<<
>>

4.3. СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕСПРЕВЫШЕНИЕМОГРАНИЧЕННЫХ ПОЛНОМОЧИЙ

В статье 174 ГК РФ приводится еще один состав недействительной сделки, в котором имеется конфликт между волей лица, осущетвляющего волеизъявление, и волей лица, от которого исходит полномочие на совершение сделки.

Имеются в виду случаи, когда у действующего лица имеются все полномочия на совершение сделки, вытекающие из доверенности, закона, обстановки, в которой совершается сделка.

С этими полномочиями в большинстве случаев контрагент знаком. Он вступает в сделку, исходя из наличия их у своего партнера. Однако данные полномочия могут иметь дополнительные ограничения, установленные в договоре или в учредительных документах лица, от которого исходит полномочие.

Подобные дополнительные ограничения часто бывают неизвестны контрагенту, добросовестно вступающему в сделку на основании тех полномочий, которые очевидны из обстановки, доверенности или закона. В целях защиты интересов добросовестной стороны такие сделки не могут быть признаны недействительными. И только в тех случаях, когда доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях, сделки с превышением ограниченных полномочий могут быть признаны недействительными.

При рассмотрении данного вида недействительных сделок заслуживают внимание следующие вопросы:

376

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

  1. в чем выражаются дополнительные ограничения полномочий;
  2. чем может подтверждаться осведомленность другой стороны о таких ограничениях;
  3. кто может подавать иск о признании сделки недействительной ;
  4. может ли недействительная сделка впоследствии быть одобрена лицом, от которого исходит ограничение полномочий;
  5. при каких условиях суд при наличии оснований недействительности тем не менее может оставить такую сделку в силе.

1.

В статье 174 указано только два источника, в которых могут содержаться ограничения полномочий: договор или учредительные документы юридического лица. Договор может содержать ограничения полномочий любого лица, действующего в интересах другого субъекта (но не органа юридического лица), учредительные документы - только ограничения полномочий органа юридического лица. Наличие ограничений в каких-либо иных документах не должно рассматриваться как основание применения статьи 174 ГК РФ1.

Договор должен содержать ограничения уже имеющихся полномочий лица по сравнению с тем, как эти полномочия определены для него в доверенности, законе или следуют из обстановки, в которой совершается

сделка.

Учредительные документы должны содержать ограничения имеющихся полномочий органа юридического лица по сравнению с тем, как эти полномочия определены в законе.

1 Высший арбитражный суд, тем не менее, в одном из своих решений указал на необходимость учитывать ограничения полномочий, закрепленные в решении общего собрания членов общества. См. постановление Президиума ВАС РФ от 16 сентября 1997 г. № 435/96 // СПС «Гарант». Такой подход представляется нам ошибочным и не соответствующим статье 174 ГК РФ.

377

О.В. ГУГНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

Например, доверенность выдается на основании договора поручения, в котором установлено, что поверенный может совершать от имени доверителя сделки только в ограниченных пределах (например, не более, чем на 3000 рублей). Между тем в самой доверенности такого рода ограничений нет. Договор поручения в этом случае будет тем документом, который ограничивает полномочия лица по сравнению с тем, как они определены в доверенности.

В уставе может содержаться ограничение полномочий генерального директора действовать от имени общества, не предусмотренное законом. Например, в статьях 78 и 79 Закона «Об акционерных обществах» установлено, что генеральный директор может совершать крупные сделки только с согласия совета директоров или общего собрания акционеров (в зависимости от суммы сделки).

Однако по уставу генеральному директору может быть запрещено совершать без одобрения совета директоров не только крупные, но вообще любые сделки с недвижимостью.

Согласно пункту 1 статьи 72 ГК РФ, каждый участник полного товарищества вправе действовать от имени товарищества, если учредительным договором не установлено, что все его участники ведут дела совместно либо ведение дел поручено отдельным участникам.

В случае если на основании учредительного договора участники ведут дела совместно, для совершения каждой сделки требуется согласие всех участников товарищества. Если же ведение дел поручено отдельным участникам товарищества, остальные участники для совершения сделок от имени товарищества должны иметь доверенность от участника (участников), на которого возложено ведение дел товарищества. Аналогичные по сути нормы предусмотрены для участников простого товарищества в пунктах 1 и 2 статьи 1044 ГК РФ.

Продавец, стоящий за прилавком магазина, может быть ограничен трудовым договором, в соответствии с которым он может совер'шать сделки только в пределах определенной суммы. В трудовом договоре может быть

378

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

предусмотрено, что сделки свыше этой суммы он может совершать только при наличии подписи менеджера по продажам.

Следует подчеркнуть, что в соответствующем договоре или в учредительных документах ограничение полномочий должно быть четко установленным. Это может быть прямая запись о том, что орган (поверенный) не вправе совершать сделки, отвечающие определенным признакам (выше определенной суммы, с недвижимостью и т. п.). Ограничение полномочий может также следовать из остаточного характера компетенции органа юридического лица.

Например, по уставу решение вопроса о заключении кредитного договора отнесено к исключительной компетенции правления, а генеральный директор может совершать только сделки, не отнесенные к компетенции правления. В этих условиях заключение директором кредитного договора без решения правления будет являться выходом за пределы ограничений, установленных уставом.

Высший арбитражный суд по данному делу указал следующее:

«Вывод судов всех инстанций о том, что поскольку конкретно полномочия генерального директора в уставе АОЗТ «Арктиктииви» не определены, то они не могут быть превышены, является неверным. Согласно уставу, компетенция генерального директора носит остаточный характер, то есть он вправе принимать решения по вопросам, не относящимся к ведению заседания сторон-учредителей и правления»1.

Не должно считаться ограничением полномочий общее предписание, в соответствии с которым «генеральный директор вправе совершать от имени общества сделки в пределах, установленных советом директоров (общим собранием акционеров)». При отсутствии соответствующего решения совета директоров (общего

1 См. постановление Президиума ВАС РФ от 11 декабря 1996 г. J* 2506/96 // СПС «Гарант».

379

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

собрания) о конкретных пределах действий генерального директора ограничение полномочий нельзя считать установленным.

С другой стороны, если в уставе предусмотрено, что директор совершает какие-либо сделки только в случае, если он уполномочен на это другим органом общества, то без наличия такого полномочия заключенные им сделки следует считать недействительными. Так, в одном из дел Высший арбитражный суд указал, что «законные полномочия директора были ограничены уставом, и он мог заключить договор гарантии только в том случае, если был уполномочен правлением»1.

Полномочия в учредительных документах могут быть ограничены путем прямого указания на документ, в пределах содержания которого может действовать исполнительный орган организации. Так, в одном из дел по уставу садоводческого товарищества правление распоряжалось имуществом и денежными средствами в пределах утвержденной сметы, председатель правления был вправе заключать от имени товарищества договоры в пределах планов и смет, общее собрание утверждало приходно-расходную смету.

Высший арбитражный суд указал в этом случае:

«Таким образом, из устава следует: полномочия по распоряжению имуществом предоставлены общему собранию членов товарищества, а председатель вправе заключать сделки с имуществом, в отношении которого принято соответствующее решение общего собрания.

Поскольку в смете нет указания на поступление средств от продажи магазина, сделка, заключенная председателем правления, является недействительной»2.

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

В целях применения статьи 174 ГК РФ не могут приниматься во внимание ограничения, установленные в каких-либо иных документах, кроме договора или учредительных документов. Так, в судебной практике имеется случай, когда директор представительства страховой организации превысил полномочия (квоту максимальной ответственности по единичному риску), ограниченные приказом страховой организации.

Высший арбитражный суд РФ не нашел оснований для применения статьи 174 ГК РФ, указав следующее:

«Размер ограничения страховой суммы не указан страховщиком ни в доверенностях, ни в положении о представительстве. Доказательств ознакомления страхователя с приказом, содержащим размер квот на момент заключения договоров страхования, страховая компания не представила... Поскольку СК «Амур-Аско» не доказала, что НПК ТОО «Анкир» знало или заведомо должно было знать при заключении договоров страхования об ограничениях полномочий представительства определенным размером разовой квоты принятия на риск, оснований для признания недействительными договоров страхования у суда не имелось»1.

К сожалению, в данном деле Высший арбитражный суд не увидел оснований для признания сделки недействительной только из-за того, что не была доказана осведомленность другой стороны об установленных ограничениях.

Хотя на самом деле в приведенном примере статья 174 не должна применяться уже потому, что ограничение полномочий было установлено в приказе, который не является ни договором, ни учредительным документом юридического лица. Руководитель представительства действует на основании доверенности, и если полномочия доверенности не ограничены договором, сделка

1              См. постановление Президиума ВАС РФ от 6 апреля 1999 г.

№ 2117/98 // СПС «Гарант».

2              См. постановление Президиума ВАС РФ от 2 июня 1998 г.

№ 6007/96 // СПС «Гарант».

380

1 См. постановление Президиума ВАС РФ от 12 ноября 1996 г. № 1776/96 // СПС «Гарант».

381

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

не может быть признана недействительной на основании статьи 174 ГК РФ.

Аналогичную позицию применительно к ограничениям полномочий органов юридических лиц занял Пленум Высшего арбитражного суда РФ. В пункте 6 постановления Пленума от 14 мая 1998 г. № 91 указывается:

«В правоотношениях с участием юридических лиц судам надлежит иметь в виду, что статья 174 ГК РФ может применяться в тех случаях, когда полномочия органа юридического лица определенно ограничены учредительными документами последнего.

Наличие указанных ограничений, установленных в других документах, не являющихся учредительными, не может являться основанием для применения данной статьи».

Руководствуясь данным разъяснением, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа правомерно отказал в признании недействительным дополнительного соглашения, заключенного генеральным директором с нарушением полномочий, которые ограничены протоколом заседания совета директоров акционерного общества, указав следующее:

«Уставом ОАО «Фирма-КПД» полномочия генерального директора не ограничены.

Протокол Совета директоров учредительным документом акционерного общества не является. Таким образом, в иске ОАО «Сибиряк» отказано правильно»2.

Ограничение полномочий, установленное в статье 174 ГК РФ, не следует смешивать с действиями

1              Постановление Пленума Высшего арбитражного суда РФ

от 14 мая 1998 г. № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174

Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации орга

нами юридических лиц полномочий на совершение сделок» // Вест

ник Высшего арбитражного суда РФ. 1998. № 7.

2              См. постановление Федерального арбитражного суда Восточ

но-Сибирского округа от 6 марта 2000 г. по делу № АЗЗ-7981/99-С2-

Ф02-289/00-С2 // Долженко А.Н., Резников В.Б., Хохлова Н.Н. Су

дебная практика по гражданским делам. М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М.,

2001. С. 277.

за пределами полномочий, предусмотренными в статье 183 ГК РФ. Это имеет важное практическое значение, поскольку в случае действий за пределами полномочий по статье 183 ГК РФ возникает не недействительность сделки, а иное последствие: сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку1.

Необходимо напомнить, что в статье 183 ГК РФ речь идет только об отношениях представительства, и в силу этого она не применяется к ограничениям полномочий органа юридического лица. Что же касается выхода за пределы полномочий лицами, не являющимися органами юридического лица, то статьи 174 и 183 ГК РФ имеют совершенно самостоятельные сферы применения.

Если имеет место выход этих лиц за пределы ограничений, установленных в отдельном договоре, по сравнению с тем, как полномочия первично определены в доверенности или следуют из обстановки — то применяется статья 174 ГК РФ. Если же имеет место выход за пределы «первичных» полномочий, установленных в самой доверенности, законе, акте государственного органа или следующих из обстановки, то следует применять статью 183 ГК РФ.

Если же говорить о действиях лица вообще без полномочий, то во всех случаях надлежит применять статью 183 ГК РФ. На практике нередки случаи, когда

* Следует согласиться с М.И. Брагинским и В.В. Витрянским, считающими, что «необходимо ограничительное толкование этой нормы: соответствующие последствия - договор признается заключенным с представителем - наступают только при наличии согласия третьего лица» (См.: Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 140). Такое толкование вполне логично, поскольку третье лицо, видевшее в лице «представителя», не имеющего полномочий, лишь стоящего за ним представляемого, изначально хотело иметь дело с представляемым. После того, как оказалось, что представитель не имеет полномочий действовать от имени представляемого, сделку следует считать заключенной с представителем лишь в том случае, если на это согласен контрагент.

382

383

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

действия неуполномоченного субъекта от имени юридического лица пытаются квалифицировать по статье 174 ГК РФ.

Например, руководитель филиала действует без доверенности от имени юридического лица. На этом основании суды пытаются применить статью 174 ГК РФ.

Однако в силу закона (п. 3 ст. 55 ГК РФ) руководитель филиала не является органом юридического лица и не имеет никаких полномочий действовать от имени юридического лица. Все его полномочия должны следовать из доверенности. Поэтому в данном случае надлежит применять статью 183 ГК РФ.

То же самое можно сказать о действиях от имени юридического лица бывшего генерального директора или лица, выдающего себя за генерального директора. Только в том случае, если у руководителя филиала (бывшего директора юридического лица или иного лица) имеется доверенность, и при этом в отдельном договоре с юридическим лицом его полномочия ограничены по сравнению с тем, как они определены в доверенности, можно говорить о применении статьи 174 ГК РФ.

Аналогичная ситуация возникает, когда от имени юридического лица без полномочий действует коммерческий директор или заместитель директора организации, не являющийся полномочным органом юридического лица1. При отсутствии у такого лица доверенности либо при выходе его за пределы полномочий, установленных доверенностью, применению подлежит статья 183 ГК РФ. Только если полномочия коммерческого директора, действующего на основании доверенности, будут ограничены отдельным договором (например, договором поручения), по сравнению с тем, как они определены в доверенности, может применяться статья 174 ГК РФ.

Если же от имени юридического лица действует его орган, то при превышении полномочий, установленных учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в законе, следует применять статью 174 ГК РФ. Но при превышении органом полномочий, установленных самим законом (иным правовым актом), совершенные им сделки признаются ничтожными (ст. 168 ГК РФ). Ни статья 183, ни статья 174 ГК РФ при этом применению не подлежат1.

Например, компетенция руководителей приватизированных предприятий была в свое время ограничена пунктами 6.3 и 9.3 Типового устава, утвержденного указом Президента РФ от 1 июля 1992 г. № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий в акционерные общества». Судебная практика однозначно признает сделки руководителей предприятий с превышением этих ограничений ничтожными.

Следует также учитывать, что после применения статьи 183 ГК РФ к сделке, заключенной неуполномоченным лицом, возможно применение статьи 168 ГК РФ (ничтожность сделки) или иных норм о недействительности, если для этого есть отдельные основания.

Например, от имени банка коммерческим директором, действующим без доверенности, заключается кредитный договор. Так как коммерческий директор не является органом банка и не имеет доверенности, то к данному договору подлежит применению статья 183 ГК РФ: кредитный договор будет считаться заключенным от имени и в интересах коммерческого директора. Если заемщик по кредитному договору предъявит к банку исковое требование о предоставлении кредита, то суд должен

1 См. постановление Президиума ВАС РФ от 30 мая 2000 г. № 9507/99; постановление Президиума ВАС РФ от 23 июня 1998 г. № 112/98; постановление ФАСМО от 16 июня 2000 г. № КГ-А40/2310-00 // Долженко А.Н., Резников В.Б., Хохлова Н.Н. Судебная практика... С. 236, 257, 262.

384

1 См. п. 1, 2 постановления Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. №9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» ; п. 2, 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 г. № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации».

385

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

будет отказать в иске к банку, если не доказано, что впоследствии банк одобрил сделку1.

Однако, будучи заключенным между коммерческим директором и заемщиком, кредитный договор будет недействительным, поскольку коммерческий директор не обладает необходимой специальной правоспособностью для заключения данной сделки (не имеет банковской лицензии). Такая сделка будет ничтожной на основании статьи 168 ГК РФ.

Допустим, речь в подобном случае идет о сделке, не требующей специальной правоспособности (одноразовая выдача обычного займа от имени организации), но заемщик при этом не выражает согласия на то, чтобы стороной по договору была не организация, а коммерческий директор. Тогда эта сделка также признается ничтожной как не соответствующая требованиям закона (ст. 168, 432 ГК РФ) к заключению договора, поскольку у заемщика не имеется волеизъявления на заключение договора лично с коммерческим директором.

В любом случае вопрос о применении статьи 183 ГК РФ (в случаях, когда она подлежит применению) и вопрос о действительности сделки, заключенной в силу данной статьи от имени и в интересах совершившего сделку неуполномоченного лица, - это разные вопросы, которые в правоприменительной практике должны рассматриваться совершенно самостоятельно.

2. В статье 174 говорится, что сделка, совершенная с превышением полномочий, может быть признана недействительной лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

Применительно к полным товариществам, товариществам на вере и простым товариществам данное пра-

1 См. п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 г. № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 ГК РФ».

386

вило подкрепляется нормами абзаца 4 пункта 1 статьи 72 и пункта 3 статьи 1044 ГК РФ. В соответствии с ними в отношениях с третьими лицами товарищество (товарищи) не вправе ссылаться на ограничение полномочий товарищей, за исключением случаев, когда товарищество (товарищи) докажут, что третье лицо в момент совершения сделки знало или заведомо должно было знать об отсутствии у участника товарищества права действовать от имени товарищества (товарищей)1.

Если учесть, что соответствующие ограничения могут быть либо в договоре, либо в учредительных документах юридического лица, на практике это означает, что другая сторона в сделке должна быть знакома (или предполагается, что знакома) именно с этими документами.

Очевидно, что прямым доказательством ознакомления с ограничением полномочий будет передаточный акт или иной аналогичный документ, в котором фиксируется передача договора (учредительных документов) контрагенту для ознакомления. Но на практике такая ситуация встречается крайне редко, и в большинстве случаев используются косвенные доказательства.

Например, контрагентом акционерного общества в сделке является его акционер - физическое лицо. В силу этого предполагается, что, будучи акционером и имея доступ к документации общества, физическое лицо должно было знать о содержании учредительных документов

1 О.Н. Садиковым высказано мнение, что в пункте 1 статьи 72 для полного товарищества и в пункте 3 статьи 1044 для договора простого товарищества «установлены правила, аналогичные положениям ст. 174 с тем, однако, отличием, что для оспаривания действительности совершенной сделки не требуется заявления иска в суде» (См. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) // Под ред. О.Н. Садикова... С. 367-368). Данное мнение, на наш взгляд, является ошибочным, поскольку рассматриваемые правила вообще не регулируют вопросов оспаривания сделок, заключенных с превышением ограниченных полномочий, и в силу этого не могут отменить необходимость предъявления в суд соответствующего иска. Эти правила, по сути, лишь дублируют некоторые положения статьи 174 ГК РФ применительно к полным товариществам и договору простого товарищества.

О.В. ГУГНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

акционерного общества, в которых ограничены полномочия генерального директора.

Только в том случае, если акционер докажет, что его право на ознакомление с уставом общества нарушалось акционерным обществом, у него есть шанс избежать признания себя заведомо должным знать содержание учредительных документов.

Другой пример: два юридических лица имеют долгосрочные хозяйственные связи и до заключения спорной сделки неоднократно заключали другие сделки, знакомясь с содержанием учредительных документов друг друга и проверяя полномочия. Даже если при непосредственном заключении оспариваемой сделки другая сторона не знакомилась с учредительными документами, все предшествующие отношения свидетельствуют о том, что она знала о содержании учредительных документов контрагента.

Чаще всего встречаются ситуации, когда в самом тексте заключаемого договора (или в тексте доверенности, на основании которой действует ограниченное в полномочиях лицо) содержится общее указание о том, что генеральный директор (иное лицо) действует на основании устава (договора поручения). В самом уставе (договоре) содержится ограничение полномочий подписывающего договор лица, но в тексте заключаемого договора нет сведений о таких ограничениях. Будет ли ссылка на устав (договор поручения) в заключаемом договоре сама по себе свидетельствовать о том, что контрагент в сделке должен был ознакомиться с содержанием устава (договора) прежде, чем подписывать такой договор?

Судебная практика по этому вопросу занимает неоднозначную позицию. Непосредственно после принятия ГК РФ суды однозначно признавали указание на устав в заключаемом договоре в качестве подтверждения того, что другая сторона в сделке должна была ознакомиться с этим уставом. Так, в одном из дел Высший арбитражный суд РФ указал:

«Договор залога со стороны залогодателя подписан председателем правления акционерного общества,

388

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

действующим, как указано в договоре, на основании устава. Из этой записи следует, что другая сторона в сделке должна была ознакомиться с текстом устава общества, чтобы выяснить, имеются ли у председателя правления полномочия на заключение договора залога недвижимого имущества. Из устава усматривается, что председатель правления не наделен полномочиями совершать такие сделки, поэтому на основании статьи 174 ГК данный договор является недействительной сделкой»1.

В другом деле ВАС РФ еще более лаконично выразил свою позицию:

«Указание в преамбуле договора на то, что генеральный директор действует на основании устава, предполагает ознакомление другой стороны с данным документом»2.

Однако такой подход не всегда отвечает требованиям справедливости. В российском гражданском праве нет императивной нормы, обязывающей при вступлении в договорные отношения с юридическим лицом всякий раз знакомиться с содержанием его учредительных документов.

Более того, по общему правилу полномочия органов юридического лица определяются законом (Федеральные законы «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью» и т. д.), и при вступлении в сделку с юридическим лицом должно предполагаться, что содержание его учредительных документов соответствует закону.

Что же касается ссылок в заключаемых договорах на то, что генеральный директор действует на основании

1              Постановление Президиума ВАС РФ от 12 ноября 1996 г.

№ 1776/96 // Сарбаш СВ. Арбитражная практика по гражданским

делам: Конспективный указатель по тексту Гражданского кодекса.

М.: «Статут», 2000. С. 183.

2              Постановление Президиума ВАС РФ от 11 декабря 1996 г.

№ 2506/96 // Там же. С. 183. См. также постановления Президиума

ВАС РФ от 9 июня 1998 г. № 1225/98; от 11 июля 1998 г. № 2385/98 //

СПС «Гарант».

389

¦

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

устава, то по справедливому замечанию СВ. Сарбаша, «подобная оговорка делается автоматически, без придания ей какого-либо смысла, в силу стереотипности деловой практики заключения договоров»1. По мнению данного автора, «участники современного российского гражданского оборота придают данному положению в договоре скорее ритуальный смысл, чем юридический»2.

Поэтому СВ. Сарбаш считает, что подобная ссылка в договоре должна оцениваться судом в зависимости от конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами3.

Аналогичную позицию занял и Пленум Высшего арбитражного суда РФ. В пункте 5 постановления Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9 отмечается:

«Поскольку из смысла статьи 174 ГК РФ следует, что закон допускает случаи, когда другая сторона в сделке не знала и не должна была знать об установленных учредительными документами ограничениях, ссылка в договоре, заключенном от имени организации, на то, что лицо, заключающее сделку, действует на основании устава данного юридического лица, должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Такое доказательство, как и любое другое, не может иметь для арбитражного суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях».

После появления данного разъяснения судебная практика отказалась от придания ссылке на устав в договоре безусловной доказательственной силы в подтверждение того, что другая сторона в сделке должна была знать об ограничениях, установленных в этом уставе.

1 Сарбаш СВ. Ограничение полномочий органов юридических лиц // Журнал российского права. 1998. № 6. С. 110.

Там же.

3 Там же. С. 111.

390

3. В статье 174 ГК РФ определен субъект, который может оспаривать сделку, заключенную с превышением определенно ограниченных полномочий: им является лицо, в интересах которого установлены ограничения.

При этом, если сделка заключается от имени физического лица, очевидно, что это физическое лицо и будет являться тем лицом, в интересах которого отдельным договором (например, договором поручения) ограничены полномочия поверенного по сравнению с тем, как они определены в доверенности. В случаях, когда сделка с превышением определенно ограниченных полномочий совершается участником простого товарищества, оспаривать такую сделку могут остальные товарищи (это косвенно вытекает из содержания пункта 3 статьи 1044 ГК РФ).

Сложнее дело обстоит со сделками, заключаемыми от имени юридических лиц. Одни авторы придерживаются позиции, согласно которой ограничения в учредительных документах устанавливаются в интересах только самого юридического лица1. Другие считают, что ограничения устанавливаются также в интересах учредителей (участников) юридического лица2.

Пленум ВАС РФ в постановлении от 14 мая 1998 г. № 9 занял первую позицию. Согласно пункту 4 постановления, в тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, лицом, в интересах которого установлены ограничения, по смыслу статьи 174 ГК РФ, является само юридическое лицо. Пленум указал, что лишь в случаях, прямо указанных в законе, данные иски вправе заявлять и иные лица (в том числе учредители).

Таким образом, только само юридическое лицо, от имени которого действует его орган с превышением ограниченных уставом полномочий, может подавать

1              См.: Сарбаш СВ. Указ. соч. С. 108-110.

2              См.: Гражданское право. Часть I. Учебник / Под ред. Ю.К. Тол

стого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 211.

391

¦

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

в суд иск о признании сделки недействительной на основании статьи 174 ГК РФ. Учредители (участники) юридического лица таким правом не наделены.

Это объясняется тем, что в статье 174 ГК РФ имеется в виду прежде всего юридический, а не экономический интерес лица. Организация, а не ее участники, при совершении сделки с превышением полномочий юридически лишается права на принадлежащее ей имущество.

Именно с целью не допустить произвольного лишения юридического лица своего имущества из-за некомпетентных действий органа в учредительных документах устанавливаются ограничения полномочий органа юридического лица. Такое ограничение установлено в интересах самого юридического лица.

Что же касается учредителей (участников), то заключаемые юридическим лицом сделки никак не затрагивают их юридическую сферу интересов. Они лишь экономически могут пострадать от непродуманных действий органов юридического лица, не получив возможные дивиденды.

Непосредственно же от совершения таких действий учредители не страдают: они не лишаются никакого права, поскольку право на дивиденд возникает лишь после того, как соответствующим органом юридического лица принято решение о выплате дивиденда. Поэтому лишь в случаях, прямо указанных в законе, учредители (участники) могут считаться лицами, в интересах которых установлены ограничения, в целях применения статьи 174 ГК РФ.

Судебная практика подтверждает возможность предъявления в суд исков на основании статьи 174 ГК РФ только стороной сделки, в интересах которой установлены ограничения1.

1 См. п. 10 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ о поручительстве (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 г. № 28) // Вестник Высшего арбитражного суда РФ. 1998. № 3.

392

4. Заслуживает внимания и вопрос о том, может ли быть сделка, отвечающая признакам статьи 174 ГК РФ, впоследствии одобрена лицом, в интересах которого установлены ограничения.

Несмотря на то, что в тексте статьи нет прямого указания на возможность одобрения сделки, последующее одобрение тем не менее может происходить в порядке, аналогичном одобрению представляемым сделки, заключенной представителем с превышением полномочий или без полномочий (п. 2 ст. 183 ГК РФ). На это же указывается и в постановлении Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9.

Возможность такого одобрения вытекает из самой природы оспоримой сделки, отвечающей признакам статьи 174 ГК РФ: недействительность обоснована расхождением между волей лица, от имени которого действует субъект волеизъявления, и волей этого субъекта, вышедшего при заключении сделки за пределы предоставленных ему полномочий. Если же своей частной волей лицо, от имени которого действует неуполномоченный субъект, одобряет сделку, то конфликт между волей и волеизъявлением будет исчерпан и сделка будет отвечать всем требованиям действительности.

В связи с этим следует отметить, что одобрение должно исходить именно от лица, в интересах которого установлены ограничения. Если речь идет о физическом лице, то одобрить сделку должно это физическое лицо. Если же сделка совершается от имени юридического лица, то одобрение должно исходить от того органа, который имеет полномочия совершать или одобрять совершение подобного рода сделок.

Например, если от имени юридического лица с превышением ограничений, установленных договором поручения, действует заместитель генерального директора, то одобрить сделку своими действиями может генеральный директор, подписавший договор поручения. Если от имени юридического лица действует с превышением уставных ограничений генеральный директор, то одобрить сделку может только орган, уполномоченный

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

по уставу совершать (одобрять) подобные сделки (правление, совет директоров или общее собрание акционеров).

Из содержания пункта 7 постановления Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. № 9 как будто бы следует, что одобрение сделки, осуществляемое путем принятия исполнения, может осуществляться не только уполномоченным органом юридического лица. Об этом свидетельствует формулировка, в соответствии с которой одобрение может осуществляться «в том числе уполномоченным органом юридического лица».

Однако в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 г. № 57 занята более жесткая и принципиальная позиция. В пункте 5 указанного письма отмечается следующее:

«При оценке судами обстоятельств, свидетельствующих об одобрении представляемым - юридическим лицом соответствующей сделки, необходимо принимать во внимание, что независимо от формы одобрения оно должно исходить от органа или лица, уполно моченных в силу закона, учредительных документов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассматриваться как одобрение.

Действия работников представляемого по исполнению обязательства, исходя из конкретных обстоятельств дела, могут свидетельствовать об одобрении, при условии, что эти действия входили в круг их служебных (трудовых) обязанностей или основывались на доверенности либо полномочие работников на совершение таких действий явствовало из обстановки, в которой они действовали (абз. 2 п. 1 ст. 182ГКРФ)».

Таким образом, субъект одобрения должен иметь полномочия на совершение действий по одобрению сделки.

Высший арбитражный суд РФ в своих разъяснениях обозначил также некоторые способы, с помощью которых может происходить одобрение совершенной сделки.

В частности, одобрением сделки можно считать факт принятия истцом исполнения по оспариваемой сделке,

который свидетельствует о том, что сделка была одобрена1. Под принятием исполнения следует понимать зачисление денежных средств на расчетный счет, принятие товаров, работ, услуг.

В пункте 5 Информационного письма ВАС РФ от 23 октября 2000 г. № 57 разъяснено, что под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в частности, могут пониматься:

  • письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контрагенту по сделке;
  • признание представляемым претензии контрагента;

-конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке);

-              заключение другой сделки, которая обеспечивает

первую или заключена во исполнение либо во измене

ние первой; просьба об отсрочке или рассрочке исполне

ния; акцепт инкассового поручения.

5. Напомним также, что, будучи оспоримыми, сделки по статье 174 ГК РФ не обязательно должны быть признаны судом недействительными. Как справедливо отмечает О.Н. Садиков, «суд вправе не признать сделку недействительной, ибо ГК оставляет решение этого вопроса на усмотрение суда («сделка может быть признана недействительной»)»2.

1              См. п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г.

№ 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 ГК РФ при реали

зации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок».

2              Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федера

ции, части первой (постатейный). М.: Юридическая фирма КОН

ТРАКТ; ИНФРА-М, 1999. С. 367.

\jlt;j\j

¦

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

Как уже отмечалось выше, любая оспоримая сделка по действующему законодательству характеризуется тем, что она лишь «может быть признана судом недействительной». Это не исключает возможности оставления такой сделки в силе даже в случаях, когда все признаки недействительности имеют место.

При каких условиях может быть оставлена в силе сделка, недействительная по основаниям, предусмотренным в статье 174 ГК РФ?

В этой статье возможность признания сделки недействительной связывается с необходимостью предъявления в суд иска лицом, «в интересах которого установлены ограничения». Следовательно, закон исходит из того, что заключение сделки с превышением ограничений должно нарушать интересы лица, в пользу которого установлены данные ограничения.

Логично поэтому предположить, что если при рассмотрении спора будет установлено, что заключенная с превышением полномочий сделка в момент ее совершения тем не менее не нарушала интересов этого лица, то сделка должна быть оставлена в силе.

Данное положение можно проиллюстрировать на примере сделок, совершенных от имени всех членов простого товарищества его участником, не имеющим на то необходимых полномочий.

Согласно пункту 1 статьи 1044 ГК РФ, при ведении общих дел каждый товарищ вправе действовать от имени всех товарищей, если договором простого товарищества не установлено, что ведение дел осуществляется отдельными участниками либо совместно всеми участниками договора простого товарищества. При совместном ведении дел для совершения каждой сделки требуется согласие всех товарищей. При ведении дел отдельными участниками полномочия этих участников подтверждаются доверенностью, выданной остальными товарищами, или самим договором товарищества (см. п. 1 и 2 ст. 1044 ГК РФ).

396

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

В случае, если подобное ограничение полномочий установлено договором простого товарищества и при этом товарищ, не имеющий полномочий, совершит сделку от имени всех товарищей без согласия всех товарищей или без доверенности (без указания о его полномочиях в договоре), такая сделка может быть признана недействительной на основании статьи 174 ГК РФ по иску остальных товарищей. Последние должны доказать, что в момент заключения сделки третье лицо знало или должно было знать о наличии таких ограничений (п. 3 ст. 1044 ГК РФ).

Вместе с тем в пункте 4 статьи 1044 ГК РФ установлено правило: если при совершении сделки имелись достаточные основания полагать, что она была необходима в интересах всех товарищей, то товарищ может требовать возмещения произведенных им за свой счет расходов. Более того, отдельные товарищи, понесшие вследствие таких сделок убытки, вправе требовать их возмещения.

Данные нормы, по сути, исходят из возможности оставления в силе сделок, совершенных одним из товарищей с превышением полномочий, определенно ограниченных договором простого товарищества, при условии, что сделки совершались в интересах всех товарищей.

Из этого следует, что если в судебном процессе о признании сделки недействительной будет доказано, что сделка совершалась в интересах всех товарищей, то, даже если отдельные товарищи понесли по такой сделке убытки, она должна быть оставлена в силе как заключенная от имени всех товарищей. Товарищ, совершивший сделку с превышением полномочий, может требовать возмещения расходов. Товарищи, понесшие от сделки убытки, вправе требовать возмещения убытков.

Хотя в законе не указано, кто должен возмещать соответствующие расходы и убытки, на наш взгляд, в данном случае должны применяться правила статьи 1046

397

О.В. ГУТНИКОВ. НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕСДЕЛКИ

СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕЗАПРЕДЕЛАМИПОЛНОМОЧИЙИЛИПРАВОСПОСОБНОСТИ

ГК РФ. В соответствии с ней расходы и убытки распределяются среди всех товарищей в порядке, определенном их соглашением, а при отсутствии такого соглашения — пропорционально стоимости вклада каждого товарища в общее дело.

Заметим, что в рассматриваемом примере сделка с превышением ограниченных полномочий может быть оставлена в силе при условии, если в момент ее совершения «имелись достаточные основания полагать», что она была необходима в интересах всех товарищей, даже несмотря на то, что в действительности товарищи могли понести от сделки убытки. Безусловно, данный критерий не может быть универсальным для всех сделок, признаваемых недействительными по статье 174 ГК РФ, поскольку он касается лишь сделок, совершенных участниками простого товарищества.

Однако в тех случаях, когда сделка, отвечающая признакам статьи 174 ГК РФ, действительно совершается в интересах лица, в пользу которого установлены ограничения, и ее исполнение не приводит к нарушению этих интересов, суд, на наш взгляд, может и должен оставлять ее в силе. При этом установление факта нарушения интересов лица, в пользу которого были установлены ограничения полномочий, должно производиться судом.

В этой связи полезным было бы дополнить статью 174 ГК РФ прямым указанием на то, что сделка может быть признана недействительной лишь при условии, что ее совершение действительно нарушало интересы лица, в пользу которого установлены ограничения1.

Такое дополнение полностью отвечало бы природе оспоримых сделок и смыслу статьи 174 ГК РФ. Оно позволило бы избежать признания недействительными

1 Такого дополнения можно не делать, если будут приняты предложения о законодательном закреплении «материального» состава для всех оспоримых сделок (см. подраздел 2.5.2 настоящей работы).

398

сделок, объективно заключенных в интересах оспаривающих их лиц.

Кроме того, такое дополнение уменьшило бы случаи недобросовестного поведения лиц, оспаривающих сделки с целью избежать исполнения принятых на себя обязательств, когда-то являвшихся вполне приемлемыми, но впоследствии по различным причинам оказавшихся «неудобными».

Наиболее распространенный пример: сделки с недвижимостью, по которым недвижимость отчуждается или сдается в аренду по разумной рыночной цене, однако через какое-то время у продавца (арендодателя) появляется более выгодное предложение от третьих лиц на покупку (сдачу в аренду) помещения по более высокой цене. В этой ситуации недобросовестный продавец (арендодатель), пользуясь тем, что сделка, совершенная от его имени, отвечает признакам статьи 174 ГК РФ, предъявляет к прежнему покупателю (арендатору) иск о признании договора недействительным и впоследствии заключает аналогичный договор с другим лицом по более высокой цене.

Включение в статью 174 ГК РФ предлагаемого дополнения исключило бы подобные ситуации, способствовало бы устойчивости гражданского оборота и сориентировало бы судебную практику на более всестороннее и полное изучение обстоятельств дела, приводящее

к обоснованным судебным решениям.

<< | >>
Источник: Гутников О.В.. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. - М.: Бератор-Пресс,2003. - 576 с.. 2003

Еще по теме 4.3. СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕСПРЕВЫШЕНИЕМОГРАНИЧЕННЫХ ПОЛНОМОЧИЙ:

  1. 16. Сделки, удостоверяемые в нотариальном порядке
  2. §2. Полномочия адвоката
  3. Недействительность сделки, совершенной с нарушением полномочий
  4. ЛИЧНЫЕ И ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА СУПРУГОВ
  5. 3. Запрещение и ограничение дарения
  6. Статья 174. Последствия ограничения полномочий на совершение сделки
  7. 12.11. Право использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии
  8. Статья 174. Последствия ограничения полномочий на совершение сделки
  9. Статья 183. Заключение сделки неуполномоченным лицом
  10. Вводные положения
  11. 2J6.2. Нарушениеохраняемыхзаконом прав и интересов как существенный признак оспоримых сделок
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -