стороны общественности, требующей от него реформирования политических институтов в соответствии с положениями пуританской доктрины и теории естественного права. Однако новые лидеры, руководившие парламентом, не были склонны к политическому радикализму.

В рядах победившей оппозиции произошел раскол. Пресвитериане, составлявшие большинство Долгого парламента и выражавшие интересы нового дворянства и верхних слоев торгово-финансовых кругов, склонялись к политическому компромиссу с королем. Они полагали, что многие политические традиции, в том числе монархия, могут быть сохранены на определенных условиях. Предназначение парламента на данном этапе виделось им в осуществлении умеренно-реформистского курса в интересах элиты буржуазии. Главной задачей пресвитериан являлось сохранение политических и экономических завоеваний, достигнутых в результате первой гражданской войны (в 1643 г. пресвитерианство стало государственной религией Англии). В этот период своими основ- ными противниками они считали не побежденного короля, а «многоголовую гидру» - народные массы.

Демократическое движение в пуританизме получило название инде- пендентовК В него входили приверженцы как религиозных, так и светских, либеральных доктрин, - учения о договоре (ковенанте), как основе существования христианских общин, в меньшей степени теории естественного права. Индепендепты выступали за республиканскую форму правления, они полагали, что революционные преобразования следует продолжать. Важную роль в общественно-политической жизни страны, по их мнению, должны были играть полноправные жители страны, наделенные широким кругом политических свобод (неприкосновенность личности, правовая защита имущества, свобода вероисповедания, слова и т. д.). Они выступали за автономию общин верующих, полагали, что те вправе самостоятельно толковать Библию и догматы веры. Парламент представлялся им высшим звеном системы независимых и свободных местных сообществ.

Но к 1647 г. лагерь революционных сил продолжал дробиться. Появлялись новые движения, вызванные к жизни ростом налогов и цен, упадком хозяйственной жизни, продолжающимся разорением деревни. Значительная часть населения Англии не получила от революционных перемен ии власти, ни материального благополучия: «Широкие массы начали отличать свои жизненные интересы от интересов пуританской буржуазии»-. Это создавало условия для распространения лозунгов политического и социального эгалитаризма.

Наиболее заметным среди демократических течений английской революции стало движение левеллеров - «уравнителей»3. Оно сформировалось в 1645-1646 гг. как внепарламентская оппозиция, ведущая борьбу против реставрации монархии, сговора новых властей с роялистами, за реформы в интересах широких слоев населения. Левеллеры выдвигали популярные лозунги: учреждение республики, уничтожение монополий, провозглашение всеобщего избирательного права (исключая женщин), борьба с «огораживаниями», помощь неимущим. К 1647 г. это уже вполне устоявшееся течение со своей программой и лидерами. Среди них Джон Лильберн, Уильям Уолвин, Рпчард Овертон.

В марте 1647 г. левеллеры опубликовали программу своих требований - «Большую петицию». В ней, в частности, говорилось: «Никакое правительство не может быть более законным, чем парламентское, основанием которого являются народные выборы»"270.

Проблемы избирательного права привлекали внимание неформального лидера движения левеллеров - Джона Лильберна3. «Закон, объявляющий, что все свободные люди Англии выбирают согласно праву рыцарей и горожан и посылают их в парламент», Лильберн называет «известным, твердоустановленным, опубликованным и неотмененным»271.

В 1647 г., Лильберн, заключенный в Тауэр, обратился к своим единомышленникам с памфлетом «Решимость непоколебимого человека». В нем автор указывал, что необходим новый, более рациональный порядок выборов в парламент. Важной политической инициативой, выдвинутой в памфлете, стала идея, согласно которой основные принципы новой избирательной системы Англии призваны определить ее жители. Лильберн полагал, что народные массы должны обсудить этот вопрос и принять решение272.

Чтобы добиться реализации своих политических инициатив, левеллеры стремились найти союзника в революционной армии. Армия Нового образца (New Model army), победившая в первой гражданской войне, в основном состояла из солдат, принудительно призванных на защиту парламента, но в ней находилось и значительное число добровольцев, вступивших в войска по идейным соображениям. Военная среда отличалась «радикальными пресвитерианскими настроениями». Участие в сражениях против профессиональных войск королевского лагеря сформировало в армии корпоративный дух, сознание собственной значимости. Армейская среда испытывала влияние идей, распространенных в обществе, из ее рядов выходили новые лидеры, с энтузиазмом участвовавшие не только в военных экспедициях, но и в политических дискуссиях. В том числе тех, где обсуждались вопросы конституционного устройства.

Союз между левеллерами и демократически настроенными военными стал возможен благодаря общности интересов. Рядовые солдаты и многие офицеры принадлежали к низшим социальным слоям, их взгляды на проблемы, стоящие перед обществом, во многом совпадали с идеями, высказанными в сочинениях Лильберна и его единомышленников.

Весной 1647 г. в армии появились структуры, призванные реализовать общественную активность армейской среды. Солдаты избирали своих уполномоченных (агитаторов), которые должны были представлять интересы солдатской массы, выдвигать политические требования, обсуждать военные и светские вопросы. Участие агитаторов в управлении армией было признано старшими военачальниками. Из солдатских уполномоченных (по три-четыре человека от полка) и высших офицеров был сформирован «Всеобщий совет армии».

Демократический лагерь революции активно формировал программу создания новых политико-правовых институтов, в которой заметное место занимали идеи реформирования традиций английского парламентского представительства. Его лидерами были выдвинуты и теоретически обоснованы важнейшие положения выборного законодательства, ставшие впоследствии неотъемлемыми элементами демократических избирательных систем.

Агитаторы предложили Совету армии разработать программу политических требований, которую затем следовало направить в парламент.

Содержание этих требований, фактически являвшихся конституционными нормами, вызывало дискуссию среди участников политического процесса: индепендентов и их оппонентов - левеллеров.

В центре споров по вопросам выборного представительства, развернувшихся в конце 40-х годов XVII в. можно выделить две основные проблемы. Первая касалась принципов справедливого представительства территорий Английского королевства в палате общин. Вторая проблема заключалась в определении условий приобретения населением активного и пассивного избирательного права.

По инициативе командующего кавалерией Оливера Кромвеля и его зятя, генерал-комиссара Генри Айртона, комиссия из 24 человек (12 агитаторов и 12 офицеров) составила конституционный законопроект, названный «Главы предложений, исходящих от армии» (от 1 августа 1647 г.).

В «Главах предложений...» внимание властей было обращено на проблему критерия представительства графств и городов в палате общин.

Отметим, что в избирательной практике средневековой Англии (применительно к парламенту) акцент делался на сословно-территориальном представительстве (рыцари от графства и горожане от города), в отличие, например, от Франции, где депутаты Генеральных штатов избирались исключительно по сословному принципу. В Англии функции барьера, ограничивающего участие в выборах низших социальных слоев, играли правовой статус недвижимости и имущественный ценз. Для участия в избирательном собрании графства требовалось наличие свободной недвижимости (фригольд), приносящей не менее 40 шиллингов годового дохода; в городах ограничения были более значимыми, так как единого выборного регламента не существовало, каждый «парламентский» город имел свою традицию избрания депутатов в палату общин. Во многих случаях эта процедура была привилегией ограниченного круга представителей городского патрициата.

Авторы документа констатировали, что старый принцип избрания двух рыцарей от графства и двух представителей от «парламентского» города или местечка, устарел и не соответствует новой внутриполитической ситуации. Действительно, политическое представительство в Англии уже в середине XVII в. не отражало реального значения отдельных городов и графств в общественно-экономической жизни страны. В XVI-XVII вв. короли намеренно предоставляли отдельным поселениям статус «парламентских», с тем, чтобы пополнить ряды своих сторонников в палате общин. Такая политика справедливо подвергалась осуждению, что нашло отражение и в тексте «Глав предложений...».

В документе были сформулированы новые правила избрания членов парламента. В основу парламентских квот, подлежащих замещению представителями территорий, по мнению Совета армии, следовало положить объем собираемых в них налогов: «Выборы членов палаты общин в созываемые в будущем парламенты должны распределяться по всем графствам и другим частям и подразделениям королевства, на основании принципа равенства... таким образом, чтобы все графства могли иметь число членов парламента... пропорционально тем налогам, какие они вносят в общую сумму государственных платежей...». При этом оговарива- лось, что «право выбора должно быть отнято от пришедших в упадок и незначительных городов и передано... к наличному числу парламентских представителей крупным графствам...»273.

Данный законопроект отражал стремление новых участников политического процесса, прежде всего буржуазии, обосновать право представительства графств и городов в парламенте новыми, рациональными критериями. Такое мнение было обусловлено и тем, что одной из важнейших функций парламента являлось утверждение налогов. Следовательно, территории, уплачивающие в государственную казну значительный объем средств, были заинтересованы в установлении прямой зависимости между их экономическим потенциалом и политическим статусом.

Эту точку зрения не разделяли идеологи демократического лагеря. Ими был разработан альтернативный конституционный законопроект - «Народное соглашение...» (1-я редакция, принята 28 октября 1647 г.). Левеллеры отрицали материальный принцип определения объема политических прав индивида или сообщества. В «Народном соглашении...» мы находим обоснование совершенно иного порядка парламентского представительства: «Английский народ, будучи в настоящее время очень неравномерно распределен для выборов своих представителей в парламент между графствами, городами и местечками, должен быть распределен более равномерно на основе численности населения»274. Левеллеры включали право политического участия в число «естественных» прав индивида, не требующих наличия дополнительных материальных условий для их реализации. Выступая за демократизацию выборного законодательства, они обращали внимание на политическое бесправие целых общественных групп (копигольдеры, лизгольдеры, коттеры).

В конце 1647 г. состоялась наиболее показательная дискуссия по вопросу о критериях предоставления жителям Англии права участия в парламентских выборах. С 28 октября по 11 ноября 1647 г. в предместье Лондона Пэтни проходил общеармейский совет, обсуждавший идеи, сформулированные в «Народном соглашении». В ходе прений стороны - ин- депенденты и левеллеры более четко высказали свои взгляды по проблемам электорального представительства, уже отчасти заявленные в «Главах предложений...» и «Народном соглашении...».

На заседании 29 октября был рассмотрен принципиальный вопрос «об имущественном цензе, как основе избирательных (и политических) прав».

В начале дискуссии левеллеры высказались за полное упразднение имущественного ценза при выборах. Их представитель - полковник Рейнсборо заявил, что необходимость предоставления всем англичанам равного доступа в избирательные собрания основана на принципе, согласно которому, человек обязан подчиняться властной структуре лишь в том случае, если непосредственно участвовал в процессе ее лигитима- ции (в данном случае - в выборах членов парламента). Основываясь на древней юридической формуле - «что всех касается, всеми должно быть обсуждаемо», Рсйнсборо подчеркивал, что этот принцип должен распространяться и на отношения соподчинения между властью и обществом: «Самый бедный человек в Англии вовсе не обязан подчиняться власти того правительства, в образовании которого он не участвовал...»275, а капитан Одли даже заявил, что выступит против того, кто будет отрицать истинность данного тезиса.

Принцип всеобщего избирательного права, провозглашенный левеллерами, базировался на двух важных тезисах, основанных, в свою очередь, на теории естественного права: каждый человек по своей природе наделен свободой и все имеют равные права. Эти тезисы, бесспорно, с энтузиазмом воспринимались народными массами, но верхи революционной армии считали иначе.

Идея о предоставлении всем без исключения англичанам равного права голоса была категорически отвергнута армейским руководством. Критикуя доводы сторонников уравнения всех жителей страны в политических правах, высшие офицеры стремились показать взаимообусловленность всех прав, применимых к личности. Консервативные участники дискуссии доказывали, что для компетентного участия в политическом (в данном случае, в выборном) процессе необходима личностная ответственность («интерес»), которая возникает в процессе управления собственностью. Разногласие сторон было продиктовано различиями их идейно-философских позиций: «Фундаментом индепендентского социального мышления служит договор, левеллеровского же - синтез договорной теории и естественно-правовой доктрины»2. И те, и другие считали договор (ковенант) основой существования общественных институтов, но если левеллеры не ставили перед индивидом никаких имущественных условий для участия в «договоре», то индепенденты полагали, что договорные отношения внутри сообвдества должны быть основаны на «вкладе» каждого участника, т. е. имуществе, собственности. Более того, участие в ковенанте сторон, имеющих различный имущественный уровень, признавалось опасным для собственников.

По мнению индепендентов, политическое участие предполагает принятие значимых решений во многих областях государственных отношений, включая и экономическую. Формирование парламента на основе всеобщего избирательного права неизбежно поставило бы его под контроль народных масс. Отметим, что речь шла о выборах высшего властного органа (при отсутствии иных, «сдерживающих» его, властей, например, королевской). Получив большинство в парламенте, народные лидеры получили бы возможность проведения самых радикальных преобразований и, прежде всего, в имущественных отношениях. Неудивительно, что наиболее последовательный критик левеллеров на конференции - генерал-комиссар Айртон опасался того, что, получив политическую власть, бедняки используют ее в целях перераспределения собственности, - в первую очередь, земельной: «Чтобы человек, в силу одного факта своего рождения в Англии, должен признаваться имеющим право на долю во власти распоряжаться землями, находящимися в Англии, или всеми здешними движимыми имуществами, то я не вижу для этого достаточных оснований...»276. Впрочем, на конференции Айртон признал, что он согласен с порядком, при котором равную силу имеют голоса и состоятельных, и беднейших людей, и что последние также должны иметь возможность осуществлять свои политические права, понимая под «беднейшими» таких лиц, которые имеют хотя бы сорок шиллингов ежегодного дохода.

Индепенденты сознавали, что требования всеобщего избирательного права основаны на доктрине естественного права. Стремясь опровергнуть теоретические построения левеллеров, они доводили их предложения до максимально возможного логического предела. Айртон развил мысль о необходимости основать равное избирательное право на доктрине права естественного и пришел к вывод)', что, в таком случае, придется распространить этот принцип и на отношения собственности: «Мы, несомненно, дойдем до полного упразднения собственности и имущественных прав, которые имеет человек или на недвижимость по праву наследования или по праву владения или на какую-либо иную вещь...»277. Его поддержал полковник Рич: «В английском королевстве пять на одного, которые не имеют постоянного интереса... Может случиться, что большинство сумеет по закону, а вовсе не путем смуты, упразднить собственность, так как можно издать закон, устанавливающий равенство в движимом и недвижимом имуществе»-1.

Именно этот тезис, как нам представляется, стал ключевым в дискуссии на Пэтнейской конференции. Левеллеры не могли его опровергнуть и стремились найти в споре с противниками всеобщего избирательного права иные аргументы, не связанные с философскими концепциями.

Например, полковник Рейнсборо, отвечая Айртону, апеллировал к воинам, которые потеряли свое имущество, сражаясь на стороне парламента. Он с пафосом заявил, что недопустимо лишать прав солдат, которые ежедневно рискуют за них жизнью: «Я придерживаюсь того мнения, что каждый, родившийся в Англии, не может, не должен ни по Божескому, ни по закону естественному быть исключенным из участия в выборах законодательных органов, на основе которых ему придется жить и - как знать! - может быть и жизнь свою потерять»'1.

Сторонники демократии приводили примеры, когда имущественный статус лица находился в существенном противоречии с его политическим положением. В частности, они указывали на наличие крестьян, получающих доходы от лизгольда (субаренды земли), обладающих значительным материальным достатком, но, тем не менее, не являющихся избирателями: «Человек может иметь лизгольд и платить 100 фунтов стерлингов в год, владеть лизгольдом в третьем поколенье, и все же он не имеет избирательных прав»278.

Левеллер Уайльдмэн привел еще один довод в пользу отмены ограничений избирательного права по имущественному признаку. Он указал, что существующий порядок представительства в парламенте навязан англичанам чужеземными завоевателями и следует восстановить древние традиции, существовавшие до нормандского завоевания. «Наше положение следует рассматривать так, как будто бы мы находимся в рабстве. Это признано всеми. Существующие у нас законы созданы завоевателями...», - восклицал оратор279. Требуя перемен, левеллеры обращались к опыту далекого прошлого, ко «временам короля Альфреда, когда общины обладали в Англии всей полнотой власти, народ пользовался свободой, нарушенной впоследствии завоевателями, обратившими в рабство большую часть населения страны»280.

Исход прений во многом зависел от мнения Оливера Кромвеля, человека, имевшего наибольший авторитет в армии. Кромвель заявил, что не поддерживает идею о предоставлении всем англичанам равного избирательного права. Он присоединился к мнению генерала Айртона и также признал, что эгалитаризм несет угрозу частной собственности: «Мы утверждаем, что последствием ваших принципов будет анархия, [ибо] какая узда будет существовать, раз вы уничтожите ту преграду, которая устраняет от голосования людей, не имеющих другой связи с местностью, кроме права дышать в ней»281.

Вместе с тем Кромвель признавал, что существующее избирательное законодательство должно быть реформировано: «Каждый из присутствующих желал бы, чтобы система представительства была усовершенствована, иными словами, чтобы она была лучше, чем существующая в настоящее время»282, но предложения левеллеров представлялись ему неприемлемыми в силу их радикализма. Тем не менее он согласился обсудить пути расширения круга избирателей: «Если говорят, что избирательная система носит слишком ограниченный характер, почему не предоставить право голоса весьма значительному числу наследственных копигольдеров...»283. Кромвель перечислил категории населения, которые, по его мнению, безусловно, не должны были выступать в качестве избирателей: слуги, лица, получающие пособие для бедных.

Фактически Кромвель указал на приемлемость распространения активного избирательного права на всех налогоплательщиков, независимо от размера уплачиваемых ими налогов. Отметим здесь слова Айртона, допускавшего порядок, когда «те, кто имеют самый незначительный интерес, кто получает хотя сорок шиллингов ежегодного дохода, имеет такой же голос в выборах рыцарей от графства, как человек, который имеет десять тысяч фунтов стерлингов в год или более.,.»(i.

Стороны, участвующие в прениях, достигли определенного компромисса. Он заключался в том, что левеллеры, оставаясь привержен- цами всеобщего избирательного права, соглашались рассматривать пути постепенного расширения круга избирателей, а умеренные (ин- депенденты) выразили готовность к реформированию избирательной системы, расширению политических прав крестьян - копигольдеров, лизгольдеров и др.

Известный отечественный историк М. А. Барг негативно оценивал компромиссную тактику выступления левеллеров на Пэтнейской конференции: «Согласившись под давлением аргументации грандов исключить из числа избирателей людей, «работающих за плату», и получающих милостыню, левеллеры тем самым «соскользнули» на индепендент- скую платформу», «левеллеры вели борьбу скорее за максимально низкую границу имущественного ценза, чем против ценза»284.

Нам представляется, что эти выводы не исключают и несколько иного прочтения ситуации. Демократический лагерь слишком дорожил своим союзом с армией, чтобы обострять конфликт с ее командирами, но и высшие офицеры не могли не учитывать мнения агитаторов, популярных вождей левеллеров. Последние, сознавая, что достижение всеобщего политического равенства может встретить ряд существенных препятствий, допускали возможность компромиссов. Кроме того, расширение круга избирателей усиливало шансы левеллеров на победу в будущих парламентских выборах, и, следовательно, укрепляло политический вес демократического течения.

30 октября 1647 г. состоялось заседание комиссии, созванной для согласования спорных вопросов - «Комитета офицеров, назначенного для рассмотрения «Народного соглашения...». Это собрание высказалось за демократизацию основ будущей избирательной системы. Но, в силу идеологических разногласий левеллеров и влиятельных командиров во главе с Кромвелем, его решения не могли быть конкретными. Комитет рекомендовал парламенту решить вопрос об избирательном цензе «таким образом, чтобы допустить возможно большее расширение общей свободы, как это представится осуществимым...»285.

Решение, принятое Комитетом, повторяло тезис о необходимости введения более справедливого представительства территорий в парламенте: «Избрание членов палаты общин в последующие парламенты должно быть распределено между всеми графствами и другими частями... королевства на основах равномерности представительства, чтобы сделать палату общин, насколько это представится осуществимым, правильным представительством всей массы населения, являющейся избирателями»286.

Однако пути достижения этих рекомендаций были указаны неопределенно. Фактически, вопрос предлагалось решить действующему парламенту в духе указанных принципов: «Все препятствия свободе и равенству в избрании представителей, установленные путем петиций, хартий или иных пожалований привилегий, должны быть упразднены, а подробности о числе, месте и порядке более справедливого распределе- ния должны быть установлены общинами, заседающими в настоящем парламенте»287.

Парламенту было также поручено определить критерии, на основании которых жители страны будут осуществлять активное и пассивное избирательное право. Офицеры предлагали парламенту «допустить возможно большее расширение общей свободы, как это представится осуществимым.., чтобы все свободнорожденные англичане и все получившие гражданство иностранцы, служившие во время гражданской войны на стороне парламента или оказывавшие ему денежную или имущественную поддержку, получили право голоса, хотя бы они и не соответствовали установленной квалификации»288. В отношении приверженцев короля, наоборот, предписывалось применить ограничение избирательных прав на период двух ротаций палаты общин: «До окончания срока второго двухгодичного парламента».

Кроме того, 2 ноября 1647 г. армейская согласительная комиссия постановила: «Вопросы и предметы.., относящиеся к равномерному распределению будущих представителей, сохраняются за народом... в качестве его основных прав, которые не могут быть отняты или отменены его представителями»'289.

Сознавая невозможность реализации своей программы на конференции, левеллеры заявили о том, что обратятся непосредственно к войскам, чтобы те утвердили «Народное соглашение...». Агитаторы требовали созвать общеармейский митинг, проводили соответствующую работу в полках. Дебаты в Пэтни продолжались до 11 ноября. В этот день инде- пендентское руководство решило положить конец притязаниям левеллеров па политическое лидерство. Совет армии в прежнем составе перестал существовать. 15 ноября левеллеры предприняли попытку принять «Народное соглашение» в одном из полков; эти действия были расценены как мятеж; одни солдат был осужден трибуналом и расстрелян, другие понесли наказание.

В дальнейшем левеллеры продолжали вести политическую агитацию за объявленную ими программу демократизации выборной системы. Для этого они прибегали к подаче петиций. Например, 20 ноября 1648 г. ими была составлена «Ремонстрация армии о необходимости изменения государственного строя в Англии», в которой имелся тезис о лишении избирательных прав противников демократических реформ и лиц, воевавших на стороне короля.

Согласно 2-й редакции «Народного соглашения», принятой 11 декабря 1648 г., статус избирателя предоставлялся англичанам, достигшим 21 года, домохозяевам (house-keepers), проживающим в пределах соответствующего избирательного округа и уплачивающим налог на содержание бедных.

В законопроектах конца 40-х гг. XVII в., касающихся вопросов представительства и основ избирательного права, помимо общих, концептуальных проблем, рассматривалось и множество деталей, отдельных аспектов электорального процесса, представляющих несомненный интерес.

В решении Комитета офицеров от 30 октября 1647 г. говорилось, что свободнорожденные англичане, служившие в армии во время гражданской войны на стороне парламента или оказывавшие ему материальную помощь, должны получить право голоса, а приверженцы короля - лишиться права избирать и быть избранными в парламент.

Авторы 2-й и 3-й редакций «Народного соглашения» уделили значительное внимание формулировке критериев, служащих основаниями для лишения отдельных категорий населения активного и пассивного избирательного права.

Среди них: получение заработной платы от частного лица, пособия по бедности. К «материальным» факторам добавлялся внушительный перечень оснований ограничения политических прав в зависимости от отношения потенциальных избирателей к событиям гражданской войны: «Лица, сражавшиеся на стороне короля против парламента, не могут получить избирательное право ранее истечения семи лет со дня окончания полномочий настоящего парламента. Не получают избирательного права также лица, противодействующие проведению в жизнь настоящего соглашения и не подписавшие его...»290.

К кандидатам в члены парламента предъявлялись euie более строгие требования: «Не могут быть избраны в первое или второе народное представительство... лица, которые не добровольно поддерживали парламент лично или имуществом во время его войны с королем, или которые присоединились или содействовали изменническому соглашению, заключенному в 1647 г., или которые соглашались или обещали положить оружие при вторжении шотландцев летом 1648 г., или входили в сговор с участниками мятежей.., или с принцем Уэльским или с его соучастниками в мятежном флоте»291. Вскоре появились предложения отстранить от участия в выборах в палату общин членов Государственного совета, офицеров, командующих войсками и получающих жалование за свою службу, казначеев и сборщиков налогов. Юристы были обязаны прекратить практику на время пребывания в парламенте.

Нормы, содержащиеся во 2-й и 3-й редакциях «Народного соглашения», наглядно показывают направление развития правовой мысли эпохи революции. Даже сторонники демократического течения, подчеркивая свою приверженность идее «естественного права», одновременно формулировали критерии лишения политических прав для явных или потенциальных врагов нового режима. В качестве таковых рассматривались лица, исповедующие непротестантские формы религии, атеисты, иные лица, чьи убеждения внушали опасения идеологам демократического лагеря.

В реальной политической жизни Англии конца 40-х - начала 50-х гг. XVII в. возобладали авторитарные тенденции. Потребность в сильной исполнительной власти вскоре привела к установлению режима правления Кромвеля.

Оливер Кромвель

Избирательное законодательство, действовавшее в период Протектората, было призвано существенно ограничить круг лиц, имеющих право участвовать в принятии политических решений. Кромвель полагал, что членство в парламенте должны получить лишь наиболее состоятельные англичане из числа сторонников Commonwealth. Борьба за демократизацию выборного законодательства оказалась безрезультатной. По нормам «кромве- левской конституции» резко сократилось число лиц, имеющих активное избирательное право. Для избирателей был установлен чрезвычайно высокий имущественный ценз: «Все и каждое лицо и лица, имеющие на праве собственности или владения от своего имени имущество движимое или недвижимое стоимостью двести фунтов стерлингов и не подпадающее под... изъятия, признаются имеющими право выбирать членов парламента от графств»292.

Применительно к кандидатам в члены парламента, наличие имущественного ценза не оговаривалось. Было указано лишь, что «Лица, которые будут избраны в число членов парламента, должны быть (и не могут быть иными) лицами известными своею честностью, богобоязненными, хорошего поведения и иметь возраст в двадцать один год»293.

Политические и религиозные факторы могли стать основанием для ограничения прав участия населения страны в избирательном процессе: «Лица, принимавшие участие в какой-либо войне против парламента с 1-го января 1641 года, лишаются как активного, так и пассивного избирательного права при выборах в ближайший парламент и в три следующих, если только эти лица не состояли впоследствии на службе парламента и не представили доказательств своей преданности последнему. Участники ирландского восстания и католики лишаются избирательных прав навсегда»294.

Кромвель рубит королевский дуб (карикатура XVII в.)

Отметим содержащуюся в законодательстве норму, вводящую своеобразный «нравственный ценз» для кандидатов в члены парламента. Доктрина пуританизма придавала едва ли не первостепенное значение вопросам морали, соблюдения нравственных норм, протестантской этики. Депутаты парламента, безусловно, должны были обладать особо примечательными нравственными качествами, быть известными своей честностью, «богобоязненностью», отличаться «хорошим поведением». В законопроектах эпохи Английской революции мы находим перечень лиц, которых запрещалось избирать в члены парламента. Это «атеисты, богохульники, лица, вступившие в брак с католиками или воспитывающие своих детей в католической религии, лица, давшие согласие своим детям на вступление в брак с католиками, лица, отрицающие христианскую религию, лица, употребляющие непристойные выражения, пьяницы»295. Авторы законопроекта предлагали огромный денежный штраф за нарушение указанного порядка - 1000 фунтов стерлингов и тюремное заключение до его уплаты.

Избирательное законодательство эпохи Кромвеля просуществовало недолго. Первый парламент, избранный в соответствии с требованиями норм «Орудия управления» приступил к работе 3 сентября 1654 г.; 22 января 1655 г. он был распущен. Новые выборы, состоявшиеся в 1656 г., проходили в условиях жесткого правительственного давления. Государственный совет опротестовал избрание более 100 парламентариев.

Уже в 1658 г. - год смерти Кромвеля - парламентские выборы прошли не по нормам «Орудия управления», а в соответствии с традиционной практикой. Этот порядок сохранялся после реставрации монархии (1660 г.) и вплоть до 30-х гг. XIX в.

Таким образом, говоря о проблемах избирательного права, поставленных демократическим лагерем в годы Английской революции, необходимо учитывать, что появление многочисленных законопроектов, петиций, обращений, требующих либерализации избирательного права, не привело к принятию соответствующих законов, их применения в юридической практике. Демократический лагерь выработал программу реформирования институтов представительства населения в парламенте, но не сумел добиться ее реализации.

Тем не менее, особенности правотворчества революционной эпохи имеют непреходящий интерес для исследователей общественно-правовых институтов. Идейное наследие прогрессивных мыслителей эпохи Английской революции отражает реалии политического процесса данного времени, настроения в обществе. Конституционные проекты левеллеров, армейских делегатов, групп населения представляют собой яркий пример народного правосознания, выраженного в юридических нормах.

Одним из аргументов, свидетельствующих о жизненности политико- правовых теорий раннего периода нового времени, является, на наш взгляд, их востребованность в ходе становления государственности Соединенных Штатов Америки. Не имея возможности реализовать проек-

Вестминстер (зал, в котором собирался парламент

во времена Кромвеля)

ты нового общественно-государственного устройства у себя на родине, независимые религиозные общины стремились сделать это на неосвоенных территориях Нового Света - в Северной Америке. Уже в 30-40-е гг. XVII в. ряд американских колоний, основанных выходцами из Англии (Новая Англия), управлялся на основании принципов, близких к тем, что были провозглашены левеллерами.

Опыт законотворчества эпохи Английской революции XVII в., в частности, левеллеров и близких им политических течений, имел важное значение для последующего развития мирового электорального процесса. Английскими демократами было провозглашено право участия граждан в выборах, право, обусловленное не сословной или корпоративной принадлежностью, а неотъемлемым (естественным) правом личности как таковой, Активное применение доктрины естественного права в процессе законотворчества способствовало появлению прогрессивного новаторства в науке государственного и публичного права, заложило основы светской теории конституционализма и парламентаризма, развивавшихся на протяжении эпохи нового времени в трудах Дж. Локка, ПІ. де Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и многих других авторов,

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Ю. А. Веденеев и др.. Очерки по истории выборов и избирательного права: Учебное пособие. - Калуга: Калужский обл. фонд возрождения историко- культурных и духовных традиций «Символ». - 692 е. 2002

Еще по теме 3. Избирательное право в программе демократического течения Английской революции:

  1. § 1. Французское государство начального периода революции XVIII в.
  2. §3.2. Предоставление политического убежища и статуса беженца как канал легализации: политико-правовые трудности в формировании общего подхода
  3. § 2. Формы взаимодействия гражданского общества и государства
  4. 3. Избирательное право в программе демократического течения Английской революции
  5. Терминологический словарь
  6. Глава III. Право как важнейшее условие разрешения противоречия между личностью и государством
  7. ГЛАВА IV. Право, мораль и свобода в трактовке современной западной юриспруденции
  8. § 1. Французское государство начального периода революции XVIII в.
  9. Начало революции. «Долгий» парламент и борьба его с королем Карлом I
  10. § 1. Буржуазно-демократическое политическое образование в Приморье
  11. Государство и право Российской империи в начале XX вв.
  12. 8.2. Общие тенденции развития права
  13. Тема 1.2. США
  14. § 2. Февральская революция и падение самодержавия.
  15. Взгляды М. М. Ковалевского в области государственного ( конституционного ) права
  16. СЛОВАРЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ
  17. Этапы английской буржуазной революции.
  18. Возникновение буржуазного государства в Англии Особенности и основные этапы английской буржуазной революции XVII в.
  19. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ
  20. § 1. Французское государство начального периода революции XVIII в.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -