<<
>>

3. Институты самоуправления в англосаксонских королевствах

Англосаксонский период английской истории продолжался около шести веков - с середины V до середины XI столетия. До этого времени почти в течение четырехсот лет Британия была провинцией Римской империи.
В 407 г. римские легионы ушли с острова и уже никогда не возвращались, так как у них не было для этого средств и сил. С середины V в. в Британию переселяются германские племена: юты, саксы и англы. Вытеснив коренных жителей в западные и северо-западные районы острова и за его пределы (в частности, на полуостров Арморика - ныне Бретань), на захваченных территориях они образовали несколько королевств. С конца VI в. их число в основном равняется семи, поэтому период истории Англии с VII по IX в. называют Гептархией.

Эти королевства постоянно сталкивались друг с другом, соперничая в борьбе за политическое первенство. Ведущее положение поочередно занимали Кент (конец VI - начало VII в.), Нортумбрия (вторая половина VII в.), Мерсия (VIII в.), а с IX в. - Уэссекс, королю которого, Экберту, в 829 г. удается на время объединить под своей властью почти всю территорию, заселенную англосаксами.

С конца VIII в. на Британские острова начали совершать набеги датчане и норвежцы. Всем англосаксонским королевствам приходилось объединять свои усилия для борьбы с общим врагом. В 879 г. король Уэссекса

Альфред' заключил с датчанами договор, согласно которому северо-восточная часть острова оставалась у скандинавов. Она получила название Область датского права (Депло). Лишь во второй половине X в. се самостоятельность была ликвидирована королем Эдгаром2. В конце столетия набеги норманнов возобновились. В начале XI в. Кнут Великий3 объединил под своей властью Англию, Данию и Норвегию. Вскоре после смерти Кнута па престол вновь вступил представитель англосаксонской династии Эдуард Исповедник'1. Наконец, нормандское нашествие 1066 г. открыло новую страницу в истории Англии, королем которой стал герцог Нормандии Вильгельм-'.

Политическая организация Англии на протяжении всего раннесред- невскового периода сохраняла ряд элементов «военной демократии». Наиболее четко элементы общественных институтов германцев прослеживаются в системе местного самоуправления, прежде всего судебпо-административпого устройства. В англосаксонских королевствах они сохранялись гораздо дольше, чем во Франкском государстве. Рассмотрим их трансформацию в раннее средневековье.

Первоначальным звеном в системе местного судебпо-админи- стратнвного управления была сельская община. Она представляла собой ограниченную по числу группу людей, где все знали друг друга, где протекала повседневная жизнь человека. Община управлялась собранием своих членов, сообща решавших дела. Именно сельский сход (галимот) регулировал отношения внутри общины и ее связь с внешним миром.

На галимоте решались все важнейшие дела хозяйственной жизни: вопросы севооборота, выпаса скота, пользования угодьями (лесами, реками, озерами, соляными залежами и т. п.), которые составляли коллективную собственность общины. Однако деятельность схода не ограничивалась чисто хозяйственными функциями. На своих собраниях общинники разбирали мелкие проступки и взимали штрафы с виновных, разрешали тяжбы, возникавшие среди жителей деревни, оформляли различные сделки.

Сельский сход распределял повинности, был обязан производить розыск преступников, краденых вещей и собирать налоги. Его постановления являлись, вероятно, обязательными для всех членов. Кроме того, общинники могли выступать в качестве поручителей за своего односельчанина на собраниях сотни или графства. Заметим, что если в VII в. (по законам Уитреда91) для снятия обвинения с рядового свободного (кэрла) достаточно было клятвы четырех его товарищей, то к концу IX в. (договор Альфреда и Гутрума) необходимо свидетельство одиннадцати общинников и одного королевского тэна92.

Во главе общины стоял староста (tun-gerefa), которого первоначально выбирали на галимоте. С усилением королевской власти он стал назначаться королем или кем-то из его представителей. Именно старосту вместе с приходскими священниками и четырьмя самыми уважаемыми членами общины сельский сход посылал представлять свои интересы на собраниях сотни и графства.

Собрания свободного населения сотен и графств восходят к древним народным собраниям племен (собрания графств) или их подразделений (собрания сотен). В VI-VIII вв. эти собрания были носителями принципа народоправства, воплощавшего в себе коллективную волю соплеменников на данной территории (Е. В. Гутнова). Позднее они эволюционируют, постепенно перерождаясь из органов народной власти в подконтрольные государству и местной знати учреждения. Однако и в X в., несмотря на утверждение в них знати и должностных лиц, в собрания входили и представители местных общин: старосты, зажиточные крестьяне, выборный сотенный старшина. Кроме того, королевская власть покровительствует собраниям сотен и графств, предпринимая меры по активизации их деятельности. Первоначально, как уже упоминалось, участие в народных собраниях считалось привилегией свободного человека. Позднее присутствие в них становится обязанностью. Законы предписывают представителям общин являться на собрания: «И пусть, [все] как это полагается посещать, посещают под страхом штрафа сотенные собрания»93. Уже в IX в. в Мерсии освобождение от посещения собраний является особой привилегией. Законы Этельстана (X в.) квалифицируют неявку в собрание как неповиновение королю: «Если кто трижды будет отсутствовать в собрании (gemot), пусть заплатит [штраф] за неповиновение королю и пусть это будет за 7 дней до судебного собрания»94. Вместе с тем предусматриваются меры, которые должны были обеспечить исполнение местными собраниями их основных функций, прежде всего, судебных.

Королевская власть пыталась опереться па местные учреждения, использовать их в целях поддержания внутреннего мира. Она была вынуждена считаться с ними, ибо собрания объединяли кэрлов и тем самым давали им средство сопротивления королю и его агентам, возможность отстаивать свои интересы в борьбе со зиатыо.

Сотня (hundred) была промежуточным звеном между общиной и шай- ром (графством) в системе местного самоуправления. На северо-востоке Англии, на территории датских поселений (графства Йоркшир п Линкольншир) подобные единицы назывались «wapentake». Это название, по замечанию английского историка Ф. Мэтлапда, указывает па время, когда вооруженные воины па собраниях выказывали свое одобрение лязгом оружия. Термин «сотня» впервые появился в законах короля Эдмунда Р. Однако текст «Порядка ведения и функции сотенных собраний», изданного до 975 г., сообщает, что сотня уже давно установленный институт. Число сотен в шайре могло значительно варьировать: от 5 в Лес-

Собрание сотни (hundred-gemot, hundred-moot) созывалось раз в месяц, обычно на открытом воздухе. Первоначально па нем могли присутствовать все жители сотни. Затем интересы каждой общины представляли сельский староста, приходской священник и четыре самых уважаемых крестьянина. Кроме них, в заседаниях принимали участие все более или менее крупные землевладельцы округа. Участники гемота находились под особым покровительством закона на пути в собрание it из него.

Собранию сотни принадлежала гражданская и уголовная юрисдикция. Здесь решались вопросы, выходившие за пределы компетенции сельских сходов. В качестве судей первоначально выступали все присутствующие, но постепенно выделилась особая судебная комиссия из двенадцати человек. Возможно, это произошло для облегчения процедуры. Ранние упоминания о коллегии 12 старших гэпов содержат памятники IX в. Некоторые разъяснения относительно их функций дают законы X в. В компетенцию комиссии входило осуществление правосудия, преследование и арест преступников, сбор некоторых штрафов, а также исполнение отдельных административных функций. Члены комиссии были подконтрольны королю, и хотя значение ее со временем возрастает, полного подчинения местных судов тэпам, скорее всего, не было.

Помимо чисто судебных, сотенные собрания осуществляли административные, полицейские, фискальные функции. Сотня была ответственна за сбор судебных штрафов, церковных и других налогов, производила раскладку различных фискальных поступлений. В X в. короли официально признают за местными собраниями право па получение определенной доли от штрафов и поборов. По законам Этельреда95сотне причи- талась половина всех судебных сборов. Часть поступлений с судов отдавалась населению сотни, исполнявшему повинности по розыску преступника: «И обвиненных людей... нужно задерживать, и каждый из них должен уплатить залог в 6 полумарок, половину поземельному господину и половину местному суду (wapentake)»96. Если же преступник не предъявлялся, сотня несла коллективную ответственность за уголовное преступление, совершенное на ее территории.

В компетенцию собрания сотни входило также свидетельствование различных юридических актов, таких как передача земельной собственности из одних рук в другие, разбор исков о фолькленде97. При этом все участники собрания выступали в качестве свидетелей. Именно к свидетелям обращались впоследствии, если нужно было восстановить содержание договоров.

Главой сотни был избираемый на ее гемоте сотенный старшина. Он первоначально председательствовал на заседаниях. Со временем возрастает значение королевского служащего - герефы. Герефа являлся представителем интересов короля и вначале, по-видимому, занимался лишь сбором судебных штрафов в его пользу. С течением времени он все более контролирует деятельность собрания. Однако, как заметил А. Р. Корсуи- ский, «даже начав руководить судебными заседаниями сотен, королевский герефа не вмешивался еще непосредственно в вынесение решений участниками суда»98. В правовых памятниках X в. за герефой закреплялось право и обязанность созыва сотенного собрания, в состав которого он входит как чиновник короля. Сместить герефу мог только король.

Более крупной территориальной единицей, чем сотня, являлся шайр (shire, scir), который после нормандского завоевания станут называть графством. В объединенном англосаксонском королевстве графство представляло собой либо территорию некогда самостоятельного королевства (Кент, Эссекс), либо (таких большинство) вновь образованный судебно- административный округ. Шайры существовали, по-видимому, на юге острова уже во время Альфреда Великого (871-899) и полностью упрочились в правление Эдгара. Каждый шайр до нормандского завоевания имел свое народное собрание (scircmoot, folcmoot), которое обычно собиралось два раза в год: «И пусть... собирается... в году... собрание графства два раза, если не будет надобности делать это чаще»11.

Во главе шайра стоял первоначально избираемый на собрании, а позднее назначаемый королем и его советниками (уитанами) элдермен. Он председательствовал на собрании графства, а во время войны командовал воинами графства.

С усилением королевской власти все большую роль в жизни графства играет королевский управляющий - шайррив (будущий шериф).

Первоначально он, главным образом, представлял интересы короля в графстве: собирал различные поступления для королевской казны, заведовал королевским имуществом в шаііре. Постепенно сфера его деятельности расвіиряется. Шайррив не только осуществляет полицейскую и судебную власть, по и становится председателем собрания графства.

По замечанию Д. М. Петрушевского, в собраниях графств участвовали представители каждой общины, все более или менее крупные землевладельцы графства, шайррив, элдермен, другие должностные лица графства и епископ. Причем епископ графства принимал самое деятельное участие в собрании: «И пусть присутствуют па собраниях графства епископ и элдермен, и оба они должны наставлять, как в божеском, так и в светском нраве»99. Собрания графств выполняли, прежде всего, судебные функции. На них рассматривались дела, не получившие разрешения в собрании сотни, совершались различные юридические акты, такие как передача земли из рук в руки. Фолькмот обсуждал также вопросы налогообложения шайра, военной обороны. Иногда фолькмот подтверждал изданный центральной властью закон, придавая ему юридическую силу.

Как известно, в Англии вплоть до IX в. кэрлы составляли основную массу населения. Даже к середине XI в. сохранялось еще много свободных крестьян - собственников. Они не жаждали получить права па посещение собраний графств. Напротив, кэрлы желали заменить бремя обязательного посещения возможностью не являться в собрание. Там, где мы склонны видеть потерю политических прав, отмечает Ф. Мэтланд, они видели только облегчение от общественных повинностей. Итак, к концу раннесредневекового периода свободные люди все еще играют заметную роль в органах местного самоуправления, по все более исключаются из участия в собраниях графств.

Заметную политическую роль в государстве англосаксов играл «совет мудрых» (уитенагемот). В современной историографии не сложилось единого взгляда на истоки и характер данного учреждения. Ряд историков считает, что собрание унтанов ведет свое происхождение от собраний свободных общинников - фолькмотов. Другие исследователи полагают, что уитенагемот изначально был аристократическим органом, был создан королем и состоял из его приближенных.

Термин «уитенагемот» (witenagemot) впервые появляется в законах и хартиях X в. В предшествующие столетия наиболее распространенными были англосаксонские miccl gemot, sinodlie gemot и латинские synodus, consilium, conventio publica. Во многих англосаксонских законах имеются вступления, в которых говорится об оглашении данных законов па собрании уитанов. Однако, в документах ни статус, ни полномочия уите- нагемота закрепления не нашли.

Кнут Великий (миниатюра из рукописи XI в.)

Все члены «совета мудрых» именуются единым титулом «уитапы» или его латинскими эквивалентами. При свидетсльствоваппн грамот участники собрания ставят своп подписи в соответствии со схемой социальных рангов: король, архиепископ, члены королевской семьи, егшеко- пы, элдермены, аббаты, тэны и лица без титулов. Нарушалась эта последовательность довольно редко.

Как численный, так и социальный состав уитенагемота изменялся на протяжении столетий. В собраниях уитанов VII- VIII вв. присутствовало от 15 до 30 человек. На собрании 679 г. присутствовало 15 уитанов, а в 742 г. в Клофешо собралось уже 27 человек, из них 19 лиц духовного звания, 3 элдермена и 2 человека без титула. Более половины из присутствовавших, как правило, составляло духовенство. В конце VIII в. вновь в Клофешо собирался уитенагемот, на котором была составлена грамота, подписанная 29 свидетелями (17 из духовенства, 12 лиц без титула). По мнению К. Ф. Савело, лица без титула могли представлять верхушку крестьянства, которая еще не влилась в состав знати, либо это были безземельные дружинники. Примечательно, что свидетельства лиц без титула встречаются в грамотах VII-VIII вв., редки в записях IX в. и, как правило, отсутствуют в документах первой половины X в.100.

К концу IX в. происходят изменения в социальном составе уитенагемота. Расширяется число представителей светской знати. Если на уитенаге- моте 824 г. в Клофешо из 89 участников 72 лица имели духовное звание, То к середине IX в. преобладание в собраниях элдерменов и тэ- нов становится явным101. По мере усиления королевской власти увеличивается, прежде всего, число тэнов (ministri), участвующих в собраниях уитанов. Со временем тэны составляли уже приблизительно половину собрания.

В X в. представительство светской знати в уитенагемоте еще более возрастает, прежде всего, за счет министериалов, состав которых зависел от назначения короля, тогда как максимальное количество епископов определялось количеством епархий. В собрании времени Этельстана102присутствовало 40-60, иногда 90-100 человек. В ноябре 931 г. на уитенагемоте присутствовало 100 человек - оба архиепископа, кентерберийс- кий и йоркский, 2 представителя королевской семьи, 17 епископов, 15 элдерменов, 5 аббатов и 59 тэнов. На собрании в Винчестере в 934 г. заседали 2 архиепископа, 4 члена королевской семьи, 17 епископов, 12 олдерменов, 4 аббата и 52 тэна.

Итак, уитенагемот постепенно трансформировался из общего совета королевства в совет феодальной знати. С объединенном англосаксонских королевств под властью Уэссекса «совет мудрых» стал общим собранием единого королевства, но не собранием всего народа. Выражая в своих постановлениях народную волю, собрание уптаиов не было it собранием народных представителен графств. Ряд историков считают, что уитенагемот сохранял свои «представительный характер», поскольку каждый из его членов, будучи представителем народа, мог участвовать в решении любых вопросов и оформлении юридических актов. Однако большинство исследователей отрицает принцип выборности уптаиов.

Существует точка зрения, что каждый свободный человек имел право присутствовать на уптепагемоте, по письменных свидетельств широкого народного участия в собраниях пет. Если жители той местности, где происходило совещание, и сопровождающие уптаиов свиты и присутствовали на собрании, то, видимо, лишь в качестве пассивных наблюдателей. Ядро собраний составляли приближенные короля, связанные с ним территориально.

Не были определены также порядок и периодичность созыва уптспа- гемота. Время и место заседания устанавливались по воле короля, обычно сбор назначался на пасхальные пли рождественские праздники. Количество собраний в разные годы было неодинаковым - от одного до четырех в год.

В исторической литературе уитенагемот рассматривают как учреждение с широким кругом полномочий. Уптапы принимали участие в составлении и оглашении законов. Англосаксонский историк Беда Достопочтенный1 сообщает о записи законов кентским королем Этельбертом-: «Кроме других благ, которые он совершил, заботясь о своем пароде, он издал для него вместе с советом мудрых (concilium sapientium) судебные постановления по примеру римлян»11. В преамбулах законов Уптреда, Инэ, Альфреда Великого, Этельстана и других королей есть ссылки па участие уитанов в законодательной деятельности.

Король и уитапы назначали элдсрмсиов и епископов, решали вопросы войны и мира, обсуждали и утверждали договоры. Согласие уптснаге- мота обычно требовалось при назначении податей; королевские земельные пожалования также должны были получать подтверждения уитанов. Уитенагемот был судом высшей инстанции в королевстве, разрешал дела сторон, подлежавших непосредственно королевской юрисдикции.

По мнению ряда историков, в компетенцию уитепагемота входило утверждение или в случае необходимости избрание'1]! низложение королей. Документы не дают однозначного ответа па этот вопрос.

Право низлагать короля в законодательстве закреплено не было, по продолжали действовать германские нормы. В соответствии с ними ко роль мог быть смещен и даже убит, если его действия наносили вред обществу. Еще в VIII в. к такой мере неоднократно прибегали уитаны отдельных королевств. В 757 г., согласно «Англосаксонской хронике»: «Кюневульф103 и западносаксонские уитаны лишили Сигебрихта за его дурные дела его королевства, за исключением Гэмпшира»104. В 774 г. аналогичным образом королевской власти был лишен король Нортумбрии Эльхред.

Известно, что на уитенагемоте 6 января 1066 г. был избран и последний англосаксонский король Гарольд, погибший 14 октября 1066 г. в битве при Гастингсе. Его победитель герцог Нормандии Вильгельм, в свою очередь, не просто провозгласил себя королем, но был формально избран на уитенагемоте, собранном в Вестминстере: «Все, нимало не колеблясь, радостно выразили свое согласие, как бы по внушению неба, единомышленно и единогласно. С волей англосаксов без всяких затруднений согласились и нормандцы»105. Вильгельм I Завоеватель использовал старинные англосаксонские традиции, превратив их в средство усиления своей власти.

Таким образом, уитенагемот представляется органом власти с обширными полномочиями. Однако на практике всеми перечисленными правами «собрание мудрых» пользовалось в зависимости от обстоятельств и личного характера того или иного короля. Реализовать свои полномочия уитенагемот мог при слабом короле. При королях сильных многие из прав оказывались недействительными. Тем не менее, уитенагемот сохранял на протяжении всего англосаксонского периода значение как политическое учреждение, особенно в области законодательства, суда и налогообложения и впоследствии, по мнению ряда историков, повлиял на становление позднейших английских государственных учреждений.

<< | >>
Источник: Ю. А. Веденеев и др.. Очерки по истории выборов и избирательного права: Учебное пособие. - Калуга: Калужский обл. фонд возрождения историко- культурных и духовных традиций «Символ». - 692 е. 2002

Еще по теме 3. Институты самоуправления в англосаксонских королевствах:

  1. 3. Институты самоуправления в англосаксонских королевствах
  2. Формирование и эволюция избирательного права в Западной Европе
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -